Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 3

 

– Добрый вечер, – я заглянул в палатку Аманды, – ну как, готово?

– Давно уже, – девушка протянула мне сверток, – держи.

– А зачем тебе это? – поинтересовалась она, глядя как я натягиваю широченные белые штаны поверх уже имеющихся.

– На разведку пойду, – броня скрылась под не менее широкой курткой.

– В белом? – в вопросе звучало явное сомнение в моих умственных способностях.

– Конечно! – я перевернул плащ черной стороной внутрь и закрепил пряжку, – темно ведь. Вдруг противник меня не заметит? Это что же за разведка такая получится?

Солнце еще только коснулось вершин, так что для первой вылазки было достаточно светло. Я сегодня весь день провел с фамильярами, но Тень все равно недовольно ворчала, обижаясь, что я не беру ее с собой.

Выйдя за ворота, я потянулся, размыкая оковы "интегума". Да, сдерживать силу нужно, чтобы не вредить окружающим, но как же все-таки хорошо дышать полной грудью! Воспринимать мир, не ограничиваясь всего лишь пятью органами чувств. От свободного потока силы накатило легкое чувство эйфории. Напевая услышанную когда-то песенку, я бодрым шагом двинулся в сторону крепости.

Воткнувшаяся в землю стрела дала понять, что меня, наконец, заметили. Я на глаз прикинул расстояние – неплохие у них там лучники! Постояв несколько секунд, чтобы дать рассмотреть себя всем заинтересованным, я двинулся вперед. Еще одна стрела чиркнула по камням правее. Следующую я попросту поймал – на излете сделать это не так уж и сложно. Вот теперь потанцуем! Эйфория от переизбытка силы, бурлящий в крови адреналин, делали мое тело практически невесомым. Я танцевал в потоке стрел, напевая все ту же "тень на стене". Между тем, в крепости уже поднялся переполох. Забегали люди, зажглись факелы, хотя еще было достаточно светло, зазвучали пока плохо различимые команды, а я скользил вперед, иногда уворачиваясь, иногда сбивая стрелы, иногда прыгая сквозь грань.

По мере приближения к крепости игра становилась все острее, все интереснее. Я ушел на поля пепла и появился уже в тени левой угловой башни. Постоял немного, давая время стрелкам снова найти цель. Стрелы вновь застучали по камню. Какой-то парнишка в азарте высунулся за зубцы, забыв об осторожности. Запускаю ему в голову подобранный булыжник. Попал! Увы, товарищи успели втащить бесчувственное тело обратно. О, к развлечению подключились маги! Пропускаю огненный шар над головой и снова ухожу на поля пепла, появляясь уже в десяти шагах перед центральными воротами. Если подойти к тяжелым деревянным створкам вплотную, то своды арки укроют меня от большинства стрелков. Болты бессильно рикошетят от стен, но мне снова приходится отпрыгнуть. На то место, где я только что стоял, обрушиваются потоки воды. Холодной.

Сверху слышен рев какого-то командира, объясняющий солдатам историю половых отношений их предков с представителями местной фауны. Под бодрый мат невидимого офицера изучаю створки, стоя в образовавшейся луже. Тяжелые, в локоть толщиной, если не больше, да еще и укреплены металлическими полосами. Засова два. Тяжеленные брусья, но перерубить их проблем не составит. Вопрос в том, что там дальше? Так, петли массивные, но из некачественного железа, слегка проржавевшие. Верхние на высоте чуть меньше трех метров. Возможно, имеет смысл срубать сразу их и валить ворота целиком.

Ладно, на сегодня хватит. Выворачиваю плащ и накидываю капюшон, чтобы скрыть белые волосы. Пока мы развлекались, сгустились сумерки и заметить меня теперь сложнее. Отправляюсь в обратный путь, дразня стрелков противника открытой спиной. Первой, правда, прилетает молния, но от нее я уворачиваюсь. Демонстрировать свои способности антимага я пока не собираюсь – нужно же и на будущее сюрпризы оставить. Успеваю отойти метров на сто, когда створки с жутким скрипом начинают открываться.

Из ворот вылетает десяток кавалеристов. К такому повороту событий я не готов, но почему бы не попытаться использовать благоприятную ситуацию? На несколько секунд застываю, чтобы послать мысленное сообщение Элеандору, а потом бросаюсь бежать. Задача оказалась непростой, уж слишком велико расстояние, но Элеандор мой напарник уже много лет и мысленная связь для нас дело привычное. Правда, процедура заняла многовато времени и всадники приблизились опасно близко. Ничего, пусть почувствуют азарт охоты! Сумерки и отвратительное состояние дороги не позволяли преследователям развить максимальную скорость, так что я мог бы убежать от них даже не используя прыжки сквозь грань, но это в мои планы не входило. Я то подпускал рыцарей поближе, то вновь отрывался; падал, поднимался, делал вид, что задыхаюсь – в общем, не давал противнику потерять интерес к охоте.

Немного впереди у россыпи крупных валунов я заметил переливающуюся сетку заклинания иллюзии. Вот и подготовленная соратниками ловушка. Пробегаю мимо, а затем, подпустив всадников практически вплотную, ухожу на поля пепла. И снова бесконечная равнина, покрытая пылью. Мифические поля пепла, на которых умирают демоны. Грань между мирами, охраняемая полузабытым орденом стражей. Именно здесь они встречали незваных гостей. Встречали, потому что я, похоже, остался последним. Последний страж, охотник на демонов. Хорошая шутка. Я улыбнулся, обнажив ряд черных клыков, потянулся, разминая позвонки от шеи до самого кончика хвоста. Чуть повертел рогатой башкой, что больше напоминает обтянутый кожей череп и почесал спину навершием костяной пики, венчающей одно из щупалец. Все, нужно работать. А то еще минута и я начну задыхаться. Страж я там или не страж, но к демонам поля не слишком дружелюбны. Вызываю в памяти картинку реального мира за секунду до перемещения. Для меня время там словно застыло. Делаю семь шагов назад, два вправо, и, подпрыгнув, совершаю обратный переход.

Чуть не рассчитал. Но, все же успеваю зацепить противника, что скакал последним и выдернуть из седла, ломая шею резким движением рук. Человеческих рук – облик я могу менять только на полях. Потерявший цель предводитель резко тормозит, пытаясь развернуть коня. Преследователи сбиваются в кучу – испуганные лошади плохо слушаются поводьев. Именно в этот момент наши и атакуют. Заклинание невидимости рассеивается и из-за камней вылетает Матеуш, чье копье, раздробив край щита, пробивает забрало одного из врагов. Тай-Дорум тоже верхом, захлестнув цепью горло предводителя, он сдергивает того на землю. Упавшего уже рвет волчица, чудом увернувшаяся от копыт отпрянувшего коня. Не усидела-таки на месте. Прятавшиеся до этого за камнями Элеандор с аристократкой открывают огонь, снимая еще двоих. Пара эранийцев сориентировались и, поняв, что засевших в скалах лучников им не достать, направили коней в сторону магов. Софья, кстати, не одна – рядом с ней обнаружился и Олаф, который, видимо, и ставил заклинание невидимости. Софья тоже может, но у нее структуры не такие четкие. На одного из рыцарей тут же налетела Тиана, верхом на своей огнегривой красавице. Чудовищный по силе удар отправляет голову несчастного в полет. Второго всадника добивают братья, ловко орудуя алебардами. Бросивший цепь Эрцель рубится с очередным противником. Прерываю это развлечение броском кинжала. От заговоренных мной ножей не спасут никакие латы. Мимо проносится обезумевший от страха конь без седока. Ага, а битва-то и закончилась. Жан-Жак ловит вражеских лошадей, Элеандор помогает напарнице спуститься на дорогу, спешившийся Мэт присоединяется к близнецам, а Тиана с сэром Эрцелем осматривают тела противников.

– Раненые есть? – интересуется подошедшая одновременно со мной Софья.

– У меня рука, но это просто царапина, – откликается тай-Дорум.

– Вы хоть кого-нибудь в живых-то оставили? – я оглядываю поле боя.

– Мда, погорячились, – Мэт смущенно почесал в затылке, вздрогнул от раздавшегося скрежета и спрятал руки за спину. Потом все-таки снял шлем.

– Мой должен быть… понятно, – Эрцель нашел взглядом своего первого противника.

Довольная Тень замерла у моей ноги, пугая лошадей оскалом перемазанной в крови морды.

– Софья, дай нашей леди что-нибудь выпить, а то ее трясет всю. Тиана, помоги мне, пожалуйста, с амулетами.

Три амулета из пяти были испорчены безвозвратно, один полностью разряжен. Судя по броне и оружию меня преследовали трое рыцарей с оруженосцами. Часть вооружения собрали для продажи, взвалив на братьев; тела, как обычно, сожгла Тин, и мы, наконец, вернулись в лагерь, где нас уже ждал разъяренный Васкар, подполковник тай-Робер и еще куча любопытствующих.

– Геквертиш, мэтр! – командир был возмущен, но все же старался сдерживаться, – вы, может быть и герой, но, тысячу демонов вам в печенку, должны подчиняться общим правилам! Вы обязаны, слышите? – о-бя-за-ны! прежде чем что-то предпринять, хотя бы ставить в известность командира отряда!

– Я буду повторять подобные вылазки каждый вечер, – спокойно уведомил я его.

Васкар от такой наглости поперхнулся, но тон сбавил, вспомнив, с кем разговаривает.

– Простите, мэтр, что это вообще было? – перехватил инициативу тай-Робер старший, – в чем смысл подобной эскапады?

– Если помните, ваша светлость, я спрашивал у вас план крепости, но так и не получил его. Оставим пока в стороне вопрос, как у командующего может не оказаться схемы собственной крепости, но тот рисунок, что вы набросали по памяти явно недостаточен. В результате мне придется выяснять все самому, чем я сейчас и занимаюсь.

– Изображая из себя мишень и гуляя под стенами вражеской крепости? – издевательски уточнил один из офицеров.

– Именно, – я проигнорировал тон вопроса, – и буду делать это до тех пор, пока противник не поймет, что пытаться мне препятствовать попросту бесполезно.

– Или пока в крепости не закончатся защитники, – хмыкнул Элеандор из-за плеча.

– Ну и зачем вам это? – поинтересовался кто-то.

– Нужно. – Буду я еще тут планы свои раскрывать перед всякими, – я могу идти?

– Идите, – покачал головой подполковник.

Вся компания уже расположилась в "женском" шатре, организовав стол для дружеской пирушки. Не было только Рэйчел. Прислушавшись к ощущениям, я нашел ее забравшейся в горы где-то за западными палатками. Она сидела в позе для медитации и, кажется, изо всех сил старалась не расплакаться. Аккуратно сняв блокировку, продолжаю наблюдать со стороны. Девушка не пошевелилась, только ритм дыхания изменился. Внезапное опьянение вернувшейся силой не менее сложное испытание, чем ее отсутствие.

– Молодец. Можешь ведь себя контролировать, когда захочешь, – я положил руку ей на плечо, – идем, поздно уже.

– О, вот и наши маги! – возликовал Эрцель, – девушке наливать?

У Тин на языке явно вертелась какая-то гадость, но рыжая все-таки сумела смолчать.

– Наливайте, сэр, – разрешил я, – только разбавить не забудьте.

Элеандор произнес тост за первый совместный бой. Рэйчел насупилась, явно считая, что ее не позвали только из вредности. Что бы она там делала без магии, интересно? Да и с магией она пока слабовата против всадников. Еще немного посидев, ученица покинула шатер, буркнув, что пошла спать.

А посиделки между тем продолжались. Обсудив каждый момент прошедшего боя, перешли на более общие темы.

– Простите, если вопрос покажется бестактным, – извинился тай-Дорум, – но каким образом вас всех сюда занесло? Нет, я понимаю, что здесь делает команда наемников. Я здесь оказался сами знаете почему, но вы-то, ребята, откуда здесь взялись?

– Ну, мы это. Мы из Жаркеевки. Под Лэнгом, да. – Все так же чередуя фразы, начали братья, – отец у нас мельник. Ну, а мы вот. В солдаты решили податься, королевские. В гвардию. Мы сильные, да. И оружием владеть нас дядька Якоб учил. Крепко учил, сто лет ему здоровья. Ну а пока нас сюда определили. Мы и не против. Супостата-то бить все равно где. А тут, глядишь, покажем себя, так может и замолвит кто словечко перед полковником.

– Понятно, – кивнул Эрцель, – служить в королевских войсках – достойное желание. А вы, леди?

– А у меня в Гаэссе осталась семья, – поджала губы девушка, – мать, отец, брат. Нику было десять всего!

– И вы решили мстить. – Констатировал Элеандор.

– Да, а что? – вскинулась девушка, – у нас на юге девушки умеют стрелять!

– Если это единственная причина, – заметил я, перебирая пальцами густую шерсть лежащей рядом волчицы, – то можете выбросить свой лук и езжать в имение герцогов тай-Гивер под Гайстатом. Вы должны знать, где это, они ведь, кажется, ваши сюзерены.

– Ты уверен? – Софья впилась в меня глазами, первой догадавшись, в чем дело.

– Щупленький такой паренек, темноволосый. В бежевом костюмчике. Был в отряде Романа, все пытался покормить Пламя чем-нибудь вкусным.

– Умеешь ты сообщать хорошие новости, – хмыкнул Элеандор и перевел взгляд на леди Маргариту, – не нужно хмуриться, душа моя. Ваш брат жив и здоров. Сейчас он находится в поместье герцогов тай-Гивер, как и сообщил наш бестактный друг.

– К-как?… – с трудом выдавила из себя девушка.

– Нам удалось вывести из города три десятка детей, – пояснила Софья и покачала головой, правильно истолковав взгляд леди: – только детей. Тин и так чуть не погибла.

Маргарита все-таки разрыдалась, бросившись Тиане на шею. Взгляд демонессы выражал какой-то беспомощный ужас, буквально умоляя: "снимите ее с меня кто-нибудь".

– Я слышал об этом подвиге, – кивнул тай-Дорум, – но до сих пор не понимаю, как вам удалось договориться.

– А никак, – невесело хмыкнул Элеандор, – мэтр остался в качестве заложника.

– Изначально речь шла действительно только о семье канцлера, – пояснил я.

– То есть, если бы обман раскрылся…

– Я был бы мертв, – хмуро киваю, и поспешно покидаю палатку.

Не люблю я вспоминать это дело. И даже не потому, что меня могли убить – в таких ситуациях я бывал частенько, а потому что вся авантюра строилось на том, что каждому по эту сторону пустыни известно – Лорд Разрушения не нарушает своего слова. Тогда мне пришлось сделать это в первый раз, и не по своей воле. Моим словом распорядились за меня. Это до сих пор приводит меня в ярость, хоть умом я и понимаю, что на другой чаше весов было три десятка детских жизней. Ладно, нужно отвлечься. Заглянув в палатку, я обнаружил, что Рэйчел уже спит, завернувшись в мою любимую шкуру. Стараясь не разбудить девочку, расшнуровал дорожную сумку где хранился подарок.

– На, посмотри, – вернувшись в палатку, протягиваю Тиане деревянный ларец, – мне интересно, сможешь ли ты этим пользоваться.

Откинув крышку, рыжая застыла в немом изумлении, боясь прикоснуться к подарку.

– Что это? – Маргарита заглянула через плечо рыжей, – рукоятка какая-то.

– Клинок абсолютного пламени, – пояснил я, – прощальный подарок тай-Миронис.

– Это клинок Серебряной Звезды? – еще больше изумилась девушка.

Я только кивнул. Тиана, наконец, аккуратно, кончиками пальцев, прикоснулась к сокровищу. Огладила. Вынула.

– Это… мне? – зеленые глаза сияли.

– На время, – охладил я ее пыл, – для меня он, сама понимаешь, бесполезен. Ты сможешь его активировать или подзарядить, если понадобится?

– Конечно, – благоговейно произнесла демонесса, – разглядывая витую рукоять, инкрустированную рубинами.

Даже для этого мира подобный артефакт – безумно дорогая редкость, а уж в мире, откуда родом Тиана ему и вовсе цены нет. У них там вообще с драгоценными камнями напряженка. Правда, есть мифрил, который не встречается у нас.

Легкое нажатие на один из камней и в воздухе материализовался клинок, состоящий из белого пламени запредельной концентрации. Под взглядом Тин клинок вдруг удлинился, изогнулся, вернулся в исходное состояние и, наконец, исчез. Уверен, подобные метаморфозы в конструкцию не заложены. Я увлекаюсь артефакторикой так что знаю о чем говорю. Похоже, эти двое нашли друг друга.

– Ты обещал мне поединок, – посмотрела на меня Тиана, – пофехтуем?

– Издеваешься? – возмутился я, – эту штуку даже моим черным клинком не заблокировать! Поединок закончится одним ударом; кто не успел – тот и труп. Так что убери-ка ты его подальше.

Тин тут же засунула новую игрушку за пояс, да еще и рукой прикрыла для верности, а то вдруг отобрать попробуют. Уверен, она даже спать с ним в обнимку будет.