Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 12

 

Звуки лагеря – команды, ржание лошадей, звон металла, скрип колес сливались воедино, рождая некий звуковой фон, который перестаешь замечать уже через день. В глазах рябило от обилия флагов, вымпелов и штандартов, а также шатров всех возможных форм и расцветок. Чуть в стороне, как бы отдельным лагерем расположились палатки под флагом королевской семьи Эрании. Что-то многовато у Хенрика солдат, или это выделенная литийцами охрана? Ладно, это можно и потом выяснить. Сейчас мы направили коней на левый фланг, где мелькали фиолетовые мундиры и с белого полотнища на мельтешащих вокруг солдат упрямо глядел кианский бык.

Думаю, сэр Эниго тай-Руи тоже должен быть где-то там. С полковником "быков", сеньором тай-Энзо у него вполне добрососедские отношения. С регулярными войсками здесь вообще ситуация довольно интересная. Каждый полк хоть и содержится с налогов своего округа, и идет в бой под его флагом, но формально лорду-хранителю не подчиняется. На самом-то деле в каждом из округов своя ситуация. Где-то полковник и лорд-хранитель откровенно враждуют, где-то полк превратился чуть ли не в личную дружину герцога. Но хоть лорды-хранители и являются почетными командирами, полковник всегда назначается лордом-маршалом. И в случае не совсем верноподданнического поведения полк будет выполнять приказы тай-Морица.

В Киане, который когда-то был центром вольного герцогства, включавшего в себя территории нынешних Киана, Гаэсса и Пельца ситуация особенная. Полк в Киане есть, а лорда-хранителя, чьими вассалами и являются окрестные рыцари – нет. Все эти земли формально принадлежат королю. Мятеж, о котором упоминал по дороге сэр Эрцель, доказывает, что не все из них забыли славное прошлое. Даже флаг Кианского полка особенный – белое поле с фиолетовым крестом, а по центру черный бык. Подобные флаги только у гвардейского полка (золотой крест, черный меч) и лорда-протектора Доужа, чей род может потягаться в древности с королевским. Впрочем, они, если не ошибаюсь, дальние родственники. У "Алых Драконов" Доужа, как несложно догадаться, красный дракон на фоне черного креста. У остальных округов наоборот – цветное поле и белый крест. По центру креста изображен силуэт животного-покровителя – единорог, орел, крайс, медведь, бык, паук и ворон. Королевский же белый дракон смотрит на мир с черного креста на красном фоне, как бы объединяя традиции.

Ополчение Киана действительно расположилось рядом с палатками "быков". Что приятно – в плане порядка и чистоты в лагере подопечные тай-Руи ничуть не уступали регулярной армии. Разве что в дисциплине несколько проигрывали. То и дело встречались знакомые, среди которых я обнаружил не только мастера Вельнера с сыном, но и, к моему глубочайшему удивлению, торговца книгами. Впрочем, он признался, что выполняет роль делопроизводителя и, отчасти, летописца. Перехваченный во время обхода караулов тай-Руи тепло поприветствовал нашу компанию, а вот при виде шпиона лицо его закаменело. Поприветствовав Эрцеля резким кивком, командир поспешил ретироваться.

– Чего это он? – удивилась Софья, – вы знакомы?

– Увы, – развел руками тай-Дорум, – семья тай-Руи оказалась замешана в мятеже. Тогда-то мы с сэром Иниго и познакомились. Его самого оправдали, хоть и лишили должности капитан-лейтенанта гвардии, но, боюсь, впечатления от нашей встречи все равно остались не самые радужные.

– Я смотрю, люди, по большей части делятся на две части – те, кто вас не знает, и те, кто вас не любит, сэр Эрцель, – ухмыльнулся Элеандор.

– Издержки профессии, – улыбнулся в ответ шпион.

После того, как мы расположились, сэр Эрцель пригласил нас с Элеандором в свою палатку. Выгнав Доррит, шпион активировал амулет, защищающий от прослушивания, и только после этого начал:

– Мэтр, по поводу просьбы об информации, с которой вы обратились к мастеру Элеандору… Я понимаю ваши мотивы и всецело одобряю. Я готов помочь, но сами понимаете – эта информация опасна как для объектов интереса, так и для ее хозяина. Вы уверены? Конечно, сведений о высших лицах королевства у меня нет, но даже так все мы сильно рискуем.

– Сэр Эрцель, я готов дать слово, что не использую информацию во вред Литии, – тем более, что слово мое ничего не стоит, – и только в случае крайней необходимости.

– Хорошо, тогда слушайте. Начну с наиболее титулованных из тех, чьи штандарты видел в лагере…

В штаб нас с Элеандором вызвали только к полудню следующего дня. Лучник вчера еще и дополнил рассказ шпиона, так что какой-то шанс отвертеться у меня появился. Шантаж – опасное оружие, но иногда другого просто не остается.

Роскошно обставленный шатер, десятка два или три мужчин в броне, изредка снующие туда-сюда лакеи. За дорогим, инкрустированным камнями столом сидит незнакомый дворянин с властным, чуть надменным выражением лица. Гербов на одежде не видно, но это точно не король – того я видел во время какого-то праздника в Гайтстате.

– Рад приветствовать командиров знаменитой Кианской пятерки, – начал дворянин, видимо, старший из присутствующих. Сесть он не предложил, и даже не представился, – до нас дошли слухи о героической защите Кермонта и перевалов.

– Внимание столь важных персон нам очень льстит, – вежливо и чуть подобострастно, как и полагается говорить с Большими Шишками, начал Элеандор. У меня такой тон никогда не получался, – боюсь, наши подвиги сильно преувеличены. Но смею заверить, что и я и вся наша команда готова и дальше служить Литии в меру своих скромных сил.

– Именно об этом я и хотел поговорить. О вас ходят разные слухи и хотелось бы услышать все из первых рук.

Элеандор мысленно предложил высказаться мне, но я решил молчать и дальше. Ситуация меня откровенно раздражала.

– Если вы позволите, ваша светлость, Кианская пятерка лучше всего действует как отдельный отряд в пешем строю. Наши маги не обучены взаимодействовать с крупными подразделениями, к тому же маг огня сильно пострадал во время последней битвы.

– А как же Лорд Разрушения? – внимательно взглянул на меня Большой Начальник.

– Лучше всего я действую в атаке на коротких дистанциях, как мечник. Могу прикрыть от магии, но только небольшой отряд.

– А вот мы слышали другое, – возразил дворянин, – что маг разрушения одним ритуалом уничтожил почти тысячу солдат противника, сняв осаду Кермонта.

Насчет тысячи он загнул. Чуть больше пяти сотен. Но направление разговора мне не нравится, хоть я и предполагал подобное развитие событий. Молчу, никак не комментируя последнее заявление.

– Мы желаем, чтобы вы провели подобный ритуал здесь, – не дождавшись ответа, продолжил маркиз (Элеандор все-таки вычислил, что это за персона), – все необходимое будет вам доставлено в кратчайшие сроки.

Мой коллега по цеху – довольно сильный огневик преклонных лет, стоящий в толпе дворян, поморщился. Нет, он, скорее всего, не представляет о каком ритуале идет речь, но его раздражает само присутствие мага разрушения.

Ну что, великий темный маг, готов повторить? Ведь в этот раз все пойдет даже легче – опыт уже есть. Вот он – шанс показать себя перед сильными мира сего, то о чем ты так мечтал. Ведь подвиги, какими бы они ни были – все где-то там, далеко. А тут есть возможность блеснуть талантом на глазах у изумленной публики, а потом принимать аплодисменты, восторги и подарки. И всего-то нужно…

– Нет.

– Что значит "нет"? – печатая каждое слово, произнес маркиз, сверля меня взглядом.

– Проведение подобного ритуала нецелесообразно. Ситуация не настолько критическая, чтобы прибегать к ТАКИМ средствам.

– Здесь я решаю, что целесообразно, а что нет! – маркиз грохнул кулаком по столу.

– Платить за это буду я, причем, отнюдь не деньгами, – я тоже чуть повысил голос, – так что именно я буду решать, стоит ли рисковать, призывая темные силы. Я говорю – нет!

– Мэтр, мэтр, не нужно так заводиться, – вмешался другой дворянин. Этого я узнал по гербу, тоже маркиз, кстати, – конечно же, все понимают, что магия дело опасное и требует… многого. И, разумеется, ваш вклад в общее дело не останется незамеченным. Я взываю к вашим патриотическим чувствам. Поверьте, каждый из присутствующих здесь всем готов пожертвовать ради блага страны и короля.

Вот это-то меня и взбесило. Всем пожертвовать? Я оглядел броню этого хлыща, больше похожую на ювелирное украшение, инкрустированный камнями стол, витые позолоченные подсвечники по углам, серебряные кубки с вином. Вспомнил барона, встреченного по дороге. Да вы даже собственным комфортом пожертвовать не можете!

– Всем пожертвовать? – от ярости голос больше напоминал шипение, – хорошо, сеньор тай-Жавель. Мари.

– Что? – маркиз выглядел изумленным и чуть испуганным.

– Мари. Ваша младшая дочь. Маленькое кареглазое чудо. Сколько ей сейчас, почти пять? Она отлично подойдет для ритуала, – я не то чтобы совсем играл на публику, просто раскрыл немного ту часть своей души, которую так тщательно сдерживал и прятал. Для пущей убедительности, – мне будет приятно смотреть, как она захлебывается от боли, слышать ее крики. Вам надеюсь тоже? Я постараюсь, чтобы она мучилась подольше.

Элеандор только слегка скривился, остальные смотрели с ужасом, маг с брезгливостью. Маркиз тай-Жавель позеленел, потом покраснел до ярко-малинового цвета и с каким-то неразборчивым хрипом бросился на меня, хватаясь за меч. Правда, сделать он успел всего пару шагов, потом вдруг схватился за грудь и упал. Интересная картина. Я-то его не трогал, так что, скорее всего, инфаркт. Кстати, аура уже бледнеет, а врача так никто и не позвал. Ну и не очень-то жалко. Продолжаем.

– Хм, глупая смерть, – я чуть брезгливо посмотрел на труп, – итак, малышка Мари спасена. Кто же ее заменит? Клэр? Жози? Адель?

Перевожу взгляд с одного дворянина на другого, те стремительно бледнеют.

– Решайте, сеньоры, решайте, – добавляю в голос насмешки и, наплевав на все правила приличия, покидаю шатер. Все, finite la comedia.

Выйдя на улицу, чуть поморщился – солнце жарит нещадно, а я в броне, между прочим.

– Простите, мэтр, – обратился ко мне какой-то пожилой дворянин, который, видимо, так и стоял снаружи, слушая разговор, – если эти… благородные господа так и не договорятся, что вы собираетесь делать?

Внимательно смотрю на собеседника. Невысокий, сухой, резкий в движениях. Уже немолод – короткие волосы изрядно побиты сединой, морщинки в углах глаз, намекают на веселый характер, но в то же время, жесткие складки у рта говорят о властной натуре. Выправка потомственного военного, взгляд аристократа. Легкий доспех из великолепнейшей стали, да еще и укрепленный магически стоит, наверное, как наш дом в Киане. С таким, пожалуй, стоит говорить серьезно.

– Сражаться, ваша светлость. Так, как умею, в полную силу. Но сражаться честно, не используя человеческие жертвоприношения и не выворачивая мир наизнанку.

– По тревоге ваша команда должна находиться у королевского знамени. В качестве резерва, – приказ обращен уже к Элеандору.

– Слушаюсь, лорд-маршал, – лучник низко кланяется.

Ого, так вот что это за птица! Повторяю поклон командира. Кивнув, герцог исчезает в шатре.