Французский поход

Сушинский Богдан Иванович

18

 

Усадьба графини д\'Оранж охватывала большой старый парк, разбитый между небольшими рощами и поэтому казавшийся слегка облагороженным перелеском. Дорога к огромным кованым воротам выползала из-за густого сосняка настолько неожиданно, что путнику они открывались в последнюю минуту. Но, открывшись, тут же поражала своей массивностью, ажурным литьем поперечин и высотой двух сторожевых башен, больше приличествующих хорошо укрепленному замку, нежели этому приземистому, расползающемуся во все стороны всевозможными бытовыми пристройками и незамысловатыми флигелями загородному дому, с мансардной надстройкой вместо второго этажа.

Оставив лошадей и экипаж во дворе ближайшего крестьянского дома, Гяур со своими оруженосцами Хозаром и Уличем засел в этом сосняке. А Кара-Батыра направил к потайной калитке. Вместе с двумя своими единородцами-татарами из драгунского полка он должен был следить, чтобы ни одна живая душа не вышла за ограду незамеченной.

Уже начало вечереть, когда Гяур и его воины остановили крестьянскую повозку. Оказалось, что рядом с возницей сидела служанка, которую наемники послали в деревню за хлебом, мясом и вином. Ничего путного эта насмерть испуганная женщина сказать им не смогла. Да, в доме находится несколько пьяных мужчин. Сколько именно – она не знает, приблизительно человек восемь. В имении сейчас две служанки, но в дом наемники их не впускают, а держат в пристройке для прислуги. Ее, старшую, послали в деревню за продуктами, а с молодой развлекаются в ожидании ужина.

– А с графиней, с графиней что? – нетерпеливо прервал ее рассказ Гяур.

– С какой еще графиней? – удивилась служанка.

– Разве, кроме вас двоих, никакой женщины в доме нет? Они никого не привозили с собой из Варшавы?

– Сегодня не привозили. Возможно, вчера, когда мы обе были у хозяйки в Варшаве. Мы появились здесь только сегодня к обеду. Да и то нас держали во флигеле для слуг.

– Странно, – помрачнел Гяур. – Так, говорите, они ждут ужина? Пусть считают, что настало время Великого поста. Отберите у нее все припасы и отправьте на повозке назад в деревню, – приказал он своим воинам.

– Может, лучше пропустим ее, пусть предупредит графиню, что мы уже здесь, – предложил Улич.

– Если она до сих пор не знает о появлении графини, то вряд ли сможет увидеться с ней. Да и здесь ли де Ляфер? В любом случае пусть наемники поголодают, понервничают. Возможно, кого-то из них удастся выманить за ограду.

– Ворота охраняет поляк невысокого, детского какого-то росточка, – предупредила служанка в благодарность за то, что ее отпускают. – Он сидит вон в той башенке, что справа. Возможно, и сейчас там. Когда я уходила, он был пьян.

– Что, в доме вообще нет никаких запасов? – поинтересовался Хозар.

– Были. Но ведь там целый табун, и жрут они так, словно их только что выпустили из темницы, где держали на хлебе и воде.

– Ясно. Отправляйтесь в деревню и никому ни слова. Постойте, – вдруг вспомнил Гяур. – Когда эти люди появились в имении графини д’Оранж?

– Пять дней назад.