Ассасин

Вилар Симона

Глава 7

 

Две башни временной прецептории ордена Храма оказались довольно внушительными. Тяжелая кладка стен, пара длинных окон с полукруглым верхом, обращенных к лагерю. Но Шампер уже знал, что не успевшие низвергнуть эту мощь сарацины изрядно разрушили все внутри. Особенно пострадала та из башен, которая внешне казалась более целой и на которой виднелся флагшток с едва различимым сейчас знаменем ордена. Вторая из башен была более приземистой и стояла на некотором удалении; от нее отходила куртина рухнувшей стены. Она хоть и не была такой высокой, как первая, но внутри пострадала куда меньше: в ней сохранились перекрытия этажей, со стороны двора имелась чудом уцелевшая деревянная лестница. Именно там, в покое второго этажа, де Шампер позволил сегодня расположиться… Но нет, он не станет о ней думать! Сейчас это свыше его сил.

Маршал свернул к более высокой башне, по пути внимательно приглядываясь. Все вокруг, казалось, было спокойно. Башню прецептории со стягом окружали светлые палатки лагеря тамплиеров, расположенные полукругами, но так, чтобы между ними оставались проходы, дабы в случае опасности удобно было подойти к коновязям и стойкам с оружием. Рыцари по большей части уже отдыхали, но между палатками неспешно прохаживались стражники с факелами. Похоже, он зря беспокоился, все в порядке.

Каменные ступени лестницы вели к приподнятому высоко над землей входу в башню прецептории, лестница была освещена двумя факелами. Двери отсутствовали, но у полукруглой арки стояли охранники: пара рослых орденских сержантов в черных коттах с алыми крестами поверх доспехов. В своих одинаковых островерхих шлемах с широкими наносниками они казались похожими, как братья, да и застыли в одинаковых позах, чуть расставив ноги в стальных поножах, с копьями в правой руке.

– Все спокойно? – запыхавшись после стремительного шага, спросил Уильям, когда поднялся к ним по лестнице. – Пленника доставили?

– Доставили, мессир. Совсем недавно. Его повели в подземелье.

Уильям перевел дух. Но задержался лишь на миг. От такого человека, как этот воин-хамелеон, всего можно было ожидать. Да и кнут остался при нем.

Последняя мысль подстегнула маршала.

– Ты, Августин, – обратился Уильям к одному из сержантов, – останешься тут, а ты, Юбер, бери факел, пойдешь со мной!

Вход уводил в темноту, в узкий проход между циклопически огромными стенами. На каменной кладке плясали багровые отблески огня. Через несколько шагов слева показалась винтовая лестница, выбитая в мощи строения: одни спирально сворачивающие ступени уводили вверх – мимо разрушенного первого и второго этажей к третьему, где ныне должны были расположиться на отдых сам Уильям и магистр де Сабле, а другие спускались в подполье, куда он велел доставить лазутчика.

Было тихо. Может, даже слишком тихо, подумал Уильям, но утешил себя мыслью, что толщина стен заглушает все звуки. И все же он спускался за освещавшим узкие ступени сержантом, положив руку на рукоять меча. В какой-то миг он уловил негромкий звук – будто посыпалась каменная крошка. Но сарацины некогда изрядно долбили камень, над проходом нависала широкая деревянная балка, выступавшая из стены, и сержанту Юберу и следовавшему за ним маршалу пришлось нагнуться, проходя под ней. На головы им сыпалась пыль.

Новый поворот винтовой лестницы – и они в подземелье. Тихо, так тихо, как не должно быть. Шедший впереди Юбер поднял факел и издал глухой возглас.

Остановился.

Уильяму пришлось потеснить его, чтобы пройти в проход. В первый миг он онемел.

Округлое, полное щебня и мусора пространство без сводов, уходящее куда-то вверх, откуда свешивались остатки пыльного перекрытия этажей, а вокруг…

Уильям задохнулся. Шесть тамплиеров, шесть закаленных в боях отличных бойцов, вели пленника, и все они были здесь. В отблесках чадившего в подполье факела Уильям видел их всех, лежавших кто где среди груд мусора.

Огонь факела высвечивал их сбившиеся белые котты с алыми крестами, темные шлемы, запрокинутые бородатые лица и стекленеющие глаза. Ибо они умерли совсем недавно, запах крови был еще совсем свеж и ощутим.

Сбоку раздался глухой стон, и, выхватив у сержанта факел, Уильям склонился к лежавшему неподалеку рыцарю.

– Брат Симон, вы слышите меня?

Тамплиер приоткрыл глаза.

– Мой маршал… У него был кнут. Он им так ловко… Брат, это просто дьявол. Он так молниеносно повалил и разоружил нас… Мы ничего не смогли поделать. Простите…

– Где пленник, брат Симон?

Тот слабо поднял руку, указывая на выход. Кровавая пена запузырилась у него на губах, и он отошел, глаза застыли.

Уильям бережно положил голову умершего, прикрыв его веки, а потом резко повернулся в сторону входа. Какой же он осел! Он знал, чего можно ожидать от этого парня, но даже не насторожился, когда на них с сержантом сверху посыпалась пыль. Там была навесная балка, а этот негодяй… Черт! Черт! Ведь он уже догадался, что лазутчик из ассасинов! А они дьявольски ловко умеют скрываться даже там, где скрыться нельзя!

– За мной! – крикнул он сержанту Юберу и бросился назад.

Уильям несся по лестнице, перескакивая через ступени, пока не остановился у торчавшей из стены балки. О, подними они тогда голову… и могли бы расстаться с жизнью! Проклятый дьявол! Он вполне мог затаиться в этой узкой щели между балкой и округлым сводом. Но теперь его уже не было.

Уильям побежал наверх.

В отблесках пламени он увидел судорожно дергающиеся ноги в кольчужных чулках – то был второй сержант, которого Уильям оставил на страже. Он лежал на полу, шлем в стороне, шея неестественно вывернута.

Выход из башни был свободен, но Уильям понимал, что ошибаться нельзя: его враг где-то рядом.

Выскочив наружу, он увидел его. Буквально в десяти шагах от тамплиера тот спокойно спускался по лестнице.

Но Уильям больше не стал рисковать.

– Тревога! Хватайте его!

Уильям сам кинулся на врага, однако и тот вдруг стремительно развернулся и бросился на маршала.

Ловкач! Понял, что сквозь стан тамплиеров ему теперь не проскочить.

Но эта мысль лишь мельком пронеслась в мозгу Уилья ма де Шампера, когда наконечник кнута обвился вокруг его клинка и лазутчик молниеносным рывком обезоружил его, перехватив рукоять маршальского меча в воздухе. Сейчас он его пронзит… Но вместо этого Мартин подскочил и с силой затолкнул Уильяма обратно в арку прохода, ведущего в башню. Но там был сержант Юбер, и он поддержал маршала, хотя от толчка они оба невольно отступили в тень.

Однако крик Уильяма оживил лагерь снаружи. Кто-то повторил его выкрик «Тревога!», началась суета, но разбуженные тамплиеры, выбегая из палаток, не могли пока понять, откуда исходит опасность. Но вскоре они разберутся, они…

Думать было некогда. В руках у лазутчика был меч, и он приставил его острие к горлу Шампера.

– Назад, иначе я прикончу вас!

Он наступал, а сержант, оказавшийся за спиной Шампера, пятился в темноту башни, невольно увлекая за собой маршала. Уильям был в ярости. Не обращая внимания на клинок у своего горла, он замахнулся на предателя факелом, но добился только того, что тот, увернувшись, выбил его у тамплиера сильным молниеносным движением. Теперь свет шел снизу, высвечивая это до жути красивое тонкое лицо врага со светившимися холодным голубым блеском глазами. Потные пряди волос в беспорядке падали ему на чело, но сами черты казались окаменевшими в своем решительном спокойствии.

– Ни шагу назад! – приказал маршал сержанту.

Если они отступят и скроются в темноте прохода, тамплиеры в лагере не сразу сообразят, что происходит и кто поднял тревогу. Черт, они должны увидеть странный отсвет в проходе башни, должны заметить, что у арки уже нет стражников, охраняющих прецепторию!

Мартин наступал, вдавив острие в горло Шампера, и только складки кольчужного капюшона храмовника мешали ему убить маршала. Но давление меча в кадык все же было настолько сильным, что Уильям задохнулся в кашле. Однако сквозь боль и удушье он прохрипел сержанту: – Не отступай! Убей его, Юбер!

Но тот продолжал пятиться, опасаясь за жизнь маршала. Проклятье!

И все же Юбер был не так уж и плох. В его руках было копье, и в какой-то миг он изловчился сделать им выпад из-под руки Уильяма.

Удар был сильный, но, видимо, этот мерзавец уловил момент, когда сержант завозился, направляя копье, и мгновенно уклонился. Показалось ли Уильяму, что он негромко охнул? Задело ли его острие копья?

Де Шампер не успел додумать эту мысль до конца, ибо лазутчик тотчас отступил и резко взмахнул рукой с кнутом. Уильяма, находившегося к нему ближе, задело только кнутовище, попав по глазам и на какой-то миг ослепив, а сержанта обвил витой хлыст, конец которого полетел дальше и, делая разворот, буквально связал маршала и сержанта в узкой петле. В тот же миг Мартин с силой толкнул Уильяма ногой в живот, и маршал стал падать, заваливая и скрученного плетеной кожей кнута Юбера.

Нелепость! Де Шампер чувствовал себя жалким, когда, хрипя и задыхаясь, срывал с себя петлю хлыста и освобождался от возившегося сзади сержанта. Уже поднявшись, он увидел вбежавших в башню собратьев. Слава Богу!

Но радоваться было рано. В следующее мгновение Уильям заметил, что вновь прибывшие в растерянности глядят на растрепанного, задыхающегося предводителя, не зная, что предпринять.

– Олухи! – рявкнул де Шампер осипшим голосом. – Он побежал наверх по лестнице. За ним! Взять живым или мертвым!

И, выхватив у одного из озиравшихся храмовников меч, он первым помчался по винтовой лестнице. Однако вскоре замедлил шаг, выставил перед собой меч и осторожно ступал, улавливая отблески огня идущего у него за спиной воина.

Винтовые лестницы в башнях строили узкими и с таким разворотом, чтобы сверху защитникам было легче разить тех, кто шел снизу. Бывало, один опытный воин мог на этих разворотах сдерживать целую толпу нападавших: узкое пространство, поворот справа налево, чтобы находившийся наверху имел возможность рубить правой рукой и имел расстояние для замаха, тогда как нижние не могли пустить в ход правую руку с оружием, поскольку им мешал неудобный разворот, и они оставались уязвимыми для удара слева.

– Щит мне! – приказал де Шампер.

Закрывшись щитом, он уже более уверенно шагнул вперед. Глупо погибнуть Уильям не собирался. И знал, с каким опасным противником имеет дело.

Но нападения сверху не последовало. Осторожно поднимаясь, де Шампер приблизился к выходу на второй этаж. Вернее, к выходу туда, где должен быть второй этаж башни. Теперь же вместо перекрытия тут зияло пустое пространство, и, если бы было светлее, Уильям увидел бы внизу тела убитых ранее этим негодяем собратьев, оставшиеся там, где раньше был подвал.

На миг маршал остановился.

– Посветите!

Ему надо было понять, где его враг. Поднялся ли выше по лестнице или… Сначала он думал, что тот все же поднялся: там, наверху, есть дверь, там целый покой, где можно держать оборону или скрыться, учитывая, что этот ловкий парень мастак совершать немыслимые прыжки. Но ведь ему помогал перелазить и прыгать его кнут, который он как раз обронил, когда сплел их с сержантом!

Было еще нечто, что задержало Уильяма, ибо теперь он обращал внимание буквально на все. И этот легкий шорох… будто пыль осела, стук мелких осыпавшихся камней…

Когда сзади посветили факелом, де Шампер увидел лазутчика. Тот пробирался вдоль стены, где уже не было полов, а остался только каменный выступ вдоль окружности стен башни. Выступ был едва ли шириной в фут , но этот парень двигался по нему над пустым пространством, прижавшись спиной к кладке. Было ясно, что его цель – расположенное неподалеку овальное окно.

– А ну, снимите-ка его стрелой, – приказал Уильям. Но оказалось, что за ним не было ни одного лучника!

Шампер едва не взвыл от досады. Если этот ловкач выберется в окно…

– Прикажите кому-нибудь поджидать его снаружи! – рявкнул маршал, а в следующий миг сделал то, чего и сам не ожидал от себя: он двинулся по уступу за ассасином.

Это было опасно. Он был мощнее этого парня, шире в плечах, а выступ был узким. Ко всем чертям! Не таким и узким… если не думать о полумраке и пустоте внизу.

– Ты не уйдешь от меня, дьявол… не уйдешь, – шептал Уильям, шаг за шагом продвигаясь за лазутчиком.

Кто-то из тамплиеров двинулся следом, но сорвался и с криком полетел вниз. Кто-то воскликнул, требуя, чтобы маршал вернулся, что сейчас они принесут лук, что уже послали за стрелком…

Ну да, ну да. А пока они будут бегать, этот парень уже выберется в окно. Черт! Уильям не мог вспомнить, что там, за этим оконным проемом.

Лазутчик двигался спокойно и беззвучно, как тень. Казался почти грациозным, когда, наконец дойдя до окна, вцепился в каменный подоконник и подтянулся, взбираясь наверх.

– Нет, ты не уйдешь! – шипел сквозь сжатые зубы Уильям.

На его поясе висел кинжал, и он, остановившись, выхватил его. Он провел немало лет в воинской выучке и метнул клинок уверенно. Другое дело, что с узкого карниза, когда позади только стена, а внизу провал, он не мог сделать значительный замах. И все-таки уже взобравшийся на подоконник беглец слабо вскрикнул и припал на колено, зашатался. Казалось, еще миг, и он упадет. Однако он удержался за каменную арку окна, склонился, и уже приближавшийся к нему Уильям мог видеть, как этот парень вырвал торчавший из своей ноги над коленом кинжал. Потом, даже не оглянувшись, он оттолкнулся от подоконника и исчез.

– Забери тебя сатана, красавчик! – прорычал сквозь зубы Уильям.

Нет, нет и нет! Он не может ему позволить снова скрыться. Не может!

Со стороны кричали тамплиеры, требовали, чтобы их маршал не рисковал собой и вернулся. Черта с два! Он уже был у окна, взобрался на него, посмотрел… и задохнулся!

Городская стена внизу была разрушена, но в добрых десяти футах от нее виднелась обвалившаяся куртина прежней постройки. Эта куртина подходила как раз ко второй башне, какую взял себе орден. И этот мнимый Фиц-Годфри уже был там. Даже раненный в ногу, он сумел преодолеть расстояние до нее и двигался по стене, приближаясь к двери в башню. Но не это заставило де Шампера задохнуться. Он увидел, как выводившая на разрушенную куртину дверь отворилась и из нее показалась его сестра! О, зачем он привел ее сюда с корабля, зачем позволил отдохнуть от постоянного пребывания на море, решив, что тут ей не угрожает опасность!

Теперь опасность была перед ней. Мнимый Фиц-Годфри с разбегу едва не налетел на молодую женщину, но резко остановился, замер, упершись обеими ногами и почти проехав по каменному настилу. Они чуть не столкнулись, но глупышка Джоанна даже не отступила! Она замерла перед ним с горевшей плошкой в руке, смотрела. Белое одеяние, темные длинные косы, полная неподвижность при слабом отблеске огня.

«Назад!» – кричало все в душе де Шампера, но в то же время он не в силах был издать ни звука. И только молил про себя: «Беги от него, сестренка! Закрой дверь!

Запрись на засов!»

Ибо он не сомневался, что сейчас этот негодяй схватит его сестру, прикроется ею как щитом, сделает своей заложницей! И тогда он, Уильям, уже ничего не сможет сделать. Он не посмеет рисковать жизнью Джоанны!

Но ассасин все еще не двигался. Как и Джоанна, он стоял и смотрел на нее. Это длилось несколько бесконечных мгновений, и Уильям, понимая, чем подобная встреча грозит его сестре, вдруг решился на отчаянный шаг.

Глухо зарычав, он рванулся из оконного проема, послав свое тело вперед… и полетел.

Какие бы навыки он ни приобрел за годы служения в Святой земле, но выучки ассасинов у него не было. К тому же Уильям был в воинском облачении, в длинной кольчуге, на поясе его висел меч. Его прыжок сверху на разрушенную куртину оказался не столь удачным, как у ловкача ассасина. Он допрыгнул до стены, ухватился за нее, но стал сползать там, где обрывалась кладка… Ноги его болтались над пропастью на страшной высоте.

С невероятным усилием цепляясь за обломанные края и выступы, Уильям подтянулся, уже почти лег на живот, когда понял – его враг рядом. И, ощутив сильный толчок, вновь стал сползать.

Он рычал и задыхался, цепляясь за выступы куртины и не давая этому негодяю столкнуть себя. В какой-то миг он сумел снова подтянуться, но именно в этот момент враг наступил на его удерживающую тело руку, с силой вдавил ее в камень, заставляя разжаться сцепленные пальцы.

Уильям сжал зубы, чтобы не взвыть от боли, ему казалось, что кость затрещала под жестоким давлением сапога ассасина. Тот еще сильнее надавил, и Уильям, охнув, разжал окровавленные пальцы, повис на одной руке. Он чувствовал, как она ползет по выбоинам, как его тело тянет вниз. И самое странное, он слышал, как кто-то во дворе кричит:

– Не стреляйте! В темноте вы можете попасть в маршала. Не стреляйте, я сказал! Там женщина.

И действительно, Джоанна была уже рядом. Уильям услышал, как она закричала:

– Нет, Мартин, нет! Это же мой брат!

На что она надеялась, имея дело с таким подонком?

Уильям понимал, что еще миг – и он сорвется. Но над ним вдруг склонилась Джоанна, он увидел ее совсем близко – растрепанные волосы, искаженное от страха лицо. Она вцепилась в ткань его котты на плечах и попыталась вытащить его наверх, не дать упасть. Но он был так тяжел для нее!

– Отпусти! – прорычал Уильям сквозь сжатые зубы. – Отпусти, глупая, иначе мы упадем вместе.

Но Джоанна не слушала его и старалась изо всех сил. О Боже! Он утягивал ее за собой!

И тут случилось невероятное. Еще одна пара сильных рук ухватила его за плечи, рывком потянула вверх. Уильям совсем близко увидел сапоги ассасина, даже рассмотрел заклепки застежек на них и, словно не веря в происходящее, поднял голову, сверх всякой меры пораженный, что это он, его враг, спасает ему жизнь.

Вместе с Джоанной им удалось втащить маршала на стену. Какой-то миг он лежал, задыхаясь, на плитах стенного прохода. И сквозь бурное дыхание услышал, как Джоанна сказала – не ему, а тому, другому:

– Уходим! Бежим скорее, Мартин!

Поднимаясь на ноги, Уильям заметил, как его сестра увлекает этого проходимца в свою башню. Да что же она делает?! Сама отдается ему в руки! Разве не понимает, кто он?!

Шампер, едва переведя дух, кинулся за ними. Они не успели закрыть за собой дверь, когда он с разбегу налетел на нее, ударил плечом. А они оба – оба! – упирались в нее с той стороны, сопротивлялись ему и смогли-таки закрыться. Маршал застонал от душившей его ярости, услышав, как с той стороны опускается засов.

Дьявольское семя! Пуп Вельзевула! Три тысячи чертей! Он ругался, как последний из богохульников, забыв о своем высоком орденском положении. Он был вне себя и, выхватив меч, несколько раз с силой ударил по мореным дубовым плахам двери. Ко всем чертям! Как вышло, что магометане, столько строений разрушившие в Арсуфе, не удосужились снести эту дверь? А ведь именно поэтому он привел сюда сестру, решив, что Джоанна будет в безопасности!

Но тут, слава Богу, рядом появились еще несколько орденских братьев. Они сообразили притащить лестницы и теперь взбирались по ним, чтобы помочь своему маршалу.

– Рубите дверь! – приказал он. – Что? Никто не удосужился захватить секиры?

– Но там же ваша сестра, мессир! – воскликнул кто-то. – Она в руках у этого мерзавца, она его заложница! Разве мы можем рисковать ее жизнью?

«Она сама так захотела!» – чуть не крикнул он в ответ, но не произнес ни звука. Его душили ярость и страх за Джоанну. Глупая, ох, какая же она глупая! Уильям ведь не единожды объяснял сестре, с каким негодяем она связалась. А она… все еще верит своему Мартину! И теперь у него, Уильяма, связаны руки.

Глубоко вдохнув, он постарался сосредоточиться.

– Немедленно пошлите за топорами! Будем прорываться. Он не уйдет. Надеюсь, вы уже сказали, что нужно окружить башню? Нет? Немедленно выполнять приказ!..

Но внизу уже и так собрались сбежавшиеся на шум тамплиеры. Этому красавчику ассасину некуда будет деться. И Уильям, когда его люди подступили к двери с топорами, воскликнул:

– Эй, ты! Если хоть волос упадет с головы моей сестры, ты умрешь страшно и жестоко. Но я могу обещать тебе легкую смерть. Слово Шампера!

Из башни ответом была только тишина. А тут еще кто-то сказал, что прибыл гонец от короля Ричарда, чтобы узнать, что за переполох поднялся в стане тамплиеров.

Нужна ли им помощь?

– Передайте Его Величеству, что мы разберемся сами.

О, если бы! Но признаться королю, насколько он не владеет ситуацией, Уильям сейчас не мог. Ибо все еще рассчитывал вновь захватить коварного лазутчика. Даже с риском для жизни сестры.

– Джоанна! – позвал он, надеясь, что она его слышит. – Джоанна, отзовись!

Тишина. Уильям собрался с духом.

– Рубите дверь! И одновременно следите за внешней лестницей с другой стороны башни. Следите за всеми окнами и даже за кровлей башни… или что там от нее осталось. Он может быть везде. Пусть наиболее ловкие из наших парней попытаются забраться наверх и следят за всем.

Вновь стали рубить дверь. И одновременно с этими ударами изнутри донесся полный ужаса женский крик. Уильям закусил руку. Чего она так верещит? Ради всего святого, что с ней? Что этот негодяй с ней делает?

– Прекратите! – Он остановил своих людей.

Уильям приник к первому же пролому, какой удалось разбить в двери. В ничтожную щель, казалось, только мышь и может проникнуть. И все же Шампер крикнул в нее:

– Джоанна, ты слышишь меня?

Женский визг умолк, и через какое-то время его сестра отозвалась:

– Он сказал, чтобы вы прекратили. Он убьет меня, если…

Тут она замолчала.

Уильям посмотрел вниз: повсюду горели факелы, башня была окружена. Кто-то из его собратьев, закинув наверх крючья с веревками, уже взбирался по стене.

– Сестра, передай этому негодяю, что ему не уйти.

Что он хочет? Я готов его выслушать.

В ответ – молчание. Потом изнутри донеслись женские голоса. Только теперь Уильям сообразил, что со своей леди в башне была еще и ее камеристка Годит.

– Что происходит, ради всего святого? Джоанна, отзовись!

Последовало продолжительное молчание. Потом раздался голос сестры: дескать, ее пленитель требует коня к выходу из башни и предупреждает, чтобы все отошли на пятьдесят шагов.

Это было исполнено. Тамплиеры отступили, у них в руках были луки, у подножия стоял оседланный конь. Этому мерзавцу, как бы ловок он ни был, не удастся скрыться.

Они ждали. Ждали долго. Башня безмолвно возвышалась над притихшими воинами. Все не сводили с нее глаз.

А потом маршал вдруг неожиданно расхохотался.

Джоанна! Он всегда считал ее слишком глупой. Но и подозревал, что она очень хитра!

– Рубите дверь, – вновь приказал он каким-то внезапно потускневшим после резко оборванного смеха голосом. – Рубите, пока не разнесете ее в щепы.

– Но ваша сестра, мессир?

Уильям устало махнул рукой, но потом приказал:

– Пошлите наших людей совершить обход по окраинам лагеря, пусть высматривают воина в котте с гербом Лузиньяна. Думаю, он сейчас попытается пробраться к Арсуфскому лесу. Везде должны быть наши люди, пусть удвоят стражу в кольце оцепления вокруг Арсуфа и задерживают каждого подозрительного крестоносца.

– Но, мессир!.. Башня окружена, лазутчик не мог выскочить!

«У него было время. У них… Пока мои люди лезли на стену, пока я, словно полоумный, бился о дверь…»

– Делайте, что я сказал! Немедленно пошлите людей в лагерь… И чтобы мышь не проскочила. Он где-то здесь.

Но зачем тогда рубить дверь, спрашивается? Чтобы Уильям сам мог войти к сестре. И чтобы никто иной не понял, что она предательница.

Теперь Уильям уже не обращал внимания на женский визг в башне. Грохотали топоры, потом упала дверь.

– Я сам войду, – заявил маршал, отстранив своих храмовников.

– Мессир, это опасно!

Но он, приказав остальным дожидаться снаружи, даже не обнажил клинок, когда вступил внутрь.

Так и есть, грохот топора напугал только вжавшуюся в угол Годит. Она все еще голосила, но охнула и умолкла, когда маршал вошел в башенный покой. Поползла к нему по полу, простирая руки:

– Милорд де Шампер! Сэр Уильям, пощадите!

Годит обхватила его колени в жестких кольчужных чулках. Но он даже не взглянул на нее. Смотрел только на свою сестру.

Джоанна стояла, прижавшись к стене, и даже при свете единственного огонька в плошке Уильям видел, что она бледнее светлой шали, обвивавшей ее плечи. Глаза расширены, в них явственно читается страх… но и еще что-то. Непоколебимое упрямство.

Уильям даже не стал осматриваться по сторонам – он знал, что ассасина тут уже нет. Ушел, вылез в окно или выскочил в узкую дверь, выводившую на внешнюю башенную лестницу, еще до того, как башню окружили его тамплиеры.

Отстранив все еще цепляющуюся и горько рыдающую Годит, Уильям шагнул к сестре.

– Зачем ты это сделала, Джоанна?

Легкая тень прошла по ее горлу – она судорожно сглотнула. Но не ответила. Более того, ее подбородок надменно вздернулся, она не отвела взора.

– Зачем? – снова повторил маршал. – Он же предатель! Он убийца. Он враг!

– Нет, – негромко, с непоколебимой уверенностью произнесла она. – Я знаю, что он не враг. И знаю, что он не сделал нашему делу зла!

– Знаешь? Как ты можешь знать?

Она только упрямо мотнула головой.

И тогда он с силой ударил ее по лицу. Охнув, Джоанна упала. А Уильям кинулся к ней. Он словно ополоумел, схватил ее за косы, рывком поднял и стал так трясти, что у нее замоталась голова.

– Что ты можешь знать, дрянь! Что ты вообще понимаешь в нашем деле? Нашем, слышишь? Не твоем… Ибо ты… ты изменница. И ответишь за это!

Он вновь с силой ударил ее по лицу, бросил на пол, вновь замахнулся, будто намереваясь уничтожить, растоптать, раздавить…

Но между ними тенью кинулась Годит, упала на Джоанну, закрыла собой госпожу.

– Нет, нет! Не смейте! Ваша сестра беременна!

Уильям отступил. Задыхаясь, он стоял над ними, сжимая и разжимая кулаки. Нет, он не станет бить ее, раз она носит дитя. Но это стоило ему неимоверного усилия.

– Ты понимаешь, что ты – предательница? Ты чудовище, Джоанна.

Она стала тихо всхлипывать. Темные растрепанные волосы упали на лицо, длинные косы змеились по полу, когда она стала подползать к брату.

– Я не могла иначе, Уильям! – воскликнула она, вскинув залитое слезами и кровью лицо. – Я люблю его! Для меня он… Одно его существование уже значило жизнь для меня! И он не враг. Я знаю, я чувствую это. Ты, рыцарь ордена, человек, отказавшийся ради службы от велений сердца, никогда не поймешь меня. Но Мартин для меня все. Я ношу его ребенка… – Замолчи!

Он сжал кулаками виски и так стоял, пошатываясь. Если она сейчас не умолкнет… Он опасался, что снова набросится на нее. Грязная тварь! Брюхатая девка, у которой нет ни малейшего понятия о чести!.. И это его сестра!

Да, они были родня, плоть от плоти, кровь от крови. Шамперы! И это заставило Уильяма подавить клокочущую ярость. О, он ничего не сможет с ней сделать. Более того, он обязан скрыть от всех ее позор. И ее предательство.

– Я не желаю знать твои постыдные тайны, Джоанна. В этом ты сама должна разобраться с мужем. Остальное же… Никто ничего не узнает. Ты – Шампер! И ради этого я буду молчать о том, что ты совершила. Однако я более не желаю тебя знать! Не желаю называть сестрой. Убирайся! И никогда больше не обращайся ко мне.

Отвернувшись, сгорбившись, словно он нес на себе многопудовую тяжесть, Уильям вышел.

Кровь толчками вытекала из глубокого пореза на бедре Мартина. А ведь он двигался неспешно, непринужденно, медленно. И не потому, что каждый шаг причинял боль. Он старался не привлекать к себе внимания.

Когда шум у башен тамплиеров усилился, Мартин даже остановился, оглянулся. Что, если Джоанне предъявят обвинения в пособничестве побега? Но нет, она – кузина короля Ричарда, ее брат – маршал ордена Храма де Шампер. Столь знатную даму никто не посмеет покарать. Она сама ему так сказала, когда подтащила к выходу из башни и прошептала, задыхаясь:

– Беги, Мартин. У тебя есть несколько мгновений, чтобы скрыться. Я постараюсь их задержать… сколько смогу.

– Но как же ты?

– Не бойся, мне ничего не грозит.

Он только привлек ее к себе на миг, быстро поцеловал и выскользнул за дверь. За толстой стеной с другой стороны башни слышался гул голосов, кто-то звал маршала, доносились глухие удары в дверь. И пока Шампер, словно буйвол, ломился в один вход, Мартин легко сбежал по ступеням внешней лестницы, проскользнул за стоявшие под стеной возы и, пригнувшись, кинулся прочь. Он даже улыбался во тьме, забавляясь при мысли, что ему опять удалось обойти своего врага-храмовника. И все благодаря Джоанне. Воистину, если есть ангелы, то она один из них!

Тогда он даже боль от пореза на бедре не ощущал. Только позже, оказавшись между какими-то каменными нагромождениями, спешно скинув и засунув под камень котту с гербом Лузиньяна, он слабо охнул, когда, поднимаясь, оперся на раненую ногу. Но пошел дальше, стараясь не хромать. Впрочем, отчего бы не похромать? После такой бойни, какая была сегодня под Арсуфом, раненых в стане крестоносцев было предостаточно.

Сегодня… Какой длинный день! Когда же он проснулся этим утром и стал собираться? Вечность назад. А потом был переход в удушливой жаре через лес, было жестокое сражение, позже – ликование после победы, сменившееся приличествующей скорбью, когда хоронили павших… И вот прием у короля, чествование героя Мартина Фиц-Годфри… К несчастью, его узнали и он пережил уничижительный позор… И ужас от сознания, что его узнал непримиримый враг Уильям де Шампер. Воспоминания наплывали одно на другое: его пленение, бой в подземелье, когда он сообразил, что у него остался кнут, а охранявшие его тамплиеры не ведали, как умело он умеет обращаться с ним. Потом снова появился де Шампер, и Мартину пришлось убивать и спасаться бегством. И тут вдруг возникла Джоанна. Мартин не ожидал, какой шок переживет, увидев ее перед собой. О, сестра маршала могла бы стать для него ценной заложницей, но об этом он подумал только теперь, когда пробирался по лагерю, отзываясь обходчикам сегодняшним паролем, минуя очередные посты. Но одновременно понял, что никогда не стал бы рисковать ее жизнью. Он даже ее проклятого брата спас, когда понял, как это важно для Джоанны.

Между двух палаток какие-то сторожа спросили его с сильным итальянским акцентом:

– Что там за шум в лагере храмовников?

Он же ответил на лингва-франка, какой понимали все крестоносцы: откуда, дескать, ему знать? Он просто ходил облегчить живот – дыни от этих сарацинских подхалимов ему пузо распирали. Причем в голосе его был слышен резкий немецкий выговор, ибо при тусклом свете ползущего по небу тонкого месяца он различил неподалеку белый с черным орлом австрийский флаг. Мартин даже на глазах у обходчиков-итальянцев улегся под бок какому-то похрапывающему воину, якобы намереваясь и дальше спать, чтобы те не заподозрили в нем чужака. Но когда они прошли далее, встать оказалось непросто: стеганая штанина под кольчужным чулком вся пропиталась кровью, и Мартин чуть не вскрикнул, когда поднимался.

Брошенный Шампером нож пронзил звенья плетения и вошел едва ли не до кости. Тогда, в проеме окна, Мартин почти машинально вырвал его перед тем, как совершить прыжок. Да и потом, в пылу горячки и встречи с Джоанной словно забыл о ранении. Но Шампер метал клинок отменно, сильно, сейчас он это понимал. И если стальная сетка кольчуги хорошо спасала от режущих ударов в бою, то острие ножа прошло насквозь, разбив сцепленные кольца и прорвав стеганые штаны. Как же его ненавидел этот тамплиер, если вложил в бросок такую силу!

Да и Мартин ненавидел этого тамплиера. И теперь думал, что надо было дать ему упасть со стены, когда тот висел, извиваясь над бездной. Но Джоанна закричала:

«Это же мой брат!», и он бросился спасать маршала.

Глупость несусветная! Они оба с Джоанной еще пожалеют о порыве своего великодушия, когда де Шампер опомнится. Этот волк, идя за добычей, никого не щадит. Но посмеет ли он обвинить в пособничестве родную сестру?

Мартин оглянулся. Теперь шум у башен ордена как будто стал стихать, но он видел, как горящие факелы то там, то тут мелькают на территории лагеря, как вереницы огней движутся вокруг стоянки крестоносцев, где расставлены часовые. По их мельтешению он догадался, что его ищут, что, скорее всего, храмовники решили, что беглец постарается покинуть стан войска.

Он и собирался это сделать, но сперва ему нужно было вернуться к шатру короля Гвидо, где его ждет Эйрик. Смогут ли они бежать? Мартин от души надеялся, что храмовники даже мысли не допустят, что он осмелится вернуться в стан иерусалимского короля, где его знают и могут схватить. Но именно туда он и пробирался, таясь под сенью палаток, время от времени примыкая к группам спавших крестоносцев, вглядываясь во мрак, следя за отсветами огней преследователей.

Тамплиеры окружили стан крестоносцев в Арсуфе и скоро начнут его прочесывать. Этим они только вызовут раздражение отдыхавших после боя воинов. Крестоносцы наверняка будут возмущаться, расспрашивать, какого дьявола их тревожат в ночи, а значит, задержат храмовников. И у него пока есть надежда добраться до стана Гвидо, находившегося на побережье за руинами севернее Арсуфа.

Рана в ноге тревожила Мартина все сильнее, он терял много крови, голова уже слегка кружилась. Но он продолжал упорно и тихо двигаться. Уж прокрадываться он умел, выучка ассасинов ему сейчас очень пригодилась. Неслышный, как тень. Учителя в крепостях Старца Горы Синана так и называли его – Тень, уверяя, что тайно красться он обучился лучше других учеников.

Если бы еще не его рана! Мартин опять лег прямо на землю у какого-то шатра, когда мимо прошли охранники, патрулирующие стан воинства. Со своего места он видел совсем неподалеку стены большого зала, где недавно познал свою самую большую гордость и величайший позор.

Король Ричард… Какие у него глаза! Как свято он верит в свое дело! Король готов принять и возвысить всякого, кто так же, как и он, бьется за Святую землю!

А, к дьяволу! Об этом ли сейчас думать! Мартин стал подниматься, опираясь на здоровую ногу, пошел, волоча за собой отяжелевшую от крови раненую.

Пробираясь мимо навесов ордена Госпиталя, Мартин осторожно снял с веревок один из сушившихся бинтов и обмотал им себе голову и лицо. Следовало бы позаботиться и о ноге, но это подождет. Главное, что теперь, когда он обмотан почти до глаз, его никто не узнает, тем более что на нем нет котты с гербом его господина, короля Иерусалимского.

Стан пуленов и пуатевенцев короля Гвидо уже был близко, у самого берега. Мартин с наслаждением вдохнул влажный морской воздух, но расслабляться пока было рано, хотя сам лагерь Лузиньяна выглядел спокойным. Везде – у шатров, под телегами обоза, прямо на берегу – спали утомленные люди, притихшими выглядели и палатки, где отдыхали в этот час рыцари. Даже страж лагеря, казалось, дремал: облокотившись на длинное копье, он чуть покачивался на блеклом фоне моря, голова в островерхом шлеме склонилась.

Возле шатра Гвидо горел факел в стойке, чуть в стороне, у коновязи, слышалось пофыркивание лошадей. Мартин, едва дыша, пробрался к ним и едва не застонал от облегчения, усмотрев в темноте знакомую рослую фигуру в округлом шлеме, облокотившуюся о перекладину коновязи.

Когда Мартин неслышно возник из темноты, рыжий даже шарахнулся, увидев перед собой тень воина в кольчуге и с повязкой на лице.

– Эйрик…

Но тут силы его будто иссякли и он стал падать.

Приятель успел его подхватить.

– Священная кровь Тора! Малыш, я думал, ты уже все… Уже и не надеялся. Но, зная тебя, я так, по уговору только… Ох, Гвидо тут так орал! Сейчас он в шатре, напился с горя после того, как Конрад высказал ему, что он олух, раз снова доверился Арно де Бетсану. Как же они ругались! Я под телегой сидел, старался и носа не показывать. И молил всех богов, чтобы тебе удалось…

– Эйрик, ну помолчи! Нам надо поспешить. За мной охотятся тамплиеры.

Эйрик подтащил его к лошадям, но потом, вглядываясь в темноте в цеплявшегося в коня приятеля, неожиданно сказал:

– А ведь ты не выдержишь скачку.

– Выдержу. Мне жить хочется.

Но забраться на лошадь у него все-таки не получилось.

И Эйрик резко развернул его к себе.

– Слушай, малыш… В общем, гиблая это затея. К тому же патрули вокруг разъезжают. Знаешь, когда тут все угомонились, я раздобыл у генуэзцев одну из лодок. Сейчас море – лучший для нас путь, чем побережье.

Мартин даже всхлипнул. Лодка! Вот это удача! Как же он любил этого славного язычника!..

Небольшое суденышко было привязано у самого берега за веревку, туго обмотанную вокруг одного из прибрежных валунов. Когда они забрались в нее, Мартин обессиленно упал на днище. В правом бедре пульсировала боль, кровь хлестала из него, как из резаной свиньи, но с этим пока ничего нельзя было поделать.

– Дай мне весло, – сказал он, поднимаясь.

Но Эйрик толкнул его вниз.

– Лежи уж!

Надежно смазанные уключины не скрипели, когда он стал плыть под обрывами побережья, постепенно удаляясь от лагеря в Арсуфе.

Мартин отдышался, но потом решил, что если сейчас чего-то не предпримет, то попросту ослабеет и истечет кровью. Сорвав с головы повязку, он стал перетягивать ногу, чтобы хоть немного остановить кровотечение. – А ну, не двигайся! – зашипел сверху Эйрик.

Мартин застыл и увидел, как лицо его приятеля осветил отблеск огня. Чей-то голос прокричал с берега:

– Ты кто? Сознавайся!

– А что тут сознаваться? – выпрямившись во весь свой немаленький рост, ответил рыжий и так качнул лодку, что Мартин перекатился к ближнему от берегу борту.

Он замер.

– Говори, кто ты? – кричали из темноты.

Эйрик стал отвечать, Мартин понял, что Эйрик говорит на итальянском с заметным генуэзским акцентом.

– К своим плыву. Вот тот корабль, – указал он куда-то. – Взял снадобья у добрых братьев-госпитальеров для нашего капитана.

При этом он поднял для убедительности мешок с галетами, заранее припасенный им для побега.

Он еще пояснял, отвечая на вопросы, что припозднился из-за того, что ранее лекарям ордена Госпиталя было не до его сеньора Винченцо, они трудились над ранеными. А его генуэзец-капитан от коросты уже и сидеть не может, чешется, как блохастый кот…

– Откуда ты знаешь итальянский? – шепотом осведомился Мартин после того, как стражники, оглядев и расспросив рыжего великана, уверились, что это не тот, кого они ищут.

– Все мы служим Ашеру, – так же тихо отозвался Эйрик. Громче говорить он не мог – звук далеко летит над водой. – Я ведь, как и ты, где только не побывал. Они оба служили за плату.

Мартин продолжал возиться с порезом на ноге. Следовало бы и промыть рану, но придется потерпеть.

Пока он был занят перевязкой, на месяц наплыла легкая тень облака, и ее хватило, чтобы вокруг все померкло. Мартин сел на весла подле Эйрика, и они неслышно миновали генуэзский корабль, стоявший на рейде в стороне от других. Сквозь мрак беглецы видели на нем огонь, но лодка прошла достаточно далеко, чтобы их не заметили.

– Любят тебя боги, послав эту тучку, – тихо смеялся Эйрик.

«Меня любит Джоанна», – подумал Мартин и вспомнил, как быстро поцеловал ее напоследок. Зачем? В благодарность за помощь? На прощание? Но не смог не поцеловать. А, пустое!.. Он столько уже отказывался от нее… Но на этот раз простился навсегда.

– Все, парень, мы уплыли от них, – произнес Эйрик, когда они были достаточно далеко.

Вокруг не было ничего, кроме темной воды, едва заметных отдаленных силуэтов кораблей и их лодки. Вряд ли ее заметят на таком расстоянии.

Мартин молча налегал на весло, это отвлекало от пульсирующей в ноге боли. Он заметно ослаб и сбивался с ритма гребли. Эйрик заметил это и забрал у него весло. Самого же рыжего переполняло воодушевление. Он заявил, что они будут двигаться вдоль побережья столько, сколько смогут. В любом случае море тихое, ночью жара не донимает, а главное – они в безопасности. Захваченной же воды и сухих галет им хватит на пару суток. Ну а там и причалить можно.

– Ты понимаешь, Мартин, мы ушли от них! И больше не вернемся. Все, это уже все!

Рыжий был счастлив. Он вообще всегда надеялся на лучшее. Как же иначе в их работе?

Мартин тоже понимал, что это все. Он избежал опасности, он свободен, он едет к своей Руфи. И его ничто уже не остановит!

Но если все складывается хорошо, почему у него в душе такая пустота?