Ассасин

Вилар Симона

Глава 14

 

Рамла на пути в Иерусалим для крестоносцев считалась особым местом. И когда их армия дошла до руин этого города, было решено расположиться тут лагерем и совершить торжественный молебен в память о тысячах мирных паломников, каких зверски убили тут еще до начала Крестовых походов.

Сильный красивый голос нового епископа Яффы Рауля зычно гремел между библейскими псалмами, исполняемыми коленопреклоненными воинами Христа:

– Requiem aeternam dona eis Domine!.. И множество голосов отвечали слитно и едино:

– Et lux perpetua eis .

Король Ричард произносил эти слова вместе с тысячами и тысячами своих паладинов, но мысли его витали далеко, а его религиозное рвение словно уносил порывистый холодный ветер, столь неожиданный в этих краях, еще недавно жарких или же просто упоительно теплых, к каким крестоносцы привыкли во время пребывания в Яффе. Да, в Яффе все было благополучно, пока Ричард едва не лишился своего положения.

Он вспоминал.

В конце октября в большом шатре у восстановленных стен Яффы состоялся совет предводителей крестоносцев. И там вдруг неожиданно, вся в алом, словно яркое праведное пламя, появилась королева Иоанна Сицилийская.

Ричард тогда просто онемел. Меньше всего он ожидал увидеть здесь свою сестрицу Пиону! Он ведь сам наблюдал со стен Яффы, как она отправилась вместе с братом султана в Иерусалим. Это был тайный отъезд, мало кто знал о плане Ричарда закончить поход путем договора и брачного союза между мусульманским принцем аль-Адилем и христианской принцессой из царственного дома Плантагенетов. Ричард не сомневался, что в результате этого брака крестоносцы без кровопролития получат Иерусалим и, когда его паладины узнают, что доступ к святыням открыт, они поймут правоту английского короля. Но оказалось, что Иоанна и не думала вступать в брак с неверным. Об этом она и говорила на совете, взывая к пониманию единоверцев и живописуя, какую ужасную участь собирался навязать ей Ричард Львиное Сердце.

Какой же тогда поднялся шум после ее речи! Короля Англии, главу похода, обвиняли ни много ни мало в отступничестве от Креста! Причем возмущались все – и вожди, и рядовые воины, и священники, даже друг Ричарда епископ Солсбери гневно вопрошал Плантагенета, как такое могло прийти ему в голову? Всегда поддерживавший Ричарда Генрих Шампанский, его племянник, который, как оказалось, все это время укрывал у себя несчастную принуждаемую Иоанну, и тот укорял главу похода. Что уже говорить о его соперниках Гуго Бургундском и Леопольде Австрийском, последний из которых так и заявил, что Ричард, идущий на сговор с врагами, более недостоин возглавлять рати воинов Христовых.

Тогда словам Леопольда не придали значения – авторитет Ричарда был все еще непоколебим, чтобы кто-то осмелился посягнуть на его место, однако Иоанна подлила масла в огонь, поведав, что ее кузина Джоанна де Ринель вызвалась пожертвовать собой и, спасая королеву Сицилийскую, отправилась вместо нее в Иерусалим, в то время как сама Пиона тайно осталась в Яффе, чтобы дожидаться ответа на ее письмо к Папе Римскому. И ныне ответ от Святого Престола получен! – вскинула руку со свитком с печатью Его Святейшества Иоанна. Когда же она зачитала гневное послание Целестина III, шум в шатре перешел в настоящий рев. Ричарда никто не пожелал выслушать, несмотря на все его попытки объяснить свою позицию. В гневе Плантагенет даже толкнул напиравшего на него бургундского Медведя, они едва не подрались, а недавно прибывший из Акры епископ Бове, этот интриган в сутане поверх кольчуги, то и дело вопил, что прав был его повелитель Филипп Французский, уверявший Папу, что именно дурной нрав Ричарда приведет к ссорам и раздорам среди крестоносцев и это может повредить святой миссии их дела и свести на нет все достигнутые победы.

В итоге на разгневанного Ричарда навалились сразу несколько человек, причем короля держали даже его соратники-тамплиеры, которым повелел успокоить английского Льва его друг магистр Робер де Сабле.

Вот тогда-то на совете и вспомнили слова Леопольда о том, что бешеный Ричард Львиное Сердце не достоин возглавлять воинство Христово.

Да, Ричард был на грани поражения. И все это ему устроила сестрица Пиона, его любимая малышка, которой он прочил императорскую корону самого прославленного на земле королевства – королевства Иерусалимского!

После такого предательства сестры Ричард видеть ее не мог. Но теперь Пиону охраняли все, кто восстал против Ричарда, и единственное, что он смог сделать, так это лишить сестру удовольствия слушать пение ее любимого менестреля Блонделя. Ричард даже грубо заметил Пионе при посторонних, что она, отказавшись от великой чести стать женой Иерусалимского правителя, слишком много времени проводит со смазливым трубадуром. Откуда у нее эти не подобающие положению предпочтения? Сначала увлеклась шотландцем Осбертом Олифардом, о чем сплетничали даже лагерные прачки, а теперь у нее в любимцах низкородный менестрель Блондель, которого Ричард возвысил только из уважения к его дару музицирования. Причем сам Блондель вовсе не обиделся на Ричарда и в тот вечер после совета был единственным, кто остался подле монарха, тешил его дивным пением, в то время как Ричард с ужасом сознавал, что все его усилия могут пойти прахом, с ним перестанут считаться и… И черта с два! Пусть эти выскочки и попрекают его в измене, в преступном сговоре у них за спиной, даже в транжирстве средств крестоносцев – ведь восстановление крепостей кажутся им ненужными для их войны, – но все же они зависят от его денег, и вряд ли кто-то другой из них возьмется оплачивать военные расходы столь щедро, как английский король.

А тут еще, ко всем бедам, у проведавшей обо всем Беренгарии случился выкидыш! Эта новость окончательно подкосила Ричарда. Ну почему его скромница жена таилась до последнего, что она в тягости? Если бы он знал, что королева ждет наследника… Но что бы он сделал тогда? Разве отказался бы от своего плана мирным путем завершить дело, какое все чаще начинало казаться ему невыполнимым? Это его верные паладины рвались в бой, а он уже понимал, что им предстоит углубиться во вражескую, превращенную в пустыню территорию, где рядом не будет флота, подвозившего провизию и медикаменты, где они окажутся один на один с опытным врагом Саладином, который сделает все, чтобы Иерусалим остался под знаменем Пророка и христианские паломники никогда не смогли преклонить колени у своих наивеличайших святынь.

Ричард был реалистом и, столкнувшись с тактикой ведения войны Саладина, стал понимать, что поход на Иерусалим грозит им страшными бедами. К тому же прибывшие им на помощь крестоносцы из Европы, воодушевленные успехами армии Ричарда в Святой земле, так и остались в Акре, богатом городе, полном восточной роскоши и удовольствий, и вовсе не спешили влиться в ряды тех, кто был готов рисковать собой ради освобождения Гроба Господня. И это тогда, когда Саладин созывал под свои знамена эмиров со всех подвластных ему земель!

Еще до вышеупомянутого совета Ричард послал за свежим подкреплением в Сен-Жан-д’Акр короля Гвидо де Лузиньяна. Но у мягкого по натуре и не пользующегося доброй славой Гвидо ничего не вышло: он не смог уговорить новых крестоносцев выступить против Саладина. Зато с этим куда более успешно справился его брат, коннетабль Амори. Вот он-то и сформировал новые отряды и, оставив младшего брата править в Акре, провел новобранцев маршем к Яффе, причем по пути к ним примкнул ранее не собиравшийся сражаться барон Балиан Ибелин, успевший укрепить завоеванные вдоль побережья крепости, оставив там воинские гарнизоны. Ричард был рад его приходу и надеялся на поддержку. Но вот присоединившегося к ним Бове… Когда пару месяцев назад этот склочный епископ уезжал из Яффы, Ричард едва ли не возблагодарил Господа. Но теперь его недруг епископ вернулся и заявил, что сделает все от него зависящее, дабы надменный король Англии не поступал с крестоносцами, как со своими подвластными вилланами, о чем он и сообщил на совете уже на следующий день.

Ричард внутренне кипел, но заставил себя сдержаться, ожидая, какое решение примут другие вожди. Он дал себе слово, что будет терпелив ради Господа и ради их святого дела, и сказал на совете, что готов снять с себя полномочия, если благородное собрание решит, что король Англии не достоин возглавлять поход. Ему стало даже любопытно, на кого укажут предводители, кто в их глазах способен взвалить на себя столь непосильную ношу. Или его славные военачальники не понимают, что большая часть войск под рукой английского короля? Да и кто возьмет на себя все расходы и сможет заставить повиноваться столь разномастную армию?

Власть манит всех. И собравшиеся на очередном совете вожди долго спорили, сначала все еще поглядывая на непривычно тихого Ричарда, а потом будто забыв о его присутствии. Они не согласились отдать первенство воинственному епископу Бове, чье появление в стане крестоносцев раздражало не только английского короля, но и Гуго Бургундского. Медведь сразу почувствовал, что этот Филипп де Дре, епископ Бове и кузен короля Франции, сам жаждет возглавить силы французских войск, потеснив от управления даже его, герцога Бургундского. Бове же громогласно объявил, что готов возглавить все войско, если его признают достойным. Но не признали. Отклонили собравшиеся и кандидатуру надменного Леопольда Бабенберга: австриец был отчаянным воином, однако все его полководческие начинания обычно оканчивались крахом. Кто-то из вождей указал на магистра ордена госпитальеров Гарнье де Неблуса – местного уроженца и мудрого, опытного командира. Одна ко присутствующие на собрании главы тамплиеров сразу помрачнели – рыцари Храма вряд ли бы признали верховным командующим магистра соперничающего с ними ордена. К чести госпитальера Гарнье, надо отметить, он сразу отказался от предложения, ибо понимал, какой разлад это произведет в рядах орденов. Однако тот же Гарнье предложил, чтобы во главе войска стал другой пулен, прославленный герой защиты Иерусалима Балиан Ибелин. Пожалуй, даже Ричард был готов поддержать эту кандидатуру, но большинство воспротивилось: Балиан, сколь его ни уважали, все же был больше известен не своими победами, а продуманными отступлениями – он успел вовремя уйти из обреченного на поражение боя при Хаттине, его героическая оборона Иеру салима окончилась сдачей Святого Града, но никак не удачными боями с Саладином. Скорее уж пусть будет Амори де Лузиньян, опытный воин и коннетабль королевства Иерусалимского, говорили некоторые из присутствующих, в основном местные пулены. Но поставить главой войска Амори означало возвысить Лузиньянов, а король Гвидо по-прежнему не пользовался среди крестоносцев популярностью, и его королевский статус держался только на уважении к Ричарду, все еще поддерживающему своего земляка из Пуату. Выходит, опять Ричард?

– Мы не можем этого допустить! – дергая кадыком на длинной шее, кричал епископ Бове. – И если вы не хотите подчиняться Лузиньяну, что вполне справедливо, то кто нам мешает вызвать сюда и назначить главой воинства того, кто более иных заинтересован в возвращении Иерусалимского королевства под власть Христа? Я говорю о маркизе Конраде Монферратском!

Многие с воодушевлением поддержали его, однако тут неожиданно вступил в спор до этого отмалчивавшийся Ричард.

– Мои люди не пойдут за Конрадом, и я не дам денег на его кампанию! – негромко, но с нажимом произнес он, и все повернулись к нему, будто только теперь вспомнили о присутствии короля.

Да, обсуждая кандидатуру главы похода, они понимали как само собой разумеющееся, что король Англии согласится оплачивать все расходы кампании, но просто опешили, услышав его отказ. Епископ Бове первый заявил Ричарду, что тот из одного лишь упрямства готов сорвать освобождение Иерусалима из рук неверных.

– Я не признаю Конрада, – вскинул руку Ричард, стараясь перекричать собравшихся, – потому что он за нашими спинами вступил в переговоры с Саладином.

Тотчас настала тишина. Стало даже слышно, как пораженный епископ Бове громко икнул, но потом опомнился и завопил, что все это чудовищная клевета.

– Я могу это доказать! – глядя исподлобья на командиров, произнес король. – Несколько дней назад я послал графа Онфруа де Торона в Иерусалим. Вы ведь знаете, что молодой Онфруа прекрасно говорит на языке сарацин, вот я и отправил его к неверным, чтобы он договорился о возвращении нашей родственницы Джоанны де Ринель. Вы ведь понимаете, что сию даму надо вернуть, объяснив ее появление там как недоразумение? И вот, будучи в Святом Граде, Онфруа встретил там верного Конраду барона Рено Сидонского. Онфруа прислал мне голубя с сообщением, что Рено Сидонский даже не скрывал от него, что прибыл по приказу правителя Тира. Выходит, наследник Иерусалимского королевства ведет за нашими спинами переговоры с султаном. Как это назвать, если не предательством?

– Но ведь и вы затеяли тайные переговоры с аль-Адилем за нашими спинами! – тут же нашелся епископ Бове. – Даже собирались втайне от нас оскорбить весь христианский мир, отдав неверному родную сестру. Как это назвать, если не предательством? – повторил он вопрос Ричарда, подражая при этом интонации английского короля, чем вызвал смех некоторых присутствующих.

Правда, все сразу умолкли, когда Ричард поднялся во весь свой исполинский рост.

– Я сказал свое слово, мессиры. Если вы изберете предателя Конрада, я поведу свои войска отдельно от вас. И на мою помощь можете не рассчитывать. Однако любого другого претендента я поддержу – клянусь в том венцом терновым!

И с этими словами он вышел из шатра.

Король направился проведать Беренгарию, которая была еще очень слаба после выкидыша. Но вскоре он пожалел, что покинул совет: во-первых, ему бы следовало остаться, ибо сам он хотел поддержать кандидатуру своего племянника Генриха Шампанского, уже проявившего себя неплохим стратегом в военном деле, несмотря на молодость. А во-вторых… видеться с Беренгарией Ричарду было как никогда тяжело.

Происшедшее с ней несчастье озлобило его жену. Эта обычно тихая и покорная девочка теперь винила супруга во всех своих бедах.

– Вы предали дело Христа, связавшись с неверным, – желчно шептала она, вырывая у мужа свою влажную потную ручку и натягивая покрывало до самых глаз. Ее головка с гладко зачесанными каштановыми волосами утопала в подушках, глаза и нос были покрасневшими от непрерывного плача. – Я буду молиться о вас, Ричард, но… О Пречистая Дева! Как вы могли задумать такое предательство и отдать этим язычникам вашу родную сестру! Я не могла в это поверить… Я всегда думала, что мой супруг – лучший из воинов Христа во всем подлунном мире, а вы… Вы грешник! Все наши беды из-за вас! Это именно из-за ваших грехов мы потеряли наше дитя, из-за вас мы никогда не отвоюем Святой Град!

Ричард стремительно вышел. Слова искренне верующей жены вызвали в его душе смятение. Но Беренгария права: да, он грешник, он носит в себе зло, не слушает соратников, сошелся с неверными… грешил с Девой Кипра… Ричард был очень зол на себя за эту связь. Стоило ли ему перед походом так унижаться перед отцами Церкви на Сицилии, нести покаяние в одной власянице и позволить отстегать себя ради отпущения грехов, чтобы в итоге лукавый завел его в объятия блудницы? Но знатной блудницы, от которой так просто не отделаться. Куда бы ее услать, эту Деву Кипра? Слишком ценная заложница эта царевна, чтобы он мог оставить ее без присмотра. Может, отправить ее в Акру? Но он уже решил услать туда саму королеву, после того как его жене станет лучше, да и Пиону следует туда же отправить. С глаз долой жену и сестру! Однако если оставить Деву Кипра в Яффе, то Беренгария в Акре просто изведется от ревности. Да уж… Скверно. А еще скверно на душе из-за тревоги за кузину. Не так уж много они общались, и пусть Джоанна и сорвала его планы брачного союза сестры с аль-Адилем, но все же они родня, и долг Ричарда – позаботиться о ней. Ричард хотел было сперва отправить за Джоанной ее мужа Обри, но тот вдруг резко воспротивился: чтобы он возвращал жену, которая добровольно сбежала от него к сарацину? И даже намека не сделала мужу, когда Обри лично провожал ее к аль-Адилю! Теперь над ним потешается все воинство крестоносцев. О, Джоанна опозорила его, уверял де Ринель, и так злился, что даже шепелявил сильнее обычного, чем вызывал и смех, и жалость. Однако и понять его можно. В итоге Ричард взялся лично позаботиться о родственнице и отправил за ней графа Онфруа, дабы обговорить сумму выкупа за кузину. Ох, скорее бы уже Онфруа вернулся с Джоанной. Тогда хоть одной проблемой будет меньше. Да и совет рано или поздно должен прийти к какому-то решению. В любом случае…

Король не успел додумать мысль до конца, когда услышал сигнал тревоги. Оказалось, что прибыл гонец с известием, что на один из отрядов крестоносцев напали превосходящие силы сарацин. Ричард еще до начала второго совета отправил на заготовку фуража сотню пехотинцев под прикрытием тамплиеров, и вот на них-то и набросились тюрки числом больше четырех тысяч.

Ричард, как только узнал, что его люди заняли круговую оборону и стойко сдерживают атаку неверных, тут же вскочил на коня и стал отдавать приказы. Он торопился, ибо с пехотой фуражиров отправился и его друг Роберт Лестер, а король никогда не оставлял соратников в беде. Даже еще недавно упрекавший своего сюзерена епископ Солсбери умолял короля поостеречься, но Ричард только огрызнулся, сдерживая разгоряченного скакуна:

– Я их туда послал, и если они умрут без меня, то пусть никто не назовет меня больше королем!

Ричард мигом собрал отряд добровольцев, и каждый из них рвался примкнуть к своему непобедимому королю с сердцем льва. Крестоносцы строились в боевом порядке, и не прошло и получаса, как большой отряд понесся на помощь своим.

Сарацин пугало уже само имя Ричарда, а при его появлении они, даже в численном превосходстве, начинали испытывать ужас. Он же вихрем ворвался в их ряды, не чувствуя ни страха, ни усталости, и был подобен разящей молнии. Его оружие раз за разом вздымалось и опускалось, противники разбегались, не обращая внимания на пытающихся убедить их эмиров, что-де сарацинских воинов больше числом, что на их стороне Аллах, что вот сейчас они…

Но ничего поделать они уже не могли. В бою Ричард, неустрашимый, как бог войны, был в своей стихии, он носился по полю, подбадривая крестоносцев зычным голосом, в котором гремел металл, голосом, который не знал снисхождения. И если в рядах его войска возникала брешь, он сам бросался в нее, увлекая за собой рыцарей, и как только они занимали ее, вновь наседал на врагов, крушил их, разил, побеждал!

В итоге это сражение превратилось в погоню, из лагеря к королю неслись все новые отряды, и, наседая на противников, крестоносцы совершили быстрый рейд по вражеской территории, в пылу сражения разбив стоявших станом мусульман при Йязуре и захватив всю округу.

Возвращался Ричард как победитель. Уже никто не смел говорить, что он не достоин возглавлять поход, эти речи были сразу забыты, зато все вокруг с гордостью говорили, что Ричард не оставляет своих в беде, на него можно положиться и они ему верят.

Только сам король не забыл брошенных ему в лицо обвинений, что он-де готов сговориться за их спинами с иноверцами, поэтому в доказательство своей решимости приказал казнить всех находившихся в плену сарацинских эмиров. После этого Ричард объявил о начале похода.

О, это сразу воодушевило армию! Раздался великий вздох облегчения, в мгновение ока все вокруг посветлело от улыбок, и там, где недавно царили недоверие и озлобленность, сразу наступило радостное возбуждение. Люди хлопали в ладоши, нарастал восторженный гул, и тысячи глоток выкрикивали только одно имя: Ричард! Ричард! Ричард! Споры об избрании другого главы похода были моментально забыты, воины собирались, облачались в доспехи, садились на лошадей, строились в отряды там, где им было указано командирами, дружно составляли колонну.

Но все же продвигались они медленно – из-за большого обоза, который пришлось взять в поход, так как теперь крестоносцы лишились помощи флота и на вражеской территории, опустошенной и разрушенной, могли рассчитывать только на самих себя.

Перед выступлением Ричард отдал последние распоряжения: его супругу и сестру, с которой он все же решил помириться перед походом, следует отправить в Сен-Жан-д’Арк, как только дамы будут в состоянии тронуться в путь. Яффа остается на попечительство епископа Рауля и Обри де Ринеля (последний, оказавшийся отнюдь не столь превосходным воином, как рассчитывал король, тем не менее проявил себя как неплохой интендант, и ему предстояло следить за городом и близлежащими землями). У него же под присмотром оставалась и Дева Кипра, которую Ричард так и не решился куда-нибудь отправить. Беренгария, конечно, расстроится… но сейчас ему уже не до ее обид и упреков. Ричард вообще был рад, что не будет видеться с женой какое-то время.

В первые дни выступления английский Лев был в приподнятом настроении. Но потом приехал из Иерусалима Онфруа с известиями о Джоанне де Ринель, и король вновь забеспокоился. Онфруа передал султану деньги за родственницу Плантагенета, однако Саладин приказал сопровождать даму не графу де Торону, а людям аль-Адиля, и Ричарду оставалось тешить себя мыслью, что этот эмир, с которым он настолько сдружился, что даже посвятил его в рыцари, не поступит со своим английским другом бесчестно, особенно после того, как получил за свою мнимую невесту столь богатый выкуп.

Но, возможно, не отличавшийся храбростью красавчик Онфруа и не рвался в охранники к леди де Ринель? По крайней мере он сообщил, что лично видел, как Джоанна в алой вуали и известном всем любимом венце королевы Сицилийской выезжала из Иерусалима, а затем в сопровождении отряда стражей направилась в сторону побережья. Так что они встретят леди со дня на день на старом пути паломников, уверял Онфруа.

Однако день шел за днем, медленно шествовавшее войско, обремененное многочисленными возами с поклажей, все дальше продвигалось вглубь вражеской земли, но встреча так и не состоялась. Пока крестоносцев никто не тревожил, а вот погода стала стремительно ухудшаться. Пошли дожди, небо затянуло тучами, сильно похолодало. Армия продолжала идти; Ричард, как и раньше, приказывал не разрывать строй и двигаться под прикрытием орденских рыцарей – в авангарде по-прежнему выступали тамплиеры, а защищали обоз, замыкая шествие, облаченные в черное с белыми крестами госпитальеры ордена Святого Иоанна.

По пути воинство делало остановки в разрушенных крепостях былого Иерусалимского королевства: в Казаль-де-Плейн, куда со стороны побережья будут со временем подвозить провиант и оружие фуражиры, потом в замке Маен. Возле последнего сарацины как будто вспомнили о них – опять наскоки, убитые в ночи стражники, попытки прорваться в лагерь и поджечь палатки под покровом ночи. Крестоносцы поутру обнаруживали у возов мулов и волов с перерезанными шеями и сухожилиями, пропадали также и сами воины, и Ричард приказал усилить сторожевые посты. Каждый лагерь окапывался валом, образовывавшим ров, в насыпь втыкались колья, но даже древки для них рыцари были вынуждены везти с собой на телегах, ибо в округе по приказу султана Саладина не осталось ни единого деревца.

Наконец они дошли до Рамлы – сарацинского города, единственного, какой возвели тут мусульмане пять веков назад, когда захватили эти византийские владения, ибо обычно почитатели Пророка довольствовались теми населенными пунктами, какие перешли к ним после победы над ромеями. В Рамле и поныне возвышалась большая белая мечеть, возведенная много лет назад, а вокруг были руины, ибо, как и везде, сарацины разрушили некогда стоявшую здесь крепость крестоносцев Кастель Арнольди. Ричард приказал армии сделать привал, а священники предложили воинству Христову совершить молебен за упокой души тех паломников, которые ехали к Святому Граду в то время, когда еще не прозвучал клич Папы Урбана II о крестовом походе. Ведь одной из причин похода рыцарей-христиан и было зверское убийство этих мирных паломников…

Ричард огляделся – низкие тучи, голая серая равнина и сотни, тысячи паладинов, преклонивших колена у крестообразных рукоятей мечей. Королю стало не по себе, оттого что в мыслях он так далеко от своего воинства, что думает о своих проблемах, о суетном. И он вместе с ними стал торжественно петь «Miserere» .

Рамла… Несколько сотен лет паломники проходили мимо этого мусульманского города по дороге в Иерусалим. Опасный и долгий путь, враждебно настроенное население, нетерпимость местных жителей. Среди верующих паломничество приравнивалось к подвигу, который многим стоил жизни… Поэтому решившие искупить грехи христиане собирались в большие сообщества, чтобы вместе противостоять грабителям и убийцам, подстерегавшим их на пути. И вот однажды паломники собрались в большую десятитысячную группу, которую повел Гюнтер, епископ Бамбергский. Высадившись в порту Яффы, они двинулись по дороге на Иерусалим – бароны и князья, монахи и ремесленники, их жены и дети, бедные и богатые. Они не думали об усталости и передвигались достаточно скоро, так как надеялись попасть в Священный Град на Пасху и там отпраздновать Светлое Воскресение Христово.

В Страстную неделю паломники сделали привал неподалеку от Рамлы, но тут на них напали воинственно настроенные разбойники бедуины. Град стрел обрушился на утомленных путников, многие были убиты сразу, но остальные решили сопротивляться: они сдвинули свои возы и тележки, на каких в Иерусалим ехали больные, женщины и дети, и забаррикадировались ими. Большинство паломников не имели при себе оружия, как и полагается при восхождении к Святому Граду, они отбивались камнями и паломническими посохами, но все больше из них погибало, не в силах противостоять хорошо вооруженным убийцам. И в какой-то миг епископ Гюнтер громко спросил: что важнее для них – совершить паломничество или принять во имя Христа мученическую смерть? Он приказал им помолиться и опустить оружие, не пятная душу убийством. А может, епископ надеялся мирными действиями добиться у врагов снисхождения? Тщетно. Озверевшие сарацины, опьяненные видом крови и покорной добычей, продолжали обстрел, пока у них не закончились запасы стрел. После этого они набросились на молящихся с тесаками. Эта бойня продолжалась два дня, со Страстной пятницы до Пасхи весной 1065 года от Рождества Христова, пока у убийц не устали руки, пока им самим не стало дурно от вида изрубленных тел и запаха крови.

Страшные воспоминания. Горько и пусто становится от них на душе.

Ричард последний раз произнес аmenи, широко осенив себя крестным знамением, поднялся с колен и огляделся. По небу по-прежнему неслись темные тучи, у его воинов были хмурые и усталые лица. Крестоносцы кутались в накидки под порывами холодного ветра, смотрели на небо, откуда уже падали первые тяжелые капли. Скоро опять польет как из ведра.

Ричард приказал разбить лагерь, выставить стражу, отправил разведчиков осмотреть окрестности. Крепостные стены Кастель Арнольди зияли проломами, но за их развалинами можно было сделать укрытие. Ибо, похоже, им придется задержаться тут надолго. Казалось, даже природа была против их продвижения.

– Господи! – взмолился Ричард. – Господи, я только слуга Твой! Веди меня или же дай знак, что я недостоин за Тебя сражаться, и останови!

Он повернулся и увидел неподалеку кутавшихся в свои белые с алым крестом плащи тамплиеров. Среди них король заметил Уильяма де Шампера. Их взгляды встретились, и Ричард Львиное Сердце поспешил отвести глаза. Нет, он пока не в силах сказать ему, что Джоанна де Ринель погибла. Может, позже… Ричард не имел права скрывать это от ее брата.

Весь день, несмотря на дождь и ветер, крестоносцы обустраивали лагерь. По такой погоде настроение у них было не самое лучшее, и все же они пели:

Дорога наша нелегка, но цель уже недалека.

Крепитесь, братья, ни за что мы не свернем с пути. Чужих песков палящий зной и дождь холодный проливной Тому, кто верою силен, легко перенести.

Ближе к вечеру лагерь уже выглядел как должно: крестоносцы соорудили коновязь, под навесами из просмоленной парусины сколотили и установили длинные столы, шатры для командиров устроили среди руин крепости, простые воины расположились вокруг костров.

Вечером Ричард ждал в своем протекавшем во многих местах шатре донесения разведчиков, и, как обычно бывало, наиболее скоро и действенно справились с осмотром окрестностей тамплиеры. К королю их препроводил сам маршал де Шампер, и пока его люди докладывали обстановку, Ричард старался не смотреть в его сторону, сосредоточившись на донесении. И все же, когда лазутчики ушли, король собрался с духом и окликнул Уильяма:

– Кузен, нам есть еще о чем поговорить.

Под пологом королевского шатра горела вставленная в слюдяной арабский фонарик свеча, на складном столике стояли кувшины с вином, и Ричард сам налил себе и маршалу подогретого вина с пряностями – по такой погоде как раз то, что нужно. Да и приободрить себя перед тем, что он собирался сообщить, Ричарду не мешало бы. И все же сначала он стал задавать вопросы, касающиеся вестей, добытых разведчиками: тех беспокоило, что вдоль дороги, по какой движутся крестоносцы, шныряет несколько довольно многочисленных отрядов воинов-бедуинов, но не совсем ясно, являются ли они наемниками султана или действуют на свой страх и риск, занимаясь мародерством и грабежом, как принято у этих никому не любящих подчиняться кочевников.

– Они действительно не признают над собой ничьей власти? – спросил Ричард, не поднимая глаз от своего бокала, будто надеялся увидеть в нем некую истину. – Я видел немало бедуинов на поле битвы под Арсуфом, и они отчаянно сражались за Салах ад-Дина.

– Бедуины – вольное племя. И разбойное. Некогда я сам имел с ними дело и они действовали по моему приказу, пока орден платил им. Некоторым из них сейчас платит Саладин, другие сами совершают свои разбойные наскоки, от которых можем пострадать как мы, так и люди султана.

– Понятно, – глухо произнес Ричард.

Он повернулся к Уильяму, но не смотрел на него. Грудь короля вздымалась, будто ему не хватало воздуха… или решимости. Ричард был отважным человеком, но есть вести, какие трудно сообщать даже храбрецам. – Сэр Уильям… милорд… мой дорогой кузен… Случилось большое несчастье. Ваша сестра… Она ехала в сопровождении посланцев Малика аль-Адиля, когда на их небольшой отряд напали вот такие, как вы сказали, никому не подвластные бедуины. Это произошло в Иудейских горах, близ местечка Цуба, где ранее находился замок ордена Госпиталя Бельмонт. Нападение было столь внезапным, что лошадь под леди Джоанной испугалась и понесла. И ваша сестра… Она не справилась с обезумевшим животным и… сорвалась с ним в пропасть. Наша Джоанна погибла, Уильям. Да упокой Господь ее душу…

При последних словах в голосе короля звучала нескрываемая печаль. Он наконец решился взглянуть на тамплиера.

Тот стоял неподвижно. Даже складки его белого намокшего плаща будто окаменели, смуглое лицо в обрамлении стальной сетки кольчужного капюшона ничего не выражало.

«Неужели он ничего не чувствует? – подумал Ричард, внутренне содрогнувшись. – Да, храмовники верны лишь ордену, но Джоанна его плоть и кровь, они оба Шамперы!»

– Вы поняли, что я сказал, кузен?

Тот на миг опустил глаза, а когда поднял и заговорил, голос его звучал почти бесстрастно:

– Джоанна сама безрассудно ввязалась в рискованное предприятие. Никому ничего не сказав, ни с кем не посоветовавшись, она согласилась на опасный обман и поехала в Иерусалим. Была в ней некая глупая отвага, хотя ее саму глупой не назовешь. Я уверен, что сестра понимала, что гордый аль-Адиль не простит ее, когда узнает, как вероломно она собиралась поступить с ним. Джоанна догадывалась, что ей может грозить, и…

– Вы не поняли, друг мой, – остановил его Ричард, подняв руку. – Это не аль-Адиль виновен в ее гибели. Это бедуины! Аль-Адиль не посмел бы поступить с ней дурно. Ибо даже мусульмане столь знатных дам…

– И столь красивых, отмечу. Да, таких женщин мусульмане не убивают, они не жертвуют ими, а продают на рынках за немалую плату или же отвозят в свои дворцы, чтобы те ублажали их. Или отдают своим самым доблестным воинам.

– С нами крестная сила! – резко отшатнувшись, перекрестился Ричард. Огонек фонаря над его головой заколебался, по лицу короля заметались тени – то ли от света, то ли от волнения. – Что вы говорите, мессир! Подобной участи для Джоанны не могли пожелать даже вы, несмотря на то что ваши отношения с сестрой в последнее время не ладились. Опомнитесь, Уильям! Джоанна де Ринель – моя кузина! Я выплатил за нее оговоренную сумму. Онфруа де Торон видел ее, когда она покидала Иерусалим. И аль-Адиль не тот человек, чтобы солгать мне. Он благороден и…

– Благороден, как и султан Саладин? – резко, будто выплюнув слова, спросил Уильям. – Осмелюсь заметить, что и для самых благородных последователей пророка Мухаммада не великий грех обмануть иноверца. Если Джоанна и впрямь погибла…

Он глубоко вздохнул и сложил руки на крестовине меча.

– Какие у вас доказательства, что сорвавшаяся в пропасть женщина была моей сестрой?

Ричард медленно подошел к ларю и извлек из него сверток. Нечто, завернутое в полотнище. Подойдя к тамплиеру, он развернул сверток. У де Шампера судорожно дернулась щека. В руках у короля была алая вуаль и золотой венец королевы Сицилийской, в которых уехала из Яффы выдавшая себя за Иоанну Плантагенет леди де Ринель.

Шампер протянул было руку, но потом отдернул. Он увидел, что зубчики венца измазаны засохшей глиной, а ткань легкой шелковистой вуали казалась потемневшей, сморщенной и засохшей. Уильям понял, что это кровь.

Голос короля был глухим, каждое слово давалось ему с трудом:

– Это прислали мне сегодня утром. Я… не сразу осмелился вам показать. Увы, мой бедный друг, это знак, что все, о чем мне сообщил посланец аль-Адиля, правда. И уж вам решать, что лучше для вашей сестры: погибнуть от несчастного случая или стать одной из обесчещенных девок в гареме какого-нибудь эмира.

Уильям молчал. Потом поклонился и отступил к выходу из шатра. Ричард его не задерживал. Что ж, храмовники – скрытные души. И де Шампер не покажет королю, что у него на сердце. Если сердце этого сурового воина, посвятившего всего себя войне, еще способно что-то чувствовать.

Но Уильям чувствовал гораздо больше, чем мог выразить. Спотыкаясь о растяжки палаток, почти не видя, куда идет под холодным дождем, он как-то добрел до своего шатра в стане тамплиеров. Здесь все было в установленном за годы войн и походов порядке ордена Храма: ровные ряды палаток окружали большой шатер, служивший капеллой, штабом и кладовой, рядом с ним возвышался большой навес палатки магистра, охраняемой рядовыми тамплиерами. Из-за непростых походных условий было решено, что для маршала не будут устанавливать отдельное укрытие, и Уильям, когда охранники подняли перед ним полог, наклонился и вошел в их общий с де Сабле шатер.

С магистром Робером Уильяму было удобно: тот никогда не тревожил его понапрасну, а разделявшего половинки их шатра тканого полотна было вполне достаточно, чтобы де Сабле и маршал могли чувствовать себя в относительном уединении. Сейчас де Сабле молился – за полотняной занавеской при свете одинокой свечи Уильям видел его коленопреклоненную тень.

Шампер скинул на руки сервиента намокший плащ, принял сухую одежду и, переодевшись, тоже опустился на колени перед распятием. Его молитва звучала в унисон с девизом тамплиеров: ничего не жалеть для себя, молиться во славу Божию и за возвращение мира в это королевство, некогда расположенное вокруг самой священной из гробниц. Но в какой-то миг Уильям понял, что произносит слова бездумно, – его душа была слишком измучена и болела о сестре… Стоила ли сестра этой боли? И такая ли она грешница, чтобы подвергнуться столь страшной участи?

О, он ничего не сказал Ричарду. Это была только его тайна, и он теперь не знал, как ему быть. Джоанна, глупышка Джоанна! Хотя многие считали ее разумницей. Обычно леди де Ринель прекрасно держалась, у нее были великолепные манеры, она несла людям радость своим легким характером, приветливостью, умением восхищать души пением. Уильям вдруг вспомнил, как увидел сестру впервые, когда Джоанна кинулась ему на шею в порту Лимассола. Какой суетной и пустой красоткой показалась она ему тогда! Он вспомнил ее бурный порыв, потом обиженно надутые губы, когда старший брат резко отстранился от нее. Он и в дальнейшем избегал ее, но его тянуло к сестре, как может притягивать только родная кровь. И они говорили о доме, о родных, а потом… Потом Джоанна столь резко переменилась, что Уильям был вынужден выяснить, что с ней, – и узнал о ее страшном подозрении, что она заразилась проказой. Именно тогда Уильям вдруг открыл для себя, как дорога ему Джоанна: ее боль превращала его сердце в открытую рану, но когда их подозрения не оправдались, благополучие сестры вернуло в его душу мир. Однако спокойствие Джоанны было обманчивым. Она таила в себе скрытые глубины, в ней бушевали неведомые брату страсти, повергшие маршала в шок.

И все же он оберегал ее, как только может оберегать старший брат. Он скрыл от всех порочащую ее супруга страсть к содомии, он вызывал ее для совместных прогулок. Конечно, он надеялся с помощью Джоанны выйти на своего тайного врага, но в глубине души Уильям понимал, что ему просто хорошо с сестрой, приятно видеть ее спокойной и благополучной, что бы она ни утаивала в своем глупом сердце.

А она утаивала. Он понял это, когда Джоанна опять пошла наперекор его воле и посмела содействовать в побеге своему любовнику из Арсуфа. И при этом еще утверждала, что не стала бы помогать врагу и уверена, что ее возлюбленный не создаст проблем крестоносцам. Даже созналась в своей постыдной тайне – она носит дитя от того, за кем охотился ее брат. Какой грех! Какой стыд! И это одна из Шамперов!

Вот тогда Уильям и приказал себе забыть об их родстве. Но, опять же, утаил предательство сестры, никому не сообщив, что именно по вине Джоанны скрылся их враг, и даже безмолвно вытерпел гнев магистра де Сабле и резкую вспышку ярости недовольного им короля Ричарда. Но и выносить общество сестры отныне было свыше его сил, и Уильям старался не замечать ее робких попыток наладить отношения. Что бы она могла ему сказать? Что покается в грехах? Или будет уверять, что ее возлюбленный Мартин не тот, за кого принимает его маршал ордена Храма? И Уильям больше не думал о сестре, отвлекся на дела ордена. Порой ему даже казалось, что его сердце вообще превратилось в камень.

Но, избегая встреч с Джоанной, он продолжал думать о ее возлюбленном, которого заподозрил в связи с ассасинами Старца Горы. Шампер даже тайно отправлял своих посланников в Масиаф, ибо так пугавший всех глава фанатиков-убийц на деле был зависим от ордена Храма и не посмел бы солгать тамплиерам. Поэтому и сообщил, что некий голубоглазый Мартин и впрямь проходил подготовку у него в Масиафе… по договору с евреями, оплатившими его обучение. Однако потом ставленник этих иудеев уехал, и исмаилиты не имели о нем больше вестей.

Уильяма все это заставило задуматься. Выходит, как и уверяла его Джоанна, этот Мартин и впрямь действовал в Акре на благо евреям. Странный человек. Загадочный. Да к тому же красавчик. О, женщины падки на таких! Даже его слывущая разумницей сестра, разочарованная в собственном супруге. Но как Джоанна защищала своего любовника! Даже после того, как Уильям поведал ей, какую роль сыграл ее совратитель в гибели крестоносцев при Хаттине! Однако потом спас их в битве при Арсуфе…

О, Уильям совсем запутался. Но разве это сейчас важно? Разве его мысли не должны быть только о Джоанне?

Шампер вдруг вспомнил, как у него заледенела кровь, когда он узнал, что его сестра пожертвовала собой ради Иоанны Плантагенет. Это был смелый, благородный шаг… но и безрассудный. Ибо то, что задумали эти женщины, королева и ее кузина, было крайне опасно. И все же их интрига не позволила связать руки королю Ричарду, если бы он имел глупость и впрямь отправить Иоанну к аль-Адилю, а его воинство воспротивилось этому. Уильям это понимал, ибо знал то, что не смог уяснить Ричард: здесь не Европа, где брачные союзы служат примирению целых государств. Здесь женщины, оказавшиеся в руках мусульман, либо становились – по принуждению – иноверками, либо о них просто старались забыть. Он вспомнил, как некогда так же, как ныне Ричард, попробовал поступить один очень неглупый человек, регент Иерусалимского королевства Раймунд Триполийский. И как позже сожалел об этом. Где теперь его единственная дочь? Об этом и говорить не принято. Сестру Ричарда могла бы ждать подобная участь. Однако ее ношу взяла на себя Джоанна. Великодушно. Глупо. И смертельно опасно.

Сегодня Ричард сказал Шамперу, что Джоанна де Ринель мертва. Но король и не предполагал, что ее участь может быть куда более ужасной, чем просто погибнуть в результате несчастного случая.

Уильям поднялся с колен, прислушался, как стучит дождь по просмоленному холсту у него над головой. Гдето перекликались часовые, порой можно было различить сонное конское ржание. За полотняной стенкой-занавесью на своем походном ложе уже похрапывал Робер де Сабле. Уильям выждал некоторое время, потом осторожно придвинул к себе стоявший в стойке меч и вынул из его ножен свернутое в трубочку послание. Он обнаружил его сегодня пришпиленным к потнику попоны своего коня. Это было приблизительно в то время, когда к королю прибыл гонец от султана, а точнее, от его брата аль-Адиля с сообщением о гибели Джоанны де Ринель, как теперь понял Уильям. Сопоставив оба этих факта, он понял, что в тот момент, когда королю сообщили о несчастном случае с его родственницей, кто-то из людей аль-Адиля смог передать маршалу это тайное послание, в котором говорилось, что Джоанна жива. Пока жива. «Ваша сестра у нас, – было выведено на вощеной бумаге арабской вязью, которую тамплиер Шампер умел читать. – Сейчас ей ничего не угрожает, но если вы не сделаете все, чтобы прекратить поход на Иерусалим, дама де Ринель окажется в опасности. Вы маршал ордена, вы многое можете, даже повлиять на короля Ричарда. Отговорите его от штурма Иерусалима, губительного для армии крестоносцев. Если же вы не прислушаетесь к этому совету, то едва Львиное Сердце подойдет к стенам Святого Града, вы получите отрезанную руку Джоанны де Ринель. Когда же в город полетят камни, вам доставят ее отрезанные груди. А когда в стенах укреплений появится первая брешь, вы получите голову Джоанны де Ринель. Будьте же мудры и хитры, сделайте все, чтобы спасти свою сестру. Думаем, не имеет смысла предупреждать, что вы обязаны молчать об этом письме. Помните, жизнь вашей родственницы отныне зависит только от вашего повиновения».

Подписи, разумеется, не было. Но Уильям понимал, кто диктовал это послание: Саладин. Даже не его брат, не разбойные бедуины, которые якобы послужили причиной гибели мнимой Джоанны де Ринель. Это был тот, кто изыскивал любые способы, чтобы остановить продвижение крестоносцев. Кто был умен, хитер и коварен.

Уильям поднес свиток бумаги к свече и какое-то время наблюдал, как он горит. Вот и все. А на что они надеялись? Как смел Саладин предполагать, что маршал ордена Храма ради сестры станет препятствовать освобождению Гроба Господня?! Разве султан не знает обычаи тамплиеров, для которых нет родни, кроме собратьев по оружию? И откуда у султана уверенность, что Джоанна так важна для Уильяма? Да и важна ли она для него после всех допущенных ею ошибок и предательств? Малышка Джоанна… Его младшая сестра. Так похожая на их мать… Да полно, не ложь ли все, что написано в этом послании? Кто же тогда погиб в горах, на лошади сорвавшись в пропасть?

Был ли вообще этот несчастный случай?

Уильям со стоном бросился на лежанку, но и помыслить не мог уснуть. У него раскалывалась голова, сердце болело, он метался по ложу, садился, опять откидывался на подушки. Страх за сестру в его груди сменялся возмущением, вызванным предложением Саладина, который вздумал шантажировать его страшной участью Джоанны. Нет, Уильям де Шампер вообще забудет, что у него была сестра, он – член великого ордена, и это для него главное. Какая бы судьба ни ждала Джоанну…

И вдруг маршал ощутил влагу на своих щеках. Он плакал! Плакал, как дитя… и как мужчина, старший брат, который понял, что жертвует сестрой – любимой сестрой. Теперь он не стал себя обманывать. Но, может, все-таки попытаться разыскать ее? У него прекрасные лазутчики, они смогут выяснить, где прячут пленницухристианку, дивно красивую, с прекрасными дымчатолиловыми глазами. Но сумеет ли Уильям спасти Джоанну? Саладин – опасный противник, который продумывает все до мелочей. Или, может, он просто блефует? Шантажирует маршала тамплиеров жизнью сестры, когда та и в самом деле уже мертва, разбилась в ущелье и все, что ему остается, – это помолиться о ее заблудшей душе. Бедная девочка, несчастная сестренка!..

Ночь прошла в мучительных терзаниях, пока Уильям не услышал, как за холщовой стенкой голосисто и звонко пропела труба, возвещая о наступлении нового дня. И когда уже менялась стража, а у обозов суетились интенданты, когда продрогшие крестоносцы, ворча на непогоду, собирались у костров, где на сковородах шипели и плевались жиром такие аппетитные сейчас сосиски, Уильям шел к руинам крепости Кастель Арнольди, где стояли палатки командиров армии.

Перво-наперво он отыскал и велел разбудить Онфруа де Торона, последнего, кто видел его сестру. Красавчик Онфруа был неженкой, поэтому, кутаясь под порывами ветра в длинную накидку, сначала только капризно бормотал, что его подняли так рано. Но тамплиер не отпускал его, и граф стал отвечать более толково: да, он был в Иерусалиме и видел Джоанну де Ринель, когда та покидала город. Онфруа хорошо знает сестру мессира де Шампера, нередко бывал в ее обществе на приемах короля Ричарда, поэтому не мог ошибиться. Заметила ли его самого леди Джоанна? Похоже, что нет, она проехала совсем неподалеку, и Онфруа показалось, что дама выглядит очень грустной и озабоченной, даже испуганной, припомнил окончательно проснувшийся Онфруа. И это при том, что ей уже должны были сообщить, что за нее уплачен выкуп и она возвращается к своим!

Уильям не отступал от графа де Торона. Есть ли у него предположения насчет того, что могло пугать леди де Ринель? И кто был в ее свите? Онфруа почесал затылок, но ответил вполне конкретно: подле дамы он видел двух ее служанок-армянок и отряд курдов во главе с одетым во все черное представительным воином. Он подробно описал его внешность Уильяму: суровое лицо, глубокий рваный шрам под скулой, простое черное облачение, но отменная сабля со сверкающей каменьями рукоятью. Уильям стал догадываться: похоже, с Джоанной отправили Абу Хасана, верного человека аль-Адиля, о котором ходили самые нелицеприятные слухи и который выполнял для своего повелителя тайные поручения.

По спине Уильяма, несмотря на холодный ветер, потекла струйка пота. Ему стало страшно.

Забыв об учтивости и не простившись с Онфруа, он задумчиво пошел прочь. Потом, будто очнувшись, направился в стан крестоносцев. Маршал пропустил час утренней молитвы и теперь наблюдал, как молчаливые храмовники получали свои пайки. Кормили рыцарей ордена неплохо: на завтрак они ели так называемые «замученные яйца» – яичницу, взбитую с белым вином. Грех было прерывать трапезу, одно из удовольствий в походной жизни, но Уильям все же обменялся взглядами с одним из собратьев по ордену, и тот понимающе кивнул.

Позже этот рыцарь пришел к своему маршалу.

– К вашим услугам, мессир.

В его голосе не было слышно ни намека на акцент, но этот венгерский рыцарь по имени Ласло Фаркаш и прославился тем, что имел способности к языкам. Прибыв еще совсем юным в Святую землю, он от простого сержанта поднялся до рыцарского звания, к тому же прекрасно овладел языками мусульман – арабов, курдов, тюрков. Это послужило тому, что Фаркашу часто давали непростые задания – шпионить в стане врагов, сходиться с окружением их командиров и вызнавать сведения, совершать глубокие рейды в тыл противника. Ласло, будучи венгром, имел внешность, какая мало отличала его от араба: невысокий, жилистый, подвижный, с кудрявыми смоляными волосами, горбоносый, загоревший до черноты. Обычно, по моде своих земляков, Фаркаш носил пышные вислые усы, но, если хотел, быстро зарастал темной щетиной, и, когда он облачался в бурнус и надевал на голову длинную куфию или тюрбан, его никто не мог отличить от уроженца этих мест.

Сейчас он внимательно выслушал Уильяма и согласно кивнул.

– Все ясно. Под видом сарацина пробраться в Иудейские горы, посетить селение Цуба близ руин замка Бельмонт, где, возможно, погибла некая знатная дама, и все узнать об этом несчастье. Я соберусь немедленно. Благословите, мессир. – Он опустился на колено перед маршалом.

Да, на Ласло всегда можно было положиться. И Уильям только проследил, чтобы под вечер этого долгого дождливого дня никто из крестоносцев не обратил внимания, как из их лагеря под Рамлой выскользнул невысокий щуплый сарацин, ведущий в поводу серую, как туман, лошадку местной породы. Уильяму оставалось только надеяться, что и люди султана не смогут распознать в нем лазутчика.