Французский поход

Сушинский Богдан Иванович

3

 

Явившись к королю с традиционным вечерним докладом о событиях, свершившихся в королевстве в течение дня, секретарь начал с сообщения о том, что в Краков прибыл вернувшийся три дня назад из Парижа посол Франции граф де Брежи.

– Он уже прибыл сюда? – насторожился король. – Странно.

– Просит аудиенции по важному государственному делу.

– Важному не столько для Речи Посполитой, сколько для Франции, – осторожно прокомментировал это сообщение король. Но сразу же добавил: – Я готов буду принять его завтра после полудня. Ближе к вечеру, – уточнил он мгновение спустя. «Пусть потомится с весточкой от парижского свояка».

– Графу будет доложено. – Секретарь – седовласый пятидесятилетний вояка, лишь недавно сменивший саблю на ливрею канцеляриста, – выдержал основательную паузу, прокашлялся и приличествующим случаю голосом продолжал: – Прискорбная весть, ваше величество: полковник Дембовский, прибывший в Краков и ожидавший решения о своем назначении… – секретарь оторвался от листа бумаги, на котором были записаны все самые важные сообщения, еще раз продемонстрировал свое умение держать паузу и грустно посмотрел на Владислава IV. – Простите, ваше величество. Только что мне сообщили, что полковник Дембовский убит в саду своего родственника, барона Швиндта, в доме которого он остановился. Убит и ограблен. Грабители-убийцы скрылись.

Секретарь хотел добавить еще что-то, но резким жестом руки король остановил его.

– Значит, вам доложили, что он ограблен?

– И убит, ваше величество. Ограблен и убит, – взволнованно уточнял секретарь, не понимая, почему известие об ограблении полковника заинтересовало и даже поразило короля куда больше, чем известие о его гибели.

– Отвечайте на мои вопросы! – опять взорвался король. – Для скорби и панихиды существуют другие места. А здесь, – указал он пальцем на пол перед собой, – здесь нужна истина и государственная мудрость.

– Мне сообщили именно так: убитый полковник был ограблен. Исчезли перстень и… еще кое-что.

– В него стреляли?

– Полковник был задушен. Веревкой. Возможно, арканом.

– Значит, его убили, чтобы ограбить, – нервно прошелся король по кабинету. – Какая мерзость. Какая несправедливость: полковник, храбрый воин – и вдруг погиб от руки грабителя. Кстати, это очень важно, чтобы Варшава знала: он погиб не от руки наемного убийцы, а от руки грабителя. Вы поняли меня?

– Я уже понял это, ваше величество. Так и будет сообщено. Барон Швиндт и краковский каштелян наняли нескольких сыщиков, которые поклялись, что распутают это дело и разыщут злоумышленников.

– Да поможет им в этом Бог, – скользнула по лицу короля снисходительная блудливая улыбка. – Что там у нас дальше?

– Посол Испании намерен просить вас…

– Говорят, будто бы в свите графини де Ляфер завелся какой-то татарин, возможно, из литовских татар [28] , – прервал его король. – Это правда?

– Не могу знать, ваше величество. Но если он действительно есть… Татары большие мастаки арканить людей.

– Я имел в виду совершенно не это, – резко осадил его король. – В данном случае графиня и ее люди остаются вне подозрений.