Белое и черное

Неизвестный злоумышленник донимает юных красавиц грязными анонимками. Потом загадочным образом исчезает муж одной из них — Дзюнко Судо. Чтобы отыскать его, Дзюнко приглашает знаменитого частного сыщика Коскэ Киндаити, и тут же в доме напротив обнаруживается труп. Затем появляются и другие жертвы. Есть ли связь между убийствами и анонимками? Почему лицо одной из жертв изуродовано? При чем тут ворона с перевязанной лапкой? Даже самому Коскэ Киндаити не без труда даются ответы на эти вопросы.

Пролог

Однажды утром во время прогулки поэт S.Y. обнаружил на краю неба нечто столь удивительное, что просто оцепенел на том самом месте, где его застало неожиданное зрелище.

«Однажды утром» — значит утром того дня, когда на бейсбольном поле «Кавасаки кюдзё» должен был начаться чемпионат 1960-го года на кубок «Нихон сиридзу». Говоря точнее, это произошло 11 октября 35-го года эпохи Сёва

[1]

в половине двенадцатого дня.

Незадолго до того один спортивный журнал обратился к поэту с просьбой написать репортаж о первой встрече чемпионата. Сэнсэй же отказался наотрез, поскольку не блистал здоровьем, а самое главное — был отменным лентяем.

Тащиться ради матча на пыльный стадион, чинно восседать там на жесткой скамье, причиняющей сплошные страдания заду, — уж куда приятнее развалиться дома в уютном кресле перед телевизором! Последнее время все поступки сэнсэя диктовались именно подобными рассуждениями.

Правда, S.Y. немного сожалел о своем отказе. Эх, отправиться бы на стадион, где он так давно не бывал, и прямо там, в гуще событий, слиться с толпой в едином порыве восторга от жаркой схватки! Надо признать, что такие мысли все же приходили поэту в голову, но лишь после того, как он уже отказал журналу.

Ladies and Gentlemen

— Ooo! Вот это да…

Выйдя из автобуса на остановке у входа в жилой квартал Хинодэ, Киндаити Коскэ при виде рядов пятиэтажных зданий невольно приостановился и оглянулся на Огату Дзюнко.

— И когда же все это построили?

— Когда? — прелестно смеясь одними глазами над изумленным Киндаити, переспросила девушка. — Мы въехали сюда в июне. А самые первые жильцы заселялись, кажется, в мае.

— Хм, я и не знал, что здесь такое выросло…