Французский поход

Сушинский Богдан Иванович

36

 

Спустившись на первый этаж, князь увидел в прихожей уже знакомого ему лейтенанта мушкетеров.

– Честь имею приветствовать вас, господин полковник, – сразу же подхватился тот. – Лейтенант серых [38] мушкетеров граф д’Артаньян.

– Я запомнил вас, лейтенант, – сдержанно ответил Гяур и попытался пройти вместе со своими спутниками, Уличем и Хозаром, мимо него, чтобы предоставить мушкетера обществу Хмельницкого и Сирко. Однако у графа были иные намерения.

– Хотел бы остаться с вами тет-а-тет. Обязан кое-что сообщить. Весьма важное.

– Мои офицеры крайне плохо владеют французским.

– Именно это всегда настораживает, – загадочно молвил мушкетер.

– Да-а? – удивленно посмотрел Гяур сначала на д’Артаньяна, затем на своих телохранителей. Те истолковали его взгляд по-своему и покорно направились в ресторанчик, из-за двери которого доносились запахи только что поджаренного мяса.

– На окраине города, князь, есть одно небогатое поместье. Я хотел бы, чтоб вы отправились туда вместе со мной. Желательно сейчас же, если только это возможно.

– Поместье? Приглашаете в гости, лейтенант? Холостяцкая вечеринка? Извините, вынужден буду отказаться. Сегодня мне хотелось бы посвятить себя Парижу. Или Париж себе… А также встретиться с нужными мне людьми, – сухо добавил Гяур. Он терпеть не мог подобных намеков.

– «С нужными людьми»? Имеете в виду грека, который вчера весь день не спускал глаз с этого особняка, поджидая вас.

– Вы-то откуда об этом знаете, лейтенант?

– Видите ли, мне и моим людям поручено не спускать глаз с тех, кто предпочитает не спускать их с весьма уважаемых нами досточтимых полковников-послов. Извините, что так, прямо, без обиняков. Ну а с нужным вам человеком вы встретитесь в поместье. С наиболее нужным, князь Одар-Гяур.

– А если без загадок?

– Лучше было бы, если бы кое-какие тайны все же остались. Тайна скорее принудит вас согласиться. Но, поскольку вы – иностранец и чувствуете себя в Париже неуверенно, то вряд ли решитесь ехать, пока она не раскроется. Хотя меня и просили не раскрывать ее…

– Смелее, лейтенант, смелее.

– В этом имении вас ждет графиня де Ляфер, – вполголоса, слегка наклонившись, доверился ему мушкетер.

– Графиня де Ляфер?! Она что, уже в Париже?!

– Эмоции, эмоции, господин полковник, – оглянулся по сторонам лейтенант. – Не советовал бы столь громко произносить здесь это имя. Еще не время.

– Господи, так, значит, она действительно здесь?

– Но почему… «не время»? – спросил Гяур, тоже понизив голос. – Разве она еще не прощена?

– Пока что власти не знают о ее возвращении во Францию, а тем более о появлении в Париже. Графиня прибыла сюда только вчера. Инкогнито.

– Но вам-то кто сообщил об этом? Вы давно знакомы с графиней?

– Естественно, – благодушно подтвердил д\'Артаньян, но, наткнувшись на настороженный взгляд русича, понял, что несколько поспешил с ответом. «И вы – тоже?» – как бы спрашивали глаза молодого князя.

– Что, очень давно и близко знакомы?

Д\'Артаньян умиленно посмотрел на князя и ухмыльнулся себе в усы. Князь безбожно ревнует – с этим все ясно. И все же… Спрашивать его, графа д\'Артаньяна, давно ли он знаком с Дианой де Ляфер, да еще изображать при этом искреннее удивление? Это уж слишком. Ведь хватает же ему, д\'Артаньяну, мужества не удивляться, что с графиней знаком некий полковник, прибывший в Париж откуда-то из глубин дикой Скифии.

– Я бы не сказал, что с детства. Зато могу заверить, что наше знакомство обходилось без свиданий. Это должно успокоить вас, не правда ли?

– В какой-то степени.

– Я ведь говорил о греке, который весь день опекал вас. Усерд-но опекал.

– Значит ли это, что он выбирал момент, чтобы сообщить о возвращении графини?

– Наоборот, стремился увести вас к другому греку, более знатному и образованному, который и прислал его сюда. И не видать бы вам тогда графини. Но, что поделаешь, именно помощью знатного грека и воспользовался гонец, посланный Дианой.

– Значит, так велит судьба?

– По-моему, теперь вы уже знаете больше меня. Я готов подождать. Час для завтрака – этого вам хватит, господин полковник?

– Какой еще завтрак?! Издеваетесь?

– В таком случае признаю, что ошибся, – теперь уже открыто улыбнулся д\'Артаньян. – Никакая неизвестность такого рвения у вас не вызвала бы. Откровения иногда впечатляют больше тайн. Во дворе нас ждут четверо оседланных коней и присланный графиней слуга Мишель, который будет проводником.