Чужая невеста

Джулия Макколган была одной из самых знаменитых манекенщиц. Она часто выходила на подиум, блистала на светских приемах, но так и не привыкла к повышенному вниманию публики. Для известной модели она вела отшельнический образ жизни. Оказывается, Джулия регулярно получала угрожающие анонимные письма от какого-то маньяка. Она боялась этого одержимого и почти не появлялась вне дома без Ламберта Уиндема, своего жениха, или его людей.

И вот однажды Уиндем заказал модному художнику Алану О'Мейлу портрет своей будущей жены…

Пролог

Никто из организаторов шоу не предвидел, что случится беда. И уж, во всяком случае, ничего подобного не предчувствовала сама Джулия Макколган.

В этот вечер бристольский «Гранд-холл» едва смог вместить всех желающих. Местный бомонд с радостным волнением наблюдал за выходом лучших моделей.

Джулия, как обычно, с блеском представившая на подиуме коллекцию нового сезона, ушла за кулисы под оглушительные аплодисменты публики. Испытывая приятное возбуждение, девушка уселась перед зеркалом в примерочной, размышляя, как провести остаток вечера. Она подумала, что легкий ужин вполне мог бы ее устроить. Но с кем? Ее приглашали многие, однако, сегодня ей хотелось тишины и одиночества.

Раздумья Джулии были прерваны сильным ударом в дверь, которая тут же с треском распахнулась. И в комнату ворвался незнакомый парень. В его взгляде сверкнуло что-то жуткое. Схватив с тумбочки вазу с цветами, он с силой швырнул ее в девушку. Она едва увернулась, услышав звон разбитого вдребезги зеркала. Обезумевший незнакомец с пеной у рта бросился к ней…

Уж потом, придя в себя, Джулия долго не могла понять, что происходит. Над ней заботливо склонился врач, чуть поодаль стоял полицейский и сосредоточенно записывал что-то в блокнот. За дверью слышались возбужденные голоса.

1

Вечеринка была в самом разгаре, когда Алана кто-то бесцеремонно окликнул по фамилии. Он сразу напрягся, ощутив легкое негодование от столь неожиданного вторжения в его уединение. Хотя вряд ли можно было полностью уйти в себя на столь шумном празднестве…

Получилось так, что младшая дочь новоиспеченного главы шеффилдского муниципалитета некоторое время назад вышла замуж за его двоюродного брата Кевина, поэтому на торжество оказалось приглашенным все семейство. Так что уклониться от участия в данном мероприятии Алану не удалось — это выглядело бы неучтиво.

Вообще же он не слишком противился, когда к нему обращались по фамилии. Подобное обращение напоминало ему школьные годы и строгого учителя математики, вот таким же образом вызывавшего своих подопечных к доске. Но его возмутил тон незнакомца: в нем было слишком много высокомерия.

Алан медленно повернулся, оказавшись лицом к лицу с человеком, которого, как ему вначале показалось, раньше встречать не приходилось. Это был высокий блондин чуть за пятьдесят, с висками уже тронутыми сединой, правильными чертами лица и той надменностью во взгляде, которую Алан приписал ему уже заранее.

— Мистер О'Мейл… — повторил еще раз незнакомец.