Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 13

 

Если вы думаете, что мы хоть раз слышали этот самый сигнал тревоги, то здорово ошибаетесь. Армии так и стояли по разным концам огромного поля, не спеша атаковать. Собственно, они так уже месяц стоят, если не больше. Лишь летучие отряды иногда вступали в схватку с врагом, пытаясь перерезать коммуникации и не давая расслабиться. Враг каких бы то ни было попыток напасть на лагерь не предпринимал. Солдаты потихоньку сходили с ума от жары и безделья. Ожидание, оказывается, здорово выматывает.

Впрочем, затягивание времени было нам на руку. Появление наследника эранийского престола сильно поколебало боевой дух красномундирников. Все чаще и чаще в нашем лагере появлялись перебежчики, иногда целыми отрядами. Эмиссары короля (я подозреваю, маги Воронов через одного) устраивали показательные казни дезертиров, что только увеличивало их количество. Не знаю, чего именно ждал противник, но и к нам потихоньку подтягивались дополнительные силы в виде разношерстных баронских дружин.

– Геквертиш! Снова этот драконом трахнутый ублюдок! Бессмертный он, что ли? – сэр Мортимер, капитан "кианских быков" в отличие от своего командира особой сдержанностью не отличался. Благо, дам рядом не было.

– Это кто? – уточнил Элеандор, проследив за взглядом рыцаря.

– Да стрикх его знает, не помню я имя. У нас его иначе как "белым выродком" и не называют. Уже пятерых наших турнирных бойцов уложил. И вот опять.

– Мда, интересная фигура, – я напряг зрение, всматриваясь в выкликающего поединщиков рыцаря.

Нужно заметить, что тут в понятие "турнирный боец" вкладывается нечто особое. Это люди вроде нашего Матеуша – с детства укрепляющие организм магией, тренировками и всяческими секретными техниками. Понятное дело, и оружие и доспехи у большинства тоже артефактные. Конечно, и среди них тоже есть разные личности, но турнирный боец из первой десятки стоит дюжины простых рыцарей.

– Интересно было бы с ним схлестнуться, – у Мэта аж глаза загорелись. Молодость. – Я бы его свалил! Что думаете, мэтр?

– Думаю, что ты рылом не вышел, – в отсутствие Софьи охлаждать пыл бойца приходится мне, – в подобных поединках участвуют только рыцари.

– Нет, ну а все-таки? – чуть погрустнел парень, – просто теоретически?

– Шансы есть, – осторожно заметил я, – хотя неплохо было бы посмотреть в бою этого молодчика. В скорости ты ему, скорее всего, не уступишь, а вот броня у тебя слабовата.

– Это гномья сталь! – возмутился парень, – куда уж больше?

– Не артефакт же, – пожал я плечами, – хотя бы щит нужно зачаровать обязательно. Если бы он в тебя огненными шарами кидаться собирался, я бы и сам сделал, а так нужно нормального мастера искать.

– А разницы?

– Ты его палицу видел? Хотя, чего я спрашиваю? Не могу опознать его меч, пока он в ножнах, но палица у него заряжена по самое "не могу". Отсюда видно плохо, но там что-то из земли и воздуха. Подозреваю, укрепление и что-то вроде "воздушного кулака" для усиления урона. Так что и на щит нужно вешать укрепление и что-то вроде "мягкого панциря водяной черепахи" или хотя бы магического щита. Это, конечно, если драться честно.

– А если не честно? – сэр Мортимер посмотрел на меня.

– Если не честно – вырубить все артефакты издалека магией разрушения, а потом превратить в котлету.

– Как превратить в котлету? – расширил глаза рыцарь.

– Большой и толстой дубиной! – радостно оскалился Мэт.

Мортимер тоже рассмеялся.

Как оказалось, разговор слышали многие. Через день, когда Мэт как раз хвастался свежезачарованым щитом (угробил на это все деньги, оставшиеся после покупки новой брони) возле нас остановилась кавалькада всадников. Все присутствующие немедленно опустились на колени – принца многие знали в лицо, да и гвардейцы не сопровождают кого попало.

– Встаньте, – нетерпеливо бросил парень.

Ему сейчас лет двадцать – двадцать два, если не ошибаюсь. Аларик, наследный принц Литии, также является и командиром гвардейского полка. Должность, скорее почетная, но говорят, он весьма умелый воин и лично участвует в рейдах по тылам противника.

– Слышал, ты хвалился, что сможешь победить этого бойца? – обратился принц к Матеушу. На поле действительно появилась фигура в белых латах, – ты ведь из кианской пятерки?

– Да, ваше высочество. Мэтр считает, что шанс есть, – скромно склонил голову Мэт, – но я не имею права участвовать в подобных поединках. Я не рыцарь.

– На колени! – властно бросил Аларик, спрыгивая с лошади, – Как твое имя?

– Матеуш Биен, – подсказал Эл, с интересом наблюдая за происходящим.

– Именем короля, властью данной мне по праву рождения, я Аларик, принц Литийский дарую Матеушу тай-Биен рыцарское звание! – клинок принца расчертил воздух косым крестом над головой коленопреклоненного Мэта, и звякнул о правое оплечье – встань мой верный рыцарь! Вперед, во славу Литии и короля! Возвращайся с победой!

"Или не возвращайся вовсе", – подумал я про себя. Ловко. Если парень победит, то ни у кого не возникнет вопроса, за что он получил титул. Ну, а если нет, то о каком рыцаре вообще шла речь?

– Так, теперь слушай, – наставлял я Мэта, помогая надевать тяжелую броню, – этот белый рыцарь так же усилил организм магией, как и ты. Эффект неизвестен, но будь готов к тому, что он двигается не медленнее тебя. Броня явно усилена, будь аккуратнее даже при работе черным клинком. Есть слабое место чуть ниже крепления левого оплечья, видимо, его пришлось перезачаровывать, вот и вышла некоторая накладка. Картинку видишь? Отлично. У тебя на копье что висит, "игла вериартуса"? Можешь попробовать, авось пробьет.

– Далее, – я подтянул крепления оплечий, – постарайся не попасть под удар дубины. Пару ударов, думаю, твой щит выдержит, но все равно не рискуй. Кстати, видел я его меч вчера. Это, конечно, не клинок Тианы, но блокировать его даже не пробуй. Лучше попытайся срубить запястье – там защита не очень, особенно изнутри. Еще из слабых мест сочленения на локтях и латная юбка.

– Так точно! – шутливо отсалютовал мне парень, привычным жестом протягивая клинок для подзарядки, и уже серьезно добавил: – спасибо.

Элеандор протянул парню копье. Софья подала щит и поцеловала на прощанье. Кажется, девушка вот-вот заплачет. Очень трогательная получилась сцена. Только Тиана стояла в стороне, закутавшись в плащ и дико завидовала. Рэйчел смотрела на парня с восторгом. Кстати, она же вроде заниматься должна? Ай, ладно, пусть смотрит.

А посмотреть-то особо и не получилось. Рыцари отъехали примерно на середину поля, так что из-за расстояния и высокой скорости бойцов детали рассмотреть так и не получилось. Маг, сопровождавший принца, создал "летающее око" (примерный перевод с даркаана), но и там картинка была не ахти. Но то, что Мэт победил, увидели все. За время пока бойцы готовились народу вокруг "ока" поприбавилось. Я, правда, так и не понял, остался его противник жив или нет.

Когда парень приблизился, стало видно, что победа далась ему очень нелегко – обломки щита каким-то чудом удерживались на висящей плетью левой руке, сквозь сочленения доспехов капала кровь; шлем отсутствовал и правая половина лица залита кровью. Сам парень с трудом держался в седле, но на приветственный салют его хватило. Буря оваций, восторженных воплей и поздравлений была ему ответом. С лошади это тело пришлось снимать, но первым делом Матеуш поклонился принцу:

– Приказ выполнен, Ваше Высочество!

Принц, кажется, хотел толкнуть соответствующую моменту речь, но маг шепотом напомнил, что воин ранен и сейчас ему нужнее помощь опытного целителя. Софья хмурилась, но вмешаться не решалась – перед столь высокими персонами она робела. Аларик внял, и ограничился приглашением на пир по поводу великолепной победы, предложив также помощь полкового целителя. Софья только плечами пожала, тут же начав командовать:

– Даркин, сними с него броню. Хоть срезай, но чтобы быстро!

– Мэт, замолчи и иди в шатер. Никуда твой принц не убежит.

– Тиана, воду, теплую.

– Эл… а, ладно, сама найду.

Хольтс что-то вполголоса объяснял принцу. Видимо, кто эта девушка и чего она раскомандовалась. Впрочем, целителя принц все равно прислал. Маг постоял за спиной Софьи, с интересом наблюдая за процессом, и вмешался лишь один раз, заслужив благодарный кивок (от Софьи за работой – неслыханная милость!), после чего так же молча ушел, не проронив ни слова за всю операцию. На самом деле, все оказалось не так уж и плохо. На голове просто глубокое рассечение, кость цела – удар, сбивший шлем, прошел по касательной. Синяк на пол-лица Софья убрала без проблем. С левой рукой хуже – придется парню некоторое время походить в жесткой повязке, но тоже ничего особо страшного, и сильнее доставалось. Синяки и ушибы, а также несколько трещин в ребрах не считаются вовсе.

– Мэтр, вы были правы: щит – дерьмо, – признался Мэт, пока сестра бинтовала ему грудную клетку.

Я только улыбнулся случайному каламбуру, а парень продолжил:

– Я, правда, это… меч сломал. Но тут уж сам виноват – слишком быстро ударил, но по-другому там и не получалось. Клинок пополам, кусок у него под ключицей торчит, а я судорожно пытаюсь сообразить – обломок будет работать, или лучше кинжал хватать… ужас! Но, слава богам, не понадобилось. Сам свалился.

– Да не страшно, – пожимаю плечами, – рано или поздно это должно было случиться. Уж лучше клинок, чем ты. Молодчина, парень!

На грандиозную пьянку по поводу героической победы с Мэтом пошел только Элеандор – он хоть сколько-то дворянин, хоть и бастард. Мне было неинтересно, Тиана себя плохо чувствовала, а Софья стеснялась столь высокого общества.

Свалившимися на него милостями Матеуш хвастался уже на следующий день, как проспался. А парень действительно взлетел высоко, став любимчиком принца. На этой самой пьянке был составлен герб нового рыцаря, принц вручил ему один из своих клинков (вообще, это часть ритуала – вручение дуэльной рапиры, но посвящение проводилось в полевых условиях, так что…), также парень получил патент лейтенанта гвардии. После полудня принесли новенький, еще пахнущий краской щит. Знатная штука.

Поле щита разделено на четыре части золотым гвардейским крестом, в верхней части на белом поле черный геральдический дракон, как знак особой милости королевского дома Литии, в нижней – черный меч тоже на белом фоне. Меч означает, что рыцарь получил титул за боевые заслуги. Он же, кстати, и обязывает нести ратную службу. В боковых клиньях зеркальным отражением – белые башни на лазурном фоне. Как пояснил Матеуш, в память о взятии Седьмого Клыка. Ну и сами по себе башни – символ надежности и защиты.

– Что, Старик, завидуешь, что я получил титул раньше тебя? – заявил Мэт, под конец совсем расхваставшись.

– Да не особо, – пожимаю плечами, – я вот думаю, что "Пятерку" пора распускать.

До Мэта, кажется, дошло, что должность лейтенанта гвардии автоматически исключает его из команды. Гвардейцы обязаны находиться рядом с королем.

– Я, это… – забормотал парень, – я могу попробовать…

Что он собирается попробовать? Отказаться от королевского подарка и должности? Глупость, и парень сам это понимает, оттого и смотрит на сестру так беспомощно.

– Справимся, не волнуйся, – успокаиваю его, как могу, – будем работать издалека, а в случае чего и я прикрою.

– Ну, можно ведь и найти кого-нибудь на мое место… – неуверенно предлагает Мэт. Видно, и сам плохо представляет, кто же сможет его заменить. Я, честно говоря, тоже.

– Не имеет смысла, – отметаю я предложение, – до конца компании мы как-нибудь дотянем, а потом все равно команду придется распускать.

– С чего бы? – приподнял бровь Элеандор, – похоже, просто для поддержания беседы. И сам не дурак, все понимает.

– Матеуш уже гвардеец, Тин к тому времени умрет, – возмущенный окрик из-под капюшона игнорирую, – Софья выйдет замуж, вот и останемся мы с тобой вдвоем, как раньше.

– Скучновато будет, – протянул Элеандор.

Я с ним вполне согласен. Мысль о роспуске команды рождает тихую грусть – привык я уже к этим ребятам.

– А как же я? – влезает Рэйчел, – я тоже могу.

– Научишься готовить – возьмем кухаркой, – обещаю я. Мнение о своих боевых способностях ученица уже не раз слышала.

И снова тянутся дни нервирующего ожидания. Матеуш пропадает с принцем и новыми товарищами в вылазках и пьянках. После каждого рейда он, правда, все равно прибегает к Софье чтобы подзарядить плетения. Заодно и новостями делится. Софья, конечно, ворчит – столь частое использование магии на пользу организму не идет.

Коллеги по искусству со мной общаться не горят, так что и не навязываюсь. Обучаю потихоньку Рэйчел, осваиваю под руководством Эрцеля завезенное тем с юга искусство джигитовки. И мне польза и Кошмарику развлечение. Иногда с Элеандором и Тенью ездим охотиться, чтобы волчица тоже не скучала. От нечего делать уже собираюсь отпроситься у командующего в рейд, но не выходит. В случайно подслушанном разговоре молодых магов вдруг мелькает информация о скором дне зеленой луны. Какая-то знаменательная дата у местных астрологов, и что особо не радует – чаще всего я встречал ее в обрывках трактатов по демонологии. Теперь я, кажется, знаю, чего ждет противник. И если это правда, то дела наши плохи.

Как ни странно, в день "Х" попыток пробить Грань со стороны эранийцев не было, но вот энергии там действительно бушевали нешуточные, поэтому приказу быть наготове я не удивился. Сама битва началась только утром следующего дня.

При помощи созданной магами иллюзии наблюдаю за медленно разворачивающейся в боевые порядки армией. Костяк составляют регулярные полки из Киана, Лэнга, Доужа и Тирона. Примерно три с половиной тысячи бойцов. Еще тысячи две – баронское ополчение, собранное в два вспомогательных полка. В резерве еще гвардейский полк Аларика и (хотелось бы верить) эранийцы Хенрика. По крайней мере, принц тоже здесь, в ставке. Искусственно насыпанный холм не слишком-то велик, но все же дает хоть какой-то обзор. Вся эта игра с "дальним зрением" продлится лишь до начала боя. Уж связь врага маги пытаются выбить первой.

Как и приказывали, Элеандор, Софья, по-прежнему закутанная в плащ Тиана и я, находимся возле персоны лорда-маршала, наблюдая, как противоположная часть поля прорастает колышущимся частоколом копий. По данным разведки врагов чуть ли не вдвое меньше, но отсюда смотрится внушительно. Герцог тай-Мориц ждет. Короткий приказ и людская масса начинает движение. Эранийцы тоже идут вперед, но как-то странно – оставляя по центру неслабый промежуток. Чего-то я не понимаю, и лорд-маршал, видимо, тоже – через магов-менталистов он передает сигнал замедлить движение и подготовиться к обороне. Наши только начинают выполнять приказ, а эранийцы в очередной раз перестраиваются. Теперь разрыв в центре затянут, а сквозь образовавшуюся брешь на левом фланге вырывается нечто странное. Больше всего это похоже на движущийся огненный столб метра два в диаметре. Оставляя после себя выжженную, потрескавшуюся от жара землю, огненный элементаль направляется в сторону литийской армии. Тай-Мориц тормошит магов, требуя что-то с этим сделать. Создаю "линзу", чтобы рассмотреть существо получше. Хм, а это ведь не элементаль – это демон, и очень неслабый. Штабной маг высказывает эту мысль на секунду раньше меня.

– Это же Санджи! – ахает Тин. К счастью, никто не обратил внимания.

Ментальная связь позволяла нам общаться довольно странным образом: Эл разговаривает с Тианой на языке демонов, а мы все это слышим и понимаем, что главное.

– Ты его знаешь? – Элеандор с удивлением посмотрел на закутанную в плащ фигурку.

– Это мой брат. Старший.

– Остановить его сможешь? – тут же поинтересовалась Софья.

– Нет, – замотала головой девушка, – даже если он не связан ритуалом подчинения (во что я не слишком верю), разговаривать с ним в таком состоянии попросту бесполезно! К нему сейчас кому угодно опасно приближаться – разорвет и не узнает.

– А если порвать нити подчинения? – что-то в демонологии Эл тоже смыслит.

– Не знаю я! Говорю же – он сейчас порвет любого!

– Как его полное имя? – оглядываюсь на Тин.

Девушка чуть мнется, потом выдает:

– Санарианджанг Ариес Фуригнисс Хаэретан Фуэго.

– Что ты собираешься делать? – Вопрос Эл задает вслух и на даркаане так как окружающие уже начали прислушиваться.

– Попробую вытащить на поля пепла, вдруг это разрушит оковы. Но если договориться не получится, извини, Тин, придется убить.

– Ненормальный! Ты не понимаешь, с кем связываешься! Это он тебя убьет, глупец! – хм, в интонациях звучит скорее забота обо мне, чем о брате. Приятно, черт возьми.

– В любом случае, это моя работа, – втыкаю посох в землю и ухожу на поля пепла.