Главная антироссийская подлость

Мухин Юрий Игнатьевич

Послесловие. Суд над Сталиным.

 

 

С 8 по 13 октября 2009 года в Басманном суде Москвы проходило первое в России заседание по защите чести и достоинства Сталина. Иск подал внук Сталина Евгений Яковлевич Джугашвили (сын погибшего на фронте старшего сына Сталина Якова), инициативу представлять истца в суде взял на себя Л. Н. Жура, а я из‑за болезни смог присоединиться к делу только на этой стадии начала его слушания. На этой же стадии представителем истца стал и С. Е. Стрыгин. Иск был подан к «Новой газете» за публикацию статьи А. Ю. Яблокова «Виновным назначен Берия». Ранее третьими лицами к ответчикам присоединился «Мемориал». В итоге команда ответчиков под руководством адвоката Г. Резника состоит из 8 человек мемориальцев, представителей «Новой» и их адвокатов.

Содержание статьи Яблокова:

«Истинное отношение властных элит к сталинизму проявили решения по «Катынскому делу»

В начале 90‑х я длительное время работал в отделе по реабилитации жертв политических репрессий Главной военной прокуратуры (ГВП). Пересмотр дел репрессированных хоть и осуществлялся в индивидуальном порядке, но во многом был процессом формальным, поскольку на деле прокуроры были заняты лишь оформлением политической воли руководства страны реабилитировать определенные группы репрессированных. По каждому такому делу по существовавшей методике необходимо было запрашивать ФСБ о том, есть ли тот или иной следователь, прокуpop, оперативник или судья в списке лиц, повинных в репрессиях граждан.

Кто установил этот список и почему справки из него имели доказательственное значение, зачем нужно было делать эти запросы, если дела и связанные с ними факты пересматривались прокурорами заново, почему нельзя было опубликовать эти списки или хотя бы передать их в распоряжение ГВП, чтобы не тратить время на запросы по каждому делу, – на эти вопросы ответа не было. Все, что связано с ФСБ, рассматривалось как политическая воля (решение), не подлежащая обсуждению.

Этот список был закрытым не только для оглашения, но и для дополнения, то есть установленные прокурорами факты незаконных методов ведения следствия, пыток, издевательств и других репрессий на конкретный состав виновных в репрессиях уже не влияли.

Исключения из этого правила случались лишь по инициативе все тех же контролирующих органов. Так, руководитель особой группы НКВД СССР Павел Судоплатов, занимавшийся на основании решений Политбюро ВКП(б) тайным уничтожением неугодных лиц, был репрессирован по известному делу против Берии и его подручных и длительное время провел в местах лишения свободы. В советский период, во времена фактического партийно‑чекистского двоевластия, попытки Судоплатова добиться реабилитации потерпели фиаско. Однако уже в 90‑е годы то, что он, даже находясь многие годы в наших застенках, не сдал соучастников по кровавому ремеслу и уничтожил большинство документов о проведенных операциях, было по достоинству оценено новой властью. Судоплатов был не только реабилитирован, но и возвеличен как гений российской разведки и образец преданности чекистским идеалам.

Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями, прежде всего против собственного народа.

А о конкретном механизме сталинского террора мне удалось узнать в ходе расследования «Катынского дела».

Секретными протоколами к Пакту Молотова‑ Риббентропа было предусмотрено, что СССР, несмотря на действовавший с Польшей договор о ненападении, должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 1 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 г. вторгся в Польшу и занял оговоренную с Германией польскую территорию. В ходе этих действий было взято в плен около 250 тысяч поляков. Из этого числа 14 700 человек были размещены в Козельском, Старобельском и Осташковском лагерях НКВД и 11 тысяч в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии.

В 1943 г. в Катынском лесу Смоленской области немцы обнаружили останки польских офицеров. А Советское государство немедленно обвинило фашистскую Германию в убийстве 11 тысяч польских военнопленных, содержавшихся в трех лагерях НКВД.

В октябре 1989 года первый заместитель генерального прокурора Польши А. Герцог обратился с письмом к генеральному прокурору СССР А. Я. Сухареву, в котором в числе прочих вопросов просил его возбудить уголовное дело об убийстве польских офицеров в Катыни и других пока не установленных местах. В ответном письме от 11 января 1990 г. Сухарев подтвердил официальную советскую позицию: польских офицеров в Катыни расстреляли немецко‑фашистские захватчики. Герцог не согласился с этим и продолжал настаивать на своем, ссылаясь на то, что в апреле 1990 г. на переговорах в Москве между президентами СССР и Польши было объявлено об обнаружении документов, «которые косвенно, но убедительно свидетельствуют о том, что тысячи польских граждан, погибших в смоленских лесах ровно полвека назад, стали жертвами Берии и его подручных», а также привел публикации в советской печати, подтверждающие роль НКВД в расстрелах поляков.

В 1990 году были возбуждены уголовные дела о судьбе польских военнопленных, содержавшихся в трех лагерях НКВД, которые были приняты к расследованию Главной военной прокуратурой. В ходе расследования было установлено, что в действительности 14 700 польских военнопленных из трех лагерей НКВД и 7305 польских граждан, содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии, по постановлению Политбюро ВКП(б) в апреле‑мае 1940 года были расстреляны сотрудниками НКВД СССР и захоронены на территории дач УНКВД и в других местах.

В октябре 1992 г. были впервые преданы огласке документы особой папки, хранившейся в Архиве президента РФ в Кремле. Среди них Решение Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. о расстреле польских военнопленных с собственноручными подписями Сталина, Ворошилова, Молотова и Микояна, а также отметками о голосовании «за» Калинина и Кагановича, записка Берии Сталину от марта 1940 г., записка А. Н. Шелепина Н. С. Хрущеву от 3 марта 1959 г. и другие документы.

Несмотря на подтверждающие правоту этих документов показания бывшего председателя КГБ СССР Шелепина, бывшего начальника Управления по делам военнопленных НКВД СССР Сопруненко, начальника УНКВД по Калининской области Токарева и других, подлинность этих документов была дополнительно тщательно проверена.

В начале декабря 1992 г. в Архиве Президента РФ мною был проведен осмотр этих документов с участием специалистов архива. Затем с участием судебных экспертов из ВНИИСЭ и ЦСМЛ МО РФ были назначены и проведены комиссионные, судебные, технические и почерковедческие экспертизы, подтвердившие подлинность этих документов, а также, что подписи, выполненные на этих документах от имени Сталина, Ворошилова, Молотова, Микояна, Берии, были исполнены именно этими лицами. Все документы приобщили к уголовному делу в качестве вещественных доказательств и передали на хранение руководству архива.

Впервые документально было подтверждено, что около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б) – по политическим и национальным мотивам как «закоренелых, неисправимых врагов советской власти… по национальности свыше 97 % поляки». Обстоятельства этого массового убийства подтверждаются не только этими документами, но и показаниями свидетелей и материалами эксгумаций в местах захоронений.

21 сентября 2004 г. Главная военная прокуратура РФ прекратила «Катынское дело» за смертью виновных. Несмотря на бесспорную доказанность причастности Политбюро ВКП(б) к уничтожению 22 тысяч польских граждан, виновными признаны другие лица. Как следует из постановления о прекращении уголовного дела, резолютивная часть которого была озвучена в ходе пресс‑конференции, виновными признаны «ряд конкретных высокопоставленных должностных лиц СССР», чьи действия квалифицированы по п. «б» ст. 193‑17 УК РСФСР (превышение власти лица начальствующего состава РККА, имевшее тяжелые последствия при наличии особо отягчающих обстоятельств). Конкретный состав лиц, виновных в этом злодеянии, а также все материалы уголовного дела были засекречены.

Таким образом, Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшее преступление. Возобладало, несмотря на установленные факты, первоначальное политическое решение: в гибели поляков повинны лишь «Берия и его подручные».

Однако даже такое, признающее вину руководителей спецслужб государства постановление не повлекло за собой автоматического официального признания безвинными жертвами политических репрессий всех расстрелянных польских граждан. Более того, на прямые обращения родственников расстрелянных польских офицеров о реабилитации в нарушение Закона «О реабилитации жертв политических репрессий» из прокуратуры и российских судов поступают лишь отказы. И это при том, что такие деятели, как Павел Судоплатов, реабилитируются незамедлительно. Объяснения этому надо искать не в области закона и правосудия, а в настроениях властных элит.

В Архиве Президента РФ около 3 тысяч подобных особых папок с документами особой важности. Обращения следователей военной прокуратуры к властям о проверке этих документов для выявления других преступлений сталинизма остались не услышанными.

Ставшие ненужными «политические шестерки» названы виновными во всех кровавых преступлениях. Бывший отец народов, а в действительности кровожадный людоед признан «эффективным менеджером».

Вот что я думаю о перспективах суда над Сталиным и сталинизмом в современной России».

Чтобы вы поняли суть наших исковых требований, приведу одно из своих ходатайств.

Я подал такое ходатайство:

«Уважаемый суд! Руководствуясь статьей 59, просим обязать ответчиков соблюдать относимость доказательств.

1. Ответчики утверждают: «Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков, избежали моральной ответственности за тягчайшее преступление». Просим обязать ответчиков представить законодательный акт либо нормативный документ тех лет, в котором указывается исполнителям расстреливать людей по решению Политбюро и Сталина.

Уважаемый суд! Если я напишу, что для московских судей обязательны для исполнения решения Лужкова, то Лужков подаст в суд и его представитель в суде потребует от меня в доказательство документ об этой обязанности судей, а не опыт судебной практики московских судов. И Лужков выиграет дело, как уже бывало, причем в суде любого иного города, поскольку обязанности должностных лиц безусловно указываются в нормативных документах. И мы требуем не более того, что потребовал бы Лужков, – законодательный акт либо нормативный документ как доказательство этого утверждения ответчиков.

2. Ответчики утверждают: «Секретными протоколами к Пакту Молотова‑Риббентропа было предусмотрено, что СССР, несмотря на действовавший с Польшей договор о ненападении, должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу. После того как 01 сентября 1939 года Германия начала войну с Польшей, СССР, выполняя свои обязательства перед Германией, 17 сентября 1939 г. вторгся в Польшу».

Просим ответчиков положить на стол председательствующего текст пакта и секретного протокола и указать, где именно в этих документах вписано, что СССР «должен участвовать на стороне Германии в нападении на Польшу», либо его «обязательства перед Германией» в этом.

3. Ответчики утверждают: «В ходе расследования было установлено, что в действительности 14 700 польских военнопленных из трех лагерей НКВД и 7305 польских граждан, содержавшихся в тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии, по постановлению Политбюро ВКП(б) в апреле‑мае 1940 года были расстреляны сотрудниками НКВД СССР и захоронены на территории дач УНКВД и в других местах»,  – а также: «Впервые документально было подтверждено, ч то около 22 тысяч жертв катынского преступления казнили по решению Политбюро ЦК ВКП(б) – по политическим и национальным мотивам как «закоренелых, неисправимых врагов советской власти, по национальности свыше 97 % поляки».

В доказательство этих утверждений ответчики просят суд в совместном Предварительном возражении: «Мы поддерживаем ходатайство представителя ответчика А. Яблокова об истребовании копий нескольких документов из Российского государственного архива социально‑политической истории (ранее они хранились в Архиве Президента РФ), необходимых для подтверждения истинности утверждений Яблокова о роли Сталина и Политбюро в расстреле поляков и польских граждан весной 1940 г., которые оспаривает истец Джугашвили.

1) Записка Л. П. Берии И. В. Сталину (не позднее 5 марта 1940) с предложением расстрелять польских офицеров и других из трех спецлагерей для военнопленных и заключенных тюрем западных областей Украины и Белоруссии с резолюцией Сталина и других членов Политбюро;

2) Выписка из протокола решения Политбюро ЦК ВКП(б) №П13/144 от 5 марта 1940 г. о польских военнопленных и др.;

3) Записка Председателя КГБ при СМ СССР А. Н. Шелепина Н. С. Хрущеву № 632‑ГЦ 1959 г. с проектом постановления Президиума ЦК КПСС об уничтожении дел по операции, санкционированной решением Политбюро ЦК ВКП(б) от 5 марта 1940 г. № 632‑Щ».

Мы также поддерживаем это ходатайство, однако настаиваем, чтобы из архива были получены копии всех документов из пакета, включая копию пакета и постановление Политбюро, адресованное Шелепину, сам протокол и остальные документы, всего 14 листов. Поскольку остальные документы пакета также относятся к утверждениям ответчика.

4. Ответчики утверждают: «Несмотря на подтверждающие правоту этих документов показания бывшего председателя КГБ СССР Шелепина, бывшего начальника Управления по делам военнопленных НКВД СССР Сопруненко, начальника УНКВД по Калининской области Токарева и других, подлинность этих документов была дополнительно тщательно проверена».

По данному утверждению относимыми доказательствами являются постановление следователя о назначении экспертизы указанных в пункте 3 документов из пакета, Заключение экспертов, полные протоколы всех допросов Шелепина, Сопруненко и Токарева.

5. Ответчики утверждают: «Обстоятельства этого массового убийства подтверждаются не только этими документами, но и показаниями свидетелей и материалами эксгумаций в местах захоронений».

Надлежащими доказательствами по этим утверждениям являются итоговые документы эксгумаций, проведенных следствием в Смоленской, Калининской и Харьковской областях.

В связи со сказанным выше и основываясь на статье 57.1, просим суд предложить ответчикам представить указанные доказательства, а если от них последуют ходатайства о помощи, то оказать им содействие в их получении».

Не знаю, вы сильно удивитесь, узнав, что суд отказал мне и в этом, благодаря чему ответчики стали превращать рассмотрение дела в ток‑шоу, в котором ведущий не соображает, о чем говорят выступающие, а зрители не понимают, зачем они включили телевизор».

О самом суде и его решениях будет отдельная книга, здесь же я хочу сообщить, что, во‑первых, я обратил внимание суда на то, с кем мы имеем дело.

«Уважаемый суд! Прошу вас обратить внимание и задуматься над следующим обстоятельством этого дела.

Ответчик Яблоков и «Мемориал» просили у вас затребовать в Главной военной прокуратуре «уголовное дело № 159 (Катынское дело) в полном объеме», то есть в объеме около двухсот томов. А зачем им это надо было?

Во‑первых. Даже если ответчики пообещают являться на заседания суда с тачками, чтобы каждый раз лично перевозить тома этого дела из канцелярии суда в зал судебного заседания, то председательствующему в суде потребуются недели, чтобы просто пролистать эти тома и прочесть хотя бы названия собранных в них документов.

Во‑вторых, в гражданском процессе не рассматриваются уголовные дела и ответчики это прекрасно знают. Почему же они просили доставить в гражданский суд уголовное дело в полном объеме?

В‑третьих. Они, с одной стороны, убеждали суд, что все обстоятельства, приведенные в статье Яблокова из Катынского уголовного дела в качестве доказательств того, что Сталин был кровожадный людоед, к Сталину (соответственно, к данному гражданскому делу) не относятся, но одновременно просили доставить в суд все это уголовное дело в полном объеме. Эта их шизофрения (раздвоение сознания) требует объяснения?

В‑четвертых. Ответчики прекрасно знают, что некая часть испрашиваемого уголовного дела засекречена, но, тем не менее, просят у суда предоставить им это дело в полном объеме, то есть, включая его засекреченную часть.

Суд видит, что Катынское дело ответчикам и примкнувшим к ним Рогинскому зачем‑то очень нужно, причем не для рассмотрения этого нашего гражданского дела, а для каких‑то своих целей. Каких?

Чтобы ответить на этот вопрос, я обязан сообщить суду о том, что такое «пятая колонна» и какое отношение к «пятой колонне» имеют ответчики и примкнувший к ним Рогинский.

Восходит термин «пятая колонна» ко времени начала гражданской войны в Испании в 1936 году. В середине 30‑х годов в Испании обычным парламентским путем победили левые партии и начали ряд социальных преобразований, в частности аграрную реформу. Фашистам это крайне не понравилось, и они подбили на мятеж испанскую армию. Мятеж начался в Испанском Марокко, затем мятежные войска высадились собственно в Испании и двинулись на Мадрид четырьмя колоннами. В это время сторонники мятежников в республиканском правительстве Испании и в его войсках подняли восстание против республики в поддержку мятежников. Командовавший мятежной армией фашист генерал Франко назвал этих предателей республики своей пятой колонной. С тех пор этот термин прочно вошел в обиход для названия предателей внутри какой‑либо страны или организации.

Опору на предателей в стране, против которой ты хочешь совершить агрессию, взял на вооружение и Гитлер. Он говорил: «Кто говорит, что я собираюсь начать войну, как сделали эти дураки в 1914 году? Разве все наши усилия не направлены к тому, чтобы избежать этого?…Что такое война, как не использование хитрости, обмана, заблуждений, ударов и неожиданностей?.. Есть более глубокая стратегия – война интеллектуальным оружием… Зачем мне деморализовать его (противника) военными средствами, когда я могу достичь того же самого лучше и дешевле другими путями?

…Место артиллерийской подготовки перед атакой пехоты в позиционной войне в будущем займет революционная пропаганда, которая сломит врага психологически, прежде чем вообще вступят в действие армии. Население вражеской страны должно быть деморализовано, готово капитулировать, ввергнуто в состояние пассивности, прежде чем зайдет речь о военных действиях.

Мы будем иметь друзей, которые помогут нам во всех вражеских государствах. Мы сумеем заполучить таких друзей».

Так вот, ответчики по этому делу это, словами Гитлера, друзья Польши в России, это члены «пятой колонны» Польши в России. Правда, Польша не собирается захватывать Россию, она просто собирается Россию ограбить с помощью Катынского дела и своей «пятой колонны».

Сначала предполагалось это сделать так. Главная военная прокуратура сфабрикует Катынское дело так, как будто польских пленных расстреляли не немцы, а Советский Союз. Это дело будет рассмотрено российским судом, СССР будет признан виновным, а Польша потребует с правопреемницы СССР, России, денежную компенсацию за каждого своего убитого гражданина. Но «пятая колонна» в ГВП не оправдала польских надежд и не сумела сфабриковать это дело так, чтобы его можно было представить в суд без позора. Тогда в Архиве Президента предателями России были подброшены сфальсифицированные документы о том, что приказ о расстреле поляков, якобы, давал Сталин и Политбюро. Но и эти документы в архиве были сфабрикованы так глупо, что когда их попробовали предъявить Конституционному суду, чтобы тот признал, что поляков расстреляли русские, то Конституционный суд даже при беглом осмотре увидел, что это фальшивки. То есть на сегодня провести в России нужный суд с нужным Польше результатом на основе этих фальшивок невозможно, а ничего другого нет, поскольку все остальное в деле доказывает, что поляков расстреляли немцы.

Но такой суд можно провести в Польше. Туда уже переданы почти все материалы Катынского дела, за исключением его засекреченной части, там хранятся основные «вещественные доказательства» по делу.

Если польский суд признает вину России и назначит компенсацию, то Европейский союз вынужден будет арестовать активы России за рубежом и выплатить Польше дань с России.

Правительство России попало в тяжелое положение – оно обязано провести суд, но на суде вскроется, что польских пленных расстрелял не Советский Союз, а немцы. И тогда все президенты России, которые на основании сфабрикованных данных ГВП уже покаялись перед Польшей за расстрел пленных, предстанут в очень неприглядном свете.

Чтобы предотвратить такое нежелательное развитие ситуации, правительство России засекретило и не передало Польше часть документов по Катынскому делу, и в результате польский суд формально не может взяться за его рассмотрение и возложение на Россию денежной дани.

Уважаемый суд! Именно поэтому «пятая колонна» Польши в России, представителей которой вы видите на месте ответчиков, носом землю роет, чтобы добыть для хозяев недостающую часть Катынского дела, и дать, наконец, Польше ограбить Россию. Речь идет о миллиардах долларов, и именно поэтому ответчики, вопреки логике, просили у вас Катынское дело в полном объеме, и именно поэтому они не пожалели денег, чтобы нанять адвокатом Генри Резника и Алексея Бинецкого. Ответчикам нужно было передать в Польшу недостающую часть этого дела и они намеревались это сделать с помощью Басманного суда.

По этой причине истцы решительно возразили, чтобы ответчикам было предоставлено Катынское дело в полном объеме, истцы недовольны действиями российских властей по этому делу, но истцы не будут помогать «пятой колонне» Польши грабить Россию.

А Яблоков, Рогинский, Петров – это действительно выдающиеся члены «пятой колонны» Польши в России, очень много сделавшие для того, чтобы вызвать ненависть народа Польши к России, и для того, чтобы помочь правящему режиму в Польше ограбить Россию. Эту их службу правящий режим Польши отметил тем, что 16 апреля 2005 года президент Польши Квасьневский наградил их крестами «Ордена заслуги перед Польской Республикой». Наградил за то, что они уже второе десятилетие в продажных СМИ России лгут о том, что Сталин вписал в секретный протокол к пакту о ненападении между СССР и Германией обязательство СССР участвовать «на стороне Германии в нападении на Польшу». Наградил за то, что они клевещут о том, что польских офицеров расстреляли якобы не немцы, а русские.

И вызванная «пятой колонной» Польши в России ненависть поляков к русским хорошо видна по последним сентябрьским событиям.

1 сентября, выступая в Гданьске на церемонии, посвященной 70‑летию начала Второй мировой войны премьер‑министр России В. Путин унизил Россию, заявив, что «нужно признать эти ошибки. Наша страна сделала это. Госдума Российской Федерации, Парламент страны осудил пакт Молотова‑Риббентропа. Мы вправе ожидать того, чтобы и в других странах, которые пошли на сделку с нацистами, это тоже было сделано. И не на уровне заявлений политических лидеров, а на уровне политических решений». Путин унизил Россию потому, что в этом пакте «Молотов‑Риббентроп» нет ничего унизительного для России, нет ничего, за что стоило бы этот пакт осуждать. Но Путин пошел на это унижение России, чтобы улучшить отношения с Польшей. Он говорил, что создалась ненормальная ситуация, когда отношения России с Германией, с которой СССР воевал, лучше, чем с Польшей, которую СССР освободил. Мне не нравится Путин, но в данном случае он делал все, чтобы примирить наши страны.

А поляки в ответ на это предложение плюнули в лицо России. 23 сентября сейм в Варшаве обвинил СССР в геноциде польского народа. «Семнадцатого сентября 1939 года войска СССР без объявления войны совершили агрессию против Речи Посполитой, нарушая ее суверенитет и попирая нормы международного права. Основание для вторжения Красной Армии дал пакт Молотова‑Риббентропа, заключенный 23 августа 1939 года в Москве между СССР и гитлеровской Германией. Таким образом был произведен четвертый раздел Польши. Польша пала жертвой двух тоталитарных режимов – нацизма и коммунизма»,  – говорится в документе сейма. Поляки упорно гнут дело к получению денежной дани с России теперь уже за мнимый геноцид, а «пятая колонна», как мы видим по этому делу, всячески им в этом помогает. Правящий в Польше режим ухудшает отношения Польши и России и, естественно, он награждает крестами в России тех, кто помогает ссорить наши народы.

Вот такое отношение к народу России имеют ответчики».

Но перед этим Сергей Эмильевич Стрыгин заявил о подложности доказательств, на которые опираются ответчики.

«Уважаемый суд! Доказательства, на которые опираются ответчики в оспариваемой статье и часть из которых они просили суд затребовать из архива в качестве доказательства своей правоты, – это некая подборка якобы подлинных документов в виде «письма Берии», двух страниц из протокола заседания Политбюро, двух выписок с текстом решения Политбюро и «записки Шелепина» из так называемого «закрытого пакета» № 1 по Катыни. Все эти документы являются подложными.

Руководитель Федеральной архивной службы России, член‑корреспондент РАН В. П. Козлов написал книгу о разоблачении фальшивых исторических документов «Обманутая, но торжествующая Клио», в которой, в частности, дал понять, что после развала СССР из архивов России в прессу валом повалили фальшивые документы. Три таких фальшивки Козлов, в качестве примера, разоблачает в своей книге. Обращаем особое внимание суда, что сегодня фальшивки из архивов России это вполне обыденное дело. Последняя по времени подобная фальшивка, получившая широкую известность, – поддельное «письмо Кобулова» № 725/М от 24 марта 1941 г., разоблаченная «Комсомольской правдой» 20 сентября 2008 г. (приложение 1).

Но мы хотим также обратить внимание суда, как именно разоблачаются фальшивые исторические документы, созданные с использованием технических средств и компьютерных технологий.

Козлов пишет:

«Можно сказать, что подлог всегда «фонит» нестыковкой своего содержания с действительными фактами прошлого, известными из подлинных источников, спорными внешними признаками, неопределенностью камуфляжа, неоднозначной общественной реакцией после легализации. Наличие такого «фона» является одним из признаков подлога. Собственно говоря, в ряде случаев именно этот «фон» является основным доказательством подлога, поскольку нам не известно ни одного случая самопризнания автора фальсификации в совершенном подлоге, а примеры обнаружения авторизированных подготовительных материалов фальсификаций редки».

В своей книге Козлов дает такой конкретный пример разоблачения фальшивки о том, что СССР, якобы, топил в Балтике отравляющие вещества. Козлов пишет:

«…Ксерокопия «Справки» в официальном порядке была направлена в Росархив на экспертизу. Экспертизу проводили опытные сотрудники бывшего архива Общего отдела ЦК КПСС, много лет имевшие дело с документами, создававшимися в ЦК КПСС, и хорошо знакомые с порядком ведения делопроизводства. Уже 23 февраля 1993 г. ими был подготовлен акт делопроизводственной экспертизы «Справки», безупречно доказавшей ее фальсифицированный характер. Согласно акту, фальсификатор допустил, по меньшей мере, семь ошибок, изготовляя подлог. Во‑первых, в соответствии с содержанием документ должен был иметь высший гриф секретности – «Особая папка», а не «Совершенно секретно». Во‑вторых, в делопроизводстве ЦК КПСС никогда не применялся делопроизводственный номер, подобный имеющемуся в «Справке». В‑третьих, формула «Справка к записке» никогда в делопроизводстве аппарата ЦК КПСС не использовалась. В‑четвертых, оказались недостоверными обозначения должностей и подписи. В 1989 г. в ЦК КПСС не было «организационного» отдела и «отдела оборонной работы», а имелись соответственно Отдел партийного строительства и кадровой работы ЦК КПСС и Оборонный отдел ЦК КПСС. В названных отделах и вообще в аппарате ЦК КПСС в 1989 г. ни Майданников, ни Письменник не работали. В‑пятых, содержание опубликованного документа не соответствовало данному ему заголовку, поскольку в таком случае с ним должны были ознакомиться секретари ЦК КПСС, а значит, должен был, согласно правилам ЦК КПСС, стоять адресат – «ЦК КПСС». В‑шестых, фальсифицируя документ, автор (или авторы) оказался невнимательным: в тексте дважды проскочило «считаю нецелесообразным», тогда как под документом имеются подписи руководителей двух отделов. В‑седьмых, одна из фраз документа: «Подготовить справку‑план… для доклада на Центральном Комитете Коммунистической партии Советского Союза…» совершенно не соответствовала ни делопроизводственной практике ЦК КПСС, ни устоявшимся в ней формулам: «справки‑плана» как вида документа просто не существовало, так же как и раскрытой аббревиатуры ЦК КПСС».

Обращаем внимание суда, что такие признаки, как старение бумаги, подлинность подписей и печатей при определении подложности «документов», якобы найденных в архиве, специалистом по подделкам Козловым вообще не рассматриваются, поскольку по этим признакам качественно исполненную фальшивку обычный эксперт‑криминалист не распознает. При сегодняшнем уровне развития техники и технологии можно воспроизвести и подпись, которую никто не отличит от настоящей, и искусственно состарить бумагу, и нанести на документ оттиски любых штампов и печатей. Подложность исторических документов определена в работе В. П. Козлова только по несоответствию текстов делопроизводственным правилам той эпохи, плюс, автор логично указывает на необходимость сравнивать текст документа с действительными историческими фактами.

А теперь просим уважаемый суд обратить внимание на то, сколько делопроизводственных и исторических признаков подделки находится в тех документах, на которые ответчики ссылаются, как на свое главное доказательство вины Сталина в убийстве поляков.

Для удобства сгруппируем признаки поддельности по разделам и начнем с прямо указывающих на подделку, общих для всех документов неясностей места их хранения, сомнительных обстоятельствах обнаружения и легализации.

 

Раздел I. Место хранения, обстоятельства обнаружения и легализации.

Не ясны ни место архивного хранения документов «закрытого пакета» № 1 до декабря 1991 г., ни обстоятельства их «чудесного обретения» сотрудниками архива Президента СССР.

М. С. Горбачев утверждает, что до декабря 1991 г. он этих документов не видел, а в двух «закрытых пакетах» Политбюро по Катыни хранились совершенно другие документы – о виновности в катынском расстреле немецкой стороны. И что лишь за несколько дней до ухода Горбачева с поста Президента СССР 24 декабря 1991 г. архивисты, якобы по своей инициативе, передали ему через руководителя президентского аппарата Григория Ревенко папку с найденными документами. («Жизнь и реформы». Кн. 2, М., 1995, с. 348–349).

А. Н. Яковлев в книге «Сумерки», а также в статьях и выступлениях неоднократно утверждал что до 24 декабря 1991 года и он этих документов никогда не видел. Кроме того, Яковлев сообщил такую важную деталь, что внутри переданной в этот день Горбачевым папки с документами по Катыни находилась также и некая «записка Серова». Однако в архивном перечне документов «закрытого пакета» № 1, переданных 24 декабря 1991 г. от Горбачева к Ельцину, эта записка отсутствует.

А ответчик по нашему делу А. Ю. Яблоков в своей книге «Катынский синдром…» на стр. 386 утверждает: «В июле 1992 г. в Архиве Президента РФ тогдашний руководитель президентской администрации Ю. В. Петров, советник Президента Д. А. Волкогонов, главный архивист Р. Г. Пихоя и директор архива А. В. Короткое просматривали его совершенно секретные материалы. 24 сентября они вскрыли «особый пакет № 1».

То есть кто‑то лжет – или Горбачев с Яковлевым, утверждающие, что документы хранились у Горбачева и в начале зимы 1991 года были переданы последним Ельцину в присутствии Яковлева, или архивисты, утверждающие, что нашли этот пакет сами только осенью 1992 года. Однако в данном случае понятно, что лгут и те, и те – ни в каких архивах и пакетах эти документы не находили – их сфабриковали, но не сумели придумать единую легенду и заставить ее заучить всех фигурантов дела, особенно, больших начальников, посему каждый из них врал, что сумел запомнить.

Впервые данные документы были введены в оборот осенью 1992 года на заседании Конституционного суда как доказательства вины КПСС в Катынском деле, но даже при беглом осмотре их судьями вскрылась подложность этих документов, в результате Конституционный суд в своем итоговом постановлении даже не упомянул об этом эпизоде обвинения.

О подделке свидетельствует также и то, что эти действительно сенсационные «документы» не были сразу же представлены российской общественности после их обнаружения, хотя вся пресса была заполнена цитатами из них. После фиаско в Конституционном суде текст некоторых из этих документов опубликовали только через 2 года, и не в известных исторических изданиях, а в подставном, как бы периодическом издании – журнале «Военные архивы России». После выпуска № 1 журнала, в котором и была опубликована часть подделок в массе иных, подлинных документов из российских архивов, этот журнал вместе с редакцией бесследно исчезли.

В этой первой публикации «документов» публикаторы не указали, вопреки правилам, те делопроизводственные особенности этих документов, которые прямо подтверждали их фальшивость, то есть сами публикаторы понимали, что публикуют подделки.

Номер журнала «Вопросы истории» № 1 за 1993 год, в котором впервые в России были описаны эти «документы», описал только три из пяти документов, но даже при таком сокращении этот номер до 1995 года не поступал подписчикам и в библиотеки.

В России до сих пор так и не был официально опубликован самый выдающийся по степени поддельности документ «закрытого пакета» № 1 – так называемая «выписка для Шелепина». Это еще раз подтверждает, что сами публикаторы прекрасно осознавали и осознают подложность публикуемых ими документов.

 

Раздел II. Несоответствие сведений достоверным историческим фактам.

В документах «закрытого пакета» № 1 говорится о создании некой «специальной тройки НКВД», которая якобы приговорила поляков к расстрелу. Однако в массиве остальных, действительно подлинных архивных документов того периода нет ни малейших упоминаний ни об учрежденной, согласно указанным документам, «тройке», ни о том, что вообще какие‑либо поляки в 1940 г. расстреливались в СССР во внесудебном порядке. Словами специалиста архивного дела А. П. Козлова, эти документы «фонят» «нестыковкой своего содержания с действительными фактами прошлого, известными из подлинных источников».

Реально работавшим в те годы судебным тройкам предписывалось судить, то есть осуждать виновных, в зависимости от их персональной вины, и освобождать невиновных. А в «письме Берии» «тройке» не дается никаких судебных прав, а просто предписывается всех поляков расстрелять, то есть «тройке» не определяется реальная судебная работа. Эта «тройка» была заведомой фикцией, позорящей придумавшего ее автора. Реальный Берия никогда не предложил бы Политбюро оторвать от реальных дел трех высокопоставленных работников НКВД, включая себя, для того, чтобы они сидели и расписывались на 22 тысячах бумажек, которых никто, кроме них, не увидит.

При создании «тройки» нарушен основной принцип создания судебных троек – из первых лиц НКВД и ВКП(б) с обязательным участием прокурора.

В «тройке» как коллегиальном органе нарушен принцип равноответственных членов – к двум высшим должностным лицам НКВД (наркому и его первому заместителю) добавлен начальник третьестепенного отдела. В реальных судебных тройках было недопустимо участие подчиненных кого‑либо из членов тройки.

Берия не мог предложить создание «тройки», поскольку все судебные тройки были накануне ликвидированы совместным постановлением Правительства СССР и ЦК ВКП(б), т. е. никакая «тройка» была уже невозможна с точки зрения судебного законодательства. После принятия указанного совместного постановления ни один исполнитель не то, что не расстрелял бы, а и не арестовал бы никого по указанию незаконной «тройки», публично запрещенной в СССР правительством и партией.

Если считать эти документы «закрытого пакета» № 1, подлинными, то Политбюро ЦК ВКП(б) превысило свои полномочия – приняло решение о создании «тройки», хотя руководящий орган партии – ЦК – их упразднил. Такое совершенно немыслимо. В Постановлении от 17 ноября 1938 г. Совета народных комиссаров СССР (Правительства Советского Союза) и ЦК ВКП(б) – органа руководства партией, более высокого, нежели Политбюро, было приказано: «Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР, а также тройки при областных, краевых и республиканских управлениях РК милиции. Впредь все дела в точном соответствии с действующим законодательством о подсудности передавать на рассмотрение судов или Особого совещания при НКВД СССР».

В документах «закрытого пакета» № 1 никак не учтены те 395 военнопленных офицеров, полицейских и пограничников, которые одновременно с отправкой основной массы пленных в исправительно‑трудовые лагеря ГУЖДС были отправлены в лагерь военнопленных в Юхнов и далее в Грязовец.

«Решение Политбюро», заложенное в «документах», для Берия было невыполнимо: из элементарного чувства самосохранения его окружение нашло бы способ уклониться от исполнения заведомо преступного приказа наркома. Ведь именно за исполнение преступных приказов своего начальника в 1937‑38 гг. были расстреляны приближенные предшественника Берия на посту наркома внутренних дел – Ягоды. А незадолго до рассматриваемых событий, 4 февраля 1940 г., за то же самое были расстреляны заместители другого предшественника Берии – Ежова. О нахождении поляков в плену у СССР знал весь мир, и никто в высшем руководстве НКВД не рискнул бы исполнить противозаконный приказ об их расстреле, поступивший от Берия, проработавшего в НКВД всего полтора года, из которых на посту наркома чуть более пятнадцати месяцев.

 

Раздел III. Внутренние противоречия.

В «письме Берии» предлагается расстрелять 25 700 граждан бывшей Польши, а «записка Шелепина» сообщает, что якобы были расстреляны лишь 21 857 человек. Никаких объяснений тому, на каком основании не были расстреляны 3843 подлежащих безусловному расстрелу поляков, не приводится.

В «письме Берии» объявлены «неисправимыми врагами советской власти» 14 736 офицеров и 18 632 заключенных, но расстрелять предлагается 14 700 одних и 11 000 других без разъяснения, что делать с остальными «закоренелыми» врагами и как отделить одних от других. Таким решением полномочия «тройки» делегировались непосредственным исполнителям на местах и они самостоятельно должны были решать, кого именно осуждать к расстрелу, что немыслимо и чего в реальном предложении Берия быть не могло.

Согласно пометкам на оборотной стороне «выписки для Берии», в период с 5 марта 1940 г. по 15 ноября 1956 г. с неясными целями были отпечатаны два дополнительных экземпляра выписки, а 15 ноября 1956 г. два экземпляра уничтожены. В рамках версии о страшной секретности документов «закрытого пакета» № 1 подобные манипуляции с экземплярами выписки, предназначенными неизвестно кому, рациональному объяснению не поддаются.

А теперь мы перейдем к рассмотрению следующей группы – индивидуальных признаков поддельности каждого документа из «закрытого пакета» № 1.

 

Раздел IV. «Письмо Берии» № 794/Б.

С формально‑юридической точки зрения, «письмо Берии» № 794/Б является подложным из‑за элементарного несоответствия своих главных атрибутов – даты и номера. Ведь согласно официальной регистрации, Сталину из НКВД была направлена записка № 794/6 от 29 февраля 1940 г., а в архиве якобы найдена совсем другая записка с этим же номером – № 794/Б от этого же марта 1940 г., ‑ но без указания числа. Чтобы понять нелепость этой ситуации, представьте себе гражданина, паспорт которого заполнен с ошибками и датой выдачи значится март, а при проверке по записям отдела внутренних дел выясняется, что данный паспорт выдан в феврале!

На «письме Берии» резолюция и росписи членов Политбюро нанесены так, что строки «письма» в момент нанесения подписей должны были быть в вертикальном положении. Ни один реальный руководитель‑правша так не расписывается. Зато так мог расписаться специалист по подделке почерков, который хотел оставить на документе скрытый намек на его подложность.

«Письмо Берии» имеет номер при отсутствии даты. В подлинном документе такое невозможно, поскольку это одна запись в журнале регистрации, причем дата важнее номера.

В «письме Берии» генералы объединены в одной строке с подполковниками, чего в подлинном документе НКВД быть не могло – во всех подлинных документах НКВД генералы вносились отдельной строкой и не объединялись даже с полковниками.

Согласно справке из архивного управления ФСБ, письмо № 794/6 зарегистрировано в секретариате НКВД 29 февраля 1940 г. В подлинное письмо Берия от 29 февраля не могли попасть данные из справки Сопруненко от 3 марта, фигурирующие в «письме Берии» из «закрытого пакета» № 1. Следовательно, «письмо Берии» № 794/Б с этими данными – подделка.

Первые три страницы «письма Берии» напечатаны не на той пишущей машинке, на которой напечатана четвертая страница (Экспертное заключение прилагается). Суд понимает, что в подлинном письме НКВД такого быть не может, поскольку изменить начало документа после того, как его подписал нарком, – это совершить преступление.

Четвертая страница напечатана на пишущей машинке, использовавшейся для подготовки других, заведомо подлинных писем Берия, а первые три страницы – на машинке, шрифты которой не выявлены ни в одном из пятнадцати найденных в архивах и исследованных к сегодняшнему дню писем Берия за период с декабря 1939 по сентябрь 1940 г.

Последнее обстоятельство раскрывает наиболее вероятный способ подделки этого письма.

Предположительно, фабрикаторы взяли в архиве подлинное письмо Берии № 794/6 от 29 февраля 1940 г. с предложением осудить поляков Особым совещанием при НКВД (ОС) к различным срокам заключения в трудовых лагерях. Фабрикаторы уничтожили первые страницы и вместо них отпечатали три новые, переделав их так, как будто Берия предлагал пленных расстрелять. После чего приложили к этим трем подделкам четвертую, подлинную страницу, в которой Берия предлагал количественный («тройка») и персональный (Берия, Меркулов, Баштаков) состав Особого совещания. Согласно Положению об Особом совещании, его количественный и персональный состав обязан был меняться в зависимости от рода рассматриваемых дел. Если событие происходило на территории союзной республики, то членом совещания был и нарком НКВД этой республики, если дело было сугубо уголовным, то членом Особого совещания был и начальник Управления милиции. В данном случае Берия предлагал Особое совещание в сокращенном составе – в составе трех человек – тройки. Он предложил себя в качестве председателя (он был председателем ОС по Положению), своего первого зама (тоже члена ОС по Положению) и начальника отдела, который готовил дела военнопленных на рассмотрение их Особым совещанием – для удобства в организации и проведении заседаний. Предложение Берии было логичным, но все же отступало от буквы Положения об ОС – начальник первого спецотдела в Положении, как член ОС, не был указан, в связи с чем Берия и согласовывал свое предложение с Политбюро.

Однако Политбюро с его логикой не согласилось – оно сочло недопустимым, чтобы сам нарком в данном случае тратил время на рутинное рассмотрение чуть ли не двух десятков тысяч уголовных дел. Посему Сталин вычеркнул Берию, оставив вместо него председателем Особого совещания первого заместителя наркома НКВД Меркулова, и дописал Кобулова – начальника главного экономического управления НКВД – того, кто по своей должности курировал следственные дела в отношении военнопленных и использование их на работе. Причем Сталин не написал фамилию Кобулова над вычеркнутой фамилией Берии, иначе получилось бы, что Кобулова назначили председателем, а вписал его после Меркулова перед Баштаковым. То есть если понимать, что первые три страницы «письма Берии» – это подделка, а подлинное письмо было об Особом совещании, то такое письмо полностью согласуется со всеми известными историческими фактами».

Прерву С. Э. Стрыгина. Тут читатель Vagant спросил: «Если же.

Вот подлита страница подлинная, то как тогда понимать утверждения, высказанные ранее, о том, что тройки были уже упразднены, а в состав не могли входить прямо подчинённые друг другу люди?»

«Тройка» в данном случае это оборот речи, как и «пара». В ОС входили по своему положению до двух десятков человек, а конкретное дело или дела могла рассмотреть пара человек из этих двух десятков, скажем, нарком с замом, пригласив Генпрокурора или того, кого Генпрокурор вместо себя пошлет. (Генпрокурор не был членом ОС – он надзирал за работой ОС.) В данном случае оборот речи Берии «тройка» совпал с названием «судебная тройка» и только, но мерзавцы‑фальсификаторы решили этим воспользоваться.

Это в судебную тройку не могли входить подчиненные, но в состав Особого совещания они входили по положению об ОС! Поэтому наличие подчиненных в составе ОС естественно, но только Баштаков был уж очень низкого звания и не был по положению членом ОС. Если бы не он, то Берия вообще не согласовывал бы состав ОС с Политбюро – назначил бы состав ОС сам. Наличие Баштакова как раз и говорит о том, что речь идет об Особом совещании, а не о судебной тройнная записка Берии, написанная через 4 месяца, но по тому же поводу – по поводу того, что делать с пленными. В этом случае Баштаков в составе ОС не требовался, и Берия не согласовывает с Политбюро количественный и персональный состав ОС. Кстати, как видите, для расстрела злостных врагов из состава этих пленных Берии вообще не пришло в голову спрашивать разрешения Политбюро.

«29.07.1940 № 3046/6 Сов. секретно

ЦК ВКП(б) – тов. СТАЛИНУ

В Южском лагере НКВД СССР содержится бывших военнопленных 5175 человек красноармейцев и 293 человека начальствующего состава, переданных финнами при обмене военнопленными.

Созданной НКВД СССР для проверки военнопленных оперативно‑чекистской группой установлено, что финскими разведывательными органами среди военнопленных красноармейцев и начсостава проводилась работа по вербовке их для вражеской работы в СССР.

Оперативно‑чекистской группой выявлено и арестовано 414 человек, изобличенных в активной предательской работе в плену и завербованных финской разведкой для вражеской работы в СССР.

Из этого числа закончено дел и передано Прокурором Московского Военного Округа в Военную Коллегию Верховного Суда СССР следственных дел на 344 человек. Приговорено к расстрелу – 232 человека (приговор приведен в исполнение в отношении 158 человек).

НКВД СССР считает необходимым в отношении остальных военнопленных, содержащихся в Южском лагере, провести следующие мероприятия:

1. Арестовать дополнительно и предать суду Военной Коллегии Верховного Суда СССР – 250 человек, изобличенных в предательской работе.

2. Бывших военнопленных в числе 4354 человек, на которых нет достаточного материала для предания суду, подозрительных по обстоятельствам пленения и поведения в плену, – решением Особого Совещания НКВД СССР осудить к заключению в исправительно‑трудовые лагеря сроком от 5 до 8 лет.

3. Бывших военнопленных в количестве 450 человек, попавших в плен будучи раненными, больными или обмороженными, в отношении которых не имеется компрометирующих материалов, – освободить и передать в распоряжение Наркомата Обороны.

Народный комиссар внутренних дел Союза ССР Л. БЕРИЯ»

Однако верну слово С. Э. Стрыгину.

 

«Раздел V. «Выписка из протокола Политбюро» № 1 (на имя Берии).

Бланк выписки начинается предупреждением: «Подлежит возврату с течение 24 часов во 2‑ю часть Особого Сектора ЦК»,  – а слева вертикально на бланке еще одно предупреждение: «Товарищ, получивший документы, не может ни передавать, ни знакомить с ними кого бы то ни было, если нет специальной оговорки ЦК. Копировка указанных документов и делание выписок из них категорически воспрещается. Отметка и дата ознакомления делается на каждом документе лично товарищем, которому документ адресован, и за его личной подписью. Основание: Постановление Пленума ЦК РКП(б) от 18/VIII‑24 г.».

«Выписка для Берии» является первым экземпляром (оригиналом), в отличие от «выписки для Шелепина», являющейся отпуском. Именно оригинал выписки в соответствии с рассылкой должен был быть послан Берия для ознакомления. Об этом же свидетельствуют пометки на оборотной стороне, в том числе рукописная пометка о якобы повторном направлении данной выписки Берия 4 декабря 1941 г. Однако на «выписке для Берии» отсутствуют какие‑либо отметки и подписи Л. П. Берия, подтверждающие факт его ознакомления с выпиской как в 1940, так ив 1941 г.

На «выписке для Берии» отсутствуют обязательные для подлинных выписок факсимильная подпись секретаря ЦК И. Сталина и мастичная печать ЦК ВКП(б). По своим канцелярским атрибутам «выписка для Берии» является незаверенной информационной копией для внутреннего делопроизводства Политбюро, а не подлинным экземпляром выписки, подлежащим направлению адресату.

«Выписка для Берии» отпечатана на бланке, не применявшемся в практике делопроизводства Политбюро. До сегодняшнего дня известны лишь два экземпляра такого бланка – оба из «закрытого пакета» № 1 по Катыни.

На бланке «выписки для Берии» отсутствует абсолютно необходимый для всех официальных документов ЦК ВКП(б) элемент – лозунг «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». Все бланки Политбюро, предназначенные для документов, выходивших за пределы ЦК ВКП(б), обязательно начинались с главного лозунга коммунистов: «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

 

Раздел VI. «Выписка из протокола Политбюро» № 2 (на имя Шелепина).

Документ на бланке ВКП(б) заверен печатью КПСС. Это такой шедевр маразма фальсификаторов, что Конституционному суду только его хватило, чтобы понять, что перед ним подложные документы, и не связывать КПСС с убийством польских офицеров.

В «выписку для Шелепина» подпись Сталина, исходящая дата и фамилия адресата вписаны другой пишущей машинкой.

Выписка датирована 27 февраля 1959 года и теперь получается, что поляки продолжали сидеть в лагерях до этого времени и только в 1959 году их решили расстрелять.

Указание о создании тройки и расстреле Политбюро адресовало Шелепину, но из состава «тройки» на тот момент в живых оставался только Баштаков.

Чтобы заверить выписку, Сталин в 1959 году встал из гроба и явился на заседание Политбюро.

Внешне «выписка для Шелепина» оформлена как заверенная копия, но фактически она не заверена ни одним должностным лицом ЦК КПСС – фальсификаторы не знали элементарного – того, что круглая печать любого учреждения ставится только на подпись. Смысл печати – заверить подлинность подписи.

На лицевой стороне выписки имеется пометка синими чернилами «Возвр. 27/11‑59 г.», что является грубейшим нарушением элементарных правил архивного хранения документов, категорически запрещающих сотрудникам архивов делать какие‑либо пометки на документах, за исключением вписывания в правом верхнем углу простым карандашом нового номера листа при переброшюровке дел.

На выписке стерта имевшиеся ранее фамилия адресата «тов. БЕРИЯ» и дата «5 марта 1940 г.». Вместо них впечатаны новая фамилия адресата «тов. ШЕЛЕПИНУ» и новая дата «27 февраля 1959 г.». Подобные подчистки текста также категорически запрещены правилами архивного хранения документов.

Аналогично «выписке для Берии», «выписка для Шелепина» отпечатана на бланке, не использовавшемся в практике Политбюро, и не имеет обязательного лозунга «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

 

Раздел VII. «Записка Шелепина» Н‑632‑ш.

«Письмо Шелепина» послано в ЦК КПСС через канцелярию КГБ, поскольку имеет исходящий номер (Н‑632‑ш) и дату отправки 3 марта 1959 г., поэтому отсутствие входящей регистрации в марте 1959 года в ЦК КПСС – признак подделки.

На «письме» нет ни малейших помет или распоряжений ни одного секретаря ЦК КПСС – фальсификаторы не смогли их придумать, но теперь получается, что письмо Шелепина из секретарей ЦК вообще никто никогда не видел, что по отношению к письму Председателя КГБ невозможно.

Описывая «решение Политбюро», которое должно было лежать у исполнителя «записки Шелепина» перед глазами, он написал «Постановление ЦК», чего не могло быть – Шелепин безусловно знал разницу между ЦК и Политбюро.

Описывая «решение Политбюро ЦК ВКП(б)», исполнитель написал «ЦК КПСС». Но ни Шелепин, ни исполнитель подлинной записки на имя первого лица страны не могли в столь важном документе спутать названия партии.

В «письме Шелепина» уже во втором предложении пишется: «Всего по решениям специальной тройки НКВД СССР было расстреляно 21.857 человек, из них: в Катынском лесу (Смоленская область) 4.421 человек, в Старобельском лагере близ Харькова 3.820 человек, в Осташковском лагере (Калининская область) 6.311 человек и 7.305 человек были расстреляны в других лагерях и тюрьмах Западной Украины и Западной Белоруссии».

Но тысячами документов установлен и, более того, входит неотъемлемой частью в версию самих клеветников России неопровержимый факт того, что в апреле‑мае 1940 года пленные поляки были вывезены из Старобельского и Осташковского лагерей военнопленных живыми! Как же настоящий Шелепин, глядя на настоящие документы, мог написать, что поляки расстреляны в Старобельском и Осташковском лагерях?!

Настоящий Шелепин, глядя на настоящие документы, не мог написать, что Старобельский лагерь находится «близ Харькова». Ведь в настоящих документах был указан истинный адрес Старобельского лагеря, который в действительности находился не в Харьковской, а в Ворошиловградской области – почти за 250 км от Харькова!

Это далеко не все признаки поддельности документов «закрытого пакета» № 1, но сторона истца хотела бы на этом закончить.

Уважаемый суд, подложные документы из «закрытого пакета» № 1 жестко связаны друг с другом смысловым содержанием. Поэтому любой признак подделки одного из них, является признаком подделки и остальных документов. Это причина, по которой Конституционный суд не только не оперся в своих выводах на это доказательство, но и не стал публиковать эти позорящие Россию документы в «Материалах дела».

Специалист по подделкам Козлов утверждает, что 7 признаков подделки с головой выдают подложный документ. Уважаемый суд, у нас на три взаимосвязанных между собой исторических текста имеется 43 признака подделки!

В связи с этим, а также руководствуясь статьей 186 ГПК РФ, просим суд предложить ответчикам представить суду другие доказательства сообщенных ими в оспариваемой статье сведений: «Сталин и члены Политбюро ВКП(б), вынесшие обязательное для исполнителей решение о расстреле поляков»».

Так закончил чтение нашего заявления о подложности С. Э. Стрыгин, при этом, его утверждение, что это не все выявленные признаки подделки, не является преувеличением.

К примеру, я могу добавить следующее (продолжу нумерацию признаков подделки):

Впервые эти фальшивки были вброшены на заседаниях Конституционного суда по делу КПСС и в этих первоначальных версиях фальшивок в «письме Берии» стояли не только номер 794/6, но дата «5 марта». На заседании 16 октября 1992 года эту дату с председателем Конституционного суда Зорькиным обсуждал защитник КПСС Ю. М. Слободкин, который обратил внимание суда, что записка Берии датирована 5 марта и указано, что заседание Политбюро тоже состоялось 5 марта, но практически этого никогда не было. Обсуждение этой даты осталось в протоколах Конституционного суда, а то, что эта дата в позднейших версиях фальшивок исчезла, является очередным признаком подделки.

Никакой делопроизводитель не поставил бы на «письмо Шелепина», посланном в 1959 г., штампик входящего номера в 1965 году. Ведь из этого следует, что этот канцелярист общего отдела ЦК не передавал сверхсекретное письмо Генеральному секретарю ЦК 6 лет и 6 дней! И тот канцелярист, который поставит этот штамп, будет за это незаконное хранение секретного письма неизвестно где отвечать. А если он его в американское посольство передавал фотографировать? Ведь Вознесенский, председатель Госплана и один из первых заместителей главы правительства СССР, расстрелянный в 1949 году, был обвинен и в утрате документов, то есть в передаче их вражеским государствам. Канцеляристу ЦК надо было такое обвинение?

Еще смешнее то, что на письме есть еще один штамп от 20 марта 1965 года. Теперь получается, что письмо уже давно не работающего председателем КГБ Шелепина было действительно передано уже находящемуся на пенсии и объявленному «волюнтаристом» Хрущеву, и тот после прочтения отослал его в другой отдел ЦК, где его от «волюнтариста» на пенсии приняли и зарегистрировали.

Те, кто фальсифицировал эти документы, полагали, что штампики на письмах – это украшения писем, фальсификаторы не понимали, что это отметка людей в том, что они принимают эти письма на хранение от того, от кого обязаны принять, и головой отвечают, чтобы эти письма не прочел тот, кому это не полагается.

Письмо написано от руки, но не Шелепиным, зарегистрировано в канцелярии КГБ, следовательно, отправлено обычной почтой. И если не считать его подделкой, то это означает, что в 1959 году на весь Комитет госбезопасности была всего одна пишущая машинка, да и та к этому времени сломалась.

В «письме Шелепина» указаны на 1959 год целыми и хранящимися в архиве «учетные дела на военнопленных» Старобельского лагеря, но эти дела были сожжены еще 25 октября 1940 г., о чем инспектор Письменный и сержант госбезопасности Гайдидей в тот же день составили акт, до сих пор хранящийся в архиве.

«Письмо Шелепина» написано с густым польским акцентом. Это только в понимании иностранцев: раз Советский Союз, то в нем должны быть и «советские органы власти». Внутри СССР так никто не сказал бы, поскольку слово «советский» абсолютно однозначно и определенно относилось только к законодательной ветви власти в СССР – к Верховному Совету, облсовету, райсовету. Но только назывались они не «советские органы власти», а «органы советской власти», и только так, поскольку «советский» в данном случае это не принадлежность к государству, а собственное имя специфического органа власти. (Кстати, органы советской власти к Катынскому делу никакого отношения не имели.) И названия этих органов даже рядовыми гражданами не путались, а уж работниками КГБ! Поэтому строки «письма Шелепина»: «Для Советских органов… по инициативе Советских органов власти»,  – режут слух своим иностранным происхождением точно так же, как и «моя твоя не понимай».

Козлов писал, что признаком подделки разобранного им письма является раскрытая аббревиатура ЦК КПСС. Действительно – какой дурак в ЦК КПСС не знает, что такое ЦК КПСС? Кому надо это сокращение раскрывать? Точно так же и в данном случае: настоящий Шелепин или сотрудник КГБ никогда не написал бы «советские органы власти», в подобном данному случаю они, скорее всего, употребили бы более точное название «партийно‑государственные органы».

Ответчики (Резник, Бинецкий) в обсуждении заявления упирали на то, что эти документы «закрытого пакета № 1» не оспариваются всеми «серьезными историками» и на то (Яблоков), что каждый, в том числе Сталин, Берия, Шелепин и их подчиненные, могут ошибаться.

На первый довод следует сказать, что из тех историков, кто признает подлинность этих документов, заявляют о их подлинности только кавалерши Креста «За заслуги перед Польшей» Лебедева и Парсаданова, остальные «серьезные историки» прикидываются малокультурными валенками, вынужденными верить кавалершам.

Что касается ошибок, то давайте те, кто что‑то помнит из математики, подсчитаем их вероятность. Предположим, что и в Сталинском СССР, и в послесталинском СССР было полное отсутствие дисциплины, и всяк делал то, что моча в голову стукнула. Скажем, печать, которой заверялись подписи секретарей ЦК, висела на веревочке у входа в ЦК, и всякий мог поставить ее на ту бумагу, на которую ему хотелось, Сталин плевал на избиравший его ЦК, а нарком НКВД, после расстрела двух его предшественников, плевал и на председателя Совета народных комиссаров, и на Сталина. Ну, если ты малограмотный идиот, то почему бы такое и не представить?

Положим, что в таком случае, в каждом десятом распорядительном документе, была бы «ошибка», которую мы считаем признаком подделки. Какова вероятность того, что все эти ошибки могли встретиться в трех текстах, оформлении и хранении взаимосвязанных между собой документах по Катынскому делу? Вероятность будет равна – десять в минус сорок девятой степени. Я пишу это число прописью, поскольку не знаю, как его назвать. Скажем, вероятность погибнуть в авиакатастрофе равна одной десятимиллионной, или 10 в минус седьмой степени, тогда вероятность одновременного появления всех этих «ошибок» в катынских документах меньше вероятности погибнуть в авиакатастрофе в десять в минус сорок второй степени раз. Я и это число, обозначаемое единицей, деленной на единицу с 42 нулями, тоже не могу назвать.

Из‑за этой моей беспомощности давайте считать, что в СССР вообще не было ну никакой дисциплины даже близко, и в каждом втором распорядительном документе партии и правительства была подобная «ошибка». Тогда вероятность появления 49 ошибок в катынских документах равна десяти в минус пятнадцатой степени. Вычтем семерку вероятности гибели в авиакатастрофе и получим, что вероятность появления стольких «ошибок» в катынских документах в сто миллионов раз ниже, нежели вероятность сесть в самолет и не долететь в нем до благополучной посадки. Но вы же летаете! С чего тогда вы эти документы считаете подлинными?

Но дело даже не в идиотских допущениях и сверхастрономических числах. Ведь мало‑мальски объективному человеку понятно, что если Сталин и Молотов (партийно‑государственная власть СССР) приказали: «Ликвидировать судебные тройки, созданные в порядке особых приказов НКВД СССР»,  – то никто не создаст в НКВД эту тройку, и не будет исполнять ее решений.

Напомню, что по моему и Стрыгина заявлениям о подложности доказательств закон предусматривает всего два решения судьи – суд может назначить экспертизу для проверки заявления о подложности или предложить стороне представить иные доказательства. Но это написано для каких‑то виртуальных законопослушных судей, которых я, к примеру, в Москве еще не встречал. Поэтому и Лопаткина чихнула на требование закона и сообщила, что она наши заявления «учтет при вынесении решения».

Комментируя вышесказанное, читатель bw написал: «Доказательно может быть в юридическом смысле, а может быть в бытовом‑застольном. На основании чего судья должна считать архивный документ фальшивым?»

А на основании чего судья Лопаткина должна считать документ подлинным?

Тут надо вспомнить, что как только эти документы были «найдены», прокуратура немедленно сделала им «экспертизу», чтобы тут же сообщить миру, что эти документы «подлинные». На основании чего прокуратура засуетилась с экспертизой? Да на основании того, что эти документы в нашей истории, как бельмо в глазу, – описанные в них события ничем иным в нашей истории не подтверждались. Вы же читайте – судебные тройки были за год до этого запрещены!

И честный судья по заявлению истца может вынести всего два законных определения: если суд не считает документы фальшивыми, то он обязан назначить по ним экспертизу, и если подлинность подтвердится, то возложить стоимость экспертизы на истца, объявившего подложность этих доказательств. А если судья и сам видит подложность, то должен предложить ответчику, представившему этот документ, представить иное доказательство того обстоятельства, которое этим документом доказывается.

Так требует закон и в этом есть логика. Да, процессуальный кодекс вызывает много вопросов, но, в целом, он все же закладывает пути того, как суду справедливо рассмотреть дело.

А что сделала Лопаткина? Она не приняла ни одного, ни второго законного определения, и теперь, если она обопрется в своем итоговом решении на эти фальшивки, то значит она сама, без экспертизы признала подлинность этих фальшивок. А она что‑то в такой экспертизе понимает? Но если она сочтет их фальшивками, то, значит, этим она лишила ответчиков возможности представить суду иное доказательство своей правоты.

Но, как сказано выше, об этом суде будет отдельная книга.