Французский поход

Сушинский Богдан Иванович

12

 

Графиня д\'Оранж встретила Гяура в маленьком летнем садике, стоя на берегу миниатюрного пруда, берега которого были усеяны розоватыми валунами, а плес буквально вскипал рыбьими стаями.

– Так кем вы назвали себя? – томно спросила она, стоя к Гяуру в профиль. В руке у нее синела небольшая чашечка с кормом для рыбок. – Вы уж извините, слуга доложил слишком невнятно.

Гяур представился еще раз и, подойдя поближе, протянул д\'Оранж письмо.

– От хорошо известной вам графини де Ляфер.

– От очень хорошо известной, – двусмысленно повторила владелица пруда. – Она еще жива?

Рука Гяура слегка вздрогнула. И это не осталось незамеченным.

– А почему вы решили, что к этому времени она должна была погибнуть?

– Да нет же, – рассмеялась мадам д\'Оранж. И смех ее показался Гяуру совершенно естественным. – Это я к тому, что графиня вдруг неожиданно исчезла из Варшавы. И долгое время мы гадали, куда она могла деваться. В одно время даже пошел слух, что… Тем более что из Парижа прибыли люди… Впрочем, это неважно. В сплетни варшавского двора вас посвятят другие женщины.

– Но вы не договариваете слишком многое. И вряд ли кто-либо знает больше вас.

– Поэтому и недоговариваю, – поучительно напомнила д\'Оранж.

Молчание Гяура было признанием того, что эту дуэль он проиграл.

– Я только что прибыл из Каменца. Ко дню моего отъезда графиня находилась там. Неужели вам неизвестно было это? – Гяур говорил довольно резко, готовя д\'Оранж к тому главному вопросу, ради которого прибыл сюда.

– Уже известно. Благодаря вам, – графиня поставила чашечку на ближайший камень и, похлопывая письмом по ладони, принялась внимательно изучать внешность полковника. – Но если быть точнее, известие о затворнице Каменца дошло до меня несколько дней назад. Вы удовлетворены?

– Вполне.

– А графине, я вижу, по-прежнему везет на посыльных: князь, полковник и все такое прочее…

– Полнеющая мадам д\'Оранж все еще могла бы сойти за довольно молодую женщину, если бы не печать вселенской усталости на лице и не грубовато-сусальное выражение самого лица, какого-то полумужского-полуженского: приторно-изысканного в своих округленных формах, прыщевато-лоснящегося и самодовольно-глуповатого.

Было что-то отталкивающее в ее внешности. Что-то совершенно отталкивающее – вот что больше всего поразило Гяура. Хотя и понимал, что, возможно, его восприятие д\'Оранж связано с трагедией, постигшей графиню де Ляфер; с предположением, что эта сусально-вежливая, улыбчивая мадам д\'Оранж может быть связана с варварским похищением Дианы.

– Сейчас не время спорить о вкусах де Ляфер.

– О вкусах мадемуазель де Ляфер, господин князь, можно говорить бесконечно. И это всегда будет ко времени.

– Возможно, – согласился Гяур, едва сдерживая раздражение. – Но я просил бы вас как можно скорее обратиться к письму.

– Там что-то важное? – повертела им графиня.

– Не могу знать. Именно это и заставляет поторапливать вас. Уж извините.

– Да вы, кажется, чем-то встревожены? – грубо рванула печать графиня д\'Оранж.

Гяур попытался отмолчаться, однако графиня упорно не сводила с него взгляда, решительно требуя ответа.

– Прежде чем говорить о своих тревогах, попросил бы все же прочесть послание графини.

– Это несложно, – улыбнулась д\'Оранж.