Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 14

 

Выныриваю метров за десять до продолжающего двигаться демона. Первым делом бью Знаком Изгнания, подсмотренным когда-то у риттеров-псов Гальдора. Некоторый эффект есть – демон меня заметил и притормозил, но не более того. Видимо, святости не хватает. Пламя меняет конфигурацию, словно плугом вспарывая землю на том месте, где я только что стоял. В ответ бью черным ветром, не скупясь на энергию. Тоже не особо эффективно. Урон-то я демону нанес, но в нем энергии чуть ли не столько же, сколько в приснопамятном конструкте. Так что мои потуги – это попытка вычерпать море ковшиком.

Огненный столб тем временем опадает, открывая истинный облик рахуден – объятый огнем четырехрукий рыцарь. Клинки белого пламени сыплют искрами, огненный плащ, словно крылья за спиной. Он быстрый, этот Санджи-не помню-как-там-дальше – я успеваю только уворачиваться от четырех клинков, на контратаку попросту не остается времени. Наконец, мне удается подловить его, оставив вместо себя разрыв пустоты. Но из отрубленной кисти хлещет не кровь, а огонь. Правда, демон все равно замешкался, что и позволило мне вытянуть его на поля пепла.

Здесь демон выглядит примерно так же, только роль доспехов играют костяные пластины, и огонь едва пробивается сквозь броню. Рогатая башка с глубоко посаженными глазками действительно напоминает шлем-бикокет. Из обрубка левой руки теперь течет именно кровь, тут же испаряясь в сером воздухе мира мертвых. Санджи пытается создать огненный меч, даже делает несколько выпадов, заставляя меня отпрыгивать в стороны, но в результате от затеи отказывается. Этот мир вытягивает магию, растворяя в себе. Впрочем, у демона энергии еще очень много, что и понятно – как-никак второй человек в клане огня. В смысле, демон. И если я хоть немного понимаю структуру их общества, то и по силе он входит в первую пятерку.

Пытаюсь образумить демона, называю по имени, прошу остановиться – безрезультатно. Глаза горят безумием и жаждой убийства. Рахуден бросается в атаку и на слова времени уже не остается. Бой нелегкий – Санджи сильнее и лучше бронирован, я чуть быстрее. Костяные хлысты оставляют на теле демона несколько глубоких порезов, у меня тоже появляется пара царапин, неслабая зарубка на левом роге и гул в голове от столь мощного удара. Наконец, удается подсечь хвостом ноги и мощным ударом обеих рук отправить демона в полет. Если вы думаете, что его это образумило – ошибаетесь. Вскочив, эта туша тут же бросается на меня, не обращая внимание на выбитое, кажется, колено. А Тин еще говорит, что бадж-рахун тупое мясо, способное только убивать. Похоже, некоторые высшие фер им в интеллекте еще и проигрывают. Единственная радость – в пылу драки демон даже не пытается вернуться в нормальный мир. Там с ним сладить было бы сложнее.

Впрочем, с каждой раной, с каждой секундой демон слабеет все больше и больше. Это начинает сказываться. Санджи получает еще несколько ощутимых ран, но старший наследник клана огня опытный боец – обманный удар чуть не оторвал мне левую руку. Зато мне удалось прорваться сквозь оборону и нанести мощнейший удар локтевым клинком, вспарывая грудную клетку. Отпрыгиваю назад. Все, пожалуй, это конец – долго демон уже не продержится, жизненная сила истощается прямо на глазах. Кажется, Санджи и сам это чувствует – ярость уходит, горящие угли в глазницах тускнеют.

– Ты знаешь мое имя, проклятый… откуда? – ух ты, оно еще и разговаривает!

– Сестра твоя сказала, – я раздражен. Включил бы мозг чуть пораньше – остался бы жив.

– Ка…кх, – демон перхает кровью.

А у него их что, много? Ах да, Тиана рассказывала про сестру, которая погибла при каком-то эксперименте.

– Тианамирея Домитилла Ардивенто хиджетан Фуэго, – и предупреждая следующий вопрос – она сейчас в том мире, где мы встретились.

– Ты… позволишь?… – дела у парня совсем плохи. Ноги его уже не держат, приходится сесть, почти упасть на землю, – сообщить…

Видимо, он и сам понимает, что практически мертв, поэтому не ждет ответа. Кровь бьет из ран, сплетается в тугие жгуты, закручивается, образуя какой-то узор. Рахуден все же падает, прямо в центре огромной печати, что вспыхивает на секунду языками пламени. Чувствую попытку пробить грань мира. Если я не ошибаюсь, это какое-то сообщение. В принципе, можно и заблокировать, я теперь умею, но зачем? Усилием воли ослабляю преграду, позволяя сигналу уйти беспрепятственно. Все, моя работа окончена. Печать все еще тлеет на покрывающем землю пепле, а вот тело демона испарилось окончательно. Жаль, нужно бы хоть голову взять в качестве трофея. Хотя, Тин может и обидеться. О, вовремя вспомнил! Разворошив пепел, нахожу небольшое мифриловое колечко. Это нужно отдать Тиане – пусть похоронит, как положено.

Снова появляюсь на Риалогском поле между двумя армиями. После полей пепла яркие краски солнечного летнего дня кажутся чрезмерными. Над полем висит напряженное молчание. Чего это вдруг? Ах да, они же не видели битвы, для них вообще прошла примерно секунда. Нужно хоть сигнал какой-то подать… Вскидываю вверх правый кулак в воинском приветствии. Мне отвечает радостный рев тысяч глоток. Быстрым шагом направляюсь к литийским отрядам. Заслышав подаваемый горном сигнал к атаке быстренько телепортируюсь через поля пепла, а то ведь свои же затопчут!

– Демон уничтожен, ваша светлость, – рапортую лорду-маршалу.

– Как сами? – интересуется он.

– Ранен.

– Отдыхайте, мэтр, – кивает герцог, – вы свою задачу выполнили. И… спасибо! Поверьте, я не забуду ваш подвиг.

Еще раз исполняю воинское приветствие. Герцог отвечает мне тем же, после чего я возвращаюсь к друзьям. Черт, просто не знаю, как смотреть в глаза Тин. Я все-таки ее брата убил. Да и эмоции у нее какие-то странные. Тиана сама подходит ко мне, и молча прижимается, обняв за шею. Надеюсь, это не попытка свернуть голову. Аккуратно обнимаю ее за талию, шепнув: "есть разговор". Девушка отстраняется, а я, пока никто не видит, вкладываю ей в руку колечко.

С умилением наблюдающая за этой сценой Софья тут же включается в дело:

– Ты ранен? Где? Серьезно?

– Софья, понятия не имею. Левая рука, кажется серьезно, но я же после этого облик менял, так что не знаю.

– Так, живо пошли в палатку, будем смотреть, – целительница тут же тащит меня к лагерю.

Элеандор, одобрительно хлопнув меня по плечу, остается досматривать битву.

Рана оказалась серьезной, но не смертельной – даже кость цела. Софья все быстро заштопала, намазала каким-то бальзамом и наложила повязку. Еще дала выпить чего-то кровевосстанавливающего.

Рассказал Тиане о бое. Девушка вздохнула, но сама сказала, что остановить демона в состоянии боевого безумия можно только убив. А уж Санарианджанг по прозвищу "Ярость Пламени" отличался буйным нравом даже среди соплеменников. Кольцо она тут же и сожгла, произнеся положенные заклинания. А вот по поводу печати Тин сказала, что это действительно послание, но и что-то вроде маяка тоже. Какую именно информацию вложил Санджи сказать невозможно, но адресатом явно был тан клана огня.

– Что ж, значит, ждем гостей, – подытожил я. Санджи не мог не сообщить о найденной сестре, а тан дочь в беде не оставит.

Вариант, что глава клана огня может попытаться отомстить за сына, я тоже держал в уме. Увы, драться придется в одиночку. Выпускать демонов в этот мир чревато огромными человеческими жертвами. Профессиональных охотников или просто бойцов, способных хоть примерно сравниться с демоном, сейчас рядом практически и нет.