Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой

Шилова Юлия

Глава 16

 

ОДНА ИЗ ЗАПИСЕЙ В ДНЕВНИКЕ:

"Дорогой дневник, здравствуй! Мне невероятно приятно встретиться с тобой вновь. Сейчас я вся в ожидании. Я живу на красивой даче в пригороде, а Майкл живет в своей квартире на Ленинском проспекте, чтобы не вызвать лишних вопросов и подозрений у Черепа. Но он часто ко мне приезжает. Через несколько дней мы улетаем в Штаты.

Дорогой дневник, какая все-таки странная штука судьба. Меня кидает из крайности в крайность. Вот уж никогда бы не подумала, что богатый человек в возрасте, живущий в другой стране, предложит мне свое покровительство. Мне всегда казалось, что такие люди женятся на подобных себе. Но этот человек решил взять замуж меня, женщину, у которой туманное прошлое, нет настоящего и уж тем более будущего. Майкл даже не хочет думать о том, что я могу быть обыкновенной охотницей за чужими деньгами. Он просто меня полюбил и хочет позаботиться о моей далеко не малой доле в своем бюджете. А еще Майкл попросил, чтобы я думала о нашем предстоящем замужестве как об отношениях по любви, а не о какой-нибудь сделке.

Наша первая ночь была не такой уж плохой, а по меркам Майкла даже восхитительной. Я утопала в его объятиях и отдавала ему часть себя, потому что с некоторых пор отдать себя всю я уже не могла. А он с жадностью забирал эту часть. Майкл уверял меня, что он будет хорошим мужем, что больше никогда не позволит мне быть несчастной. Я понимала, что слышу обещания человека, который искренне верит в то, что сам говорит. Естественно, я ответила ему тем же. Я пообещала ему, что буду хорошей женой. И мне опять показалось, что мы заключили договор и каждый из нас взял на себя определенные обязанности. Мы пообещали друг другу будущее, оба уверенные в том, что это будущее должно быть великолепным. Наутро Майкл сказал мне, что не столько жаждет моего тела, сколько моего сердца и моей души. Но я не смогла пообещать ему дать то, что я уже вообще никогда никому не смогу дать. И все же Майкл не слишком расстроился по этому поводу. Он сказал, что у него еще есть запас времени и что он обязательно своего добьется. Он положит свою жизнь на алтарь ради того, чтобы сделать меня счастливой, и я обязательно оценю его старания, и когда-нибудь наступит такой момент, когда я смогу доверять ему полностью.

Майкл понимает, что ему со мной будет нелегко, и он называет меня трудным человеком, но все же он готов набраться терпения и дождаться того момента, когда я смогу быть более простой и понятной. Увидев меня в первый раз, он понял, что я и есть та женщина, которую бы он хотел видеть рядом с собой. И это несмотря на то что он прекрасно знал, с какими людьми я общаюсь, в каких отношениях с кем состою и то, что я так много и так необдуманно играю с огнем. Сотни раз он пытался внушить себе, что я не смогу разделить с ним его жизнь, прогонял мой образ, но он снова возвращался с неутомимостью бумеранга.

Майкл признался мне, что сам боится своих чувств. Его тяга ко мне была очень сильной, очень рискованной, необдуманной и даже какой-то странной. Он еще никогда и ничего подобного не испытывал ни к одной женщине, а ведь их у него было немало.

Дорогой дневник! Не подумай, что, выйдя замуж за Майкла, я откажусь от своей цели. Самое главное, чтобы любовь Майкла ко мне не оказалась обыкновенной страстью, банальной интрижкой. Я должна влюбить Майкла всерьез и надолго и не давать ему опускаться ниже планки, поставленной для мужчины, который должен быть рядом со мной. Я всегда должна меняться, чтобы не быть скучной и неинтересной. Не опускаться до простой бабьей ревности и отдавать в сексе намного больше, чем просить. А затем… Затем я обязательно буду двигаться к поставленной цели и воздам всем по счетам.

Если и существует в этом мире хоть какая-то классификация мужчин, то я бы отнесла Майкла к типу королей. Рядом с таким благородным мужчиной женщина сама начинает смотреть на мир с позиции королевы.

А сегодня, дорогой дневник… Сегодня произошло что-то странное. Я вдруг почувствовала огромное желание больше не смотреть на этот мир озлобленно и устало, несмотря на то что я действительно очень озлоблена и очень устала. Я посмотрела на этот жестокий мир совершенно спокойно, но все же с достоинством. Я вновь ощутила себя той, какой была совсем недавно. Выражение моего лица не выдает гаммы чувств, которые у меня на сердце. Я больше не хочу показывать, как мне плохо и одиноко, потому что теперь у меня есть Майкл, который предлагает мне вполне достойное будущее. Я больше не хочу горя и боли. Я хочу смотреть на этот мир так, как смотрят на любимого мужчину, которого хочется соблазнять, покорять и идти вместе с ним к новым вершинам. Одним словом, с сегодняшнего дня я, как и прежде, начала смотреть на мир глазами соблазнительницы, и мне это удается. И меня вновь радует этот мир, ведь он такой сказочный и потрясающий, а еще в нем столько незавоеванных мужских сердец!

За эти дни я заметила, что моя тяга к Майклу становится все более отчетливой и усиливается с каждым днем. Когда Майкл приезжал ко мне в последний раз и мы пили чай на веранде, он пристально посмотрел в мои глаза и спросил, боюсь ли я с ним уезжать. Я хотела ответить ему, что для того, чтобы ничего не бояться, мне требуется время, потому что после всего того, что произошло, я боюсь даже собственной тени, но я не смогла ему так ответить. Ведь глаза Майкла были совсем рядом, и в них было столько преданности и решимости, что они очень быстро поглотили мой страх. Майкл всегда мог успокоить меня, и рядом с ним я начинала забывать про свои самые ужасные воспоминания.

Единственное, о чем все же сказал мне Майкл, так это о том, что уже похоронили Руслана, что между Черепом и Калачом началась криминальная война, а еще о том, что Череп сказал Майклу, что я заболела, отстранена от работы и даже отправлена куда-то далеко на лечение.

Дорогой и любимый дневник! Я благодарна судьбе за то, что в моей жизни появился Майкл, готовый положить свою жизнь у моих ног и заставить меня поверить в то, во что я давно уже не верю. Я знаю, что мой муж Андрей — это самое большое поражение в моей жизни, хотя я нахожу этому вполне нормальное оправдание, считая, что нельзя всю жизнь быть победителем, иногда нужно учиться и проигрывать. И все же довольно жестокий и крупный проигрыш длиною в целую жизнь с Андреем слишком многому меня научил. Он заставил меня остановиться, прекратить игру в женщину-вамп и 6 многом задуматься. Этот проигрыш сделал мою душу более закрытой, а мою интуицию более обостренной. Я больше не хочу разрушений, но я еще не готова к тому, чтобы начать строить. Любое поражение дает человеку новые возможности и новые силы для того, чтобы справиться с ситуацией, прийти к еще большей победе и суметь оценить ее новый и необыкновенный вкус.

Андрей — мое самое большое и самое тяжелое поражение, которое я сумела достойно вынести и которое наложило отпечаток на мою психику, да и на всю мою жизнь. И все же именно через это поражение я познала мир мужчины, саму себя и настоящую жизнь. Я смогла снять розовые очки и посмотреть на этот мир глазами человека, который стоит на развалинах, но, несмотря на это, он уже готов к бою, готов перетерпеть боль, собрать все нервы в кулак и попытаться начать жить заново. В этом поражении я получила огромный опыт, который стоит всех моих побед, и этот опыт остался со мной, несмотря на то что я гоню от себя свою память.

И все же, дорогой и любимый дневник, я знаю одну мудрую вещь, которой хочу поделиться с тобой. НЕСМОТРЯ НИ НА ЧТО, ЖИЗНЬ ВСЕГДА НАМ ДАЕТ ВТОРОЙ ШАНС. Второй шанс у моих ног, но смогу ли и захочу ли я им воспользоваться… Слишком тяжелым было мое поражение… Слишком тяжелым…

И все же теперь у меня есть Майкл, человек, который меня действительно любит… Человек, которому я постараюсь дать как можно больше…,человек, который поможет мне добиться поставленной цели…"

* * *

Я полюбила Нью-Йорк сразу, как только стала спускаться по трапу самолета. Мне почему-то показалось, что этот город очень похож на Москву. Перед тем как сесть в машину, Майкл наклонился ко мне поближе и поцеловал в мочку уха.

— Тебе страшно?

— Я думаю, что смогу покорить эту страну. — Видимо, мой ответ удовлетворил Майкла, и он рассмеялся.

— Если ты смогла покорить меня, то покорение этой страны для тебя пустячное дело. Ты должна знать, что теперь ты не одна. Я всегда буду рядом. Эта страна в корне поменяет твою жизнь, и в этом ты убедишься в самое ближайшее время.

И Майкл, как всегда, оказался прав. Мне было неимоверно трудно с самого первого дня своего проживания в этой стране. Во-первых, мне теперь приходилось говорить на чужом языке. Во-вторых, все мои привычки, которые в России принимались на «ура» и считались в порядке вещей, теперь должны быть полностью видоизменены и перейти в привычки другой страны. А самое главное, я сразу же ощутила чужую культуру, чужие принципы и совершенно чужой стиль жизни, который так расходился с нашим.

Сразу же по приезде в Америку Майкл нанял адвокатов, которые в короткий срок должны были оформить мой развод с Андреем.

— Не переживай, — успокаивал меня Майкл. — Для того чтобы получить развод, нам совсем не потребуется согласие Андрея. Мы сделаем это без него, ведь ты уже живешь в другой стране с другим мужчиной и ведешь с ним совместное хозяйство. Развод требуется тебе лишь для того, чтобы вступить в новый брак. Теперь тебе не нужно скрываться под чужой фамилией. Теперь ты настоящая. Прошлое обязательно тебя отпустит. Ты должна начать жизнь заново, с белого, еще не запачканного листа. Я прекратил все отношения с Черепом. Возможно, я найду себе нового, более порядочного компаньона, а возможно, я вообще прекращу совместный бизнес с Россией, потому что у меня все хорошо отлажено в Штатах.

Я улыбнулась своей неизменной улыбкой, закрыла глаза и подумала о том, что будет с Андреем, когда он узнает, а вернее, уже узнал, что на данный момент я проживаю в Штатах, что мои адвокаты готовят развод, что я жива, здорова и выхожу замуж.

Для того чтобы обезопасить своих близких, я приняла решение перевезти всех родственников, которые проживали в Москве. Следом за мной в Штаты переехала моя мама вместе со своей сестрой. Майкл купил им дом в пригороде и сделал все возможное для того, чтобы акклиматизация в другой стране прошла как можно менее болезненно и разрушительно для их психики.

Я полюбила наш с Майклом дом, в котором я теперь стала полноправной хозяйкой. Это был небольшой, но очень изысканный и красивый дом с большими колоннами и фонтаном во дворе. А самое главное, что этот дом был не из стекла. В нем было несколько окон, застекленных красивыми витражами. Наверху была мансарда, напоминающая самый что ни на есть настоящий зимний сад. Мебели в доме было не так много, отчего создавалось ощущение простора.

— Как тебе наш дом? — поинтересовался у меня Майкл.

— Он прекрасен.

— Я знал, что тебе понравится.

— Конечно. Разве такой дом может не понравиться?

— Я купил его совсем недавно. Перед отъездом в Москву.

— Зачем?

— Хотел что-то изменить в своей жизни. Я словно чувствовал, что встречу тебя.

Чуть позже Майкл познакомил меня со своими друзьями, которые смотрели на меня придирчивым взглядом и пытались оценить, насколько я подхожу Майклу. На этой встрече я не услышала ни одного плохого слова, только пожелания быстрой адаптации и, конечно же, любви, счастья, красивых детей, преданности и супружеской верности. И все же после этой встречи я сорвалась, посмотрела на Майкла грустными глазами и тихо спросила:

— Майкл, ты думаешь, я привыкну к этой стране и мы сможем быть счастливы?

— Я в этом даже не сомневаюсь. Бери пример со своей мамы. Она уже записалась на ускоренные курсы английского языка и начала выбирать мебель для дома.

Последние слова Майкла не могли не вызвать у меня очередной улыбки, и все же я задала вопрос, который волновал меня больше всего:

— Майкл, но ведь мы с тобой такая неравная пара. Твои друзья думают именно так?

— Глупости. Зачем ты вбила себе в голову подобный бред?

— У меня нет никаких шансов до тебя дотянуться.

— Я люблю тебя, а это самое главное. И не обращай внимание на то, что Америка слишком прагматична, мы будем жить так, как считаем нужным, и я уверен, что ты ко всему привыкнешь.

* * *

ОДНА ИЗ ЗАПИСЕЙ В ДНЕВНИКЕ:

"Дорогой дневник! Не могу не поделиться с тобой своей бесконечной радостью… Вот уже второй раз в жизни я ощутила себя невестой. Как и в первый раз, перед свадьбой я очень волновалась и даже немного колебалась. Правда, в этот раз я волновалась намного больше, чем в первый. Я не могла поверить в то, что адвокаты Майкла добились развода и что теперь я свободная, разведенная женщина. Я представляла, как воспринял эту новость Андрей, как он узнал, что я выхожу замуж в Америке, что в Москве он даже не сможет найти моих родственников, которых я тоже перевезла в Штаты. Я представляла, как он держал в руках решение суда, его реакцию и его слова, которыми он меня одаривал. Когда я об этом думала, по спине пробегали мурашки и я чувствовала, как в мое сознание вновь возвращается страх…

А перед самой свадьбой мне приснился страшный сон. Мне вдруг опять снилось это неспокойное море и сильный шторм. Я проснулась с криком, вся в холодном поту, но тут же очутилась в объятиях Майкла, который сразу же включил ночную лампу и объяснил мне, что это всего лишь сон. Обыкновенный сон и ничего более.

Дорогой дневник, говорят, что в округе уже давно не было такой красивой невесты, как я… У меня было потрясающее белоснежное платье, отделанное воздушным кружевом. В руках букет белоснежных роз, а на лице все та же улыбка, в которой читались вызов судьбе и чувство собственного достоинства. А Майкл… Майкл выглядел просто безупречно. Его черный фрак вызывал восхищение и сочетался с его благородной сединой.

Дорогой дневник, ты не представляешь, что я почувствовала, когда нас объявили мужем и женой. Несмотря на обилие косметики на лице, я расплакалась, как маленькая девочка. Мои слезы неимоверно растрогали Майкла. На глазах удивленных друзей и родственников он достал свой платок и аккуратно вытер мои слезы.

— А зачем эта русская плачет? Она же выходит замуж… — недоумевали коренные американцы.

— Если тебе хочется плакать, то не обращай ни на кого внимания и плачь, — поддержал меня Майкл.

И я была благодарна ему за эту поддержку. Сквозь слезы я прочитала клятву верности и поцеловала надетое на палец обручальное кольцо. Я поклялась любить его до конца жизни и понимала, что теперь на мои плечи легла совершенно другая ответственность. Теперь я не подруга Майкла. Теперь я его жена. Я стала женой человека, который подарил мне новую жизнь, в которой нет криминальных разборок, угроз, страха, отчаяния и рискованных жизненных ситуаций.

Любимый дневник! В отличие от моей первой свадьбы эта была шумной и веселой. Мы гуляли около трех суток, и буквально каждый час в нашу честь звучали одни и те же тосты: «За жениха. За невесту. За новобрачных. За счастливое будущее. За будущих детей».

А наша свадебная ночь была именно такой, о которой я читала в романтических книжках и смотрела в точно таких же романтических фильмах. Впервые в жизни я занималась сексом и громко рыдала. Именно о таких поцелуях и о таких словах, услышанных этой ночью, я мечтала всю свою жизнь. Впервые в жизни я узнала, как в действительности мужчина может боготворить женщину. Я плакала, вскрикивала и тяжело дышала. Ощущения были настолько острыми и блаженными, что мне даже казалось, что я могу потерять сознание. Эта ночь длилась целую вечность.

Дорогой дневник, знаешь, благодаря Майклу я вновь почувствовала себя счастливой, и сердце снова запело от радости. А моя неизменная улыбка стала еще более чувственной и открытой. Я знаю, что Майкл очень сильно любит меня. Об этом говорят его руки, его губы и его слова. Сегодня Майкл поздравил меня с началом нашей совместной жизни, он сказал, что мы не просто муж и жена, ко всему этому мы еще настоящие друзья и страстные любовники. Он очень надеется, что у нас будет дружная, любящая семья и у нас обязательно родятся дети. Майкл очаровал не только меня, но и мою маму. Она восхищена его мужественностью, силой, обаянием и столь сильной любовью ко мне. Моя мама увидела в нем того человека, которого всегда хотела видеть рядом со своей дочерью. А Майкл… Майкл удивляет меня все больше и больше. Каждый день он не устает повторять, что он самый счастливый мужчина на этом свете.

Милый дневник, я вижу, что мне действительно повезло с Майклом. Он безумно меня любит и из кожи вон лезет, чтобы мне угодить. И я пытаюсь, я очень хочу ответить ему тем же. Бог видит, что я действительно пытаюсь это сделать. И если бы я когда-то не встретила Андрея, у меня бы действительно это получилось, но.., это проклятое прошлое… Именно из-за него в душе что-то бесповоротно умерло и уже никак не могло возродиться".

* * *

— Ника, сегодня я хочу показать тебе город. — Майкл нежно обнял меня за плечи и поцеловал в шею. — Теперь ты жена американца, и не за горами тот день, когда ты сама станешь американкой. Я предлагаю сходить в Консерваторию, затем пообедать в одном приличном ресторанчике, осмотреть один интересный музей и следом за ним галерею. Как тебе такая программа?

— Отлично.

— Тогда в путь.

И это был поистине незабываемый и довольно изысканный обед. Мы вели себя непринужденно, болтали и периодически приветствовали приехавших пообедать друзей Майкла.

— Майкл, а как твои друзья относятся к тому, что ты женился на русской?

— Да половина из них сами бывшие русские, — усмехнулся мужчина.

— А другая половина?

— Ты имеешь в виду тех, кто не бывшие русские? — попытался уточнить Майкл.

— Именно это я и имею в виду.

Майкл посмотрел на меня испытывающим взглядом и вполне серьезно заговорил:

— Ника, ты учись жить так, чтобы не обращать внимание на чужое мнение. Сколько людей, столько мнений. Нельзя быть для всех одинаково хорошей. В конце концов, это просто невозможно. Я могу сказать тебе, что все мои друзья в один голос говорят, что ты очень красивая. А еще они очень сильно удивлены.

— Почему? — не могла не поинтересоваться я.

— Потому что я женился на старости лет.

— Так уж и на старости.

— По крайней мере, мои друзья считают именно так. Они вообще удивлены этому браку.

— Но объясни почему?

— Потому что все считали меня убежденным холостяком. Я оставался безразличен к самым красивым леди на всех званых вечеринках. Ни одной американской красавице не удавалось завоевать мое внимание, не говоря уж о сердце. В глубине души я всегда хотел встретить настоящую русскую женщину с настоящим русским сердцем. И я ее встретил. Правда, я и не думал, что у моей женщины на теле будет столько рубцов от прошлой жизни. — При этом Майкл по-доброму улыбнулся и похлопал меня по плечу. — Ника, если бы мне попался этот подонок, сотворивший с тобой подобное, я бы просто его убил.

Но я не поддержала мысль Майкла и плавно перевела разговор на другую тему. Когда Майкл встретил одного компаньона и пересел к нему за стол, попросив у меня разрешение отлучиться ровно на пять минут, я взяла коктейль и, медленно потягивая его из трубочки, стала искоса наблюдать за живой беседой своего мужа и пожилого американца. Я внимательно всматривалась в благородное лицо Майкла и в очередной раз думала о том, как мне повезло. Это был настоящий бизнесмен-профессионал. Джентльмен, о котором мечтают американские леди. Человек, за которым ты чувствуешь себя, словно за каменной стеной, который всегда готов встать на твою защиту. Человек, который много работает, но при этом не утратил своего человеческого облика и доброты, как другие люди, занимающиеся бизнесом.

Когда Майкл освободился и вновь сел за мой столик, он посмотрел на часы и все так же играючи спросил:

— Ника, я уложился в пять минут?

— Нет.

— Это правда? — В голосе Майкла появилось разочарование.

— Ты уложился в целых семь минут.

— Так это же катастрофа. Я виноват! Ника, как мне искупить свою вину? Что я могу для тебя сделать? Скажи любое свое желание, и я обязательно его исполню. — Веселому настроению Майкла не было предела.

— Ты и вправду готов выполнить мое желание? — спросила я загадочно.

— Любое, на твое усмотрение.

— Майкл, я хочу работать.

— Что? — Веселость Майкла тут же куда-то испарилась.

— Я хочу, чтобы ты выделил мне денег и я начала заниматься бизнесом.

— Ника, ты что несешь? Какой бизнес? Чего тебе не хватает? Я хочу, чтобы у нас было много детей, а детям нужна мать.

— Майкл. — Мой голос был настолько серьезен, что Майкл тут же понял, что я не шучу. — У меня была слишком кошмарная семейная жизнь. Она была настолько кошмарной, что я не смогла выносить ребенка. У меня случился выкидыш, и врачи в один голос сказали, что больше я никогда не смогу иметь детей.

— Ерунда, — не поверил моим словам Майкл.

— Но почему ерунда?

— Потому что это сказали российские врачи. Я уверен, что американские отменят данный вердикт.

— Майкл, отечественная медицина не такая уж плохая.

— Сейчас масса способов зачать и выносить ребенка вопреки самым жестоким прогнозам врачей.

— Но у меня нет шансов.

— У каждого из нас есть свой шанс.

— Если это возможно, я обязательно забеременею и буду рожать тебе детей. Я буду им очень хорошей матерью. Это я тебе обещаю. Помогать мне будут моя мамочка и ее сестра, так что за это ты не переживай. Если мне удастся когда-нибудь забеременеть, то для меня это будет великим счастьем.

— И для меня тоже. Я уверен, что у нас все получится.

— Я буду стараться.

— А я буду тебе помогать.

— Майкл, но я не могу быть просто женой и матерью. Отдай мне часть своего бизнеса. Даже самую худшую часть. Отдай мне то, что сейчас для тебя убыточно, и я постараюсь это поднять.