Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 4

 

И снова вечер, косые лучи заходящего солнца, бессильный скрежет стрел по камням дороги и музыка в ушах. А вот это что-то новенькое. Перед воротами крепости меня ожидает рыцарь. За сетчатым забралом не видно лица, но по ауре видно, что парень довольно молод. Возможно, это его первая настоящая война. Нет, скорее всего, не совсем новичок. До этого, наверное, были и победы на турнирах и восторги дам. Но вот войны, настоящей войны, он еще не видел. Аура чистая и светлая, до сих пор, наверное, верит в честный поединок и рыцарские идеалы. Даже вышел пешком, чтобы уравнять шансы. Убивать такого немного жалко.

Лучники на стенах прекратили обстрел, давая нам шанс на поединок. Рыцарь заговорил, называя имя, титулы, начиная ритуальную формулу вызова… Не замедляя шага, плавным движением клинка разрубаю его на две половинки. Враг бывает живым или мертвым, парень. Все остальное – тлен. Увы, но ты – враг. Завершая движение, вкладываю черный клинок в ножны. Мой шедевр, можно сказать. Использовать его могу только я, но зато для него нет преград. Я им могу крепостную стену нарезать кусочками, словно масло. Если мне дадут на это время, конечно. Лучники, наконец, очнулись от шока, но я снова в "мертвой зоне". На этот раз стою, прижавшись к воротам, чуть дольше, чем вчера. Снова переворачиваю плащ, хлопаю по массивным створкам и отправляюсь в обратный путь. В спину мне летят огненные шары и молнии. Пригибаюсь, и над головой пролетает здоровенный булыжник. Догадались-таки, сволочи. Кто это там такой умный, интересно?

На следующий день меня встретили трое магов. Не полноценная боевая пятерка, конечно, но тоже неприятно. Некстати вдруг вспомнилось, что мои бывшие одногруппники уже закончили обучение и вполне могут оказаться по ту сторону клинка. Снимаю с мертвых магов кольца магистров в качестве трофеев. Есть у меня одна задумка.

Через четыре дня по мне прекратили стрелять вовсе. Через семь – закончились поединщики. За это время моя коллекция пополнилась еще пятью кольцами. В последний раз меня встречал целый отряд в два десятка всадников. Трезво оценив свои шансы, я прыгнул сквозь грань им за спину. Проделав обязательный ритуал с похлопыванием ворот, и подождав, пока господа соизволят развернуть коней, совершаю обратный прыжок. Преследовать меня никто не стал, помня о судьбе первого отряда.

Каждый раз я начинал свою прогулку все позже и позже, так что сегодня отправился в путь уже в полной темноте. Крепость спала, никак не реагируя на мое приближение. Только метрах в двухстах от стены под ноги мне уткнулась одинокая стрела. Это уже тоже почти ритуал. Привет от часовых, знак, что меня заметили. Не спеша подхожу к воротам и усаживаюсь в позу лотоса. Сижу так минут двадцать, готовый в любой момент вскочить, уходя от атаки. На издевательские крики стражников не реагирую. Отправляюсь в обратный путь, помахав рукой на прощание. Все нормально, ребята, не волнуйтесь – я ухожу. Следующую ночь просидел под воротами минут сорок. Никаких попыток меня отогнать. А значит, пора приступать к тому, ради чего все и затевалось. Короткое заклинание и я погружаюсь во тьму, начиная воспринимать ее как некую объемную конструкцию с пустотами там, где находятся физические объекты или есть хоть немного света.

– Здравствуйте, девушки! – оказавшись в шатре, скидываю тяжелый черный плащ с капюшоном. После применения магии тьмы, организм какое-то время очень болезненно реагирует на солнечный свет.

– Ого, откуда столько вкусностей? – я оглядываю заваленный сладостями стол, – благодарные пациенты?

– Здесь не только мое, – лукаво улыбается Софья, – Количество ухажеров в этих краях сильно превышает количество дам, так что в знаках внимания недостатка не возникает.

– И кто лидирует по количеству разбитых сердец? – интересуюсь я, утягивая себе одно из пирожных.

– Тиана, – целительница улыбается до ушей.

– Эти человеки дикие какие-то, – ворчит рыжая, – они просто не понимают слова "нет". А на дуэль их не вызвать. Девушки, видите ли, не дерутся!

– Я уже даже платье одевала… – наградив Софью возмущенным взглядом, продолжила Тин.

– Надевала, – автоматически поправил я, – Возможно, я тебя разочарую, но в платье ты выглядишь не менее привлекательно, чем в своем обычном мужском наряде.

– Тебе бы все издеваться! – обиделась девушка, – а я что делать должна? Леди вон только смеется и говорит, что мужского внимания не бывает слишком много. Тьфу!

– Да попросту не показывайся на этих вечерних посиделках, – пожимаю плечами, – соври, что плохо себя чувствуешь или еще что.

– И тогда нам будут тащить не пирожные, а всяческие снадобья, чья целительная сила определяется их вонючестью, – прокомментировала Рэйчел.

– К тому же это не вежливо, – осуждающе произнесла Маргарита.

– А надоедать девушке вежливо?

Завязался глупый спор, который был прерван появлением тай-Дорума. Воспользовавшись моментом, я ретировался. Не переношу аристократов, а аристократок в особенности. Хотя, конечно, есть приятные исключения – я вспомнил леди Анну. Или тут все дело в возрасте?

**********

– Итак, максимальная дальность полета стрел примерно вот такая, – я провел линию на собственноручно прорисованной карте ущелья, – насчет видимости не скажу. Далее, толщина стен у основания – шагов восемь-девять. Угловые башни не трогаем – даже если создать пролом там – все равно войска застрянут. Таким образом, вижу только одно направление атаки – через ворота.

Вокруг стола сгрудились все бойцы нашего десятка, Годвер, Аманда, подполковник с сыном, капитан Эйданг и еще несколько незнакомых офицеров.

– Это надвратная башня, – я начал новый рисунок, – ворота метров пять высотой…

– Простите? – переспросил кто-то из офицеров.

– Примерно дюжина локтей, – поправился я, – на шаг перед ними земля не простреливается. Предлагаю с засовом не возиться. Я могу сразу срезать петли и попросту обрушить ворота внутрь. Проблема в том, что далее справа и слева идут скрытые позиции для стрелков, а в конце тоннель перегорожен решеткой. Она движется в специальных желобах, так что придется перерезать каждый прут, а пока я буду карабкаться наверх, меня со двора стрелами утыкают.

– А почему тебе не прыгнуть сразу внутрь? – поинтересовался Элеандор.

– Там какая-то странная защита. Не уверен, что даже защитники о ней знают, но прорваться через поля в крепость невозможно, как и телепортироваться обычным образом. Так что предварительный план таков: Я пробиваю стену тоннеля, и мы попадаем на галерею лучников, судя по количеству бойниц, их там будет не больше десятка. С галереи лестница ведет в помещение над воротами. Именно там и находится подъемный механизм. Самое паршивое место – здесь – я чиркнул карандашом по эскизу, – это дверь на стену между первым и вторым пролетом. Если мы не успеем ее проскочить, нас остановят и сомнут массой. Таким образом, наша задача захватить комнату с механизмом, поднять решетку и удерживать помещение, пока не подоспеют войска.

– Десять человек против всего гарнизона? Безумие! – капитан нахмурился.

– Двери всего две, – задумчиво протянул Мэт, – и не очень большие. На одну сторону я и Тиана, на другую Жан-Жак и мэтр. Сэр Эрцель и Элеандор в резерве. Можем и продержаться. Сколько нужно времени?

– Кавалерии – два-три нима, – прикинул Эдуардо, – пехоте – пять-шесть.

– За четыре добежим, – уверил нас Васкар, – главное, ребята, чтобы вы не облажались. А то у закрытой решетки нас попросту перестреляют.

– Так, всадники врываются во двор, отвлекая защитников, – в обсуждение включился подполковник, – далее, небольшой отряд может пройти по стопам наших героев и выйти на стену. По крайней мере, отвлечете защитников.

– Мои ребята сделают, – кивнул кряжистый дядька в кожаной жилетке. Видимо, капитан одного из малых отрядов.

Обсуждение переключилось на отработку деталей. Спорили еще несколько часов. Атаковать решили дня через три – подполковнику еще согласовывать с лордом-хранителем участие кавалерийского эскадрона. Мне тоже нужно подготовиться: щиты против магии зачаровать, стрелы. Только для нашего десятка, разумеется, но тоже немало крови уйдет. Увы, но закрепить заклинание разрушения можно только используя собственную кровь. Попробую еще Рэйчел к этому подключить – заодно и научится чему-то полезному.

Разумеется, к вечеру о предстоящей атаке знал весь лагерь. Все мои попытки сыграть на внезапности опытные командиры отвергли еще при обсуждении. Они не то, чтобы соглашались с существованием шпионов и предателей (это несовместимо с понятием рыцарской чести) просто по умолчанию рассматривали вариант, при котором противнику известно время штурма. Приближение активных действий чувствовалось хотя бы по размаху устраиваемых пьянок. Я в этом не участвовал, занятый подготовкой оружия, обучением Рэйчел и восстановительными процедурами. Девушка, что меня порадовало, не жаловалась на пропущенные танцы и вечера, а с увлечением работала. Возможно, из нее и выйдет толк, хоть заклинатель она пока достаточно слабый. Во второй вечер к нам присоединилась Тиана под предлогом проверки качества изделий. Истинную причину я понял чуть позже.

Мы втроем как раз возвращались со стрельбища, когда нас перехватил какой-то пожилой дядька в ливрее. Аккурат возле девичьего шатра.

– Лорд тай-Пантус выражает свою обеспокоенность отсутствием солнцеликой госпожи Тианамиреи на вчерашнем и сегодняшнем вечере, – возопил слуга, склоняясь в поклоне и протягивая на вытянутых руках какую-то коробку, – и просит принять в дар это скромное подношение в надежде, что оно порадует благородную госпожу и смягчит ее гордый нрав, заставив откликнуться на слезные просьбы покинутого влюбленного.

И все это с выражением, придыханиями, с паузами. Под конец слуга сделал какой-то неуловимый жест, явив всем любопытствующим шедевр кондитерского искусства. Торт в виде корзины изящнейше выполненных цветов. Даже я оценил мастерство кондитера, хоть и достаточно равнодушен к сладостям. А вот во взгляде Тин, брошенном на щеголеватого юнца с залихватски подкрученными усиками, сквозило лишь раздражение. Видимо, это и есть даритель – вон как напыжился под восхищенными взглядами приятелей. И, судя по глазам, молодой человек не привык получать отказ в чем либо. Это и есть тот настойчивый ухажер, от которого пряталась Тин? Я с ним еще не знаком, но уже ненавижу.

Сделав шаг, зачерпываю крем пальцем, разрушая композицию; задумчиво облизываю. Лица у присутствующих как-то неестественно вытягиваются, молодой лорденыш бледнеет.

– Дерьмо. – Выношу я вердикт и выбрасываю испорченный тортик в канаву.

После чего обнимаю опешившую Тиану… примерно за талию, увлекая в шатер. Надеюсь, присутствующие все поняли правильно. Оказавшись внутри, девушка пытается вывернуться, но я замыкаю кольцо рук, прижимая ее к себе. Втягиваю в себя запах рыжих волос, едва уловимый, дразнящий аромат тела, горячую ауру огня, безумную мешанину чувств, где страх и вожделение, ярость и покорность переплетаются в яркий клубок – все то, из чего складывается для меня образ Тин. На секунду замираю, наслаждаясь этим ощущением. Демонесса дрожит. Нет, еще не время. Беру чувства под контроль и размыкаю руки, выпуская рыжеволосое чудо на свободу. Прочь из шатра, а то еще немного, и я за себя не отвечаю. Сладить с собой оказалось не так-то просто – сердце все не хочет успокаиваться, в душе прочно поселился образ Тианы. Нужно отвлечься. Лезу на примеченный еще несколько дней назад утес. Безумная красота окружающего пейзажа и порывы ветра, казалось, пробивающего тело насквозь помогают отвлечься. Погружаюсь в ежевечернюю медитацию.

Вернувшись, застаю всю компанию в сборе. Тренируются двигаться так, чтобы полностью скрываться за двумя огромными щитами, что несут братья. При моем появлении занятие заканчивается.

– Тебе там вызов на дуэль приносили, – сообщил Элеандор, – кажется, парень решил, что ты от него прячешься.

– Да и ладно, – пожимаю плечами, – ты согласовал условия?

– Конечно.

– И?… – что-то мне не нравятся переливы его ауры и еле сдерживаемая ухмылка.

– Бой завтра утром, кодекс "чистой стали", дуэльные рапиры, до первой крови, – рот лучника все-таки растянулся до ушей.

– Ты издеваешься?! – я чуть не задохнулся от возмущения, – мне, может, еще и руки свяжут или заставят в платье драться?

– Хорошая идея, я бы посмотрел… – протянул Матеуш.

Игнорирую этого засранца.

– Эл, вот за что ты со мной так, а? – заглядываю в глаза командира, надеясь обнаружить там хоть каплю смущения или вины. Неа, ни разу.

– А мне надоело разбираться с твоими дуэлями, – тон лучника абсолютно безмятежен, – в следующий раз будешь сам договариваться. Пора бы уже привыкать.

– Ну хоть оружие ты мог посерьезнее выбрать? – вздыхаю я, – у меня даже рапиры-то нет.

Отправляюсь в палатку. На полпути меня догоняет тай-Дорум.

– Мэтр, вы окажете мне честь, воспользовавшись моим клинком. Уверяю вас, он отличнейшего качества и в превосходном состоянии.

– Сэр Эрцель, зачем вам это?

– Скажем так, у меня есть некоторый счет к этой семейке. И мне будет приятно знать, что кровь Пантусов пролита моей шпагой, пусть и не моей рукой. Я, знаете ли, дал слово не трогать этих мерзавцев.

– Буду счастлив оказать вам эту услугу, – церемонно кланяюсь.

Раннее утро, но вокруг площадки уже собралась изрядная толпа. Подполковник мрачнее тучи, но в происходящее не вмешивается. Молодой лорд со своим секундантом уже ждут.

– Возможно, господа желают примириться? – ответ Элеандор знает заранее, но задать вопрос должен.

Два "нет!". У лорденыша надменное, а мне просто весело. Давненько я не провоцировал дуэли. Обычно их мне навязывали. Да и условие драться только по свободному кодексу и до смерти вовремя остужало излишне буйные головы. У обычного мечника шансов против мага практически нет.

– Итак, господа, напоминаю – дуэль идет по кодексу "чистой стали", – секундант, чье имя мне не известно, взял слово, – оружие – дуэльные рапиры, доспех не оговаривается. Никакой магии или амулетов.

– И как вы собираетесь это контролировать? – ехидно уточняю я, – или поверите мне на слово?

Верить на слово мне не собираются, но и придумать ничего не могут.

– Возможно, мэтр согласится одеть арнириевые браслеты? – приходит на помощь тай-Эйданг.

– А у вас они есть? – вещь, вообще-то недешевая, да и не первой необходимости.

Конечно, антимагических браслетов ни у кого нет. Дуэль грозит сорваться. Нет уж, не позволю лишить себя такого развлечения!

– Матеуш, принеси наши, пожалуйста, – прошу я парня.

Понятное дело, отправляясь на войну с магами, по одному набору на каждого члена отряда мы заказали. Причем, мы их еще и модифицировали. Обычно арнириевые браслеты делаются в виде кандалов и попросту заклепываются, а мы свои сделали с небольшим замочком на манер современных земных наручников. В принципе разницы никакой – арнириевая полоса должна быть замкнута в кольцо, чтобы начать работать, но так гораздо удобнее.

Напевая песенку Арамиса, застегиваю браслеты. Ошейник отложил в сторону, благо, никто не настаивал.

– Мне нужно полнима чтобы привыкнуть, – объявляю я.

На самом-то деле я могу колдовать и в арнириевых браслетах. Единственное ограничение – ошейник не дает применять ментальную магию. Но активированный арнирий хоть и не опасен для меня лично, дарит достаточно неприятные ощущения. Попробуйте драться, если у вас ноет живот или болит зуб.

Наконец, все готово. Секунданты проверяют шпаги. Клинок сэра Эрцеля выше всяческих похвал – великолепная сталь, клеймо известного мастера (в свое время меня научили разбираться в этом вопросе), достаточно широкий, с долами на каждой стороне. Я уже упоминал, что местная рапира больше похожа на шпагу так как предназначена и для колющих и для рубящих ударов. Немного легковата, но что поделать. С другой стороны, с моей нынешней силой я и двуручником могу словно шпагой действовать.

Закончив песенку про Арамиса-дуэлянта, явыхожу на площадку, приветствуя противника радостной улыбкой. Сзади слышится недовольное поскуливание волчицы. Волнуется, но приказ нарушить не решается. Утренняя прохлада приятно бодрит, свежий ветерок забирается под расстегнутый ворот белой рубашки. Мой же противник облачен в кольчугу, да еще и вычурный панцирь поверх. А вот шлем у него легкий, что и понятно – обзор куда лучше, чем в стандартной "бычьей голове" тяжелого пехотинца. Придется чуть подкорректировать планы.

Первый выпад даю сделать противнику. Красивая связка, но недостаточно быстрая. Недостаточно для меня, конечно, – по человеческим меркам парень хорош. Отступаю назад, разрывая дистанцию. Парень не спешит бросаться следом – опытный дуэлянт. Снова кружимся, слегка позвякивая кончиками клинков. Новая атака. Но на этот раз я не церемонюсь – сильным ударом сбиваю клинок соперника в сторону и возвратным движением бью. Кровь хлещет из рассеченного горла. Я вообще подумывал совсем голову срубить – силы бы хватило, но решил не рисковать чужим клинком. Некоторое время парень еще стоит, а потом падает на колени, утыкаясь лицом в песок. Зрители словно окаменели – никто не бросился на помощь поверженному.

– Арестовать! – рев подполковника выводит всех из оцепенения.

Несколько человек в мундирах кермонтского полка бросаются вперед. Острием шпаги рисую знак вопроса, это заставляет их резко затормозить. Спину обдает жаром – Тиана как всегда на полшага за левым плечом. Матеуш чуть приотстал, застыв справа так, чтобы прикрыть наши спины – получился классический треугольник. А Тень она и есть тень – волчица всегда рядом.

– Прекратить! – резко командует Элеандор, – Мэт, Тиана, назад. Даркин, не сопротивляйся!

Из горла Тин вырывается недовольное ворчание. Некоторое время длится дуэль взглядов, но, наконец, демонесса отступает. Все-таки она давала слово и обязана подчиняться приказам. Я с благодарностью отдаю шпагу тай-Доруму, а Мэт демонстративно снимает с меня браслеты и прячет в один из карманов пояса. Солдаты мнутся, не решаясь подойти.

– Пожалуй, нам лучше пройти в палатку, не так ли, господа? – светским тоном интересуется Элеандор, – становится жарковато, знаете ли.

В штабной палатке кроме офицеров кермонтского полка присутствовал также Васкар, как мой командир, ну и, конечно, вся пятерка. Ан нет – десятка. Братья ненавязчиво так застыли у входа, изображая особо вычурные крепления полога, а Рэйчел и леди выглядывают из-за их спин. Тай-Дорума и так никто выгнать не посмеет.

Если убрать из речи подполковника все канцеляризмы и официальные формулировки, которые он от волнения щедро пересыпал ругательствами, то в результате останется один вопрос: "Зачем ты убил этого парня?"

– … Вы понимаете, что я обязан вас повесить за нарушение условий дуэли? – закончил он.

– А я условия дуэли не нарушал, – пожимаю плечами.

– Дуэль шла до первой крови! – тай-Робер справедливо решил, что над ним издеваются.

– Разве я ударил во второй раз? – издеваюсь, конечно, но не над самим подполковником.

Поднимается возмущенный шум. Подполковник молчит и хмурится, что-то обдумывая.

– Были бы вы моим офицером, вылетели бы с треском, – проворчал он, наконец.

– К счастью, я и так не ваш офицер.

– Ладно. Тут я ничего не могу сделать, – кажется, эта фраза предназначалась окружающим, а не мне, – мэтр Даркин Кат, Лорд Разрушения не нарушал правил дуэли. Имела место роковая случайность.

– Рад, что все разрешилось, – мурлыкнул Элеандор.

– Мэтр, – обратился ко мне капитан, когда большая часть офицеров уже направилась к выходу, – теперь, когда вы оправданы и никто (капитан произнес это с нажимом, зверски поглядывая на подчиненных) не сомневается в случайности этого… досадного происшествия, объясните все же – зачем вы убили парня?

Все замерли. Нужно бы соврать что-то, но не хочется.

– Во-первых, я не люблю, когда оскорбляют мою… соратницу, – я сделал четко различимую паузу, давая подставить в мыслях другое слово, – или думаете, я не знаю, что тай-Пантус хвастался перед приятелями, что будет первым, кто "объездит эту кобылку"?

– Тиана прекрати! Он уже мертв. – Черным ветром сбиваю охватившее девушку пламя. Это немного отрезвляет демонессу. На самом деле ни о чем подобном я не знал. Зато знал Элеандор, который и подкинул мне эту фразу по мысленной связи. Я же продолжаю: – А во-вторых, я терпеть не могу молодых и самоуверенных аристократиков, которые думают, что дуэль с темным магом – такое забавное приключение, которым можно после бравировать перед дамами. Меня все поняли? Или кто-то еще считает себя оскорбленным?

– Все всё поняли, – хмуро откликнулся подполковник, взглядом обещая лично перегрызть глотку самым разговорчивым, – господа офицеры, вы можете быть свободны. Мэтр, на пару слов.

Когда в палатке остается только сам сэр Малхус, капитан, да мы с Элеандором, полковник разливает вино по кубкам:

– Паксо, – традиционный тост за умерших.

– Мэтр, вас, конечно, можно понять, – после паузы начал тай-Робер, – но Альберт все-таки приходится родственником самому герцогу. И пусть сэр Ульрик племянника жены терпеть не мог (и вполне заслужено), но герцогиня та еще стерва, да и род тай-Пантусов весьма богат и влиятелен. Вы нажили себе врагов. Да и герцогу придется хотя бы изобразить негодование и покарать кого-нибудь.

– Ну, до штурма герцог о родственнике и не вспомнит, – протянул Элеандор

– А после вы либо герои, либо трупы, – подхватил мысль капитан.

– Ну да, герцог-то, возможно, и ограничится криком, а вот его родственники…

– Формально, я оправдан, – пожимаю плечами, – а если род тай-Пантус решит действовать в обход закона – тем хуже для них.

– Очень не советую связываться с этой семейкой, – помрачнел офицер, – ладно, я попробую замолвить за вас словечко перед лордом.

На том и закончили.