Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 2

 

– Дамы, ну сколько можно собираться? – недовольный голос прозвучал от входа. Обернувшись, Марго убедилась, что в шатер этот неприятный старик все же не сунулся, – давайте живее, только вас все и ждут! Кто придет последней – бежит дополнительный круг!

"Все еще злобствует, что его заставили в палатку переселиться" – подумала девушка и порозовела, вспомнив вчерашний пассаж мага по поводу "одной аристократки, занимающей места столько же, сколько трое взрослых мужчин".

– Помоги мне зашнуровать платье, – велела она черноволосой девчонке, что как раз закончила с одеванием.

– Ага, разбежалась, – та фыркнула, выскальзывая наружу.

– Вы бы еще Тиану попросили, – вздохнула старшая из наемниц, – давайте помогу.

– А что не так? – поинтересовалась Маргарита, усмиряя гнев.

– Ну, во-первых, она дочь рыцаря, – пояснила девушка, ловко затягивая шнуровку на спине, – какая-никакая, но аристократка. Во-вторых, маг, к тому же ученица нашего милейшего Лорда Разрушения, со всеми, так сказать, последствиями.

– А она? – Маргарита перевела взгляд на рыжую. Та ответила хмурым взглядом и вернулась к заплетанию косы.

– Она Тианамирея Домитилла Ардивенто хиджэтан Фуэго, – усмехнулась Софья (Марго, наконец, вспомнила, как зовут ее помощницу), – как думаете, девушка с таким именем может быть простолюдинкой?

– Вот и все, – констатировала она, закончив со шнуровкой, – вы уверены, что это платье подойдет для тренировок?

Сама мэтресса была одета в свободную серую блузку и такого же цвета просторные штаны-юбку.

– Истинная дворянка всегда должна выглядеть идеально, – процитировала Марго свою наставницу.

– Ладно, идемте, – только тут девушка заметила, что в шатре остались только они с Софьей.

Сложив руки за спиной, седой маг наблюдал за их приближением. Улыбка даже делала его лицо довольно милым.

"А он не так уж и стар" – заметила вдруг Марго. Софья, приотстав, чуть подтолкнула ее в спину.

– Итак, все в сборе! – радостно прокомментировал ситуацию беловолосый, – Вокруг лагеря, бегом, марш!

После первой сотни шагов Маргарита поняла уточнение целительницы насчет платья. "Леди не бегают" – вспомнила она слова своей наставницы, – "леди движутся медленно и плавно, со всем достоинством". Путаясь в юбках и думая только о том, как бы не упасть Марго словно заклинание повторяла про себя: "леди не бегают… леди не бегают…" не замечая, что Даркин то и дело одергивает Тин, стремящуюся унестись вперед, а мужчины образовали нечто вроде каре во главе с Элеандором, прикрывая девушек.

Когда группа, наконец, завершила последний круг (сколько их было: три, четыре?) Марго с трудом стояла на ногах. Сердце судорожно колотилось где-то в горле, кровь стучала в ушах, а в боку немилосердно кололо.

– Госпожа Биен, что же вы? – прозвучал над ухом издевательский голос мага, – еще круг. Ни одно доброе дело не должно остаться безнаказанным.

К тому времени как вернулась задыхающаяся Софья Маргарита уже более-менее пришла в себя.

– Ну как, сколько? – тут же поинтересовался мэтр у целительницы.

– Что… сколько? – Софья еще не восстановила дыхание.

– Сколько человек вызвалось составить вам компанию, пригласили к костру и все такое? – маг все так же лучился удовольствием.

– Нисколько, – девушка смотрела на него несколько настороженно.

– Не проснулись они еще, что ли? – пробормотал маг, – жаль. Я надеялся, что вы заодно вспомните и навыки самообороны.

За бегом последовала "легкая" разминка, а после отжиманий Марго поняла, что платье теперь можно только выкинуть.

– Рэйчел, не ленись! – донеслось откуда-то сверху, – ниже опускайся, ниже!

Пока маг отвлекся, Маргарита поднялась и встала рядом с закончившей упражнение Софьей.

– Тиана, хватит дурака валять! – Даркин переключился на другую цель, – Мэт, иди сюда, наша маленькая леди тебя сейчас покатает.

Маргарита с удивлением заметила, что даже Элеандор продолжает до сих пор отжиматься. "А ведь они все в броне!" – подумалось вдруг, – "Неужели рыжая сможет поднять эту гору железа?"

Девушка с удивлением посмотрела на приближающегося парня. Что странно, Тиана и слова против не сказала, только зыркнула недовольно, но поймав ответный взгляд, снова уткнулась в землю. Когда Мэт был уже совсем близко, Софья сделала странное движение рукой, словно рисуя что-то в воздухе. Отвлекшаяся Маргарита только и услышала что боевой вопль, да краем глаза заметила мелькнувшую рыжую косу. Когда она развернулась обратно, драка уже закончилась – Тиана удерживала правую руку лежащего на земле мага, повиснув на ней всем телом и странным образом оплетя ногами, а Мэт навалился сверху, пытаясь одновременно удержать левую. Какое-то время возня еще продолжалась, но вскоре маг затих.

– Чистая победа! – с улыбкой прокомментировал лучник, – как это ты так попался, Даркин? Стареешь что ли? Давай, отжимайся.

– Два молодых оболтуса на старого больного человека, – проворчал маг, поднимаясь и массируя правую руку, – ну и кто первый?

– Одновременно! – тут же вынес предложение парень.

– Не интересно, – покачала головой Тиана, – будешь должен поединок.

– Действительно неинтересно, – согласился Мэт, – в тебе весу-то… я лучше щит еще возьму.

– Вы мерзкая, коварная и мстительная женщина, госпожа Биен, – маг шутливо дернул целительницу за кончик косы.

– Это вам за "рыбалку", – улыбнулась в ответ девушка.

Вернулся Матеуш и еще раз горестно вздохнув мэтр поплелся на площадку.

– Он что, действительно… – удивленно прогудело сверху

– Будет отжиматься? – закончил фразу второй из братьев.

– Его же это…

– Раздавит.

– Он крепче, чем кажется, – хмыкнула девушка, – а вот когда до него доберется Тин… на это действительно стоит посмотреть.

Как ни странно, маг действительно начал отжиматься под медленный счет черноволосого лучника. После завершения упражнения он объявил, что утренняя разминка закончена, и тут же развалился в тени шатра, поинтересовавшись у мастера Хольтса:

– Эл, как насчет найти нам что-нибудь позавтракать?

– Ты совсем оборзел, темный! – возмутился лучник, – я тут командир или кто?

– Конечно. – Покладисто согласился маг, – и как командир должен следить, чтобы все бойцы были сыты и довольны.

– А самому сходить? – изогнул бровь Элеандор.

– Могу, – энергично кивнул беловолосый, – но, боюсь, после этого нам придется готовить самим.

Маргарита не совсем поняла, в чем шутка, но видимо угроза была достаточно реальной.

– Ладно, – рассмеялся лучник, – спасу вас от голода. А вы с Мэтом пока натаскайте воды. Девушкам нужно помыться.

– Тут же речка в трех шагах! – маг никак не хотел подниматься.

"Странные отношения в этой команде" – подумала девушка, – "И не поймешь, кто из них главный. Маг гоняет десятника за едой, то его за водой отправляет… нелепость какая-то".

– Да-да, – Элеандор хмыкнул, – и пока девушки будут мыться, мы с парнями будем сдерживать натиск одуревших от похоти солдат.

– Да, не вариант, – грустно согласился мэтр, поднимаясь.

Некоторое время Даркин задумчиво созерцал здоровенную бадью, переводя взгляд то на это чудовище, то на стоящие рядом ведра.

– А чего мелочиться-то, – вдруг улыбнулся он, снова помолодев лет на двадцать.

И тут же начал распоряжаться:

– Софья, подзаряди брата. Матеуш, берись за тот край. Жан-Жак, найдите вторую такую же ванну и тащите за нами. А то одной бадьи на четверых явно маловато. Они тут до вечера мыться будут.

Через некоторое время спешащие к завтраку солдаты могли наблюдать эпическое зрелище переноса бадьи с водой силами двух человек. То, что бадья была больше, чем оба носильщика вместе взятые придавало происходящему некий налет нереальности.

– Хорошо-то как, – Маргарита опустилась в горячую воду, подумав, что иметь под рукой команду наемников с собственным огненным магом, оказывается, очень удобно.

– Софья, скажи… те, – обратилась она к устроившейся напротив девушке, решив все же использовать вежливое обращение, – как вы терпите этого несносного мага? Он же явно над вами издевался сегодня утром, заставляя бежать лишний круг. Почему вы ему это позволяете?

– Потому что пока я буду бежать, он будет стоять, – неожиданно резко ответила Софья, – и он, и Мэт, и даже Элеандор, если понадобится.

– Эй, а я? – возмутилась рыжая из соседней бадьи, которую делила с малолетней ученицей мага.

– А ты к тому времени будешь уже либо мертва, либо без сознания, – осуждающе уткнула в нее палец целительница, и пояснила для Марго, – оттащить ее от врага может только мэтр, да и то, предварительно оглушив. Так что отступления, если и происходят, то без участия Тин.

– Ты преувеличиваешь, – буркнула Тиана, но продолжать спор не стала.

**********

После завтрака к нам подошел Васкар в сопровождении какого-то немолодого лысого дядьки.

– Новый боец вашего десятка, мастер Хольтс, – буркнул он, – знакомьтесь.

Смотрел он при этом куда-то в сторону, да и ретировался слишком уж поспешно.

– Приветствую дамы, господа, – вежливый поклон в нашу сторону, – позвольте представиться, мое имя Джангур. Наемник из Тайшана. Рад буду сражаться рядом с вами.

Не Джангур и не наемник, для начала. Разглядываю эту колоритную личность. Бритая голова, щеточка седеющих усов, вытянутое, худое лицо с раздвоенным подбородком. Глаза какие-то бледные, серо-голубые. Жилистая фигура затянута в легкий кожаный доспех, усиленный металлическими пластинами. Над правым плечом торчит рукоять меча, скрытого под бурым плащом. В первый раз вижу такой способ ношения. За спиной небольшой круглый щит. Интересный дядька. Интересный хотя бы потому, что на поясе у него закреплены два массивных кукри, еще пара ножей в сапогах и, если я не ошибаюсь, один в наручных ножнах и один за спиной. Да, из под плаща виднеется цепь, обмотанная вокруг пояса. Оружие для местных очень нехарактерное. Нечто похожее использовали японцы в нашем мире, называлось (я покопался в памяти) кёкэцу-сёгэ.

– Пройдемте в шатер, уважаемый, – пригласил я, – там прохладнее.

Из-за спины новичка послал своим сигнал "внимание". Соответственно, Элеандор с Мэтом словно бы случайно оказались у обоих выходов. Тин опустилась на подушки так, чтобы в случае чего под огонь не попали свои, а Тень заняла позицию рядом с Софьей.

Скинув щит и пристроив сверху объемистый дорожный мешок, Джангур невозмутимо опустился на один из ковров, скрестив ноги по-турецки.

– Прежде чем я представлю своих соратников, уважаемый, – ловлю взгляд и перехожу на темное зрение, – будьте любезны назвать свое настоящее имя, род и сферу деятельности. Как здесь оказались, на кого работаете и каково текущее задание тоже не забудьте упомянуть.

Уголок рта у наемника чуть дернулся, будто он хотел улыбнуться, но раздумал.

– Меня действительно зовут Джангур, – чуть пожал он плечами.

– Не сомневаюсь, – прищурился я, – но это не ваше имя. Давайте начистоту.

– Что ж, если вы настаиваете, – чуть заметно улыбнувшись, боец покачал головой, – быстро вы меня раскусили. Ладно, слушайте. Мое имя Эрцель тай-Дорум, я второй сын барона Жофри тай-Дорум. Особый агент службы разведки и специальных операций, больше известной как "Паутина". Работаю соответственно на лорда-паука Вернера тай-Тирон. Текущее задание – наблюдать за магом известным как Лорд Разрушения.

Легкий поклон в мою сторону.

– Гхм, и откуда такое внимание к моей скромной персоне? – поинтересовался я.

Шпион хмыкнул, словно бы я удачно пошутил.

– Темный маг неизвестной силы, слухи о котором ходят самые противоречивые. Из Эрании вроде как изгнан, всячески подчеркивает нелюбовь к тамошним магам, но при этом, не скрываясь, носит кольцо академии. Перед самым началом войны убивает одного из сильнейших бойцов Литии, но вытаскивает семью лорда-канцлера из Гаэсса. Причем, вытаскивает, неведомо как договорившись с осаждающими. При всем при этом, данная личность прямо заявляет о намерении получить дворянство Литии. Действительно – с чего бы им заинтересовались король и разведка?

– Тай-Миронис осталась жива! – возмущаюсь я.

– Увы, она покончила с собой через несколько дней после дуэли. Я специально узнавал.

– Вот оно что, – пробормотал я, – не знал. Надеялся, что она просто образумилась.

– Соответственно, моей целью было войти в доверие, разузнать побольше и составить отчет. А также выразить собственное мнение, подходите ли вы для службы короне.

– И в случае чего попытаться убить, – предположила Тин.

– Это в мои задачи не входит, – все так же спокойно просветил ее агент.

"Может убить его, да и все?" – поинтересовался по мысленной связи Мэт.

"А смысл?" – откликнулся я, – "Во-первых, он не единственный наблюдающий за нами шпион. Ты уверен, что кто-нибудь из обозников не работает на "Паутину"? Во-вторых, даже если этот тай-Дорум пойдет ночью отлить и свалится со скалы, то на его место пришлют другого. А вот наша репутация будет в глазах агентов испорчена, даже если они ничего и не докажут".

"Пусть смотрит. Мне скрывать нечего" – добавил я после паузы.

– А вы действительно дворянин? – поинтересовалась Маргарита, пока мы общались.

Двигаясь подчеркнуто медленно, Эрцель залез в свой дорожный мешок и, покопавшись, выудил оттуда серебряную цепь с закрепленными на ней медальонами. Если я не ошибаюсь – каждый такой гербовой знак – это поколение благородных предков. Серебряная цепь означает младшего сына. Опытный в этих делах человек по рыцарской цепи может прочитать всю родословную, но я в такие дебри геральдики не углублялся. Также шпион продемонстрировал нам перстень в виде паука, но надевать не стал.

– Что ж, рад приветствовать вас в нашей дружной компании, – Элеандор подвел итог беседе, или, скорее, допросу, – может быть, расскажете еще что-нибудь о себе?

– Например? – поднял на него глаза воин.

– У вас очень необычные клинки, – кивнул я на пару кукри.

– Это бунспати, – пояснил агент, – приходилось видеть подобные?

– Похожие. – Тоном даю понять, что развивать тему не намерен.

– Видите ли, последние несколько лет я действительно работал в Тайшане. Оттуда и привычки и оружие. Впрочем, классическим оружием я тоже владею, хоть и предпочитаю короткие клинки.

– А какое у вас звание в "Паутине"? – поинтересовалась леди.

– Особый агент, – Эрцель пожал плечами, – у нас вообще звания не слишком распространены. Полномочия агента зависят от текущего задания. Но, если судить по жалованию, то выходит где-то премьер-майор королевского полка.

Агента поселили в одной палатке с братьями-великанами. После того, как Эрцель закончил устраивать на новом месте свою невысокую рыжую лошадку, лучник собрал всех на площадке для тренировок. Абсолютно пустой, нужно сказать.

– Итак, милые мои, нужно решать, как же нам действовать дальше, – оглядел собравшихся Элеандор, – мы-то команда сработанная. А вот с вами, благородные господа, что делать?

– Организовать в отдельную группу и пусть прикрывают спину, – внес я предложение.

– А если подключить в наш отряд? – поинтересовался Матеуш.

– Больше мешаться будут, чем помогать.

Маргарита ожгла меня гневным взглядом.

– Ты же можешь вести и их? – уточнил Элеандор, – твоего мастерства на это хватит?

– Мастерства-то может быть и хватит, – вздохнул я, – не хватит времени. Вспомни, сколько мы приноравливались друг к другу.

– Попробуй все-таки, – приказал лучник.

– Ладно, – попробовать действительно стоило, – с кого бы начать?

Леди Маргарита как бы невзначай оказалась за спиной тай-Дорума.

– Начнем с братьев, – с ними должно быть проще всего, – Жан, сядь на землю и смотри мне в глаза. Постарайся расслабиться, я не причиню тебе вреда.

– Я не Жан, я Жак.

– Жан – это я.

Да-да, конечно. Это у них, наверное, любимая шутка.

– Хватит дурить, парни. Ты представился как Жак, а ты как Жан. И не нужно думать, что вас так сложно различить. Ауры у вас разные.

– А почему тогда…

– Вы нас зовете…

– Жан-Жак? – братья словно бы отпасовывали фразы друг другу. Интересно, они придуриваются или действительно всегда так разговаривают?

– А что, есть смысл вас различать? – я изогнул бровь, – вы чем-то сильно отличаетесь? Жак умеет играть на риттоне, а Жан на флейте? Или Жак лучше владеет копьем, а Жан топором?

– Э… нет. – братья явно были обескуражены.

– Ну вот, – удовлетворенно киваю, – так что мое дело – отдать приказ. А кто из вас будет его выполнять – решайте сами. Если мне понадобится конкретно Жан или Жак, я так и скажу.

С установкой контакта проблем не возникло. Ведение – это уже другой вопрос, но тут все зависит от практики. Я провозился чуть дольше, так как обнаружил нечто интересное. Четко оформить ощущения не получилось, но, похоже, между близнецами действительно существует некая связь. Раньше мне с таким сталкиваться не приходилось.

С леди Маргаритой контакт пошел из рук вон плохо. Видимо, ее обучали ментальной защите хотя бы на базовом уровне (есть такие упражнения для не-магов) и теперь все это наложилось на негативное отношение лично ко мне. А у тай-Дорума ментальную защиту ставили профессионалы, так что ни о каком ведении речи и быть не могло. Мысленный сигнал-то я послать мог, но не более. Управлять своими щитами агент не способен, а ломиться силой в данном случае нельзя. Именно это я и изложил собравшимся.

– Значит, остаются обычные тренировки, – подытожил Элеандор.

– Ты все-таки решил работать вдевятером? – уточнил я, – тогда предлагаю сделать так: Ты забираешь себе леди. Вы с Софьей так и остаетесь центральной группой. Сэр Эрцель прикрывает вас в случае прорыва. Если что, ты ему помогаешь. Матеуш, забираешь себе братьев. Их я попробую подключить на ведение. Я вижу это как клин с тобой на острие и братьями по флангам. Броня у них, плоховата, честно-то говоря, я ее пальцем пробью.

Доспех братьев представлял собой плохонькие бригантины с пластинами, кажется, просто из железа.

– Ты и двергскую сталь пальцем пробьешь, – пожал плечами Мэт, – а других доспехов просто нет. Ты подумай, как бы их от магии защитить. Может быть, со щитами что-нибудь сделать?

– О, хорошая идея! Подумаю. У кого-нибудь есть еще предложения или вопросы? Тогда продолжим. Леди, где ваша броня? Вы же не собираетесь идти в бой в платье?

Гордое молчание было мне ответом.

– Ясно, – протянул я, – Элеандор, сэр Эрцель, будьте так любезны, сопроводите завтра девушку в Кермонт и подберите ей что-нибудь.

– Так, теперь амулеты предъявите, будьте добры. Мэт, твои я уже видел. Я к новичкам обращаюсь, – остановил я парня.

Та-а-ак, что тут у нас? У тай-Дорума стандартный магический щит, армейский образец, еще два лечебных, один "воздушный кулак", слабенький физический щит, и что-то из иллюзий. Снижение заметности, кажется. Распределены весьма умело, чувствуется опыт в обращении.

У леди все несколько хуже. Рассматриваю два кулона и брошь, потом перевожу взгляд на леди.

– Я просил показать все амулеты, – к уже перечисленному, добавляется еще один кулон.

– Так, комментирую я увиденное, – Магический щит весьма неплох, индивидуальная работа, легкий приворот, что еще? Физический щит разворачивается в плоскость? Я так и думал. Так, а это что? Хм, защита от нежелательной беременности?

Под моим взглядом девушка краснеет. Некоторое время перекладываю артефакты, комбинируя различным образом, потом выдаю рекомендацию:

– Так, защиту от беременности уберите сразу. В бою вам это не понадобится. Как и приворот, который просто подействовать не успеет. К тому же он дестабилизирует физический щит. Магический щит оставьте.

– Сэр, – обращаюсь я к Эрцелю, вы не возражаете поменяться с леди амулетами? Ее физический щит мощнее, а ваш лучше сочетается с ее набором. Кстати, он у вас заряжен разве что на треть. Софья, будь добра, заряди все эти побрякушки вечером.

Дальше мы пару часов отрабатывали взаимодействие в группе, а потом уже перешли к индивидуальным тренировкам. Эл сразу утащил нашу аристократочку на стрельбище, Софью я поставил тренироваться с Рэйчел, а остальные, периодически меняясь, фехтовали в парах. Жан и Жак поначалу робели, боясь повредить маленькой и хрупкой Тиане, за что и были нещадно биты разошедшейся демонессой. Сэр Эрцель хитрым приемом сумел прорваться сквозь оборону тяжелобронированного Мэта, а также дал мне урок боя на ножах. Ножей у него, кстати, оказалось гораздо больше, чем я заметил при первом знакомстве. Матеуш в паре с тай-Дорумом сумели выстоять против Тин, а я некоторое время поработал с близнецами. Братья не блистали техникой фехтования, но были чрезвычайно сильны и действовали очень слажено. Иногда создавалось впечатление, что дерешься против одного четырехрукого великана.

Некоторое время я еще понаблюдал за попытками Софьи пробить оборону Рэйчел и, наконец, не выдержал:

– Девушки, что за игры вы тут устроили? Софья, это, по-твоему, атака? При чем здесь невосприимчивость? Дай ей в ухо, да и все! Ты же старше и сильнее! Или ручки свои белые замарать боишься? Ладно, заканчивайте цирк. На сегодня достаточно.

– Дарри, хватит злобствовать, иди сюда, – окликнул меня Эл, – будем охотиться на зайца.

Ага, знаю я эту игру. Ладно, тренироваться нашим стрелкам и в самом деле нужно. Прибив к деревянной мишени ремень, чтобы ее можно было держать на манер щита, я начал изображать зайца. То есть создавал для лучников подвижную мишень, то бегая, то прыгая, то перемещаясь сквозь грань. Щит был метра полтора в диаметре, так что я не особо видел, кто куда попал. Несколько стрел, правда, чиркнули по броне, а еще часть и вовсе прошла мимо. Это, наверное, леди. Элеандора такими трюками не проведешь. Под конец я прыгнул сквозь грань вплотную к стрелкам. Леди я опрокинул на землю, толкнув щитом, а Элеандору зарядил с ноги в живот. Не слишком сильно, конечно.

– Эл, ну вот о чем ты думаешь, а? Совсем расслабился? – недовольно хмурюсь, – пока я атаковал девчонку, ты должен был бить саблей, а не цепляться за свой лук.

– В спину?

– Нет, конечно! Там же броня! В голову или по ногам.

– Мэтр, ваше поведение возмутительно! – меня отвлек Эдуардо, с группой бойцов наблюдавший за тренировкой, – вы не имеете права так обращаться с леди!

Некоторое время просто молчу, взглядом выражая все, что думаю о подобных умниках.

– Эта леди, кажется, считает себя солдатом, – пояснил я, стараясь, чтобы в голосе не звучала насмешка, – вон, даже лук таскает. А если она считает себя солдатом, то и обращаюсь я с ней как с солдатом. Согласитесь, что обращаться с ней как с благородной девицей было бы оскорбительным неуважением к ее выбору?

Съел, парень? Пока этот защитник обиженных аристократок соображает что ответить, удаляюсь в свою палатку.

После обеда гулял по лагерю. Следующая рядом волчица с интересом обнюхивает новую территорию. Защитные сооружения со стороны крепости все же есть. Внушительная баррикада из крупных булыжников, утыканная кольями против кавалерии. С наружной стороны камни сплавлены в единый монолит – так просто не растащишь. У ворот постоянно дежурит десяток бойцов. Правда, саму крепость отсюда практически не видно – только верхушки башен. Поднявшись по веревочной лестнице на скальный уступ, где расположились дозорные, я имел удовольствие созерцать Седьмой Клык и охраняемое им ущелье. Дорога от лагеря к крепости постепенно повышалась, становясь все более каменистой. Вообще ущелье было изрядно загромождено хаотично разбросанными булыжниками разного размера. То ли часть оборонительных сооружений, затрудняющая передвижение неприятеля, то ли просто последствия магической схватки. До крепости по приблизительным прикидкам отсюда километра полтора-два. Хотя, возможно, это искажение взгляда с высоты. Архитектура самой крепости ничего особенного вроде и не представляла, но, все же, какие-то мелкие детали, обводы, кладка, наводили на мысль о старой империи. К донжону, например, примыкали еще три башни разной высоты, из-за чего вся композиция действительно походила на клык. А в остальном компоновка стандартная – высокая стена с парапетом, мощная надвратная башня, две угловые. Это на обращенной в нашу сторону стене. Противоположную отсюда не разглядеть, но, говорят, она сильно пострадала при штурме. Осмотрев прилегающие к крепости скалы, пришел к выводу, что атака с этой стороны неэффективна. Каких-то парапетов, карнизов или тропинок нет – отряд не проведешь. Я бы, может, и пробрался в одиночку, но смысла-то? Придется штурмовать в лоб. И в любом случае не помешает разведка. Подготовкой вылазки я и занялся.

Вечером мы были приглашены приятно провести время в некоем подобии "офицерского клуба". В большом шатре собрались офицеры кермонтского полка в синих мундирах с золотым орлом на правом плече, капитаны наемных отрядов и просто аристократы вроде нашей леди или сэра Эрцеля. В углу музыкант исполнял что-то незатейливое на риттоне, господа обсуждали новости, играли в альбак и кости, общались. Нас познакомили с подполковником тай-Робером – коренастым дядькой лет сорока с роскошнейшими бакенбардами чуть тронутыми сединой. Он, похоже, был самым старшим не только по званию, но и по возрасту. Большинству офицеров, на первый взгляд, не исполнилось и тридцати. Капитан тай-Эйданг представил нам единственного в компании мага – молодого мастера земли по имени Олаф. Вообще-то по штату в полку должно быть три мага – по одному на каждый вымпел и один в штабе. Маг первого вымпела погиб при штурме, а штабной находился при особе лорда-хранителя. Кроме Олафа был еще и слабенький старичок-целитель из отряда "каменных котов", но он в офицерском шатре практически не появлялся. Воспользовавшись тем, что наши дамы оттянули на себя все внимание, я весь вечер общался с Амандой. Боевой протез девушка сменила на обычный, а длинные рукава темно-синего платья и перчатки скрывали разницу между живой рукой и искусственной. Мы мило беседовали, по очереди рассказывая о своих приключениях, и даже потанцевали. Не скажу, что девушка интересовала меня только как целителя, но безмолвное обожание в ее глазах все же казалось мне чрезмерным, и я все гадал – не перестарался ли тогда? А может быть, все нормально и я просто ни черта не понимаю девушек? Аккуратно я попытался объяснить Аманде, что мы не сможем быть вместе даже просто физически. Не говорить же ей, что я люблю другую? Вроде бы, поняла и не обиделась.

**********

– Как вам местное общество, девушки? – поинтересовалась Маргарита, аккуратно распуская сложную прическу. Без служанки это оказалось сделать не так-то просто.

– Я не то чтобы против мужского внимания, – устало вздохнула Софья, – но сегодня его было слишком много.

– Еще бы! До вашего прибытия из приличных девушек тут были только я, да еще эта калека.

– А, кстати, кто она такая? – заинтересовалась Тин, – старик от нее ни на шаг не отходил весь вечер.

– Вроде как дочь нашего командира, – пожала плечами целительница, – а ты что ревнуешь что ли?

– Вот еще! – Тин вспыхнула.

– Ну да, в кои-то веки Старик обратил внимание на кого-то кроме тебя, – ехидно прокомментировала из своего угла Рэйчел, – вот тебя жадность и одолела.

– Заткнись, человечка! – Тин в запале перешла на даркаан, – что бы ты вообще понимала в отношениях, малолетка!

– Да уж побольше тебя! – ученица мага сдаваться не собиралась, скандал набирал обороты, – сама ничего нежнее, чем отдубасить мэтра до полусмерти придумать не можешь. Не удивительно, что он предпочел тебе первую нормальную женщину, какую встретил! Пусть даже и калеку.

– Прекратите обе! – прикрикнула на спорщиц Софья.

– И не подумаю! – огрызнулась дочь рыцаря, – и нечего тут командовать! Ты мне никто!

– Закрой рот, или я его тебе заткну! – заступилась за подругу Тиана.

Вокруг ее правой руки разгоралось пламя. В шатре сразу стало жарко. Ее соперница сделала жест руками, словно стягивая вокруг себя темноту.

– Ой, идиотки… – простонала Софья, накрывая щитом и себя и лучницу, и повернувшись к Маргарите добавила: – накиньте, что-нибудь леди.

Девушка такому совету удивилась, но набросила одеяло поверх ночнушки. И, как оказалось, вовремя. Две затрещины прозвучали практически одновременно. Огонь словно сдуло порывом ветра.

– Ну и какого стрикха? – маг просто возник посреди палатки. Босиком, в наспех накинутой рубашке, но хоть в штанах.

На пол-ахена поймав его взгляд, Рэйчел застыла, а потом без сил опустилась на постель.

– Две идиотки, – покачал головой беловолосый, затем снова перевел взгляд на ученицу: – Если вы не можете сдерживать свою силу, леди, я сделаю это за вас.

Маг сделал едва заметный круговой жест рукой, но Маргарите показалось, что лицо Рэйчел исказилось, словно от боли. Некоторое время Кат сверлил взглядом Тиану, но так ничего и не сказал.

– Спать! – рявкнул он с порога, задув последний светильник.

– Доигрались? – поинтересовалась Софья, только сейчас снимая щит.

Маргарита вдруг обнаружила, что дрожит, побелевшими пальцами вцепившись в руку целительницы.

Утром разминку проводил мастер Элеандор, на вопрос о старике только пожав плечами. Маг не показывался весь день. Тиана демонстративно не замечала Рэйчел, а та весь день ходила какая-то насупленная и нервничала все больше и больше. Ни Софья, ни Элеандор не проявили беспокойства, даже когда маг пропустил обед, и Маргарита подумала, что, видно, это обычное дело, а Рэйчел еще просто слишком молода. День прошел спокойно, о маге как-то и не вспоминалось, а вечером Элеандор вдруг поднял тревогу.