Французский поход

Сушинский Богдан Иванович

43

 

Кара-Батыр спускался в подземелье первым, освещая дорогу себе и своим спутникам двумя факелами.

– Извините, лейтенант, что не смогу принять участия в сражении рядом с вами, – проговорил на прощание Гяур, идя вслед за графиней.

– Вам еще представится такая возможность. Мы прощаемся ненадолго, – помахал ему рукой д\'Артаньян. – С удовольствием составил бы вам компанию. С детства люблю таинственные подземелья. Но служба кардиналу есть служба кардиналу. Клянусь пером на шляпе гасконца.

Подождав еще немного, он аккуратно задвинул дверь, замаскированную тонкими каменными плитами под часть старой стены чулана, однако ключа от самого чулана у него не оказалось. Нужно было искать старика.

– Господа, что же вы опаздываете? – с распростертыми объятиями встретил д\'Артаньян четверых вооруженных гвардейцев, которые въезжали в открытые управляющим ворота. – Давно ждем вас. Извините, к несчастью, где-то затерялся ключ. Эти слуги, знаете ли… – отвесил он щедрый подзатыльник «слуге» Мишелю.

– Перестаньте разыгрывать водевили, господин д\'Артаньян, – побагровел возглавлявший группу гвардейский лейтенант.

– Шутить будете в том месте, которое укажет вам суд, – желчно добавил человек в черном, въехавший во двор последним.

– О, это опять вы, сеньор, – недовольно поморщился д\'Артаньян. – И опять в гости? Вы и так уже порядком надоели. Тем не менее я не смогу простить вам очередного оскорбления.

– Прекратите! – властно вмешался гвардейский лейтенант. – Неужели не понимаете, что сейчас не до ссор.

– Да нет уж. Все вы слышали, как нелестно напророчил этот господин мое будущее! – громогласно возвестил о своем праве на дуэль лейтенант мушкетеров. – Я уж не говорю о том, что сегодня утром этот господин дважды оскорбил меня и сбежал, не приняв вызова на дуэль.

– Я не сбежал, а отбыл по делам тайной государственной службы. Лейтенант гвардейцев может подтвердить это.

– Да, господа, да. Ради бога, прекратите. Господин Шатрон, – обратился он к агенту полиции, – займитесь тем делом, ради которого притащили нас сюда.

– Человек, трусливо убегающий с места дуэли, лейтенант, – обратился к гвардейцу д’Артаньян, – не имеет права состоять на службе у короля, ибо тем самым он позорит честь королевской службы. Уж теперь-то вы не откажете в любезности скрестить со мной клинок?

– Еще раз заявляю: никакой дуэли, – предпринял лейтенант последнюю отчаянную попытку предотвратить то неминуемое, что предотвратить уже было невозможно. – Мы прибыли сюда по государственному делу. Кто хозяин дома?

– Я представляю здесь интересы хозяйки, – боязливо вышел камердинер из-за спин стоявших в двери плечо в плечо Улича и Хозара. Все это время трое других гвардейцев с нескрываемым любопытством рассматривали странное оружие, которое держал в руке один из великанов. Ничто иное, казалось, их сейчас не интересовало, и никакого желания оголять шпаги против закованных в кольчуги воинов они не выказывали. Уже хотя бы в виду бессмысленности этой затеи. – Но предупреждаю: сама хозяйка в отъезде.

– Это не имеет значения.

– Но, видите ли, герцогиня д\'Анжу не позволяет…

– Да меня не интересует, – вскричал лейтенант, – что позволяет, а чего не позволяет герцогиня… Простите, как вы сказали? – внезапно осекся он на самой высокой ноте.

– Герцогиня д\'Анжу, – значительно увереннее назвал имя своей благодетельницы управляющий, приободряясь.

– О, господи, в таком случае – мое почтение герцогине, – смутился лейтенант. – Жаль, что не имею возможности засвидетельствовать его лично.

– Уже хотя бы потому, что герцогиня тоже замешана в заговоре. И скрывается. На всякий случай, – желчно заметил тайный агент.

– А вот это, господин Шатрон, меня не интересует! – огрызнулся лейтенант гвардейцев. – Я знаю герцогиню д\'Анжу как одну из достойнейших женщин Парижа.

– Вы правы, господин лейтенант, – снова появился из коридора «слуга» Мишель, незаметно исчезнувший несколько минут назад. Теперь он был вооружен коротким палашом и заткнутыми за пояс двумя пистолетами. – Из достойнейших.

– А вы, собственно, кто? – уставился на него лейтенант, не желая выслушивать комплименты. – Что-то мне знакомо ваше лицо. Оно выглядит слишком благородным для слуги. Пусть даже герцогини Элен д\'Анжу.

– Очевидно, вам запомнилось лицо моего брата-близнеца, который, как и вы, является лейтенантом гвардии личной охраны короля. Нас часто путают.

– Вот так вот, не хватало только заполучить врага среди гвардейцев личной охраны его величества, – пробормотал лейтенант, вытирая платком вспотевший лоб.

– Тем более что у хозяйки этого дома никогда раньше не было такого слуги, – заявил Шатрон, все еще не решаясь сойти с коня.

– Значит, старший в доме вы? – ткнул гвардейский лейтенант пальцем в грудь старика.

– Совершенно справедливо.

– Вы и будете отвечать на все вопросы, которые я задам именем закона. Находится ли в данную минуту в вашем доме графиня Диана де Ляфер?

– Впервые слышу это имя, сударь, – пробормотал старик, отступая от лейтенанта и испуганно крестясь. – Небось какая-то заговорщица или просто государственная преступница? У нас в доме есть только три служанки.

– Но, может быть, в доме пребывает какая-то незнакомая или малознакомая вам женщина? – допытывался лейтенант у камердинера.

– Только служанки, мсье, только служанки.

– Тогда объясните мне, кто эти воины. Откуда они появились здесь? – махнул он шпагой в сторону Улича и Хозара.

И в ту же минуту зазвенели клинки дуэлянтов. Лейтенант и управляющий лишь мельком взглянули на них, демонстрируя совершеннейшее безразличие к исходу этого поединка.

– Перед вами иностранцы, мсье! Это польские рыцари. Они прибыли во Францию, сопровождая высоких послов, участвующих в переговорах с кардиналом Мазарини! – крикнул Шатрон, считая, что дуэль не освобождает его от обязанности тайного агента знать все и обо всех.

– По-французски они не понимают ни слова, – счел нужным добавить д\'Артаньян. – Зато оружием владеют еще более искусно, чем когда-то им владел известный всему Парижу дуэлянт господин Атос. Не приходилось слышать о нем?

– В таком случае они меня не интересуют, – заявил лейтенант камердинеру, решительно ступив к двери и пытаясь обойти стражников-иностранцев, которые, очевидно, плохо понимали, что здесь происходит.

Неизвестно, удалось бы ему протиснуться к двери или нет. Ситуацию, а возможно, и гордость лейтенанта спасло то, что в это время противник д\'Артаньяна вскрикнул и, опустив шпагу, схватился за бок.

– Вы живы? – спросил его лейтенант.

– Я ранен, – простонал тайный агент. – Очевидно, смертельно.

– Занесите его в дом, – приказал лейтенант гвардейцам.

– Дверь потайного чулана успели закрыть на ключ? – вполголоса поинтересовался д\'Артаньян, бросаясь к управляющему.

– Не успел.

– Тогда быстро за ключом, – воспользовался замешательством мушкетер. – Закрыть. Скажите, что ключа у вас просто нет. Старый заброшенный чулан – только и всего.