Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 16

 

А армия тем временем начала преследование остатков врага. Основные силы в бой не вступали – вся нагрузка легла на кавалерию, которая преследовала отступающие отряды и не давала им соединиться. Где-то там был и Матеуш, теперь лишь изредка забегающий подзарядить заклинания.

До самой границы шли довольно спокойно – противник, в основном, оставлял захваченные замки без боя. Лишь один раз пришлось штурмовать. Но так как от телепортов замок защищен не был, маги и командиры погибли еще до того, как наши войска вышибли ворота. После я старательно наводил панику и отвлекал защитников. Увы, Тин к тому времени еще не пришла в себя. Вдвоем было бы интереснее – пожар красивый устроить, или еще что-нибудь такое яркое.

Оставляя в замках небольшие гарнизоны, армия постепенно приближалась к границе. И к Гаэссу. "Чувствовать" город я начал еще за день до прибытия, а в предместьях аура стала попросту невыносимой. Это, видно, чувствовал не один я, так как лагерь приказали разбивать километрах в трех от города. Руины отсюда выглядели довольно живописно. Не знаю, как насчет "ни одного уцелевшего здания", но в то, что не было выживших – верю. Аура такая, что людям туда вообще лучше не соваться. Я так прикинул, что минут тридцать-сорок и вполне здоровый человек упадет без сил и сдохнет на том же месте примерно через час.

На следующее утро лорд-командующий собрал совещание среди магов. На самом-то деле, важных персон, "придворных" и прочей шелухи было больше, чем адептов, но я решил держать себя в руках и не раздражаться по мелочам.

– Итак, господа маги, все мы имеем несчастье наблюдать отсюда то, что осталось от славного некогда Гаэсса, – начал герцог, – вчера вы имели возможность посмотреть на этот ужас поближе. Сегодня хотелось бы услышать комментарии. Что здесь случилось, как случилось, и каким образом избежать этого в дальнейшем. Да и что нам вообще делать с этими развалинами – восстанавливать или проще основать новый город? Начнем, пожалуй, с вас, мэтр Кат, как с единственного темного мага среди присутствующих.

– Город уничтожен заклинанием, – медленно начал я, собираясь с мыслями, – полагаю, резни на улицах не было – все умерли в результате некоего ритуала. Места, где стояли семь алтарей даже сейчас ощущаются достаточно четко.

На этих словах пожилой целитель, кажется, самый опытный из магов, кивнул.

– Попытка сделать нечто подобное была и в Кермонте, но там ритуал не состоялся. Увы, захватить и допросить вражеских магов не удалось, так что подробности мне не известны. Было ли разрушение города целью заклинания или просто побочным эффектом не знаю, – я покачал головой, – но полагаю, что итоговое заклинание имело своей целью призыв. Жизни горожан дали необходимую энергию для того, чтобы вытащить в наш мир и обуздать столь мощного демона.

– То есть, по-вашему, эранийцы так и таскали этого демона с собой, пока не выпустили на Риалогском поле? – с иронией уточнил молодой маг разума, – что-то в ваших словах маловато уверенности. Сплошные "не знаю", "полагаю", "не уверен"…

– Я Лорд Разрушения, а не маг Воронов. Найдите профессионального демонолога, он скажет больше. А удерживать демона под контролем такое время вполне возможно.

– Мэтр Тальби, у вас будет возможность высказаться позже, – оборвал спор лорд-маршал, – продолжайте, мэтр Кат. Что можете сказать о нынешнем состоянии города?

– Сразу говорю: людей туда посылать нельзя – это почти верная смерть. Магов – с большими предосторожностями. Впрочем, уважаемые коллеги люди умные и сами чувствуют, куда не стоит соваться. Нужно ли переносить город – не знаю, но оставлять, как есть, не годится тоже. Слишком опасно. Место в любом случае придется чистить от этой жуткой ауры, но вот как?

– Я думаю, мы с коллегами можем организовать "благословение Дану", – отозвался лекарь, – это не совсем мой профиль, но уважаемый мэтр тай-Роди, думаю, вполне справится, а силу мы ему обеспечим.

– Мне нужно порыться в записях, восстановить детали, но думаю, справимся с божьей помощью, -кивнул молодой природник.

– Вот, кстати, да – божья помощь лишней не будет, – подтвердил я, – как начнете восстанавливать город, пригласите служителей, отстройте храмы – это их специализация. А со своим заклинанием не суйтесь пока. Там сейчас такое месиво из хаоса, смерти, тьмы и крови, что ваше благословение так искорежит – никакого проклятия не нужно. Завтра я попробую посмотреть подробнее и постараюсь поправить хоть что-то. Кстати, магам очень рекомендую в этот момент закрыться и не пытаться обращаться к силе.

– Вы сможете помочь? – поинтересовался один из военных, – если что-то нужно для проведения ритуала – обращайтесь. Девственниц я вам не обещаю, среди девочек Мамаши Кло их нет, а все остальное постараемся найти.

– Да какие там ритуалы, – грустно отмахнулся я.

– Простите, молодой человек, вы что – собираетесь работать с чистой энергией, напрямую? – удивился самый старый из магов, – но это же безответственно, и, в конце концов, опасно! Я всегда говорю своим ученикам…

– Завидую вашим ученикам, коллега, – хмыкнул я. Уж больно забавен был дедуля в своем негодовании – Увы, книг по темной магии днем с огнем не сыщешь, а последний маг разрушения погиб лет за восемьсот до моего рождения. Так что приходится рисковать.

Дедок осуждающе покачал головой, но возражать не стал.

– Простите, ваша светлость, – тут же вмешался еще один офицер, – вы что, позволите темному магу творить неизвестно что в самом центре силы? Вы не боитесь, что он попытается подчинить эту энергию себе и… При всем моем уважении к присутствующим, это может быть слишком опасно.

Лорд-маршал не ответил, переведя взгляд на меня: мол, давай сам отнекивайся. А опасение, в общем-то, нужно признать, не такое уж и глупое. С точки зрения обыденного представления о темных магах, конечно.

– Простите, а как вы собираетесь это контролировать? – уточнил я у офицера, – во-первых, ни один светлый маг не поймет, что на самом деле происходит, а во-вторых, скорее всего, попросту не выживет.

Вариантов у молодого человека не оказалось. В результате сошлись на том, что сначала я попытаюсь решить вопрос своими силами, а потом будем смотреть по результату. Старший лекарь уточнил, не помешает ли мне, если маги попробуют поставить защитный барьер вокруг лагеря, просто на всякий случай. Ответил, что это опасно в первую очередь для самих магов, так что лучше не надо. Подозрительность окружающих сразу выросла на порядок. Уверен, барьер они все-таки соорудят, но мое дело предупредить.

Черт, меня все-таки вытошнило! Не удивительно – ощущения мерзопакостнейшие, словно руками пытаешься вычистить армейский сортир, причем, стоя в дерьме по уши. Кстати о дерьме, организм намекает, что в медитации я провел не один день, и срочно нужно навестить упомянутый солдатский сортир. Пытаюсь подняться, и меня резко ведет в сторону. Хватаюсь рукой за ближайший обломок стены, распоров руку о какой-то острый выступ, перед глазами пляшут черные пятна. Ничего, сейчас даже моя кровь здесь не опасна. Держась рукой за стену, делаю несколько неуверенных шагов. В колени словно песка насыпали; да все тело болит. Интересно, сколько же дней прошло? Черта с два я еще раз ввяжусь в подобную авантюру! Ищите кого помоложе и поглупее.

Ладно, главное – я смог. Да, дурак, недооценил масштабы работы, но что, спрашивается, делать, если запустив процесс, прервать его на середине уже никак не получится? Правильно – стиснуть зубы и делать. Потому что никто другой не сможет. Ну а то, что я себя чувствую еще хуже, чем выгляжу – издержки профессии, однако. Зато теперь я точно соответствую прозвищу. Ладно, хватит ныть. Шаг левой, шаг правой, доползти до лагеря, уважить потребности организма и спа-а-ать.

Проснувшись, какое-то время просто валяюсь, наблюдая танец пылинок в солнечном луче и улыбаясь как идиот. До чего же приятно чувствовать себя живым! Слушать мерное биение сердца, ощущать, как пульсирует в такт маленькое черное солнышко где-то в центре груди, потянуться, заставляя работать расслабленные, чуть гудящие после нагрузок мышцы… О, правая рука перебинтована. Ах да, я же ее вчера распорол, когда пытался встать. Кажется, ее бинтовала Софья, но точно не помню – все словно в тумане. Зато сейчас я снова жив, бодр и весел! Размотав повязку, убеждаюсь, что все в порядке. На всякий случай еще добавляю печать исцеления. Смысла никакого, но мне приятно чувствовать, как движется в организме сила. Еще раз блаженно потянувшись, вскакиваю, откинув одеяло. Так, я оказывается, не одет. Как ни странно, сей факт я осознал только сейчас, до этого просто не придал ему значения. Вот и одежда – выстирана, выглажена и аккуратно сложена. Приятно все-таки быть женатым человеком! Хотя, это, скорее, заслуга Софьи. Милейшая девушка! Нужно будет ее чем-нибудь отблагодарить. Купить ей большой-большой букет… а, нет, совсем забыл, что здесь это не принято. Ладно, смотаюсь в Киан и куплю ее любимый десерт в той кондитерской на площади Сладких Снов. И Тиане что-нибудь. В руку тыкается холодный нос, от волчицы идет волна чистой радости и предвкушения новых развлечений.

Выйдя из палатки, обнаружил, что время уже обеденное и никого из соратников рядом нет. С чувством размялся, заставляя петь каждую мышцу, и, завершив все любимым танцем четырех стихий, отправился к Кошмарику. Душа пела, радовалась и требовала каких-то немедленных действий, так что поездку в Киан я решил не откладывать. Если скакать через поля пепла, то много времени это не займет.

То, что Кошмар способен доскакать до Киана я не сомневался – вспомнить хотя бы ту сумасшедшую дорогу в Хольц, вот только через поля мы это не делали ни разу. Да, забавное мы, наверное, представляли зрелище – демон верхом на каком то бронировано-клыкастом чуде, напоминающем лошадь лишь отдаленно. Хорошо еще, что на полях пепла никого не бывает и единственным зрителем этого представления была Тень. Вот она, кстати, на полях облик почти не меняет. Только становится несколько крупнее, и шерсть действительно меняет цвет на серебряный. Даже отблескивает, словно металл.

Три раза пришлось выходить в реальность, чтобы уточнить направление, но, в общем, эксперимент можно считать удавшимся. В городе я и пообедал, давая Кошмару пару часов передохнуть. Закупив подарки, тем же способом вернулся в лагерь. На всю операцию ушло три часа, но оказалось, что меня уже ищут. Уняв недовольство Софьи яблочным десертом, выяснил, что же тут все-таки происходит.

Собственно, ничего особо срочного или важного. Оказалось, в медитации я просидел три дня, потом еще дрых чуть больше суток. Беспокойство Софьи было вызвано скорее заботой о моем здоровье. Ну и лорд-маршал желал получить отчет из первых рук, как только я оклемаюсь. Чмокнув целительницу в щеку и поблагодарив за заботу, отправился к командующему. День прекрасный, солнце светит и даже общение с расфуфыренными болванами (это я о свите, а не о самом тай-Морице) не испортит мне сегодня настроения. Собственно, в подробности герцог и не лез, ограничившись изъявлением благодарности за проделанную работу. Мистический ужас в глазах собравшихся магов грел душу и радовал больше, чем благодарность лорда-маршала и обещание очередной награды.

Через два дня войска Хенрика перешли границу. С ними отправились "Алые Драконы" Доужа и гвардейский полк во главе с принцем. Часть баронов разъехалась по домам, а кианский полк и "Медведи" из Лэнга остались в лагере у Гаэсса. Я участвовать в эранийской части операции отказался наотрез, заявив, что приказ об изгнании подписан королем и Архимагом, так что только король (а не принц) и Архимаг могут его отменить. К тому же Хенрик и так обвинен в пособничестве темным магам и, даже если я вообще действовать не буду, само наличие в армии разрушителя негативно скажется на общественном мнении. А если пособники Эдварда вновь призовут демона – есть Архимаг. Это его территория, вот пусть и разбирается.

Впрочем, курьеры приносили только хорошие новости. Сопротивление во главе с Рохом тоже не сидело, сложа руки, так что армия принца по пути к столице увеличилась раза в три. Боев, как таковых, и не было. Основные силы короля полегли в Литии, а немногие оставшиеся приспешники в бой с превосходящими силами не ввязывались, пытаясь отсидеться в замках. Пропаганда работала отлично, так что принца встречали как освободителя, а не захватчика. Даже ворота столицы открыли без боя сами жители. Единственная серьезная драка была за дворец, где укрылись остатки темных магов, но на стороне Хенрика выступил мессир Корвус, так что и тут особых жертв не было.