Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 18

 

Итак, кажется, я добился своего. Вчера герольд навестил нас в имении тай-Гиверов, где мы до сих пор и гостили, чтобы вручить нам приглашения на большой королевский прием. Он же и сообщил, что каждый из нас будет награжден орденом меча, что автоматически дарует личное дворянство. А мне за особые заслуги вручат орден короны, означающий уже дворянство наследственное. Этот же почтенный мэтр вызвался помочь составить нам гербы, а также объяснить все тонкости ритуала. Собственно, обязательное требование к гербам было одно – изображение меча. Также его величество пожелал, чтобы в мужских гербах фигурировала башня, как память о взятии "Седьмого Клыка". Насчет женских гербов распоряжений не было. Они вообще считаются чем-то неофициальным – все равно они просуществуют только до замужества.

Матеуш, собственно говоря, уже имел герб, но пропустить такое развлечение просто не мог. Девушки с гербами разобрались довольно быстро. У Тианы на золотом (желтом на самом деле, но геральдика есть геральдика) ромбовидном щите по центру помещен черный меч, конечно же, объятый пламенем. У Софьи золотые только две трети щита, а верх оформлен в виде лучей цвета серебра и лазури. Как и все женские щиты он тоже представляет собой вытянутый ромб. По центру точно так же размещается меч, но его рукоять исполнена в виде петли, так что фигура больше напоминает местный символ целителей.

А вот Элеандор довел почтенного мэтра до истерики. Щит нашего командира разбит на четыре части прямым черным крестом. В первой и третьей четверти на серебряном фоне угольно черные меч и башня соответственно. А вот во второй и четвертой на изумрудном фоне золотое дерево Хольцев и… мотылек, тоже золотой. И то и другое в черной рамке бастарда. Умеет наш лучник плюнуть в лицо общественному мнению. Полчаса криков, размахиваний руками и демонстративных попыток упасть в обморок ни к чему не привели. На каждый аргумент герольда Эл приводил свой, не менее веский. В результате мэтр выхлебал целый кубок вина (нужно полагать, для успокоения нервов) и махнул рукой.

Думаю, после такого надругательства над геральдикой почтенный мейстер простил бы мне и расчлененку, но я не стал испытывать его терпение. Мой герб был выдержан в черно-белой гамме. Черный клин на белом поле щита символизировал гору, на ее фоне нарисована белая башня, а в нее вписан черный меч. В верхней части щита над горой раскинулись мои черные крылышки. В полном варианте щит венчает баронский венец о трех зубцах, а снизу идет лента с девизом. Девиз мэтр одобрил, видимо сочтя фразу "Демоны среди нас" чем-то вроде предупреждения потомкам от знаменитого охотника. Шутку он то ли не понял, то ли решил не обращать внимания, попросту устав спорить. Вычурное начертание высокого даркаана позволяло прочитать выражение как "демоны внутри нас", что уже гораздо ближе к истине.

А вот с ленным владением все достаточно забавно. Саму землю новоиспеченный сеньор получает от короля, принося ему клятву верности, после чего обязан подарить свой манор одному из лордов-хранителей в обмен на покровительство. Тот принимает службу и в качестве оплаты отдает рыцарю все те же земли. В результате фьеф так и остается за рыцарем, но теперь он связан вассальной присягой с королем и одним из герцогов. По идее, принести присягу можно любому из лордов-хранителей, но на деле границы округов не менялись уже много лет. А так как долина Ривертэйна имеет еще и стратегическое значение, то присягу мне придется приносить хранителю северо-запада. Приглашение посетить которого мне также передал герольдмейстер.

Принадлежащий роду тай-Мориц отель (это слово звучит здесь так же как и у нас, но означает просто достаточно крупный особняк в черте города, принадлежащий какой-либо знатной семье) располагался в престижнейшей части города, на Королевском острове и размерами ничуть не уступал особняку тай-Гиверов. Вежливый слуга в алой ливрее принял поводья, но на Кошмарика вдруг напало игривое настроение, пришлось провожать до конюшни. Надеюсь, он ее не разнесет до моего возвращения.

– Приветствую, ваша светлость. Вы желали меня видеть? – вежливо кланяюсь.

Ну, может быть, и не очень вежливо, но полный церемониальный поклон это ужас что такое. Будем считать, что я его не знаю. А так выходит уважительное приветствие равного. Надеюсь, герцог не слишком щепетилен в этом вопросе. На самом деле лорд-маршал та еще фигура. Такому и поклониться не грех. Несмотря на показное спокойствие, я напряжен, словно перед боем, поэтому на мелькнувшую тень и вспышку опасности реагирую мгновенно. Несколько секунд рассматриваю извивающееся в моей руке животное. То ли хорек, то ли куница, но, скорее всего, мунго.

– Похоже, мне здесь не рады, – стараюсь, чтобы в голосе звучало немножко неодобрения и чуть-чуть обиды.

Чуть подумав, решаю что вопрос, всех ли гостей здесь травят зверями, уже будет перебором. Сейчас герцог чуть смущен выходкой своего питомца и чувствует себя немного виноватым. А вот издевка его скорее разозлит. Зверек тем временем, поняв, что сопротивление бесполезно, обвис, притворившись мертвым.

– Прошу вас, мэтр, присаживайтесь, – тай-Мориц кивнул на кресло для посетителей, – только сначала положите этого нахала в клетку.

– Прошу прощения, – герцог захлопнул дверцу вольерчика, – на обычных посетителей он не бросается.

Чуть пожимаю плечами, как бы говоря: "какое мне дело до причуд вашего питомца?".

– Вина? – миловидная служаночка, ставя поднос на стол, наклоняется о-о-очень низко.

Это что, попытка отвлечь или проверка? Ну-ну. Ласкаю взглядом два упругих полушария, что открываются в глубоком вырезе платья, и неторопливо делаю глоток. Отказ от пищи может быть истолкован как недоверие и знак враждебных намерений. О, моя любимая "Кровь Василиска", красивый жест. Герцог без особого стеснения изучает мою реакцию. Сам он прикрыт несколькими ментальными щитами. Его маг – какая-то бесцветная личность и довольно слабенький разумник застыл в углу, стараясь слиться с окружающими тенями. Маг, кстати говоря, так и не представился.

– Что ж, мэтр, – начал лорд, – думаю, для вас не секрет, что его величество изволило подписать указ о награждении вас орденом короны и титулом барона тай-Ривертэйн. Соответственно, вассальную присягу вы принесете мне, так как долина является частью доужского герцогства. Сама присяга – лишь церемония, подтверждающая заключение договора. Прошу вас ознакомиться.

Тай-Мориц подвинул мне пачку листов. Читаю, а заодно рассматриваю убранство кабинета. Массивный стол, изящный письменный прибор, деревянные панели стен и портьеры на окнах – все дорогое, но без кричащей роскоши, излишних инкрустаций и прочей дребедени. Столик секретаря в углу. Место, где работают, а не только пускают пыль в глаза. На левой стене ростовой портрет какого-то бравого вояки в полном доспехе. Судя по знаменам на заднем фоне – кто-то из великих предков.

Так, теперь сам договор. Сначала достаточно общие фразы, формулировки можно трактовать достаточно широко. Так… обязан явиться по зову с отрядом в два десятка всадников. Каких именно всадников не уточняется. Ладно, проехали. Нести службу за пределами домена в течение месяца, за свои деньги.

– Если срок службы превышает месяц, сеньор обязан выплачивать жалование за каждого приведенного воина, – зачитываю я вслух, – здесь не оговаривается размер жалования. Это может стать причиной… недоразумений.

– И что вы предлагаете?

– Оговорить сумму выплат заранее, привязав, скажем, к жалованию гвардейцев.

– А не многовато? – усмехнулся лорд, – гвардейский крест еще заслужить нужно.

– Жалование гвардейцев и регулярных полков настолько разняться? – удивился я, – хорошо, сколько, получают солдаты доужского полка?

– Солдаты любого полка получают одинаково – один золотой в месяц, – пояснил маршал, – во время войны – два. Но каждый лорд-хранитель волен выдавать премии из своих личных средств.

– Хорошо, давайте остановимся на жаловании солдата во время войны, плюс питание и фураж.

– Минус питание и фураж, – не согласился лорд.

– Плюс, – продолжаю давить, – вы ведь не хотите, чтобы солдаты добывали пропитание самостоятельно? На вашей территории.

– А купить? – насмешливо уточнил тай-Мориц.

– У вас же? – отвечаю в тон, – тогда я буду работать исключительно за еду, да еще и должен останусь!

– Мартин, пометь себе – жалование равное жалованию в регулярных полках плюс питание и фураж, – хмыкнул герцог.

Секретарь заскрипел пером.

Читаю дальше. Так, налог с земель фиксированный и, кажется, довольно небольшой. Но лучше уточнить.

– Как указанная сумма налога соотносится с доходами от земель?

– Понятия не имею, – пожал плечами герцог, – но сэр Раймон ни разу не жаловался на недостаток средств.

Не врет. Щитами-то его, конечно, прикрыли и от эмпатии тоже, но ауру читать это не мешает.

– Кстати, не расскажете, что вообще представляет собой это баронство?

– Горная долина на севере герцогства Доуж, на границе с Дарсией, – пожимает плечами тай-Мориц, – замок, то ли две, то ли три деревни, чахлый серебряный рудник, речка. На севере Майрское ущелье, через который проходит караванный путь в Дарсию, на юге границей служит Келдонский лес.

– Лес является частью баронства? – уточнил я.

– А вот по этому поводу конфликт между баронами Ривертэйна и графами Лионтер идет уже не первый десяток лет.

– Почему же вы не уладите дело как сюзерен?

– А зачем? – усмехнулся маршал, – эта вялотекущая склока с обоюдными набегами не дает им зарасти жиром и заставляет хоть иногда вспоминать воинское искусство.

– И все же я предпочел бы уладить дело переговорами еще до принятия права владения.

Герцог ничего не ответил. Похоже, в его глазах я совсем обесценился, как потенциальный вассал. Подозреваю, решать дело миром он и не собирается. А зря, между прочим. Так, что у нас дальше по тексту? Угу… так… это понятно. Так, обязанности сюзерена. Защита интересов, представление в королевском суде… о военной помощи ни слова. Впрочем, "защита интересов" может трактоваться очень широко. Угу, а вот забота о семье в случае гибели это хорошо, это правильно. Хотя, заботиться тоже по-разному можно – вспомнить хотя бы маркизу тай-Севенторн. Выпихнули замуж за старика, а земли поделили.

– Мэтр, прекратите ковыряться в моих щитах! – недовольно смотрю на мага, – я ведь и в ответ ударить могу.

Герцог поднимает руку, останавливая подчиненного, и ментальное давление тут же прекращается. Совсем оборзели!

– Вы дочитали? – интересуется его светлость.

– Да. Нужно добавить еще один пункт.

Герцог, похоже, удивлен моей наглостью. Да, я веду себя невежливо, но вопрос принципиальный, да и поведение самих хозяев отнюдь не образец гостеприимства.

– Вопрос о возможности или невозможности применения какой-либо магии в текущей ситуации решаю я и только я.

– Мэтр, мне кажется, вы переходите границы, – в голосе лорда появились стальные нотки, – вы обязаны служить своему сюзерену в меру сил и возможностей. Всех возможностей. На поле боя неуместно выбирать – какой приказ выполнить, а какой нет!

– При всем моем уважении, лорд-маршал, ни вы, ни ваши люди не разбираетесь в магии разрушения, – на сталь я ответил сталью, наши взгляды встретились словно в поединке, – а значит, попросту неспособны отдать адекватный приказ.

По сути, мое поведение оскорбительно и неуместно. Когда говорит второй человек в государстве после короля, все остальные должны заткнуться и поддакивать. Будем надеяться на рассудительность старого вояки.

– Во-первых, – начал я приводить аргументы, – вы не знаете, на что я способен. И не узнаете, простите за прямоту. Вы ведь не отдадите солдату приказ перепрыгнуть гору? Но вполне можете потребовать от меня нечто похожее, а я, верный присяге, обязан буду попытаться это сделать.

– Ибо на поле боя неуместно выбирать – какой приказ выполнить, а какой нет, – позволил я себе небольшую шпильку, – во-вторых, ритуальная магия очень капризна. Она зависит от места, времени, фазы луны, ингредиентов и еще кучи вещей. И даже если я уже однажды творил нечто подобное, то совершенно необязательно смогу повторить в других обстоятельствах. Это вам подтвердит любой маг хоть немного знакомый с вопросом.

Седоволосый в углу неохотно кивнул. Какая-то неприятная личность. Бледные, словно выцветшие глаза, редкие седые волосы, какое-то вечно недовольное выражение лица без возраста. Сутулая фигура скрыта под широким темным плащом.

– В-третьих, – продолжал давить я, – заклинания ритуальной магии, особенно жертвоприношения, при всей привлекательности внешних эффектов, крайне опасны для мира. И сам мир мстит неаккуратному магу. Да и не только мир – остальные маги тоже относятся к подобному весьма неодобрительно. Скажем, ту же Лисью пустошь, которая стала причиной ссоры с Повелительницей Тьмы, не смогли ликвидировать до сих пор. И неважно, что это будет – откат, недовольный мессир архимаг или еще что-то. Но выражать свое недовольство они будут мне, а не маркизу этому разнаряженному, который нашел способ одним ударом уничтожить эранийскую армию, не вам, королю или некому абстрактному "благу государства". Именно поэтому я и только я решаю, какую именно магию применять и когда.

– В конце концов, – уже спокойнее продолжил я, – два десятка всадников вы получите в любом случае. Да и без ритуальных заклятий я кое-чего да стою, в чем вы сами могли убедиться.

Довольным герцог не выглядел, но разум все же взял верх над гонором:

– Мартин, добавь и этот пункт. Теперь все?

– Теперь все, – кивнул я.

– Кстати, раз уж вы мой вассал, то и жить должны в моем отеле, а не у Серого Лиса.

Лис – это полуофициальное прозвище лорда-канцлера. Причем, первое слово может широко варьировать значения в зависимости от желаний говорящего: серый, скрытный, тихий, затаившийся, спящий.

– У вас что, война? – прикинулся дурачком я.

– Конечно, нет! – поморщился маршал, – но это попросту неприлично и может породить ненужные слухи.

– У вас и так достаточно народу, – покачал я головой, – не люблю суеты и шума.

– Я настаиваю, – с нажимом произносит герцог.

Ладно, гонором мы уже померялись, самое время продемонстрировать покладистость и смирение.

– Как вам будет угодно. Прикажите подготовить три комнаты. Лучше смежные.

– Три? – не удивление, всего лишь вежливый интерес.

– Для меня, дочери и леди Тианы.

– Вы все-таки муж и жена? – взгляд лорда находит мою плетенку.

– По местным законам – пока нет, – тоном даю понять, что дальнейшее обсуждение неуместно. Впрочем, герцог и сам все правильно понял, полагаю.

– Вы играете в альбак? – уже почти мирно спросил лорд, – как насчет партии пока готовят договор?

Почему бы и нет? Первую партию я выиграл, забросив мантикор в тыл противника (я играл за темных) и, успев составить на правом фланге "дракона", пока соперник отвлекался на защиту. Тай-Мориц покрутил головой и расставил фигуры снова, разрешив называть себя просто сэр Дитрих.

Во второй партии он просто раскатал меня "стальной черепахой". Не то, чтобы я не знал методов противодействия этой суперзащищенной позиции, но его светлость, маневрируя свободными фигурами, никак не давал создать мне хоть что-нибудь путное.

Третью партию он играл уже в более открытой, атакующей манере, и мне даже удалось несколько довольно красивых контратак, но, будем честны, от поражения меня спасло только возвращение секретаря. Подписав договор, я засобирался домой. На прощание герцог еще раз напомнил о переезде и пригласил еще как-нибудь посидеть над доской.