Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой

Шилова Юлия

Глава 15

 

Передо мной стоял Майкл и смотрел на меня испуганными глазами.

— Ника, это я, Майкл.

— Майкл?! Что ты здесь делаешь? Как ты сюда попал?

— Ника, я пришел сюда, чтобы тебя спасти.

— Ты? Меня?

— Ну да. Ты же в беде.

— Майкл! Господи, я не знаю, откуда ты взялся, но ты не представляешь, как здорово, что ты пришел! Как же все-таки здорово!

Я выкинула злосчастный осколок на пол и бросилась к Майклу на шею. Затем посмотрела на его пистолет и спросила растерянным голосом:

— Майкл, а где те двое?

— Отдыхают.

— Ты их убил?

— Я же тебе сказал, что они отдыхают. Пошли отсюда быстрее. Нам нельзя терять время. В любую минуту сюда может кто-нибудь приехать, и тогда мы уже точно не сможем отсюда выбраться.

Кивнув головой в знак согласия, я бросилась к своей сумочке и побросала туда вываленную на журнальный столик косметику, мобильный телефон, блокнот, ключи и еще целую массу различных ненужных вещей.

— Ника, нам пора.

Повесив сумочку на плечо, я взяла Майкла за руку и решительно направилась к выходу.

— Они забрали у меня сканер и магнитофон.

— Думаю, что у тебя больше в них нет необходимости. Или ты по-прежнему хочешь меня писать?

— Нет. Просто аппаратура дорогостоящая.

— Человеческая жизнь намного дороже.

Как только мы вышли из комнаты, я вскрикнула и с ужасом посмотрела на лежащего в коридоре мужчину с внешностью боксера, во лбу которого красовалась жуткая рана. От увиденной картины меня замутило, а перед глазами все поплыло.

— Ты его убил…

— Я же сказал, что он отдыхает.

— А я даже выстрелов не слышала.

— Не знаю, как ты могла их не слышать. У меня глушителя нет.

— Наверное, я находилась в жутком состоянии. Я вообще ничего не видела, ничего не слышала и ничего не понимала. Господи, Майкл, мне даже страшно подумать о том, что было бы, если бы ты не пришел.

— Ты не думай. Все плохое уже позади.

Как только мы вышли во двор, я вцепилась в Майкла обеими руками, стараясь не смотреть на еще одного лежащего во дворе застреленного мужчину.

— Этот тоже отдыхает?

— Отдыхает.

Из кармана брюк второго раздавались позывные мобильного телефона, и от этих громких звонков мне становилось все хуже и хуже.

— Майкл, что-то мне нехорошо.

— Что с тобой?

— Я боюсь упасть в обморок. Перед глазами все плывет.

— Тут недалеко спрятана моя машина.

Мы покинули пределы этого страшного дома. Майкл распахнул передо мной двери все той же роскошной машины и бережно положил меня на заднее сиденье.

— Ты как?

— Немного легче.

— Думаю, что тебе лучше полежать.

Как только машина тронулась, я достала из сумочки носовой платок и промокнула глаза.

— Майкл, ты действительно принц из сказки. И откуда ты только взялся?

— Из Соединенных Штатов Америки, — весело ответил Майкл и увеличил скорость. — А ты говорила, что сказка закончилась. Она только начинается.

— Как ты меня нашел? Как ты вообще узнал про этот дом и про то, что меня здесь держат? Я ничего не понимаю. Вообще ничего. Какая взаимосвязь… Ведь я даже тебе не звонила. Я звонила Черепу. Тебе сказал про меня Сан Саныч? Но откуда он знает, где именно меня держат? Ничего не понимаю… Ничего.

— Я вообще не разговаривал с Санычем.

— А как же ты меня нашел?

— Я просто стоял возле твоего дома. Я словно что-то чувствовал. Мне не хотелось с тобой расставаться, и где-то в подсознании я предчувствовал, что тебе угрожает опасность. Я сидел в машине, слушал музыку и рассматривал окна. Они почти все темные. Я ждал, где же зажжется свет. Я представлял твою квартиру, просто фантазировал. Я хотел тебе позвонить, но боялся быть назойливым. Я очень этого боялся. А затем я видел, как ты вышла вместе с двумя мужчинами и села в машину. С одним ты шла под руку, но, несмотря на это, я почувствовал: что-то не так. Ты не села на заднее сиденье. Ты встала на колени. И тебя стало не видно.

— Ты ехал за нами?

— Я ехал очень аккуратно и осторожно. Меня никто не заметил.

— Тебя действительно никто не заметил? Наверное, очень трудно остаться незамеченным на проселочной дороге. Как тебе это удалось?

— Профессионализм не пропьешь и в карты не проиграешь, — вновь рассмеялся Майкл. — Знаешь, мне сейчас так хорошо и спокойно, что хочется смеяться и смеяться.

— Почему? Я смотрю, ты сейчас не на шутку весел.

— Потому что ты рядом. Мне всегда хорошо и спокойно, когда ты рядом. С тобой у меня появляется невероятная веселость. У меня вырастают крылья. Ты не представляешь, что я чувствовал, когда ты была в этом доме. Я испытал настоящий шок. Я сидел на дереве и наблюдал за всем, что происходит во дворе дома.

— Ты сидел на дереве?

— Представь себе. Я никогда в жизни не лазил по деревьям. Я даже не знал, как это делается. А тут во мне открылись такие способности. Я теперь круче любой заправской обезьяны.

Последние слова не могли не вызвать во мне улыбку, и я рассмеялась.

— Я себе все штаны продрал, — не мог успокоиться Майкл. — Ты что, не видела на них дырки?

— Я еще не успела заметить.

— Ладно, еще успеешь. Я надеюсь, ты их зашьешь.

— Не сомневайся. Я поставлю на них самые красивые заплатки.

— И занозы будешь вытаскивать сама.

— Какие занозы?

— Те самые.

— Господи, у тебя еще и занозы…

— А ты как думала? Твое освобождение мне дорого обошлось. Я очень долго ждал, когда все уедут, и вычислил, что в доме осталось двое. А затем черт знает сколько времени ушло на то, чтобы выждать удобный момент и шлепнуть этих двоих.

— Майкл, ты сумасшедший. Ради меня убил сразу двоих.

— Кроме тебя, об этом никто не знает и, надеюсь, никогда не узнает.

— Майкл, я умею хранить тайны. Не сомневайся. Даже страшно представить, что сейчас начнется.

— В смысле?

— Калач подумает, что его людей убили люди Черепа. Других мыслей у него просто не будет. И тут начнется…

— Что начнется-то?

— Настоящая криминальная война. Череп не сможет доказать, что убийство этих двоих не его рук дело, да и Калач не будет его слушать. Он же не уличная шпана, какой его обозвали. Будет страшная заварушка, выяснение отношений, разборки, и.., упадет не одна голова.

— Можно сказать, мы натолкнули двух лютых врагов друг на друга.

Майкл немного помолчал и произнес уже более серьезным голосом:

— Ника, если я не ошибаюсь, то у тебя большие проблемы. Мне кажется, что тебе нежелательно возвращаться домой. Я могу отвезти тебя на дачу к своему другу. Он в длительной зарубежной командировке. Я взял ключи. Ну как?

— Я согласна. Только мне нужно заскочить домой и взять свои вещи. Не могу же я в этом бальном платье ходить всю свою жизнь.

— Тогда по рукам.

Майкл поднялся вместе со мной в квартиру, которую снимал для меня Руслан, и стал терпеливо дожидаться, пока я соберу вещи.

— И долго ты здесь живешь? — Он с удовольствием осматривал мои скромные апартаменты.

— Совсем нет.

Пока я кидала в большую спортивную сумку то, что представляло для меня наибольшую ценность, Майкл взял небольшую фотографию, стоящую на журнальном столике, и принялся разглядывать Руслана.

— Ника, а это ты с кем? Кто тебя обнимает?

— Это мой друг. Бывший одноклассник. Он снял для меня эту квартиру.

— А где он сейчас?

— Его убили. О боже, наверное, сегодня были похороны. А может быть, завтра…

— Такой молодой.

— Смерть редко смотрит на возраст.

— А кто его убил?

— Я не знаю. По всей вероятности, Череп.

— Сан Саныч?

— Руслан был его правой рукой.

— Надо же. Какая интересная у тебя жизнь. Ника, а ты не задумывалась над тем, что тебе нужно сменить круг твоих знакомых?

— Задумывалась.

— Очень хорошо, что ты прекрасно понимаешь, что так дальше продолжаться не может.

— Майкл, я все понимаю.

— Как, ты говоришь, звали твоего друга?

— Руслан.

— Вы жили в этой квартире вместе?

— Иногда он оставался у меня ночевать.

— А Саныч?

— Что Саныч?

— Череп тоже иногда оставался у тебя ночевать?

Застегнув замок на сумке, я подняла голову и посмотрела на Майкла пристальным взглядом.

— Майкл, зачем тебе это нужно?

— Я просто спросил. Можешь не отвечать, если не хочешь.

— Да почему, же не ответить. Отвечу. Только я не пойму, зачем ты меня об этом спрашиваешь.

— Я спрашиваю из любопытства.

— Майкл, я была близка с Русланом. После того как он погиб, я спала с Черепом. Что еще тебя интересует? Ты хочешь знать все в мельчайших подробностях?

— Ну зачем ты так…

— После моего ответа тебе уже не хочется прятать меня на даче своего друга?

— Мое предложение остается в силе, — еще больше растерялся Майкл.

— Спасибо и на этом.

Я подошла к холодильнику, достала из хлебницы конверт с долларами и сунула его в свою дамскую сумочку.

Взяв довольно большую и увесистую сумку с моими вещами, Майкл направился к выходу и заговорил скорее для себя, чем для меня:

— Просто невероятно, что такая молодая красивая женщина попадает в подобные ситуации и так сильно рискует своей жизнью. Когда я приезжал в Россию в прошлый раз много лет назад, Саныч тоже давал мне своего администратора. Это была очень интересная девушка по имени Оксана. Мы с ней прекрасно ладили. Когда я улетел в Штаты, я решил ей позвонить и поздравить с днем рождения, но трубку взяла ее мама и сказала, что девушку нашли убитой в каком-то лесу. А ведь она была совсем молодая. Какая страшная история, и как она ужасно закончилась. Зачем такие дурочки, как ты и тебе подобные, связываются с криминальными элементами, совершенно не думая о последствиях, живя сегодняшним днем и не думая о завтрашнем? Это же по меньшей мере глупо.

Взяв большой пакет, я пошла следом за Майклом. Как только он закончил свой монолог, он резко остановился и посмотрел на мою реакцию от услышанного.

— Ты слышала, что я тебе сказал?

— Слышала.

— Ты поняла, что та девушка Оксана была убита далеко не случайно?

— Поняла.

— Ты хоть осознаешь, что так жить, как живешь ты, просто нельзя. Нужно что-то менять, пока не поздно. Хотя, может быть, уже поздно. Ты сама, своими руками укорачиваешь свою жизнь.

— Майкл, если я такая ужасная, то зачем ты со мной возишься? Зачем я тебе нужна? Зачем ты меня спас? Зачем ты читаешь мне нравоучения? Думаешь, я сама не знаю, в каком я дерьме?! Я влипла в него по самые уши. И, признаться честно, даже не знаю, смогу я из него выбраться или нет. Череп не даст мне выйти из игры, как и этой Оксане. К нему можно устроиться на работу, но уволиться нельзя. Понимаешь?! А зачем ты с ним работаешь? Ты же прекрасно знаешь, что он за человек.

— Когда я вернусь в Штаты, я прекращу с ним все контакты. С такими людьми опасно заниматься бизнесом.

— Вот это правильно. Его, между прочим, очень сильно интересуют бумаги в твоем «дипломате», с которым ты даже спишь. Он просил меня снять с них копии.

— Снять копии с бумаг невозможно.

— Я это поняла.

— Это радует. Если я давал тебе писать мои незначительные телефонные разговоры, то это совсем не означает, что я дал бы тебе снять копии с моих очень важных бумаг. И все же, Ника, ты играешь с огнем и ведешь очень страшные игры.

— Если я вся такая ужасная, то зачем ты со мной возишься?!

— Потому что я в тебя влюблен.

— Что?!

— Ника, я влюбился в тебя, как мальчишка.

— Майкл, ты это серьезно?

— Мне кажется, что в моем возрасте уже не шутят подобными вещами… Серьезнее не бывает. А ты думала, зачем бы тогда я несколько часов сидел на дереве, продрал себе дорогие брюки и заработал столько заноз?!

— И это вся из-за меня…

— Конечно, из-за тебя. Я бы ни ради одной женщины не полез на дерево. Даже страшно подумать, что делает с мужчинами любовь.

Уже в лифте Майкл посмотрел на меня пронзительным взглядом и сказал, словно взволнованный школьник:

— Ника, выходи за меня замуж.

— Что? — не поверила я своим ушам.

— Ника, ты согласна стать моей женой и уехать со мной в Соединенные Штаты Америки?

Я на секунду прикрыла глаза и подумала, что это сон.

— Майкл, мне это все снится?

— Нет. Это реальность. Да открой же ты глаза, наконец.

Я открыла глаза и захлопала своими длинными ресницами.

— Ника, а может быть, ты считаешь, что я для тебя слишком стар? Тебя это смущает? Скажи, да?

— Майкл, мне кажется, что ты для меня слишком молод.

— Тогда у нас с тобой нет проблем.

— Я замужем.

— Это ерунда. В Штатах очень сильные адвокаты, мы оформим развод. Пока ты будешь жить на даче моего друга, я постараюсь как можно быстрее оформить визу, и мы уедем отсюда вместе. Я прекращаю все деловые и неделовые отношения с Черепом. Ты больше никогда его не увидишь и ничего о нем не услышишь. Ты будешь жить под своим настоящим именем. Мы восстановим твой настоящий паспорт. Ты только возьмешь мою фамилию, и все. Я хочу зарегистрироваться с тобой официально, чтобы после моей смерти тебе перешло все, чем я владею. О своих детях я уже позаботился. Теперь я должен позаботиться о тебе. Я чувствую, что ты постоянно чего-то боишься. Поверь, в этой стране тебе уже ничего не будет угрожать. Вообще ничего.

Я посмотрела на Майкла глазами, полными слез, и рассмеялась…