Эквилибрист: Путь Долга. Часть 1

Сергеевич Михаил Катюричев

Глава 6

 

– Какого лешего ты вообще туда поперлась, овца тупая?! – сорвав ремень, провожу воспитательную беседу с ученицей. Особо даже не сдерживаюсь, только по голове стараюсь не бить, – воительницей себя возомнила, дура малолетняя? Я тебе покажу бой, ты у меня не то, что сидеть, ходить не сможешь!

– Хватит! Достаточно! – Софья перехватывает мою руку. Я и не заметил, как она появилась в палатке. Рэйчел всхлипывает в углу, прикрыв голову руками.

– Достаточно?! Да из-за этой идиотки вы все чуть не погибли!

– Не погибли же! А ты девочку покалечишь сейчас.

– Да я как вспомню ту картину, мне с нее шкуру содрать хочется! Медленно, кусочками. И перца туда подсыпать периодически!

– Прекрати я сказала! – когда злится, Софья похожа на валькирию, – все живы! И Тин восстановится через пару дней! И сколько бы ты тут ремнем не размахивал, девочку я все равно вылечу! А на твои вопли уже пол-лагеря собралось.

Хм… – я задумался.

– Что? – напряженно поинтересовалась целительница.

– Да вот думаю, что я действительно зря стараюсь. Рэйчел все побои вполне способна вылечить самостоятельно, – всхлипы в углу стали заинтересованными, – Как думаешь, что лучше – выпороть один раз, но качественно и заблокировать силу или пороть каждый день? Заодно и печать исцеления потренирует.

Рев в углу возобновился.

– Совсем ненормальный? – Софья перешла на крик, – посмотри, что ты уже с ней сделал! Видят боги, я не вмешивалась в твои отношения с ученицей, но ты переходишь границы!

– Ну и возись с ней сама, – ярость прошла, так что теперь я и сам понял, что немного переборщил.

– Слышишь ты, пародия на боевого мага? – обратился я к ученице, – с этого момента ты помогаешь в госпитале, пока я не отменю наказание. Подчиняешься мэтрессе Биен, и не дай боги я услышу от нее хоть одну жалобу!

– И что она там делать будет? – удивленно посмотрела на меня Софья.

– Воду кипятить, дерьмо убирать, перевязки делать, – пожал я плечами, – у вас там что, лишних рук много?

Софья уводит Рэйчел, укутав в какой-то плащ. Снаружи слышатся радостные вопли. Они что там – ставки делали, р-раздолбаи?

До самого вечера бойцы собирали трупы, чужие и наши, помогали раненым. Два полковых священника прибывшие вместе с лордом-хранителем, читали молитвы, провожая павших в последний путь. Жак принес тело брата, желая похоронить отдельно. Помог вырубить могилу в скале. Для меня это не сложно, а парень бы до утра с киркой промучился.

У могилы собрался весь десяток. Даже Эрцель приковылял на костылях. Тиану принесли на носилках – девчонка была слаба, но уже в сознании.

– Он был. Хорошим братом. Был мной, частью меня. – Жак с трудом проталкивал слова сквозь сжатое спазмами горло. Смотреть на него было больно. Недоумение в абсолютно сухих, лихорадочно блестящих глазах, неотрывно смотрящих на тело брата и паузы. Словно великан до сих пор ждал чужой реплики, – мы всегда вместе. Были. Нас даже наказывали всегда поровну, не разбираясь, кто именно виноват. Он ни разу не пытался свалить вину на меня. Мы… мы мечтали вырасти и стать великими воинами. Чтобы в доспехах, на коне. Вернуться потом в село и чтобы все ахнули. Теперь этого не будет. Ты прости меня брат. Я и правда не знаю, как жить. Без тебя.

Жак замолчал. Остальные тоже не могли вымолвить ни слова. Леди плакала, Софья тихонько гладила великана по плечу, успокаивая. Глаза ее тоже были влажными.

– Знаешь парень, – нарушил молчание Эрцель, – я, наверное, не смогу представить, что ты сейчас чувствуешь, мы с братьями не очень ладим. Но если позволишь совет – сделай это. Стань рыцарем, настоящим королевским гвардейцем в сверкающей броне. И за себя и за брата. Пусть он порадуется. Пока жив ты – жив и он.

Парень задумался, потом кивнул и бросил в могилу первую горсть земли. Флягу с вином пустили по кругу, поминая ушедшего.

– Прощай, брат, – Жак сделал последний глоток, а остальное выплеснул на могилу, – отныне я буду жить за нас двоих. И зовите меня Жан-Жак. Теперь только так.

До самой ночи солдаты очищали крепость, хоронили умерших. Я помогал копать братские могилы, нарезая камень на кирпичики. В образовавшуюся яму складывали тела, а кирпичи шли на строительно-восстановительные работы. Обращенная к Гальдору стена крепости была сильно разрушена, и следовало укрепить ее хоть как-то. Софья хлопотала в госпитале, а остальные мелькали где-то здесь же. Пленниц просто загнали в одну из палаток и, взяв слово не пытаться бежать, оставили в покое до утра.

Софья дрыхла до полудня и все остальные старались вести себя как можно тише, чтобы не прерывать ее сон. Вчера целительница здорово вымоталась, но зато большинство членов отряда уже в порядке и снова готовы к активным действиям. Даже сэр Эрцель достаточно бодро ковыляет по лагерю, опираясь на позаимствованную у Элеандора тросточку. Увы, полностью нога у него уже не восстановится – сложный перелом и отсутствие медицинской помощи сразу после повреждения. По крайней мере, Софья только руками развела и честно призналась, что большего она сделать не в силах. Как только проснувшаяся целительница покинула шатер, я тут же заглянул проведать Тиану. Девушка лежала закутанная в одеяло по самые ноздри.

– Привет, ты как? – поинтересовался я, – тебе что-нибудь принести?

– Воды, – слабым голосом попросила девушка, – и вина. И большое-большое пирожное. А еще новый костюм, ту золотую уздечку, что мы видели в Гайтстате, и кольцо с рубинами. Чтоб не меньше восьми. Нет, два кольца! И брошь!

Она еще и шутит!

– Да все со мной в порядке, – уже нормальным голосом пояснила Тиана, – правда слабость страшная, но завтра уже буду абсолютно здорова. Софья говорит, это ты меня лечил? Спасибо, конечно, но ты в следующий раз хоть магию крови используй! Я покажу как.

– Надеюсь, следующего раза не будет, – проворчал я, – мне и одного хватило.

– Да ладно тебе, все ведь обошлось! – бодро откликнулась девушка, – выйди, дай мне одеться.

**********

– Даркин, а что ты собираешься делать с пленными? – поинтересовался Эл за завтраком.

– Сначала, наверное, покормить, – опомнился я.

– Не волнуйся, – лучник махнул рукой, – я уже покормил. Я имею в виду, вообще?

– Мелкую в любом случае забираю себе, а с остальными пока не знаю. А что, там есть что-то интересное?

– Да не особо, – пожал плечами Элеандор, – леди но-Кармал и ее сын. За них, наверное, можно получить выкуп. Трое остальных – просто служанки.

– Старик, а зачем тебе малолетка? Вы знакомы? – поинтересовался Мэт, – или она тебе просто дочь напоминает? И что ты в таком случае собираешься с ней делать?

– Учились вместе, – пояснил я, – а делать?… Война закончится – верну деду, скорее всего.

– Ну, хорошо, девочка тебе, – вернулся к теме командир, – а остальные?

– Да зачем они мне? – я удивился, – я их и в плен взял только по просьбе Элеоноры, чтобы случайно не обидели. Так что леди с сыном предлагаю отдать Жан-Жаку – пусть возится с выкупом. Деньги ему сейчас не помешают. Сэр Эрцель, будьте так добры, проконсультируйте парня по поводу обращения с пленными и всяких формальностей. Одну из служанок подарим леди Маргарите, а то она явно не привыкла без них обходиться.

Леди поблагодарила меня довольно-таки издевательским поклоном. Но против подарка возражать не стала.

– Одну девчонку отдадим сэру шпиону, как самому пострадавшему. Ему нужны уход и забота.

– А одну мне! – влез Матеуш, – там есть такая голубоглазая красотка…

– Обойдешься! – возразила Софья, – последнюю девушку мне. Мне тоже нужна служанка.

– Вечно ты все самое интересное отбираешь, – шутливо надулся Мэт, – тоже мне благородная дама – без служанки обойтись не может!

Не могу сказать, что пленники обрадовались, узнав свою судьбу, но кто их, к чертям, спрашивает?

Эльку я тут же утащил к себе в палатку. Там же устроился Элеандор и тай-Дорум куда-то уславший свою новую служанку. Софья как обычно пропадала в лазарете вместе с Рэйчел, а Матеуш, пользуясь отсутствием сестры, пошел охмурять свою голубоглазую красотку. Через некоторое время к нам присоединилась и Тиана.

– Ну, давай, рассказывай, как ты тут очутилась? – я посмотрел на девочку. Кандалы с нее снимать я пока не торопился.

– Как и все, – хмуро ответила та, – воевать пошла.

– И что, дедушка отпустил?

– Я сбежала! Но я ему записку оставила.

– А здесь ты как оказалась? – не нравится мне настрой Элеоноры, очень не нравится.

– Случайно. – Замкнулась девочка.

– Слушай сюда, – я не выдержал, – возможно, ты не понимаешь ситуацию, но ты сейчас в плену. И если ты и дальше будешь вести себя подобным образом, твой дедушка даже не узнает где и как ты погибла. Поверь, я в любом случае вытащу из тебя всю интересующую информацию, даже если тебе это будет стоить жизни.

– Я думала, мы друзья! – обижено воскликнула девочка.

– Пытались меня уже убить бывшие друзья, – я наградил малолетку раздраженным взглядом.

– Да?! А кто? – детское любопытство и непосредственность.

– Висса.

– Вот ведь стерва! – искренне возмутилась Элеонора. – А еще кого-нибудь из наших видел?

– Марту.

– Хеттер? Ту, что вся в татуировках? Где?

– Там, – киваю в сторону крепости. Девочка осекается.

Да, малышка, ты на войне. А на войне иногда убивают.

– Ладно, я расскажу, – опустила голову та, – только обещай, что мне поможешь! Пожалуйста!

– Тебе уже не восемь лет, не нужно брать меня на жалость! Рассказывай.

– Там много всего рассказывать. После твоего отъезда вроде сначала все было тихо и спокойно, а потом началась ужасть. Что-то там непонятное во дворце, темные маги, принц сбежал! Никто ничего не понимает, людей хватают прямо на улицах.

– Прости, что перебиваю, – вмешался Элеандор, – но мне вот интересно, как Архимаг-то это терпит? Или он с королем?

– Мессир архимаг ни с кем. Он сам по себе. "Студенты и преподаватели академии в войне не участвуют", – и все. Запретил все увольнительные в город и сидит в академии как в крепости. Некоторые ученики, правда, все равно сбежали.

– Вроде тебя, – вставил Эрцель.

– Я магистр! – обиделась девочка, – и могу делать что хочу!

– Ладно, дальше, – поторопил я.

– Я уже говорила, что неразбериха началась страшная. Собираются войска, но что и куда – непонятно. А потом этот ужас в Гаэссе.

– Что там произошло-то? – снова прервал девочку лучник.

– Не знаю, – погрустнела Элька. – говорят, командующий отказался выполнять приказ. Тогда появились какие-то эмиссары короля, летиарга и часть офицеров казнили, а потом произошла эта жуткая резня. Ходят слухи, что без темной магии там не обошлось. Честно-честно!

В общем, после этого часть дворян объявило короля сумасшедшим и отказались подчиняться. Теперь там воюют все со всеми. Альвин кто-то вроде главы восстания, группирует вокруг себя недовольных. Отбиваются от приспешников короля, как я слышала.

– Катарина? Гален?

– Катарина с Рохом, – поясняет Элеонора, – ах да, ты же не знаешь! Они теперь муж и жена. А Гален служит в СБ. Но он тоже за нас! Я… это он меня и послал. Так что я работаю на службу безопасности короны, вот! Только я за принца.

– И что ты делаешь именно здесь? – теперь мы подошли к основному.

– Принца ищу, – заговорщицким шепотом поведала девочка.

– Оу! И как успехи, коллега? – поинтересовался Эрцель, – мэтр, вам не кажется, что нас нагло обманывают?

– Нет, она не врет, – качаю головой, – подробности, котенок, подробности.

– Ну… – Элли замялась, – в общем, мы провели один ритуал, и теперь я чувствую, где принц. Вот и перехожу из отряда в отряд, постепенно к нему приближаясь. Кого насторожит маленькая девочка? Я что-то вроде талисмана для бойцов.

– Недурно, – оценил тай-Дорум, – и если ранг магистра ты получила не за красивые глаза…

– Поверьте, она может за себя постоять, – кивнул я, – итак, Элеонора, если ты здесь, значит и принц, как я понимаю, тоже где-то рядом.

– Где-то в этих горах, – кивнула девочка.

– И что ты собираешься делать, когда его найдешь? – поинтересовался сэр Эрцель.

– У меня телепорт. Был. В замок но-Роха, но я его потеряла… – глаза ребенка наполнились слезами.

– Ситуация, однако, – вздохнул Элеандор, – что делать будем, милые мои?

– Принца спасать! – приподнялась с лежанки Тин, – я еще ни одного живого принца не видела. Интересно.

– Нам придется поставить в известность лорда-хранителя, – задумчиво произнес тай-Дорум, – в обход него такие вопросы решать не следует. Впрочем, задача и без него ясна – уверен, что наш славный король будет счастлив побеседовать со своим эранийским собратом.

– Да, пожалуй, – киваю. Эранийский принц в наших руках может полностью сломить дух противника.

Вечером того же дня состоялась церемония награждения, а за ней и большая пьянка по поводу захвата крепости. Лорд-хранитель Кермонта, сэр Ульрик, герцог тай-Херц, как и полковник тай-Беренгин мужчинами оказались немаленькими. Но если массивный полковник обладал, скорее, фигурой борца, то герцог был откровенно жирен. Тройной подбородок, огромный живот, толстые пальцы, унизанные перстнями. Не знаю, как его лошадь-то держит. Или он исключительно в паланкине передвигается?

Впрочем, скупердяем герцог не был – награду получили многие. Кто-то просто деньги и подарки, кто-то и медали. И про раненых не забыли и про наемников. Наша команда тоже была отмечена медалями "за храбрость", или что-то в этом роде. Я пока плохо разбираюсь в статутах местных наград и не могу сказать, насколько она почетна. Нужно будет у Эрцеля подробнее выяснить. Вместе с вычурной железякой полагалось еще и по два золотых премии. Если бойцам кермонтского полка медали вручал полковник, то нас герцог награждал лично. Сэр Ульрик долго рассыпался в комплиментах и превозносил мужество наших дам, еще бы при взгляде на Софью его глаза не становились такими масляными… Дойдя до сэра Эрцеля, герцог как-то резко охладел и замкнулся, но награду вручил со всеми положенными по протоколу фразами.

Не знаю, заслуга ли это тай-Робера, или еще что, но о дуэли герцог так и не упомянул. Полковника и лорда-хранителя мы успели перехватить в самом начале праздника, чем, похоже, герцога сильно расстроили. При посредничестве подполковника мы с Элеандором и сэром Эрцелем (куда же без моего личного шпиона!) доложили о полученной информации. Спор вышел жарким. Сэр Ульрик с уверенностью не привыкшего к отказам человека потребовал, чтобы Элеонору отдали ему для нормального допроса. Я был вежлив и непреклонен как английский дворецкий, выпроваживающий назойливого просителя. Тай-Робер, как мог, сглаживал неловкости. Элеандор иногда вмешивался, приводя как всегда неоспоримые и абсолютно логичные аргументы, а тай-Дорум за весь разговор не произнес ни одного слова. Впрочем, это не значит, что в обсуждении он не участвовал. Выражение лица, какие-то незначительные жесты влияли на ход разговора не меньше коротких и емких комментариев полковника. Весомости этой пантомиме придавала тень лорда-паука, незримо стоящая за плечом особого агента.

В результате удалось отвертеться от двух дюжин сопровождающих и сократить поисковый отряд до размеров нашего десятка. Плюс в проводники мы получили Олафа. В горах знать направление мало и расстояние в триста метров может обернуться трехчасовым кружением по тропинкам и обрывам. Скорее всего, маг имел и какие-то особые приказы, но с этим придется мириться.