Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 17

 

Чтобы не ждать еле ползущую армию, домой отправились все той же компанией, включая сэра Эрцеля и его служанку. Шпион вызвался проводить нас до столицы, чтобы было не так скучно ехать, но, по-моему, ему еще раз хотелось искупаться в наших бассейнах. В Киан мы, конечно же, тоже заехали, чтобы оставить большую часть снаряжения, пополнить припасы, да и просто отдохнуть. Я рвался в столицу, но Элеандор настоял, чтобы туда ехали все, включая Софью. Матеуш в любом случае вернется вместе с принцем, который остался в Эрании на официальную коронацию Хенрика. И вернется, скорее всего, именно в Гайтстат со всем полком. А в Киане ему можно просто весточку оставить. К тому же у нас пока неофициальное приглашение от лорда-маршала, которое игнорировать тоже не стоит.

У ворот столицы мы попрощались с сэром шпионом и отправились искать свободную гостиницу. Официальные торжественные мероприятия еще не начинались, но в городе уже витала атмосфера праздника – о победе знали все. Наскоро перекусив с дороги и приведя себя в порядок, вскоре я уже стучался в ворота загородной резиденции лордов тай-Гивер.

Самого лорда-канцлера, как обычно, не было на месте, но очаровательнейшая леди Анна тепло меня поприветствовала, поинтересовалась судьбой соратников и, узнав, что я собираюсь забрать Ниа, отмела этот вариант как совершенно неприемлемый. Большую часть высокородной малышни уже разобрали родственники, так что в доме полно свободных комнат, лорд-канцлер просто не простит жене, если спасители его единственного наследника останутся ночевать в какой-то гостинице, да и Ниа тут будет интереснее со сверстниками, которые, кстати, тоже будут рады поприветствовать Кианскую пятерку. В общем, пока я подбирал аргументы и вежливые формулировки, в гостиницу уже послали слуг.

Ниаминаи во время всей этой церемонии держалась скованно, ограничившись только реверансом и положенными по этикету фразами, и только в комнате бросилась мне на шею.

– Папочка, милый, как я рада тебя видеть! Я знала, что ты обязательно вернешься, знала! Я загадала, что если буду постоянно носить твой подарок, то с тобой ничего-ничего не случится!

Девочка оторвалась от моей груди и чуть покрутила головой, демонстрируя заколки из кости виверна – мой первый подарок-трофей. Я аккуратно промокнул платком ее глаза, полные слез и перекинул вперед свои отросшие волосы, стянутые в хвост черной лентой с криво вышитым узором. Слезы, объятия и поцелуи тут же возобновились. Чуть позже приехали ребята и Ниа, наскоро приведя себя в порядок, убежала здороваться.

Завертелась чехарда взаимных приветствий, поздравлений, знакомств. Я старался вести себя естественно и беззаботно, чтобы не портить людям праздник, но Ниа все равно что-то заметила. После ужина, когда мы сидели в ее комнате, дочь вдруг прервала рассказ о местном житье-бытье и серьезно спросила:

– Папа, ты чем-то расстроен? Что случилось?

– Извини, я нарушил данное тебе слово, – не то, чтобы я собирался это скрывать, но лучше бы не сейчас, – убил ребенка.

Ниа застыла на секунду. Стараясь не смотреть ей в глаза коротко, без подробностей, рассказал о случившемся.

– Но так ведь было нужно? – девочка подошла и погладила меня по голове, – так было правильно, ведь это спасло город. Не переживай так, пожалуйста.

Господи, она меня жалела! Меня, а не эту безымянную малышку! Огромное облегчение и благодарность были подпорчены червячком гадливого презрения к самому себе. Ниа просто маленький белокурый ангел, преисполненный доброты и сострадания. Я этого попросту не достоин.

*****

Полумрак малой королевской гостиной рассеивали несколько магических "светляков", выхватывая из темноты большой овальный стол и собравшихся вокруг него людей. Двенадцать влиятельнейших персон государства – малый королевский совет. Никаких слуг или посторонних. Тринадцатым, правда, был королевский шут, но кто же считает дурака? Тем более, что карлика из-за стола и видно-то не было.

– Приветствую вас, господа, и благодарю, что откликнулись на мой зов, – фраза, в общем-то, почти ритуальная, так что Карл произносил ее без какого-то особого чувства, – малый королевский совет объявляю открытым.

И добавил уже нормальным тоном:

– Что-то я не вижу лорда-адмирала, где он?

– Лорд-адмирал прислал голубя с просьбой простить его отсутствие, – на вопрос короля ответил пожилой герольдмейстер и хранитель традиций, – увы, но совершенно безотлагательные дела требуют его присутствия на главной базе флота. Возможно, вы слышали о большом шторме две декады назад, Ваше Величество.

– Хоть на большом приеме-то он будет? – нахмурился король.

– Обещал быть непременно, а также подготовить к тому времени отчет о последних событиях, – кивнул герольд.

– И снова убытки! – всплеснул руками невысокий полненький живчик, похожий на хомяка, – вот так и знайте, ни менки не дам! Пусть за свои деньги последствия шторма ликвидирует! В конце-то концов, в его подчинении почти все водные маги государства!

Собственно, ничего другого от лорда-казначея и не ожидали. Любые траты казны он воспринимал как личное оскорбление, но финансистом был непревзойденным, да и воровал вполне умеренно и аккуратно.

– Что, неужели, полученная от эранийцев контрибуция не удовлетворила ваш аппетит? – чуть улыбнулся лорд-канцлер.

– Да что там этой контрибуции! – возмутился хомяк, – А Гаэсс-то, Гаэсс восстанавливать?

– Мы и собрались здесь, чтобы подвести итоги прошедшей кампании, – прервал спор монарх, – вам слово, лорд-маршал.

– По большому счету, кампанию можно считать успешной, – медленно и веско начал тай-Мориц, – конечно, потери на первом этапе были чудовищны, в основном из-за подавляющего превосходства противника в магах. Но все же нам удалось не допустить прорыва во внутренние области. Особо хочется отметить заслуги присутствующего здесь герцога тай-Херц по обороне перевалов и некоторых кианских дворян, а также остатков гаэсского полка. Список с указанием заслуг и прошением о наградах для каждого я передам вам чуть позже, Ваше Величество.

Именно героические действия этих людей не позволили армии противника соединиться и ударить в сердце королевства. Ну и конечно, на руку нам сыграла сложная ситуация в самой Эрании. В целом же, с военной точки зрения, кампанию можно считать успешной, как я уже говорил. Численность полков и дружин мы восстановим, замки нуждаются лишь в небольшом ремонте. Конечно, расстраивает потеря Седьмого Клыка, но судя по отчетам сэра Ульрика перевал теперь практически непроходим, так что с точки зрения обороны это не так страшно. Потери противника гораздо выше и Эрания еще не скоро восстановит свою военную мощь.

А вот потеря Гаэсса и десятков лучших людей государства, конечно, очень неприятна. Но этот вопрос уже скорее относится к внутренним делам, чем к военным.

– Лорд-канцлер? – король перевел взгляд на следующего участника совещания.

– Да, конечно, – тай-Гивер устало потер переносицу, – потери велики. Род герцогов Гаэсса пресекся и нужно искать замену. К счастью, большинство других приглашенных на праздник избежали этой участи. Конечно, наследники еще малы, но за большинством найдется кому присмотреть. На освободившиеся должности желающие тоже найдутся, даже с избытком. Но это можно рассмотреть и в рабочем порядке.

Сейчас основной вопрос касается Гаэсса. Город нужно восстанавливать, а значит, нужен и лорд-хранитель. Результаты же мирного договора с Эранией считаю более чем удовлетворительными. Мы выжали из принца все, что было возможно. При условии соблюдения чести, конечно, – поправился тай-Гивер, вспомнив спор с королем перед переговорами. Хотя жаль, что Его Высочество уже женат. Связать страны браком было бы куда интереснее с политической точки зрения.

– Да-да, – откликнулся позабытый всеми шут, взлетая над столом, – мало поиметь этих ублюдков один раз! А так великая Лития в лице наследника сможет трахать Эранию ежедневно!

– Фолио, помолчи! – прикрикнул на него король и вредный шут отлетел в сторону, притворяясь, что его сдувает волнами монаршего гнева.

– Кстати о свадьбе, – проскрипел сэр Вильфрид. Лорд-хранитель Тирона был очень стар и держался только на искусстве магов жизни, но разум его был все так же остер и ясен, – эта девушка, тай-Ноллан, кто она? Нолланы ведь ваши вассалы?

Старик умолк, а Вернер тай-Тирон, более известный как лорд-паук подлил старшему родственнику вина.

– Думаете, стоит попробовать? Так, родители погибли в Гаэссе, остался младший брат… если ее выдать замуж, то можно… – задумчиво забормотал канцлер, – ладно, это можно обдумать и позже. Хотя идея может оказаться интересной, спасибо, сэр Вильфрид.

– Итак, нам нужно выбрать лорда-хранителя Гаэсса, – вернул разговор в деловое русло король, – у Антуана действительно не осталось прямых наследников?

– Именно так, – подтвердил герольдмейстер, – даже племянников или хотя бы признанных бастардов.

– Это плохо, – огладил усы Карл, как всегда делал в моменты задумчивости, – все же родня по крови была бы надежнее.

– Осмелюсь заметить, что Грегор тай-Пантус является родичем тай-Винноров по линии Хальдары тай-Моррингейн, бабки покинувшего нас сэра Антуана, – влез сэр Ульрик. От возбуждения все его три подбородка заколыхались, – к тому же род тай-Пантусов богат, и готов за собственный счет отстроить гаэсский замок и главный храм.

– За свой счет это хорошо, – задумчиво протянул казначей.

– Да, если не считать, сколько они при этом разворуют из государственных денег, – едко заметил сэр Вильфрид. Старику сходили с рук и более рискованные замечания, – к тому же, подобной "родни" полкоролевства.

– Я бы просил обратить внимание на Станислава тай-Аунг, – вступил в спор лорд-хранитель Пельца, – парень приходится тай-Виннорам куда более близким родственником (герольдмейстер кивнул), к тому же молод и энергичен, да и как правитель домена показал себя очень достойно.

– Да, если не считать его более чем сомнительную лояльность короне! – нахмурился лорд-канцлер, – Напомню, что парень также является родичем бывших герцогов Кианских. Как бы нам не пришлось потом отбивать Гаэсс силой!

– Твоя знаменитая осторожность начинает переходить границы, Поль, – с некоторым презрением посмотрел на герцога тай-Мориц, – ты готов видеть заговор в любом чихе, а призрак кианского восстания превращает твою рассудительность в откровенную трусость.

– У меня есть причины, не находишь? – огрызнулся тай-Гивер.

– Поверь, мне тоже жалко Мишеля. Я скорблю о твоем сыне, но это война. И гибнут даже лучшие. И не нужно так на меня смотреть! Да, я читал отчеты сэра Паука, но, растопчи меня дракон, Станислав действительно деловой и сообразительный парень. И достаточно разумный, чтобы не пытаться снова возродить герцогство Кианское. К тому же у него с восстановлением Гаэсса будет столько возни, что на заговоры времени попросту не останется.

– А почему бы не продвинуть великолепного полковника тай-Лиомера? – вкрадчиво поинтересовался лорд-хранитель Лэнга, – уж его-то верность короне не вызывает сомнений. Да и родственные связи с тай-Виннорами есть тоже.

– Еще более дальние, чем у Пантусов, но есть, – подтвердил герольд.

– Да потому, что при всей своей несомненной доблести, действовать полковник предпочитает с прямолинейностью осадного бревна, – фыркнул лорд-хранитель Тирона, – и немногим превосходит это самое бревно интеллектом.

– Сэр Вильфрид, конечно, немного польстил осадному бревну, – ухмыльнулся лорд-канцлер, – и забота лорда тай-Лэнг о родственнике понятна, но я тоже считаю, что на поле брани от полковника будет больше пользы.

– Итак, сэр Вильфрид, кого поддержите вы? – король откинулся на спинку кресла.

– Молодой тай-Аунг, – каркнул старик и замолк.

– Аларик, твое слово? – Монарх повернулся к наследнику.

– тай-Пантус, – бросил принц, подумав, что те действительно очень богаты, и он свою часть договора выполнил. Это и сэр Ульрик подтвердит, так что пусть только попробуют вспомнить тот неприятный долг в сотню золотых.

– Итак, большинство лордов высказались за кандидатуру сэра Станислава тай-Аунг. Кто-то хочет что-то добавить или изменить свое мнение? – Король взглянул на канцлера. Перевес в один голос не слишком убедителен.

– Да лучше разрушитель в Гаэссе, чем этот Станислав! – в сердцах ругнулся лорд-канцлер.

– Идея, конечно, интересная, – расплылся в улыбке Гюнтер тай-Лэнг, самый молодой из лордов – по крайней мере, нападения со стороны Эрании можно не опасаться.

– Ага, опасаться нужно, как бы он сам Эранию не захватил под горячую руку, – снова вылез из-под стола шут и сцапал бокал наследника.

– Это, кстати, следующий вопрос по которому я прошу вашего совета сеньоры, – помрачнел Карл, – а пока объявляю о даровании маркизу Станиславу тай-Аунг титула лорда-хранителя Гаэсса и возлагаю на него обязательства в скорейшем времени восстановить город и замки. Поль, прикажите подготовить все необходимые документы.

– Слушаюсь, Ваше Величество.

– Хорошо, теперь переходим к следующему вопросу. Я посмотрю списки поощрений, и мы обсудим их с каждым из вас, но сейчас меня интересует фигура мага Кианской Пятерки, именующего себя Даркин Кат.

– Почему именующего? – удивился тай-Лэнг.

– Это не его настоящее имя, насколько известно, – негромко пояснил лорд-паук.

– Раз уж вы начали, Вернер, будьте добры, зачитайте краткую характеристику объекта.

– Итак, мэтр Даркин Кат, титул силы: Лорд Разрушения, прозвище: Старик. Точное место рождения и возраст неизвестны. По официальной версии родом с пустошей севернее Герна, около тридцати лет, по происхождению простолюдин. Настоящее имя неизвестно. Собственно, даже наши эранийские друзья, предоставившие информацию, сомневаются в ее достоверности. Агент предполагает, что маг родился или какое-то время жил на юге, скорее всего в Кенаре и по происхождению все же аристократ или воин.

Первое упоминание – 815 год от Падения Империи, когда маг разума по имени Даркин Кат был зачислен в эранийскую Академию Магических Искусств. Пользовался личным покровительством мессира Архимага. Через два года был отчислен и изгнан из страны за занятия темной магией. После чего был придворным магом барона Германа Хольца, в то же время приобрел весьма дурную славу. Тогда же впервые вместе с ним появляется девочка, которую он зовет дочерью. Во время аршанского Большого Турнира получил титул силы Лорд Разрушения. Таким образом, можно предположить, что мэтр Кат владеет как минимум двумя магическими школами – разрушения и разума. Уровень силы точно неизвестен.

– Хм, к вопросу об уровне силы, – тай-Гивер поставил перед королем небольшую шкатулку, – мэтр просил передать. В качестве подарка Вашему Величеству.

– Это что, попытка подкупа? – Карл улыбнулся.

– Откройте, – канцлер шутку не поддержал.

– Она хоть безопасна? – канцлер только кивнул, но шут все равно взлетел над столом и обнюхал шкатулку со всех сторон. Потом открыл, полюбовался, и высыпал содержимое на стол.

– Что это? – удивленно спросил принц.

– Кольца эранийских магов, – так же сухо пояснил канцлер, – убитых лично Лордом Разрушения.

– Семнадцать штук, – довольно подтвердил шут, заграбастав всю коллекцию себе и теперь пытаясь натянуть кольца на каждый палец. Что-то маловато, кстати, для такого грозного дяди.

– Темные маги не носят колец.

– А с темными он тоже воюет? – поинтересовался лорд Пельца.

– Лично видел, – откликнулся из своего кресла тай-Мориц.

– Разрешите, я продолжу? – несколько недовольно спросил тай-Тирон, – итак, после смерти барона Хольца маг направляется в Киан. Несколько лет в составе Кианской Пятерки выполняет различные задания. Перечислять их не буду. Если кто-то еще не слышал – спросите любого менестреля. Во время войны Кианская пятерка спасает детей из осажденного Гаэсса, отличается при взятии Седьмого Клыка. Сам Лорд Разрушения позже спасает Кермонт уничтожив вражескую армию при помощи некоего ритуала. Причем, проводить ритуал еще раз, на Риалогском поле отказался. Но в битве все же участвовал, уничтожив вызванного врагами демона. Это что касается истории.

Что же касается личных качеств… вспыльчив, жесток, в общении, зачастую, груб. Но в то же время честен и крайне щепетильно относится к собственному слову. Это отмечают все знакомые с ним люди. Способен на преданность, очень дорожит друзьями и семьей. Не скрывает намерения получить титул и земли. Не любит магов и аристократов, но в развязывании дуэлей или намеренном истреблении не замечен.

Сэр Ульрик фыркнул, но влезать не стал. Паук посмотрел на него понимающе и продолжил:

– По словам его командира, может спорить и не соглашаться, но, получив приказ, его выполняет. При этом не любит действовать под давлением. Если приказ не нравится, выполнит, формально не нарушив, но, по сути, извратив до невозможности. Что еще? По некоторым данным находится в ссоре с верховными магами Эрании и баронств, но данные не проверены, вполне возможно и обратное. Есть ученица. О дочери я уже упоминал. Сведений о других родственниках нет.

– Вот так, сеньоры, – подытожил король, – собственный лен, прямо скажем, маг заслужил, но я не знаю, что от такого подданного будет больше – пользы или проблем? Поэтому мне и нужен ваш совет. Мэтр Фадиус, что вы можете сказать?

– Нет. – Мрачно отрезал маг, – он разрушитель, этим все сказано. И никакие выгоды этого не отменят, так как проблем будет неизмеримо больше. Мое мнение – поблагодарить, щедро наградить и выгнать куда-нибудь на острова в Рейх.

– Отлично! Ты великий стратег, братец! – Фолио всплеснул руками, взлетев под самый потолок, – А потом разрушитель вернется уже как наш враг, в составе армии Рейха! Уж они-то такой подарок оценят. Чудесная перспектива!

– И все же я поддержу мэтра, – квакнул сэр Ульрик, – этот заносчивый выродок не рыцарь и никогда им не станет. У него нет чести! Вспомните его подлое убийство Альберта тай-Пантуса! Да мы останемся без половины дворян!

– Останутся наименее дурные, – фыркнул шут, но герцог его высокомерно проигнорировал, продолжив:

– А его верность, и полезность очень сомнительны. Вспомните его прямое неподчинение приказу под Риалогом, отказ переходить границу Эрании…

– Ради справедливости стоит заметить, что юный Альберт сам провоцировал дуэль, оскорбив даму, – мягко заметил канцлер, – да еще и попытался навязать магу условия дуэли. Вот мы и получили пример того, о чем говорил сэр Вернер: формальное соблюдение правил и полное их нарушение, по сути.

– И, кстати, говоря, дружок герцог, что ты понимаешь под заносчивостью и непочтительностью? – шут так и висел под потолком, – он отказался лизать тебе задницу и обращался так, как ты на самом деле заслуживаешь?

– Фолио, умолкни, – недовольно взглянул на него король, но шут и не думал успокаиваться:

– Нет, а что сразу Фолио? Геквертиш! Да вам предлагает свои услуги один из сильнейших в мире магов, а вы тут еще ломаетесь! Он, видите ли, недостаточно почтителен! Да с чего бы ему уважать спесивых кретинов, чье единственное достоинство – прапрадедушка, воевавший вместе с Архайном Объединителем? Или прабабушка, не сумевшая отказать королю, да прадедушка, закрывший на это глаза? Ну же, сэр Ульрик, герой защиты Кермонта, поведайте, сколько врагов вы убили лично? Вы вообще хоть раз меч обнажали, или не смогли до него дотянуться, так как пузо помешало? Да с чего бы вам должен кланяться человек, победивший в поединке сильнейшего мага баронств, в одиночку убивающий крайса и опасающийся только Архимага? – шут показал неплохую осведомленность, выходящую за рамки прозвучавшего доклада.

Багровый сэр Ульрик поднял руку и в шута полетел огненный шар. Среди многочисленных колец были не только украшения. Фолио обидно рассмеялся, глядя как огонь тает на окутавших его фигуру щитах. Подобные же щиты тут же вспыхнули вокруг короля и наследника.

– Многоуважаемый сеньор тай-Херц, – в голосе лорда-маршала прозвучало неодобрение, – прошу вас воздержаться от применения магии в присутствии Его Величества. Это, знаете ли, может быть расценено как покушение.

Сэр Ульрик из красного мгновенно стал белым. Люди, которые не относились к словам лорда-мунго серьезно, долго не жили.

– В чем-то конечно, коротышка прав, – задумчиво прикрыл глаза старший тай-Тирон, – маг доказал свою пользу как боец. И Карл прав – баронство ему можно дать хотя бы за Гаэсс, пусть он и был там не один. Собственно, потомственное дворянство заслужил каждый из этих молодых людей. Но и сэр Ульрик прав тоже – зачем нам оружие, которое мы не можем контролировать? И которое может обернуться против нас. Что скажешь, племянничек – есть у нашего темного мага слабости, благодаря которым его можно держать в узде?

– Есть, – на некоторое время Вернер задумался, – но тут тоже все не просто. Деньги, конечно, нужны всем, но мэтр и так достаточно богат, по моим сведениям, и золото как таковое его не интересует. К женщинам и азартным играм равнодушен. Конечно, остается семья, но мастер Элеандор, с которым я беседовал, настоятельно не рекомендовал мне идти этим путем. Получив баронство, маг, возможно, станет более покладист из страха его потерять. Точнее, баронство ему нужно только ради будущего детей, как утверждает Хольтс, и именно поэтому Кат будет за него держаться. А вот угрожать семье напрямую не стоит, в этом я с мастером согласен – последствия абсолютно непредсказуемы.

– Как-то слабо, – недовольно покачал головой лорд Пельца, – а через друзей?

– Кстати, да! – поднял голову тай-Лэнг, – что это мы все о темном? Конечно, всем пятерым по баронству давать, так самим ничего не останется, но и забывать о них тоже не стоит. О девушках особенно. Видели ту, рыженькую?

– Это невысокая такая? – уточнил принц, – не видел. Она все время куталась в какой-то плащ с капюшоном. А что, действительно хороша?

– Да ну, там посмотреть-то не на что, – махнул рукой властитель Пельца, – ни сисек, ни жопы. А вот вторая – это да, есть за что подержаться. Пригласить ее что ли как-нибудь поужинать?

– Можете даже не стараться, – улыбнулся сэр Ульрик, – не пойдет. Я уже пробовал.

– Ну, пригласить тоже можно по-разному, – плотоядно улыбнулся Жером, – в конце-то концов, она ведь, кажется, сирота?

– Поверьте, за нее есть кому заступиться, – растекся по креслу хранитель Кермонта, – я намекал и на подобный вариант. Кстати, кто-нибудь знает, что такое Лисья пустошь, которая "уныла и не радует глаз"?

– От кого вы это слышали? – маг закаменел, – это была угроза?

– Да от мэтрессы Биен, я же и говорю, – сэр Ульрик несколько удивился реакции.

– Лисья пустошь, – негромко начал лорд-паук, – это некая область в баронстве Фрайт. На десять стадий вокруг мертвая, словно превратившаяся в соль земля. Туда даже птицы не залетают и на три полета стрелы вокруг не растут деревья. Когда-то там стоял замок и пара деревень, пока несколько благородных сеньоров не решили позабавиться с одной заезжей магичкой.

– Это что, она все устроила? – удивился тай-Лэнг.

– Нет. Но как я уже говорил, Лорд Разрушения очень привязан к друзьям и не любит, когда их обижают. Судя по тому, что вы все еще живы, сэр Ульрик, девушка осталась нетронутой?

– Да, конечно, – кивнул лорд, – я все-таки не насильник. А на мои намеки девушка ответила весьма изящным отказом. Но прошу учесть, что к ней сватается один из моих магов, так что попытки переманить целительницу я не оценю.

– Хм, и хорошая целительница? – поинтересовался сэр Гюнтер, – моим "Медведям" бы тоже не помешала…

– Забудьте. – Хмуро отрезал тай-Херц.

– Ну, это мы еще посмотрим, – с вызовом улыбнулся молодой человек, – если, скажем, предложить ей должность моего личного целителя, а мужу повышение… И рыженькую пристроить.

– А вот рыженькую я бы и сам взял… в домашние маги, – ухмыльнулся принц.

– Господа, мы на королевском совете, или в солдатской казарме? – громыхнул лорд-маршал, – Аларик, ты женат, между прочим! А вам сэр Гюнтер, я рекомендую внимательно присмотреться к левой руке мэтрессы Ардивенто, прежде чем строить какие бы то ни было планы.

– О, а что там? – удивился молодой лорд, ничуть не смутившись.

– Плетеный браслет, – невозмутимо пояснил глава "Паутины", – прядь белых волос и черная кожа. Ни о чем не говорит? Кстати, у темного – рыжий с зеленым. Сделайте вывод и не лезьте в пасть к дракону.

– Так ведь свадебный браслет носится на правой руке, да и выглядит иначе? – удивился принц.

– Напомню, что оба они издалека, и мы не знаем, какие там традиции, – подал голос канцлер.

– Итак, – король начал говорить и все остальные почтительно замолкли, – конечно же, вся пятерка, включая девушек, получит орден меча, но вопрос с баронством для темного остается открытым.

– Личное дворянство хорошо, – проскрипел старый лорд Тирона, – но я бы предложил отметить Гаэсс особо. Скажем, орден Лилии вполне подходит случаю.

– Да, поддерживаю, – кивнул принц. Сэр Ульрик, за взятие крепости вы ведь уже наградили их знаком отваги?

Толстяк важно кивнул.

– Хорошо, орден Лилии, – согласился король, – но вернемся все же к Разру… мэтру Даркину. Мнение мэтра Фадиуса мы уже слышали. Что скажет лорд-казначей?

– Да мне-то все равно, – пожал плечами хомячок, – если он будет исправно платить налоги, то пусть хоть в дракона превращается.

Король чуть поморщился явно недовольный таким пренебрежением.

– Сэр Вильфрид?

– Пожалуй, такой человек все же будет полезен королевству. Вот только кто рискнет принять его клятву?

– Я так понимаю, это точно будете не вы? – криво ухмыльнулся король.

– И точно не я, – тут же влез тай-Лэнг. Лорд Кермонта поддержал его кивком.

Впрочем, никто и не предполагал, что молодой хранитель Лэнга сможет держать в повиновении темного мага.

– Мне кажется, уместнее всего сделать его вассалом лорда-канцлера, – вкрадчиво произнес тай-Штерн, – вы ведь ему покровительствуете, не так ли?

– Именно поэтому вынужден ответить отказом, – хмуро отозвался тай-Гивер, – я слишком многим ему обязан, сами понимаете.

– Кстати, а что думает о нем милейшая леди Анна? – поинтересовался король, – когда-то наша хитрая куница неплохо разбиралась в людях.

– Анна считает, что лорд может быть полезен, но и очень опасен. Хотя, если быть с ним честным и не провоцировать, то он может стать надежнейшим соратником. Как человек он весьма добр и вежлив. Любит детей, уважительно относится к женщинам, но вот мужчин уважает ровно настолько, насколько они того заслуживают. Причем, шкала оценок весьма запутана. Анна даже предположила, что когда-то маг был настолько высокопоставленной персоной, что даже королей воспринимает как равных и не более того. Но моя милая жена при этом честно опасается находиться с темным магом рядом и очень просила не принимать его присягу.

– Иногда и великолепная Анна может ошибаться, – тай-Мориц со значением посмотрел на канцлера.

– Что, никак не можете забыть своего единственного поражения, лорд-маршал? – со снисходительностью победителя откликнулся тай-Гивер.

– До сих пор не понимаю, почему она выбрала именно тебя, – буркнул герцог.

– Значит, вы, лорд-канцлер, не готовы взять на себя ответственность за такого вассала? – недовольно переспросил король.

– Я приму его присягу, растопчи вас всех дракон, трусы несчастные! – лорд-маршал хлопнул ладонью по столу, – у меня как раз освободилась долина Ривертэйна. Вот и посмотрим, на что способен этот маг. Кстати, мне он показался весьма спокойным и рассудительным человеком.

– Что, неужели барон Ривертэйна погиб? – покачал головой монарх, – какая жалость! Раймон умел рассказывать такие занимательные истории!

– Это, пожалуй, все, что он умел, – хмуро бросил лорд-маршал, – я уже и не помню, когда он последний раз навещал свой манор. Келдонский лес кишит разбойниками, я боюсь посылать туда сборщиков налогов. Что творится в самой долине – совершенно неизвестно. Не удивлюсь, если обнаружу там дарсийские войска!

– И все же разумно ли отдавать темному единственный караванный путь в Дарсию? – возразил казначей.

– Самый удобный, но не единственный, – поправил Паук, – к тому же, хоть за этот участок границы можно будет не беспокоиться.

– Что ж, хорошо, – король огладил усы, – маг получит орден короны и баронство Ривертэйн, принеся клятву лорду-хранителю Доужа. Надеюсь, нам не придется жалеть о своем решении.