Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 5

 

Серое, затянутое тучами небо, холодный ветер, мрачные, словно потускневшие скалы – казалось, сама природа хмурится в ожидании. Настроение соответствует – никакой глупой бравады, собранность и осторожность. Леди слегка потряхивает – первый бой. Успокаивающе кладу руку на плечо и киваю, посылая волну уверенности. В ответ получаю удивленный взгляд и невысказанную благодарность. Тай-Дорум опытный воин, а братья и так подключены в общую ментальную сеть – им дополнительная моральная поддержка не нужна.

Провожаемые сотнями настороженных взглядов, начинаем неспешное движение. Пока мы вне пределов досягаемости лучников, но расслабляться все равно не стоит. Вот и незримая черта. Громадные щиты братьев, изготовленные специально для этой вылазки, сдвигаются плотнее, но стрел пока нет. Шаг, еще шаг, темп постепенно увеличивается. Я выхожу из-за щитов, следуя на три шага впереди. Залп. Стрел настолько много, что приходится уйти на поля пепла. Зато, пропустив стрелы, сбиваю несколько огненных шаров. Конечно, в случае чего, и Софья прикроет и у бойцов щиты заговорены, но пока лучше их ресурс не расходовать. Вот один маг, видя пассивность противника, высунулся из-за зубца слишком сильно. Щиты братьев чуть дрогнули, и в образовавшуюся щель тут же прошла стрела Элеандора. Одним магом у защитников стало меньше. На всяких лучников мы не размениваемся. Башня все ближе и Мэт с тай-Дорумом вскидывают щиты над головой, прикрывая команду сверху. Иногда слышится короткий взвизг стали о сталь, но раненых пока нет. Тиана не выдерживает и, высунувшись из-за щитов, сносит огненным шаром пару зубцов надвратной башни вместе с прятавшимися там бойцами. Поспешившего на помощь мага снова снимает Элеандор, а стрела леди находит одного из воинов.

Ворота. Теперь огонь по нам могут вести только с угловых башен. Впрочем, и о магах забывать не стоит. Пока их атаки держит Софья, но это ненадолго. Мой выход. Четыре плавных движения клинком пустоты, по две секунды на петлю. Сигнал братьям, и под нашим общим напором ворота падают внутрь, издавая дикий грохот и треск. Отлетевшая щепка вонзается в ногу Жана, но тот не обращает внимания. Заранее подготовленным заклинанием превращаю в пыль кусок правой стены.

Галерея лучников начинается на высоте около метра, туда сразу же ныряет Матеуш. В тяжелом доспехе совершить такой прыжок не просто, но стараниями сестренки парень способен и на большее. Боевые аспекты магии жизни используются редко из-за сложности и очень неприятных последствий, но сейчас без этого не обойтись.

Тиана бьет по бойницам противоположной стены струей огня, а братья-великаны разворачивают щиты так, чтобы прикрыть остальных одновременно от огня лучников с галереи и того отряда, что прячется за решеткой. Эрцель, следом Маргарита, последним Элеандор. Тиана шмыгнула сразу за Мэтом. Ставлю стену пустоты, давая братьям время ретироваться. В галерее уже все кончено. Матеуш при поддержке Тианы рвется вверх по лестнице, я иду замыкающим. У ведущей на стену двери несколько трупов, но сама дверь заперта на засов и теперь сотрясается под ударами с той стороны. Молодцы ребята, сообразили.

В помещении с подъемным механизмом тоже уже нет никого живого. Запираю за собой и эту дверь. Софья на скорую руку обрабатывает порез тай-Дорума и ногу Жана. Братья тут же пристраиваются к огромному вороту. Скрип поднимающейся решетки слышно даже отсюда.

Правая дверь слетает с петель. Самый бодрый из нападающих тут же насаживается на меч Мэта. Остальных Тиана угощает "Дыханием дракона". Жуткие вопли сгорающих заживо людей заполняют комнату. Запах паленого мяса приходит чуть позже. Впрочем, многочисленные бойницы обеспечивают достаточно хорошую вентиляцию.

Под многочисленными ударами рушится и левая дверь. Теперь мне становится не до наблюдений. Первых нападающих сбиваю "воздушным кулаком", а потом обнажаю черный клинок. Удар, удар, уворот, снова удар – рублю как заведенный. Для клинка, созданного сильнейшим на данный момент магом разрушения, нет преград, но и блокировать им попросту невозможно. Пропускаю несколько чувствительных, хоть и неопасных ударов. Врагов слишком много, приходится отступить на шаг, потом другой. Чья-то алебарда заплетает ноги, а мощный удар копья опрокидывает меня на землю. Над головой тут же свистят стрелы. Возникший рядом тай-Дорум включается в схватку, давая мне время подняться. Увы, его хватает лишь на несколько секунд, но мне достаточно и их. Раненого агента оттаскивает Софья, тут же активируя один из лечебных амулетов, а я продолжаю нарезать нападающих на кусочки. Кажется, мне задели левую ногу, ребра ноют, по правому рукаву стекает что-то теплое. Впрочем, кровью я залит с ног до головы, так что может быть это и не моя.

Вдалеке слышится многоголосый вой.

– Наши, – выдыхает Жан, ударом топора разваливая череп одного из нападающих, – недолго осталось.

Решетка поднята и, зафиксировав механизм, братья присоединились к драке. Но и нападающие утроили усилия. Сигнал опасности сзади. Матеуш и Тин разлетаются в стороны словно кегли и в проеме двери появляется вражеский маг. Отправляю в полет один из заговоренных ножей, но воздушника прикрывает щитом следующий за ним рыцарь. Тоже очень не прост – доспехи представляют собой единый артефакт и стоят, наверное, огромных денег. С ходу определяется антимагическая защита, усиление и что-то еще из магии жизни. Черным ветром сношу всю магическую защиту к чертям и бросаюсь на противника. Мое место тут же занимает сэр Эрцель. Элеандор всаживает стрелу в ногу вражеского рыцаря. Я отправляю второй кинжал в открывшегося на секунду мага. Увы, не убил, но прервал очередное заклинание. Огненный меч демонессы рассекает рыцаря вместе с доспехом, а я сношу голову мага клинком пустоты.

Следом за примечательной парой идет отряд тяжеловооруженных рыцарей, так что пока Софья залечивает Матеушу очередную рану, нам с Тин приходится изрядно потрудиться. За спиной слышатся проклятия. Покончив с очередным противником, оборачиваюсь. Тай-Дорум лежит на земле, скрещенными бунспати блокируя невероятных размеров клинок противника. Как он с ним в коридоре и поместился-то. Леди словно в тире всаживает стрелу в горло гиганта. Жан отталкивает тело в сторону, но сам получает копье в бок. Еще одно копье пробивает парня насквозь. На секунду Жан замирает, а потом с ревом бросается вперед, сминая нападающих. Дикая куча-мала, сбивая всех, катится по лестнице. Снова свистят стрелы. С нашей стороны рыцари кончились, и раненую демонессу вновь заменяет Матеуш. Жак все смотрит в проем двери, где исчез его брат. Эрцель, тяжело дыша, достает из-за пазухи амулет, используя каждую секунду неожиданной передышки. Разбитый щит он уже сбросил и теперь в его руках массивные кривые клинки.

Элеандор обнажает саблю, занимая место рядом с Мэтом, а я прикрываю тай-Дорума. Сквозь шум крови в ушах слышится ржание лошадей и звон стали, но враги пока не кончаются. Матеуш, Элеандор и Тиана при магической поддержке Софьи сдерживают натиск у правой двери. Я, Жак и сэр Эрцель прикрываем левую. Гигант рубится с отчаянием берсерка, начисто забывая об обороне. Рыцарь-шпион и я прикрываем парня как можем. Натиск противника уже не так силен, но время тянется бесконечно медленно. Вдруг очередной противник хрипит, с изумлением разглядывая вышедший из груди окровавленный наконечник меча.

– Ха! А вот и мы, как обещали! – Зверский оскал залитого кровью длинноволосого детины должен, по-видимому, изображать приветливую улыбку.

– Очень рады, проходите, – сэр Эрцель делает шаг в сторону и, привалившись спиной к стене, медленно сползает вниз.

Два десятка наемников сходу включаются в драку у противоположной двери, быстро сминая нападающих и спускаясь вниз. Помогаю тай-Доруму подняться и буквально тащу его к Софье. Некоторое время уходит на то, чтобы отдышаться и залечить раны. С удивлением нахожу у себя штук шесть неглубоких порезов. Еще сильно помяты ребра, но сейчас на это можно попросту не обращать внимания – пара печатей исцеления и все будет в порядке.

Минут через пятнадцать команда выглядит вполне себе живой и относительно бодрой. Как оказалось, стены и большая часть двора уже в наших руках. Сейчас основной бой идет у казарм, что, примыкая с обоих сторон к цитадели, делят двор на две неравные части. Некоторое время мы понаблюдали с надвратной башни за мельтешением людей внизу, а потом снова двинулись вперед, перестроившись в боевой порядок. Кавалерии, что завязла у арки левой казармы, осыпаемая стрелами с башен цитадели, явно требовалась помощь. Искать в этой неразберихе Васкара особого смысла не было.

Человеку, который заставил носить эранийцев красную форму я готов лично выставить бочонок пива. По большей части боевые действия состояли из отдельных стычек и дуэлей, поэтому возможность опознать врага была очень кстати в условиях полного отсутствия руководства. Ситуация, в общем-то, и неудивительная, когда твоя армия более чем наполовину состоит из разрозненных отрядов наемников. Впереди замелькали всполохи, закричали люди, и мы как-то внезапно оказались на острие атаки.

Первый огненный шар принял на щит Жак. Стрела леди завязла в сгустившемся воздухе. Тройка магов явно не первый раз действует вместе. Навстречу катится волна огня. Сношу ее ударом черного ветра, заодно снимая и все остальные активные заклинания. Прыгнувшая вперед Тин ударом ноги опрокидывает одного мага и огненным мечом сносит голову другому. Упавшего тут же добивает Матеуш, а Жак прикрывает демонессу щитом. Выпад над головой пригнувшегося Мэта отправляет на тот свет последнего волшебника. Распрямляясь, парень сбивает в сторону копье одного из эранийских воинов, а я, подшагнув чуть в сторону, пробиваю его клинком. И тут же делаю разворот, чтобы принять на наруч рубящий удар в голову Тин. Девушка пируэтом проскальзывает у меня под рукой и разрубает надвое еще одного красномундирника, что прорвался опасно близко к лучникам. Окровавленный по самую рукоять топор Жака врубается в шею моего противника. Стрелы, направленные в спину тай-Дорума Софья останавливает магическим щитом. Сам Эрцель в этот момент рубится с молодым магом, что внезапно оказался сзади. Зря этот мальчишка оставил за спиной Элеандора. Кроме обычного оружия каждый боец нашей пятерки вооружен еще и клинком заговоренным мной лично. Специально против магов и магических существ.

Оставшийся без поддержки магов отряд вырубаем за полминуты. Еще двое магов находят смерть от стрел Элеандора. Простых воинов добивают группирующиеся вокруг нас бойцы. Некоторое время просто стоим на месте, отбиваясь от толпы вражеских воинов. Матеуш и Жак надежно держат оборону, а Тиана со своим волшебным мечом тратит по одному удару на каждого соперника. Я прикрываю собравшийся вокруг отряд от магических атак. Наконец, волна нападающих откатывается назад. Отряд кавалеристов отходит за наши спины, перегруппировываясь, а мы движемся в черный зев арки. Внутри казармы кипит бой. Часть наемников строят живые пирамиды, пытаясь добраться до окон второго этажа и зайти обороняющимся в тыл.

Под аркой лучники нас не достанут, есть пара секунд отдышаться и оглядеться. Пытаюсь прощупать организм на предмет новых повреждений, но вынужден вновь сорваться с места, разрывая мысленную связь с напарниками. Раскидывая несчастных, попавшихся на пути, что есть мочи несусь к правой казарме. Где-то там чувствуются отголоски магии разрушения. В такой толпе прыгать сквозь грань небезопасно. Прежде всего, для моих союзников.

Уже на подходе вижу, как Рэйчел растворяет в воздухе огненный шар, прикрывая примкнувший к ней отряд, но не успевает увернуться от метательного ножа. Бросившегося к девушке противника сбивает в прыжке Тень. На бегу вскидываю руки, отправляя в полет две маленькие стальные смерти. Увлекшиеся атакой маги не заметили новой угрозы. Потоки силы, свитые в тугие плети призрачных "крыльев", вышибают душу еще одного мага.

Энергия разрушителя, концентрированная до полного разрыва реальности в данной точке, превращает ладони в полуметровые клинки. Кто-то оттаскивает Рэйчел вглубь строя. На самом деле ее рана не слишком-то и опасна, так что я продолжаю бой. Один зан кермонтского полка во главе с лейтенантом бросаются на помощь. На самом деле от полусотни бойцов осталось не так уж и много, но воодушевленные смертью вражеских магов, ребята дерутся как львы.

Враги вдруг резко отступают, и напротив меня остается пара бойцов в тяжелых черных кольчугах и глухих шлемах. Успеваю отметить плетения, скрытые в телах этой парочки и слабенькие короны магов, а потом черные атакуют с невероятной для человека скоростью. Я-то, конечно, тоже не совсем человек, но ребята движутся очень слаженно, не хуже нашей пятерки. Искать мага-манипулятора времени просто не остается. Четыре коротких клинка против двух – не лучший расклад, тем более, что противникам вполне хватает скорости просто уворачиваться от ударов. Чтобы применить магию, нужна хоть секунда, хоть полсекунды, но их нет. Несколько раз вражеские клинки уже прорывались сквозь мою оборону, пробуя броню на прочность.

Появившаяся из ниоткуда Тень вцепляется в ногу одного из черных тут же получая удар мечом и отлетая в сторону. Но этой заминки мне хватило, чтобы срубить врагу правую руку. Странная парочка отскакивает назад, и я пользуюсь моментом, нанося удар черным ветром. Один из противников попросту взрывается, забрызгивая окружающих дерьмом и кровью. Такого эффекта я и сам не ожидал, но частично уничтоженные плетения иногда ведут себя абсолютно непредсказуемо. Безрукий противник в шоке и не успевает среагировать на мой удар.

Ошеломленные и испуганные враги обращаются в бегство.

– Я снова вовремя, да, старик? – опять длинноволосый с неизменной улыбкой.

Эрик из отряда "каменных котов", вспомнил я. Мы с ним еще спорили по поводу противостояния мага и обычного бойца. Эрик метает франциску в спину улепетывающего последним красномундирника и с диким криком бросается в погоню, увлекая за собой остальных. В толпе мелькают и золотые орлы кермонтского полка, и кроваво-красные волчьи морды на доспехах бойцов Васкара и непременные меховые безрукавки "котов". Развеиваю запущенный из башни огненный шар невероятных размеров и решаю, что дальше ребята справятся и без меня.

У волчицы глубокий порез на правом плече, но жизненно важные органы не задеты. Накладываю печать исцеления, затягивая рану. Следующими осматриваю трупы странной парочки, пополнив свою коллекцию еще одним кольцом мага. Возвращаюсь назад, по дороге обыскав еще и троицу, что дралась с Рэйчел. Кольца в сумку, метательные ножи обратно в наручи. Заодно почистил себя, вспышками пустоты уничтожая всю грязь. Я так зубы обычно чищу, так что технология отработана.

– Ты хоть печать исцеления наложила? – интересуюсь, глядя на перетянутое какой-то тряпкой плечо ученицы.

Та только головой качает, руки у нее трясутся. Вздохнув, залечиваю и эту рану. Рэйчел тоже разрушитель, поэтому особо неприятных последствий от моих печатей быть не должно.

– Какого хрена ты вообще сюда сунулась, идиотка несчастная? – ругаюсь я, провожая девушку обратно к воротам. Тень, прихрамывая, бежит рядом.

Сдаю ученицу обозникам, что уже суетятся возле башни, выискивая раненых. С ней я разберусь позже. Вдруг, где-то слева в небо рвется столб огня. Кажется, это у казарм; снова приходится нестись сломя голову. Увы, я прибыл уже к концу драки. Та часть казармы, где была арка обрушена, кругом тела в мундирах обоих цветов. Оплавленные камни, выбоины и копоть на стенах – следы жестокой магической драки. Матеуш стирает кровь с клинка чьим-то плащом, Жак пытается стряхнуть с левой руки остатки щита, правая у него висит плетью. Софья сидит, привалившись к стене, полностью без сил и, кажется, без сознания. Черный от копоти Эл зажимает рану на левом боку, тяжело опираясь на лук. Леди нигде не видно. Мелко и часто дыша от боли, Эрцель пытается перетянуть ногу ремнем. Ниже колена нога представляет собой сплошное месиво с торчащими обломками костей. Тиана лежит на боку, заливая камни черной кровью, наконечник пробившего грудь копья так и торчит из спины. Девушка при смерти, но еще цепляется за жизнь, хотя, похоже, уже не контролирует себя – золотистые когти царапают камень, крылья то появляются, то исчезают.

– Амулеты? – я поднимаю глаза на Элеандора, но тот только качает головой.

Что ж, придется действовать так. Переворачиваю Тиану на спину и выдергиваю копье. Хрупкое тельце изгибается дугой, приходится навалиться сверху, прижимая к земле. Правой рукой рисую печать исцеления. Гоню энергию, пытаясь заодно и заговорить кровь. По идее шанс есть, так как во мне изрядная часть крови Тин, но это в лаборатории и при соответствующих ритуалах. Сейчас же все приходится делать грубо, скорее на удачу. Тин снова корежит. Изогнувшись, она пытается впиться клыками в мою шею. Клыки срывают куски черной кожи, оставляя глубокие борозды на кости крайса, когти рвут спину. С тем же, правда, результатом. Я же продолжаю гнать и гнать энергию. Тиана затихает. Энергии в ней практически не осталось, но кровь остановлена. Может быть и выживет. Молюсь об этом всем богам поочередно.

– Дурак, что ты делаешь? – слабым голосом комментирует очнувшаяся Софья, – разве так лечат? Ты же ее чуть не убил.

– Уж лучше попытаться, чем смотреть, как она умирает, – огрызнулся я.

Софья кивнула, улыбнувшись, и снова потеряла сознание. Матеуш тем временем перевязал Жака, и теперь помогал Элеандору, без стеснения распотрошив сумку сестры в поисках снадобий. Нашлась и леди. Девушка сидела за каким-то обломком стены, спрятав лицо в ладонях и вздрагивая от беззвучных рыданий.

– Тысячу демонов тебе в печенку, маг! – прогремело над ухом, – ты где шляешься? Нужна твоя помощь!

Рядом осадил коня младший тай-Робер.

– Там наши в башню попасть не могут, – парень махнул рукой в сторону цитадели – дверь чем-то защищена.

– Леди, вы в порядке? Что с вами? – увидев Софью, парень обо мне тут же забыл.

– Иди, – кивнул Элеандор, – до лагеря мы и без тебя доберемся. Там ты нужнее.

Крепость практически в наших руках. Только несимметричные башни цитадели пока держатся. Почти все оставшиеся в живых бойцы сейчас прячутся среди обломков с ненавистью глядя на усеянный трупами внутренний дворик.

– Вон та дверь – капитан указал на центральную башню, – там защита какая-то. Олафу не по силам, парень совсем выдохся.

Кивнув, прыгаю сквозь грань. Защитное заклинание уничтожаю вместе с дверью. Что-то я совсем плохо контролирую силу, это от усталости, наверное. Разгоряченные бойцы с диким криком бросаются внутрь.

– Ну что, пошли что ли? – рядом останавливается Матеуш.

– А ты-то чего? – наваливается усталость.

– А чего я? Я же не могу тебя бросить, – парень пожимает плечами.

– Что у вас там случилось? – идти не хочется, но надо.

– Боевая пятерка у нас случилась, – сплевывает Мэт, – Геквертиш! Они двигались быстрее меня и так, будто это один человек! Артефактов на каждом больше, чем у Тин украшений.

– А, теперь ты понимаешь, как мы смотримся со стороны, – хмыкнул я, пытаясь нашарить на поясе флягу, – и как вы их?

– Ну, за нас был огненный демон с волшебным мечом, – улыбнулся парень. На перепачканном кровью лице улыбка смотрелась жутковато.

Подзаряжаю черный клинок Мэта, да и руну на щите тоже, и мы начинаем неспешное путешествие по цитадели. Три башни соединены с донжоном множеством переходов, так что отряд атакующих быстро рассеивается. Впрочем, защитников тоже не много, но приходится держать ухо востро, потому что благодаря запутанности переходов выскочить они могут из вроде бы уже проверенного коридора. Шли мы не спеша, позади основного отряда. Так что вступить в драку нам пришлось всего пару раз.

Двигаюсь вяло, апатично отмечая лужи крови, сорванные гобелены, сломанную мебель. Винтовая лестница поднимается все выше и выше. В этой комнате добивают защитников, в этой кого-то насилуют. Вот парочка совсем юных магов, всего третий курс. Мальчик и девочка лежат, даже в смерти не разомкнув рук. Судя по всему, погибли от магического истощения. Еще трупы. Драка. Ударом поперек туловища рассекаю несущегося на меня бойца и двигаюсь дальше. Иногда к нашему отряду присоединяются вынырнувшие из боковых коридоров соратники, чтобы чуть позже исчезнуть в другом коридоре. Кажется, мы уже на самом верху. Вылетевшая из двери молния поджаривает пятерых идущих впереди бойцов и вязнет в щите Мэта. Жестом велю парню остановиться и заглядываю в комнату первым.

Круглый зал с широкими незастекленными окнами. В дальнем конце лестница на крышу. У лестницы сгрудилось несколько женщин разного возраста. Закрывая их, на два шага впереди стоит девчонка с распущенными светлыми волосами. Судя по ауре, она уже совсем выдохлась, но на кончиках пальцев пляшет очередная молния.

– Прекрати сопротивление, ляг лицом в пол, руки за голову, – командую я, развеяв направленный в меня разряд.

Видя мое миролюбие, Матеуш тоже не вмешивается. Да и с кем тут воевать? Стройный паренек в зеленом камзоле, что с трудом удерживает чужую, явно слишком тяжелую шпагу, Мэту не соперник. Но, тем не менее, парень на всякий случай делает несколько шагов в сторону, чтобы оказаться сбоку от мага.

– Дайте слово, что не причините вреда этим женщинам! – синие глаза настороженно косятся на Мэта, пытаясь одновременно и меня не потерять из виду.

– Элеонора, ты первый эранийский маг, с которым я вообще разговариваю. Так что не зли меня, котенок.

– Даркин?! – Мэт тут же забыт.

– На пол! – командую я.

– Элли, девочка моя, сделай, как он говорит, – устало советует самая старшая из дам.

Элеонора все же ложится на пол, сложив руки на затылке. Застегиваю браслеты и ошейник. Мэт прикрывает меня от агрессивного подростка, что так и не опустил шпагу. После того, как я поднимаюсь, помогая встать и Элеоноре, Матеуш одним ударом обезоруживает противника и легким толчком отправляет его на пол.

– Объявляю этих людей своими пленниками, – устало произношу я.

– Э, нет! Тебе одному не многовато будет? – звучит от двери, – паренька забирай. Ты их, говорят, любишь. А баб оставь настоящим мужчинам. Уверяю, они останутся довольны.

Оказывается, в комнате мы уже не одни. У входа стоят семеро бойцов в доспехах кермонтского полка. Видимо, решив, что вопрос улажен, десятник направляется к пленникам.

– Это моя добыча, – заступаю дорогу.

Мэт, стараясь не привлекать к себе внимания, снова обнажает клинок.

– Ты чего маг? Это наше право! И нас тут больше, между прочим, – боец абсолютно уверен в собственном превосходстве, – ну хочешь, попользуем их вместе. От них не убудет, ха-ха.

Видимо, все как-то наложилось одно на другое – дикая усталость, Тин в луже крови, забрызганная дерьмом и кишками площадь, парочка юных влюбленных… глаза заволокла кровавая пелена. Десятника я выкинул в окно, остальное помню смутно. Когда очнулся, живых врагов уже не было. Только какие-то кровавые ошметки, разбросанные по комнате. Пленницы прятались за спиной Матеуша, забившись в угол.

– Свяжи их хотя бы для порядка и пошли, – киваю Мэту на пленных.

На сегодня с меня достаточно.