Французский поход

Сушинский Богдан Иванович

6

 

Проснулся Гяур от ясного, почти физического ощущения опасности. Откуда она исходила – полковник понять не мог, однако вновь закрыть глаза уже не решился. Резко приподнявшись, князь увидел у двери какого-то человека. Лица его он так сразу рассмотреть не сумел, но, что тут же бросилось в глаза, – это огромная, гладковыбритая голова, похожая на перевернутый вверх дном потускневший медный котел.

Прежде чем что-либо сообразить, Гяур машинально схватился одной рукой за лежащий на столике у кровати пистолет, другой – за упрятанный в инкрустированные ножны кинжал, который, по привычке, положил под подушку и лишь тогда грозно спросил:

– Кто такой?!

– Оружие, князь, вам не понадобится, – утренний гость, непонятно как проникший в комнату, ступил два шага и, остановившись почти у его ног, повторил: – Оружие вам не понадобится, господин полковник. Сейчас важнее ваш ум.

– Так это ты, Кара-Батыр? – присмотрелся к нему Гяур.

– Я, князь. Простите, вынужден был забраться через окно, – Гяур оглянулся и, к своему удивлению, увидел, что оно полураскрыто. – Вы неосторожно оставили его всего лишь прикрытым. Похитили графиню де Ляфер.

– Что?! – мгновенно сорвался с постели Гяур. – Как это «похитили»? Кто?

– Этого я не знаю, – развел руками татарин. – К счастью, кучер, который вез графиню, запомнил меня. Нам повезло, что его не убили, а всего лишь вышвырнули с передка. Он оказался настолько честным человеком, что решился помочь несчастной графине.

– Где она? Кто ее мог похитить?

– С виду похитившие ее были похожи на монахов. Сутаны, капюшоны. Но кучер уверен, что это всего лишь маскарад. Подозревает, что на самом деле они военные.

– Какие-то военные похитили графиню де Ляфер! – пожал плечами Гяур, подозрительно присматриваясь к Кара-Батыру. Он понимал, что уж кто-кто, а татарин совершенно не склонен к шуткам. Но в то же время ему никак не верилось, что такое могло произойти на самом деле, причем почти в центре Варшавы. – Абсурд! В качестве кого же ее похитили? В качестве невесты?

– Для невесты слишком грубо.

– Где это произошло?

– Судя по всему, графиня направлялась к мадам д\'Оранж. Во всяком случае, кучер утверждает, что похищение произошло неподалеку от ее дома.

– Д\'Оранж? Да ведь у меня письмо Дианы, которое я так и не удосужился вручить графине д\'Оранж! – вдруг вспомнил Гяур. – А может быть, именно потому и похитили, что я не вручил его? Черт, где оно, это письмо?!

Полковник бросился к столу, нашел небольшой запечатанный сургучом пакет, повертел его в руках, но распечатывать не решился.

– Неужели это действительно произошло только потому, что я не вручил его?

Прибыв в Варшаву, Гяур в первый же день отправился по записанному для него Дианой адресу. Но, выяснив, что добираться до особняка графини довольно далековато, решил не торопиться и посвятить этот день знакомству со столицей Польши. А потом попросту забыл об этом поручении. Теперь князь сожалел, что повел себя столь легкомысленно. Было бы лучше, если бы к сегодняшнему дню он уже чувствовал себя хорошим знакомым мадам д\'Оранж.

– Вы помните, где особняк этой графини? Говорят, она довольно богата и знатна.

– Как всякая фаворитка королевы. Она ведь тоже француженка. Однажды мне пришлось побывать у ее дома, скорее небольшого дворца.

– Сейчас же отправляемся туда. Сколько у вас людей?

Кара-Батыр недоуменно уставился на князя. У него не было людей. Вообще. Он прибыл сюда один.

Можно было бы еще обратиться за помощью к поручику Кржижевскому, но где его искать?

Поручик оказался бы как нельзя кстати.

– Есть двое, – вдруг вспомнил Кара-Батыр. Он не стал объяснять Гяуру, что эти двое – Янек и Войцех – люди, которым графиня не доверяла и которых по ее намеку-подсказке он сегодня намеревался отправить на тот свет. Приговоренные к «паломничеству к вратам рая» самой графиней, они теперь должны будут ее саму возвращать с дороги к райским воротам. Что поделаешь, судьба иногда складывается и таким вот подлым образом.

– У меня тоже двое. Они в соседнем номере. Хозар и Улич. Поднимайте их, Кара-Батыр.

– А Сирко и Хмельницкого? – напомнил татарин, уже находясь по ту сторону порога.

– Сирко вмешивать в эту историю пока не будем. Как и Хмельницкого. Они еще могут понадобиться нам в роли просителей у трона королевы.