Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 11

 

Любуюсь рассветом со своего любимого утеса над лагерем и меланхолично пытаюсь подобрать на риттоне "Невзятый замок". Не с моим слухом такие подвиги, но нужно же чем-то отвлечься. Прошла уже почти декада, а я все еще просыпаюсь иногда от собственного крика. Увы, даже маги разума не всесильны. Эксперимент можно считать удавшимся – злые с похмелья и недосыпа разведчики принесли вести о погибшем за одну ночь войске противника и ошалевших от такого поворота дел пленниках. Их, похоже, действительно собирались принести в жертву – семь алтарей замыкали город в гигантскую гептаграмму. В городе умерло чуть больше двух дюжин – в основном тяжелобольные, старики и несколько детей. Те, чей дух был слишком слаб, чтобы противиться зову тораквимина. Остальные отделались кошмарами. Бойцы стараются не встречаться со мной взглядами. Они взрослые люди, не раз видевшие смерть, они все понимают, но чувствам не прикажешь. Именно поэтому все прячут эмоции в меру сил и просто стараются не общаться со мной без необходимости, чисто случайно находя кучу дел в противоположном конце лагеря.

Впрочем, сегодняшнее пробуждение связано не с кошмаром. Энергетику мира баламутит так, что я почувствовал это даже сквозь сон. Привычным усилием слившись с хаосом (частично, разумеется), определил направление – где-то к северу от Герна. Попытался разобраться, что же происходит и хоть немного выправить баланс, но получил недвусмысленную рекомендацию не соваться. И сила очень знакомая. Интересно, с кем это мессир архимаг воюет, да еще так, что порядочные разрушители уснуть не могут? Подозреваю, сегодня клан Ворона прекратит свое существование. По крайней мере, лишится верхушки. Но ребята, похоже, действительно сильны. Жаль не удалось порыться в мозгах ни одного из них – трактаты по темной магии большая редкость, а знания лишними не бывают.

Рядом со мной из воздуха возникает фигурка в наглухо застегнутом сером плаще с капюшоном. Теперь Тин появляется на людях именно так, стараясь меньше улыбаться, чтобы не шокировать окружающих нечеловеческими клыками. Официальная версия – девушка сильно пострадала во время боя и теперь стесняется своего уродства. Что, в общем-то, недалеко от истины. Но если она сейчас опять заведет песню про "ты просто не мог поступить иначе, все правильно…" скину вниз и пусть махает своими подрубленными крыльями как хочет.

– Уф-ф, ну и душно же в этом плаще, – демонесса скинула капюшон, потом помялась немного и продолжила уже извиняющимся тоном: – ты прости, что я тогда смеялась. Ты и вправду из проклятого клана?

– Понятия не имею, – пожимаю плечами, – других демонов пепла ни разу не видел.

– Хочешь я… – Тин замялась, покраснела, потом изменила формулировку, – вы позволите помочь вам вскрыть дыхательные щели, тан?

Хороший вопрос. Повернуться к ней спиной и подставить шею, да еще когда она ранена и пребывает в боевом облике. Хотя, это уже не вопрос. Любимому человеку или доверяешь или нет.

– Это опасно, – сообщаю ей, – облик я меняю только на полях пепла. Уверена, что тебе стоит туда соваться, раненой?

– Я бы хотела, – девушка опустила глаза, – еще раз посмотреть.

Ну, почему бы и нет? Открываю портал, вытаскивая испуганно пискнувшую девушку в мир смерти. Тин тут же оказывается у меня за спиной почти вплотную, организм реагирует сам – растущие из-под лопаток хлысты приходят в движение. Один обхватывает демонессу за пояс, а костяная пика второго замирает у горла. Медленно расслабляюсь, загоняя инстинкты подальше. Хотя в этом облике присутствие рядом самки ощущается еще сильнее.

Сзади раздается смущенное покашливание. Ах да, даже в этом облике Тиана сильно ниже меня. Приседаю, чтобы ей было удобнее. Прикосновение когтя к шее отдается мурашками по всему телу. Короткая вспышка боли, еще одна. Распрямляюсь и аккуратно делаю первый вдох. Туманный воздух этого мира проникает в легкие, в кровь, я буквально чувствую, как он пропитывает каждую клеточку тела. Новые ощущения кружат голову. Только теперь я понял, насколько чужим был в этом мире, и как ограничены были раньше мои возможности. Сделав еще один глубокий вдох, разворачиваюсь к Тин. Та стоит, обхватив себя руками за плечи, и какими-то стеклянными глазами созерцает окружающий пейзаж. Ладно, хорошего понемногу. Возвращаюсь в реальный мир, снова занимая свое излюбленное место. Тиана тут же опускается на землю рядом со мной. Ее все еще трясет. На автомате обнимаю ее за плечи. Как ни странно, жест не встречает сопротивления, наоборот – девушка прижимается ко мне еще плотнее. Чуть изменяю позу, чтобы не касаться прижатых к спине крыльев.

– Жуткое ощущение, – делится она через некоторое время, – если бы еще лет пять назад мне сказали, что я побываю на полях пепла, и демон проклятого клана вернет меня обратно… Странно, я думала этот мир гораздо опаснее.

– Уж тебя-то прикрыть аурой моих невеликих способностей хватит, – усмехнулся я, – а вообще, конечно, с такими ранами ты уже через звит не смогла бы вернуться обратно, а через три обессилела бы до полного развоплощения.

– Ладно, не будем об этом, – меняю я тему, – расскажи лучше, что там у вас с Софьей вчера произошло? Чего вы так друг на друга кричали?

– Она хотела обрезать мне крылья! – возмущается девушка.

– И правильно хотела, как я понял, – вообще-то я в курсе ситуации, Софья вчера приходила жаловаться, – Тин, в раны попала какая-то зараза. Они не восстанавливаются, они гниют заживо. Еще немного и яд перекинется на организм. Я понимаю, что жалко, мне твои крылья тоже нравятся, но иначе ты умрешь!

– Да ничего ты не понимаешь! – обижается Тиана, – для рахудени лишиться крыльев это… это как Софье косу обрезать! Сказать: я больше не девушка… в смысле, женщина! Такое… бывает очень редко, чаще в наказание. Это может сделать только мать, в крайнем случае, отец.

– Или муж, – кое-что из наших вечерних разговоров о традициях детей Раху я запомнил, – он, конечно, будет абсолютным подонком, но, формально, имеет право.

– Угу, конечно, – буркнула Тин, – сейчас срочно побегу мужа искать.

Молча подставляю левое запястье под укус. Некоторое время демонесса смотрит на него непонимающе, а потом вскакивает на ноги, разворачиваясь ко мне лицом:

– Ты надо мной издеваешься?!! – глаза полыхают гневом, еще немного и воздух вокруг вспыхнет, – это низко с твоей стороны – так шутить! Низко!

– Да я и не шутил, – пожимаю плечами вслед схлопнувшемуся порталу и снова беру риттону.

На несколько дней я просто выпадаю из реальности. То есть с виду я просто сплю и иногда ем, двигаясь, словно зомби на остатках энергии. Зомби, конечно, можно сделать и самоподпитывающимся людоедом, но сейчас не об этом речь. На самом же деле я тренируюсь. Очень активно, до полного изнеможения. Просто время на полях пепла течет иначе. К сожалению, найти учителя не представляется возможным, поэтому процесс идет очень медленно, методом проб и ошибок. Хотя, какое-то инстинктивное понимание той реальности в меня вложено – я просто чувствую, что некоторые вещи нельзя делать. Вплоть до полного отказа тела подчиняться извращенной фантазии мозга. Сколько проходит времени – не знаю. Если покопаться в памяти, можно, наверное, прикинуть по количеству обедов и ужинов, но на самом деле в таком состоянии исследовательского задора я могу дня на три забыть о еде вовсе. Есть у меня такая черта.

В один не очень прекрасный день Элеандор разбудил меня, аккуратно потыкав издалека позаимствованным у кого-то копьем. Предусмотрительный, зараза. Нет, я понимаю, что другого шанса поймать меня в этой реальности у него нет, но когда тебя будят через полтайса после того, как ты вырубился – это в любом случае неприятно. Хотя, я объяснил Элу что происходит, так что по пустякам он меня будить не стал бы.

Выпив большую кружку горького, но основательно прочищающего мозги отвара я, наконец, осознал причину такого жестокого обращения. Вчера в долину Кермонта все-таки прибыло подкрепление и теперь господа Большие Командиры желают видеть нашу команду в Киане, возле которого, похоже, и развернется генеральное сражение. Паршиво. В принципе, приказывать нам не имеют права, но это не та просьба, которую можно проигнорировать. А уж то, что отличившуюся команду героев (чисто случайно включающую в себя мага разрушения) вызывают в действующую армию не вино дегустировать – и ёжику понятно.

Конечно, все может быть не так уж и ужасно, но на всякий случай прошу у Эла поискать информацию о тех самых Больших Командирах. Подобную ситуацию мы обсуждали еще до вступления в вооруженные силы литийского королевства, так что основное направление поисков парень себе представляет. С минуту размышляю, подключать к поискам сэра шпиона или нет, а потом замечаю, что он и так все это время находился рядом. Что ж, задачу он слышал. Захочет – поможет, нет – так нет.

Уверив порученца в бесконечном уважении к славному королю Карлу и его бравым генералам, а также выразив желание мчаться на их зов со всей возможной скоростью (Эл полчаса плел кружева изящнейших формулировок на высоком даркаане), на самом деле мы спешить не стали.

Попрощались с Васкаром, подполковником и другими знакомыми, обстоятельно собрали и упаковали вещи, устроили прощальный ужин и все такое. Именно на ужине Олаф сделал-таки Софье официальное предложение. Точнее, по местным традициям, он просил ее руки у Матеуша, как старшего мужчины в семье. Парень явно собирался заорать что-то вроде: "Ну наконец-то! Забирай!", но Софья первой успела бросить на него "безмолвие". После чего уверила Олафа в своих самых теплых чувствах, но предложила подождать до окончания войны. Мало ли что. Уже позже успокоившийся Мэт выразил мэтру Роллену полное одобрение и поддержку.

Группа бойцов во главе с Эриком вручают Рэйчел пояс из серебряных бляшек, украшенных гравировкой. Как оказалось, пока я мерялся клинками с боевым конструктом, девочка успела подраться. Отряд эранийцев, что атаковали со стороны Кермонта, успел прорваться до самого госпиталя. А там как раз отбывала наказание Рэйчел. Раненые и калеки при поддержке одного недомага смогли продержаться до подхода подкрепления. Хотя, это у меня запоздалый страх. По словам Эрика, ученица сражалась вполне достойно. То есть он-то превозносил таланты Рэйчел до небес, но я сделал скидку на взрывной характер "кота". Сам парень выглядел живописно – половина лица изуродована страшным ожогом, голова выбрита наголо, а из под накинутой на голое тело жилетки белеют многочисленные повязки. Но сам парень не унывает, все так же весел и даже напоследок зовет Рэйчел в отряд "котов" обещая лично добыть ей мех на жилетку.

Еще день мы тратим в Кермонте по просьбе сэра шпиона. Он покупает смирную лошадку для своей рабыни (или служанки? А может быть – сиделки?), палатку и еще какие-то дорожные припасы. Подозреваю, еще и встречается с коллегами по "паутине". Уже после Сайвара дорогу нам преграждает толпа людей, суетящаяся вокруг сломанной повозки. Эрцель направляет команду в обход, через не слишком густой лес.

– Может быть, стоит помочь? – интересуется Мэт.

– Сами справятся, – отмахивается рыцарь, – там и так народу больше, чем нужно.

– Что это за балаган? – Тин из-под капюшона покосилась в сторону дороги, откуда доносились бодрые ругательства.

– Если я правильно прочитал герб, – повернулся к ней Эрцель, – то кто-то из баронов Лэнга. Видно, как и мы направляется к Киану по вызову сеньора.

– И тащит с собой три телеги всякого хлама? – иронично приподнял бровь Мэт. Этому жесту он у лучника научился, – Мне показалось, или обозников там больше, чем воинов?

– Странно, что он вообще откликнулся, – усмехнулся Эл, – я слышал, местные землевладельцы не слишком рвутся исполнять вассальный долг. На войне, знаете ли, и убить могут.

– Лет десять назад примерно так и было, – пояснил тай-Дорум, – во время мятежа в Киане на зов короля откликнулась хорошо если четверть вассалов. Его величество сделал выводы. С тех пор владетельные сеньоры стали более обязательными – никому не хочется увидеть Мунго у ворот своего замка.

– Мунго? – уточнил я.

Вообще-то мунго – зверек вроде куницы или, скорее, мангуста. Причем, в отличие от земных мангустов, которые на самом деле со змеями без крайней необходимости предпочитают не связываться, охотится на местных гадов целенаправленно.

– Его светлость лорд-маршал и лорд-хранитель Доужа герцог Дитрих тай-Мориц, по прозвищу "мунго", – пояснил Эрцель, – один из талантливейших полководцев современности. После подавления кианского мятежа он навестил со своими полками замки особо "независимых" вассалов. Так что пока старик жив, бароны крепко помнят о своей присяге. Замечательная личность. Ближайший сподвижник отца нынешнего монарха, дальний родственник королевской семьи, он и сам мог бы занять престол, если бы захотел. После смерти короля Клемента дворянское собрание предлагало сменить белого дракона на красного.

– Это гербы королевского рода и рода тай-Мориц, – пояснил Элеандор для Мэта.

– Да, именно, – кивнул Эрцель, – но лорд-мунго отказался, став воспитателем и советником тогда еще молодого Карла.

Еще два дня мы провели в Киане. Чертовски приятно снова понежиться в горячем бассейне, поспать на нормальной (ладно, мягкой и роскошной) кровати, побаловать желудок фирменными блюдами Ханны. В городе как-то пустынно – ополчение и наемники находится вместе с основными войсками на обширном поле километрах в десяти на востоке. У координатора гильдии узнали заодно и последние новости. Эранийцы взяли то ли три, то ли пять небольших замков, остальные пока держатся. Умелые маневры лорда-маршала практически отрезали противника от баз снабжения и вынудили снять осаду с нескольких замков. По сути – заперли на том самом Риалогском поле. Риалог – это деревенька такая, сейчас находится в руках эранийцев. Заглянув в кабинет я только вздохнул. Руки чесались при виде заклинательного стола, реторт и ритуальных свечей, но сейчас, увы, не время. Только пыль аккуратненько протер – Ханна в лабораторию не зашла бы даже если я разрешил. Это Лиз вечно пытается пробраться сюда всеми правдами и неправдами. Экскурсию ей устроить что ли, чтобы успокоилась?