Афанасий Никитин

Мурашова Катерина

Персия — страна за морем Хвалынским

 

С Персией торговля у Руси давняя. Русские купцы везли туда меха, медь и полотно, а из Персии на родину — главным образом шелк.

Жизнь в Персии протекает в основном в многочисленных долинах гор и на узкой приморской полосе. От Белуджистана до Исфагана на тысячи километров протянулась пустынная земля, лишь изредка разбавленная оазисами с клочками возделанной земли. Котловины с высохшей солью, ни кустика вокруг, а за небольшой горной грядой — пустыня с зыбучими песками. Лишь весной эта пустыня ненадолго покрывается растительностью, и тогда сюда приходят кочевники с многочисленными стадами овец и коз.

Зато долины Персии можно спутать с райским садом. Здесь растут апельсины, лимоны, виноград, фиги, и все это увито благоуханными плетьми роз.

Из Баку Афанасий переправился Каспийским морем в Барферуш. Здесь, недалеко от Барферуша, в селении Чебокар, Никитин прожил полгода, знакомясь с торговлей, с людьми. Потом начал разъезжать по Персии. В большом городе Орее присутствовал Афанасий на представлении персидской мистерии о гибели Гусейна-бин-Али, внука Мухаммеда. Справляли мистерию в первые дни мохаррема, первого месяца мусульманского лунного календаря. Мусульмане-шииты в это время предаются печали, ходят в темных разорванных одеждах, а особо усердные в вере даже наносят себе раны кинжалами, бьют сами себя цепями. Как объяснили Афанасию знающие люди, эти дни установлены в память битвы при Керебеле, когда, по преданию, был убит Гусейн, сын четвертого халифа — преемника Мухаммеда-Али.

На открытом помосте без всяких кулис и занавеса актеры нараспев читают стихи о том, как Гусейн восстал против Омейядов, неправедно захвативших власть, но был убит по повелению халифа Йезда, а с ним погибли почти все его родственники. Уцелели только жены Алидов и несколько детей. Во время представления особенно впечатлительные слушатели громко рыдают и раздирают на себе одежды.

Побывал Афанасий и на Бахрейнских островах, что у аравийского побережья Персидского залива. Здесь добывают жемчуг, который почти весь доставляют на продажу в Ормуз, а оттуда он рас- пространяется по всему свету. На Руси этот жемчуг издавна называли «гурмыжскими зернами». Здесь услыхал он и легенду о том, как родится жемчуг. Якобы в апреле раковины поднимаются на поверхность воды и принимают в себя капли весеннего дождя. Затем они снова опускаются на дно моря, и к началу лова, в июле, эти капли затвердевают и превращаются в жемчуг.

Мухаммед (Магомет)  — основатель и пророк ислама. Ислам — религия, основы которой изложены в священной книге Коране. Люди, исповедующие ислам, поклоняются богу Аллаху и называются мусульманами.

Ормуз , или Гурмыз — находился на побережье Персидского залива.

Фарси (персидский язык) — официальный язык Ирана, который до 1935 г. назывался Персией.

Выезд на охоту. Персидская миниатюра XV в.

«Гурмыжские зерна» на Руси ценятся высоко, грех свою выгоду упускать. Но лишних денег нет, есть лишь опыт. Афанасий — опытный купец, знает, где дешевле купить, знает парьсянский (фарси) язык, потому и снесся напрямую с самими бахрейнскими ловцами. За торгом они и рассказали ему, что «земля у них — серебро, а море — жемчуг», но раковины между тем никуда весной со дна не поднимаются. Лежат, как лежали. Кому и знать, как не ловцам? А жаль все-таки немного: про застывшие капли дождя — это красиво.

Дальнейший путь Афанасия лежал на Ормуз. Здесь уже начинаются края незнаемые, известные на Руси только понаслышке. Стало быть, и писать надо подробнее.

Ормуз — маленький бесплодный островок Персидского залива в нескольких милях от берега. Сюда привозят индийские товары, и отсюда же начинаются торговые пути к Черному морю, в Среднюю Азию и через Ширван на Русь. На Ормузе нет даже пресной воды, нет ничего, кроме голых скал, но за обладание им дрались сначала персы с арабами, а потом и англичане с португальцами. Про Ормуз говорят, что «если бы мир был кольцом, то Ормуз был бы перлом в нем».

«Гурмыз же есть пристанище великое, — записывает Никитин в свою тетрадь. — Всего света люди в нем бывают, и всякы товар в нем есть, что на всем свете родится, то в Гур-мызе есть все…»

Несмотря на бесплодие почвы и отсутствие воды (ее привозили в барках с материка, как и землю), в Ормузе цветут пре- красные сады. Женщины ходят в роскошных тканях и, как царицы, увешаны драгоценностями. По ночам в городе не смолкает музыка. А на задворках всего этого великолепия сотни ремесленников и бедняков погибают от безводья и болезней. Жара в Ормузе ужасающая. Но местные жители умеют с ней бороться. Днем улицы города покрывают коврами и циновками, чтобы ноги не прикасались к раскаленному камню, над улицами натягивают тенты из ткани, на перекрестках стоят верблюды с бурдюками с водой. Когда налетает самум, жители залезают в искусственные водоемы и сидят в них, пока палящий ветер снова не улетит в породившую его пустыню.

Самум — арабское название сухого горячего ветра, который часто сопровождается песчаными бурями.

Крытый рынок. Рисунок из древнего манускрипта

Очень удивляли Никитина морские приливы и отливы, повторявшиеся дважды в день. «Куда ж это вода уходит? — размышлял Афанасий и не находил ответа. — И какая сила ее уводит, а потом назад возвращает?»

Прожив в Персии почти полтора года, Афанасий подсчитал свои барыши и опечалился. Как ни экономил, как ни урезал расходы, на Русь возвращаться еще не с чем. И тут дерзкая мысль посещает Афанасия. Персидские купцы, с которыми беседовал Афанасий на постоялом дворе, рассказывали, что в далекой Индийской земле, родине пряностей и сказок, отчего-то совсем не родятся кони. Поэтому индийцам приходится ездить и возить товар на волах и буйволах. А хороший конь имеет в индийской земле огромную ценность.

И вот решился Афанасий. Отправился на конный рынок и выбрал там чудесного аргамака-трехлетка — масть вороная, шкура бархатная, ноздри шелковые, глаза темным огнем блестят. Сам Афанасий в породистых конях не очень разбирался, но еще в молодых годах в Валахии подружился он с цыганом-коноводом, и тот его научил:

— Если сомневаешься, думаешь — не твой конь. Своего коня сразу увидишь, оторваться не сможешь. Увидел — купи. Где хочешь денег достань, но — купи. Все равно в выгоде останешься.

Так все и вышло по цыганскому слову. Поглядели Афанасий с аргамаком друг другу в глаза—и слово сказано. Купил Афанасий коня.

И отправился вместе с конем за второе море — за море Индийское.

Аргамак — старинное название породистых верховых лошадей в странах Востока.