Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой

Шилова Юлия

Глава 1

 

…Сегодня с самого раннего утра у меня особенное настроение. Мне хочется танцевать. Одному богу известно, как же мне хочется танцевать! Я подхожу к зеркалу, подмигиваю своему отражению, затем включаю громкую чувственную музыку и начинаю танцевать по всей комнате. Когда я танцую, для меня совершенно не существует времени. Сейчас только десять утра, а в час дня я еду в центр на собеседование, чтобы устроиться на работу. Мне обещают хорошие деньги, а это значит, что я должна, а вернее, обязана заполучить эту работу, потому что мне действительно нужны деньги, и не просто деньги. Мне нужны очень большие деньги.

Когда музыка смолкла, я слегка отдышалась и принялась тщательно готовиться к встрече. Дорогое белье, красивая стильная одежда, фирменная косметика, вызов в глазах и потрясающий запах духов. Я должна выглядеть просто безукоризненно, так, как выглядит настоящая фатальная женщина. Самое главное — это уверенность в себе, уверенность в том, что я и есть та женщина, на которой свет сошелся клином. Для меня всегда была и будет примером для подражания великолепная женщина Коко Шанель. Она сказала одну сильную фразу, которая напрочь засела в моем мозгу: «Женщина должна быть одета так, чтобы ее было приятно раздеть».

В последнее время я стала слишком придирчива к вещам и своему внешнему виду. Оно и понятно, ведь я у себя одна, а значит, я имею полное право на любые капризы. Когда все было готово, я оглядела себя еще раз и довольно улыбнулась. Я выглядела безупречно, а самое главное — не изменила своему принципу, который заключается в том, что никогда не стоит оголять душу. Зачем? Ведь для этого есть ноги и грудь. Я уже привыкла к тому, что окружающие люди всегда в упор меня разглядывают, и научилась не испытывать при этом ни намека на раздражение. Уж лучше пусть они меня разглядывают, чем не видят в упор. Я просто умею быть красивой и навязывать иллюзию собственной красоты. И мне не нужно напрягаться по поводу своей внешности, потому что я очень хорошо изучила настоящих врагов красоты — бессонницу, лень, обжорство и отсутствие любовника — и научилась с ними бороться. Я стараюсь жить так, чтобы моя внешность не страдала от тех ситуаций, с которыми мне приходится сталкиваться в реальной жизни.

Услышав, что звонит телефон, я тут же сняла трубку и, поняв, что звонит Руслан, быстро проговорила:

— Руслан, я готова и уже выхожу.

Руслан ждал меня у своего синего джипа и деловито курил сигарету. Посмотрев на меня оценивающим взглядом, он ревниво усмехнулся и галантно распахнул передо мной дверь.

— Даже не сомневаюсь в том, что все деньги этого мира будут твои.

— Я тоже никогда в этом не сомневалась, — улыбаясь, ответила я и села в машину.

Руслан тут же завел мотор, и мы выехали на центральную трассу. На многочисленных светофорах он сверлил меня взглядом, словно пытался проникнуть в мои самые тайные мысли. Но я, как всегда, старалась быть безупречной и не показывать на лице ту смешанную гамму чувств, которая царила у меня в душе. Это был какой-то непонятно откуда взявшийся страх, дурное предчувствие и одновременно слабая надежда на то, что все будет как нельзя лучше.

— Руслан, ты отвлекаешься.

— От чего?

— От дороги.

— Ты же знаешь, сколько лет у меня водительского стажа.

— Сколько?

— Боюсь, что так долго машины просто не водят.

— Не говори ерунды. У тебя всего пятнадцать лет водительского стажа. Это не так много.

— Это у меня права пятнадцать лет, а я вожу машину с пяти. Улавливаешь разницу?

— А почему не с трех?

— Не с трех, потому что отец посадил меня в первый раз за руль, когда мне было пять.

— Болтун ты.

— Не веришь? Ты не веришь, что я классно вожу машину?

— Верю.

— Я могу вести машину с закрытыми глазами.

— Это ты уж слишком.

— Не веришь?!

— Да ладно тебе.

— Что, вправду не веришь?!

— Руслан, ну хватит.

— Хочешь докажу?

— Что?

— Хочешь, я тебе это продемонстрирую?

— Нет!!!

Не успела я выкрикнуть последнее слово, как Руслан закрыл глаза, продолжая вести машину. По счастливой случайности мы не въехали в зад ехавшему перед нами «Форду». Я стала громко кричать, Руслан тут же открыл глаза и чудом успел притормозить. Покрутив пальцем у виска, я едва перевела дыхание и посмотрела на своего спутника так, как смотрят на привидение.

— Испугалась?

— Руслан, а ты голову давно проверял? Ты понимаешь, что мы могли врезаться, или ты уже ничего не понимаешь?! Если бы я тебя не знала, то подумала бы, что ты состоишь на учете в какой-нибудь психиатрической лечебнице.

— Это если бы я тебя не знал, то решил бы, что на учете в психиатрической лечебнице состоишь ты, а не я, — сказал Руслан обиженным голосом и тупо уставился на дорогу.

— Не пойму, ты о чем? Что за привычка валить с больной головы на здоровую?

— Я о том, что не нравится мне все, что мы с тобой затеяли. Ты хоть понимаешь, куда мы едем? Ты представляешь, что за человек Сан Саныч, а точнее, Череп? Ты отдаешь себе отчет в том, о чем ты меня попросила и куда ты готова вляпаться?

— Руслан, мне нужны деньги! — Я не дала закончить Руслану его речь, которая была мне хорошо знакома, и перебила его на полуслове:

— Ты понимаешь, что мне нужны деньги?

— Сейчас заработать деньги не составляет большого труда. Стоит открыть любую газету — и увидишь, что она просто кишит различными объявлениями о трудоустройстве. Глаза разбегаются. Те времена, когда не знали, куда устроиться, давно прошли.

— Руслан, ты меня, наверно, не понял. Мне нужны большие деньги. Понимаешь, большие?!

— А с чего ты взяла, что ты получишь их у Черепа?

— С того, что я это чувствую.

— Что ты чувствуешь?

— Деньги.

— Деньги?!

— Ну да. Руслан, я всегда чувствую деньги. У меня на них особое чутье, понимаешь? Я знаю, что у Черепа их полно.

— Если их полно у Черепа, то это еще не говорит о том, что он обязательно с тобой поделится. Это деньги Черепа, и они не имеют к тебе никакого отношения.

— Я знаю, что Череп будет мне хорошо платить.

— Вероника, сейчас полно мест, где хорошо платят.

— Легко говорить. Мест полно, а как начнешь куда-либо устраиваться, так везде просто нищенские зарплаты.

— Я вообще не понимаю, зачем тебе деньги? Я плачу за аренду твоей квартиры, даю тебе деньги на собственные нужды. Чего тебе не хватает?

— Ты задал ужасно глупый и странный вопрос.

— И в чем же заключается глупость? — не на шутку разнервничался Руслан.

— Ты спросил, зачем мне нужны деньги.

— И что в этом глупого?

— Отвечаю — мои личные нужды намного превышают те деньги, которые ты мне даешь.

— Может быть, тогда стой? немного их сократить?

— Кого? — не поняла я Руслана.

— Личные нужды.

— Извини, дорогой, но я отношусь к тому типу женщин, которые не могут сокращать статью расходов, предназначенную для себя. Они могут ее только увеличивать. И ты прекрасно это знал, когда между нами завязались отношения… Не понимаю, о чем мы с тобой спорим. Я просто хочу сама зарабатывать, и все.

— Я знаю, что ты ужасно упрямая и что если ты что-то задумала, то тебя невозможно переубедить. Будь осторожна. Если ты хочешь работать на Черепа, значит, не имеешь представления, куда решила вляпаться.

Всю последующую дорогу мы ехали молча. Руслан по-прежнему при каждом удобном случае смотрел на меня, мысленно надеясь на то, что я махну рукой и попрошу его развернуть машину обратно, а я старалась не встречаться с ним взглядом и смотрела вперед, наблюдая за капельками только что начавшегося дождя. Капли были похожи на мои слезы, которые еще совсем недавно заливали мое лицо. Но теперь от них не осталось и следа. Сейчас в моих глазах не было слез. В них были безграничная уверенность, сила и желание свернуть горы ради собственной цели.

Мы подъехали к загородному придорожному ресторанчику, прошли в кабинку для особо важных персон и сели друг против друга. Руслан заказал нам минеральной воды и посмотрел на часы:

— Череп должен скоро приехать.

— И часто он так опаздывает?

— Он слишком занятый человек и имеет на это полное право.

— А мне казалось, что деловые, занятые люди особенно пунктуальны.

— Возможно, это и так, но все же есть люди, которые могут себе позволить подобную прихоть. Тем более ты не такая важная персона, чтобы Череп приехал раньше и выглядывал тебя по сторонам. — Руслан сделал несколько глотков минеральной воды и тут же спросил:

— Волнуешься?

— Нет, — покачала я головой.

— Вот и правильно. Если что, я рядом.

В этот момент дверь в нашу кабинку открылась и на пороге появился мужчина лет пятидесяти с небольшим. Он был одет в серый костюм и скорее напоминал успешного бизнесмена, чем человека с весьма странной криминальной репутацией. Я ожидала увидеть кого угодно, но только не такого представительного мужчину с копной аккуратно зачесанных седых волос. Его дорогой серый костюм служил ему отличной визитной карточкой и говорил о том, что его хозяин тщательно за собой следит и любит красиво и дорого одеваться. Увидев меня, он пробурчал что-то типа приветствия и сел рядом с Русланом. Следом за ним вошла официантка и приняла заказ предстоящего обеда. Как только длинноногая девушка в белоснежном фартуке вышла из кабинки и оставила нас одних, Череп повернулся к Руслану и сурово его спросил:

— Руслан, ты уверен, что хочешь есть?

— Нет, — растерянно замотал головой Руслан, который заказал себе больше всех блюд и сглатывал слюну с того самого момента, как только открыл меню.

— Вот и замечательно. Ты пока посиди в основном зале. Мы кое о чем с твоей девушкой потолкуем, а после ты сразу к нам присоединишься и мы пообедаем. По рукам?

— По рукам.

— А официантке скажи, пусть пока готовит заказ и нас не беспокоит. Как только мы будем готовы к обеду, сразу дадим знать.

— Как скажешь, шеф.

Руслан тут же встал со своего места, ободряюще мне подмигнул и покинул кабинку. Как только мы остались вдвоем, Череп расплылся в наигранной любезной улыбке и произнес:

— Нас не представили. Друзья зовут меня просто Сан Саныч.

— Вероника, — улыбнулась я ответно.

— Безумно красивое имя.

— Обыкновенное.

— У меня в молодости была знакомая девушка по имени Вероника. Она была очень красивая.

— Вы о ней так говорите, словно о чем-то сожалеете.

— Просто наши пути разошлись. Кстати, ты на нее чем-то похожа.

— Да ладно вам.

— Ты очень красива, — заметил он, глядя мне в глаза. — Ничего, что я сразу на «ты»?

— Ничего.

— Я тоже так думаю. Ведь ты годишься мне в дочки. Я еще раз хочу сказать тебе, что ты действительно очень красива.

— Спасибо, — немного робко ответила я, но тут же внутренне напряглась и постаралась унять раздирающие меня страх и смятение.

— У тебя очень красивые глаза.

— Вы так щедры на комплименты.

— Красивая женщина должна получать комплименты каждый день и далеко не маленькими порциями, — рассмеялся Череп. — Я надеюсь, Руслан балует тебя комплиментами?

— Балует.

— Я в этом даже не сомневался. Руслан — очень толковый и хороший мужчина, а самое главное, на него всегда можно положиться. Ты уже, наверное, успела это заметить. А ты давно его знаешь?

— Мы с ним учились в одном классе.

— Надо же, — Череп вновь рассмеялся и закурил трубку. — Тебе повезло. Ты знаешь его намного больше, чем я. Вы вместе живете?

Я вновь смутилась, опустила глаза и залилась краской. К подобным вопросам я совершенно не была готова и посчитала их не чем иным, как вторжением в мою личную жизнь.

— Тебе не понравился мой вопрос? Но ведь мы встретились с тобой, потому что ты хочешь на меня работать. А человек, принимающий на работу нового сотрудника, должен знать о нем все. Мне нужны надежные и проверенные люди.

— Но ведь у сотрудников есть личная жизнь, и она не должна иметь отношения к работе, — попыталась возразить я, но, глядя на свирепый взгляд Черепа, поняла, что приняла не правильную тактику и если не изменю свое поведение, то вряд ли получу работу и расположение Черепа. Я должна быть готова к любым вопросам, и они не должны вводить меня в замешательство.

— Ты не ответила на мой вопрос, — Череп стоял на своем.

— Мы с Русланом встречаемся. Иногда он у меня ночует…

— Понятно, — видимо, мой ответ удовлетворил его любопытство. — Значит, у вас любовь.

— Что-то типа того.

— Не что-то типа того, а любовь.

— Руслан меня обеспечивает. Я нахожусь на его содержании, но мне этого недостаточно. Я бы хотела зарабатывать деньги сама.

— Так, может, лучше поднажать на Руслана?

— Поднажать на Руслана? Зачем?

— Затем, чтобы он зарабатывал больше. Обычно, когда женщины не удовлетворены тем, как их мужчины зарабатывают деньги, они начинают давить на них и заставлять их зарабатывать как можно больше.

— Я бы не хотела давить на Руслана. В конце концов, я ему только подруга, а не жена. У меня нет никакого желания на него давить, и я никогда не буду этого делать. Я бы хотела зарабатывать себе деньги сама.

— Девочка, твой ответ достоин уважения. А теперь скажи, почему ты хочешь работать на меня? Почему ты не купила газету, не села за телефон и не стала обзванивать объявления о трудоустройстве?

— Все получилось само собой. Я собиралась так сделать, даже купила газету. А тут приехал Руслан и сказал, что его шеф ищет молодую интересную женщину для выполнения особых поручений, что-то вроде секретаря-референта. Еще он сказал, что шеф обещает платить приличные деньги. Меня интересовал только один вопрос. — Я вновь засмущалась и опустила глаза.

— Какой?

— Я сразу поставила условие, что интим исключен. Руслан тогда еще на меня обиделся, сказал, что если бы это была работа интимного плана, то он бы никогда мне про нее не сказал, ведь я его девушка.

— Интим, само собой, исключен, — Череп нахмурил брови и выдохнул ровные колечки дыма. — Девушек, готовых оказать интимные услуги, сейчас предостаточно, и они с большой готовностью хватаются за любую работу, даже за мизерные деньги. Я сказал Руслану, что мне нужна девушка с хорошей внешностью и хорошими мозгами. Мне нужна актриса с блестящими данными и способностью перевоплощаться. Необходимо также знание языков, безупречные манеры и такой же безупречный стиль общения. Я готов платить хорошие деньги, а хорошие деньги стоят всех этих качеств. Руслан сказал мне, что ты поступала в театральный.

— Поступала, после школы.

— И что?

— Не поступила.

— Почему?

— Ну почему не поступают в театральный институт? Наверное, потому, что нет таланта.

— Чушь. Десятки известных и талантливейших людей не поступили в свое время в театральный, но это не помешало им стать звездами.

— Мне показалось, что помимо таланта нужна волосатая рука.

— Почему ты не стала поступать в последующие годы?

— Не стала испытывать судьбу. Я подумала, что вряд ли смогу выиграть там, где уже один раз проиграла.

— Хорошо, а теперь скажи мне, что ты умеешь.

— Я умею все, что вы назвали. Очень хорошо знаю английский, моя мама постоянно нанимала мне репетиторов. И французский на уровне разговорного.

— Неплохо, — тихо сказал Череп. — Кстати, а ты знаешь, где работает твой Руслан и чем он занимается?

— Знаю, — слегка покраснела я.

— Ну и где?

— Он работает у вас…

— А я чем занимаюсь?

— Бизнесом.

— Все верно. Мне нужна помощница по бизнесу.

— Вам нужен секретарь-референт. Я неплохо знаю компьютер и хорошо печатаю.

— Дорогуша моя, — от души рассмеялся Череп. — Это замечательно, что ты хорошо печатаешь и знаешь компьютер, только боюсь, что в нашей с тобой работе это совсем не понадобится.

— А что же понадобится в нашей с вами работе? — мгновенно растерялась я.

— Просто живое, человеческое общение и умение перевоплощаться.

Я заметно насторожилась и глубоко вдохнула.

— Что это значит?

— Это значит, что главное, что ты должна уметь, — это входить в доверие к людям. Быть наблюдательной, проницательной и, конечно же, обворожительной. Тебе придется знакомиться с людьми, входить к ним в доверие и собирать ту информацию, которая меня интересует. В тебе есть шарм. Я уже успел это заметить. Думаю, что тебе это будет несложно.

— Собирать информацию — это же не значит, что я должна спать с этими людьми?!

— Дорогуша моя, мне совсем не интересно, как ты будешь собирать эту информацию. Главное, чтобы ты ее собрала. Можно пролежать с клиентом целую ночь и ничего из него не вытащить даже щипцами, а можно посидеть с ним в ресторане всего один вечер, хорошенько его подпоить и узнать все за пару часов.

Череп замолчал и, пристально глядя мне в глаза, процедил сквозь зубы:

— Ну что, ты уже испугалась? Передумала? Ты больше не хочешь на меня работать?

— Хочу, — сказала я с вызовом.

— Тогда считай, что ты принята, — ласково улыбнулся мужчина. — Можешь представить, что ты принесла мне трудовую книжку. Я поставил печать и написал, что с сегодняшнего дня ты принята в фирму, которая называется «Мираж».

— Почему «Мираж»?

— Потому что теперь вся твоя жизнь будет миражом. Ты будешь давать клиенту надежду и уверенность, клиент начнет тебе верить, а после проделанной работы ты будешь просто исчезать, не сказав клиенту ни единого слова. Сначала он будет тебя искать, а затем, после долгих и бесполезных поисков, он поймет, что ты просто мираж.

Череп закашлялся и затушил свою трубку.

— Что тебя волнует?

— Откуда вы узнали, что меня что-то волнует?

— Оттуда, что я намного старше тебя, а это значит, что умею разбираться в людях и хорошо знаю жизнь. Говори.

— Я даже не знаю, как сказать…

— Говори как есть.

— Дело в том, что меня волнует…

— Я же тебе сказал, говори как есть.

— А с теми людьми, к которым я буду входить в доверие, в дальнейшем все будет в порядке?

— В смысле?

— Они будут живы и здоровы? — спросила я дрожащим голосом и почувствовала, как от страха у меня все поплыло перед глазами.

Видимо, мой вопрос очень сильно задел Черепа. Вне себя от гнева, он тут же побледнел, сжал кулаки и, мне показалось, даже стал задыхаться от возмущения. Недолго думая, я постаралась все исправить и осмелилась пуститься в объяснения:

— Возможно, вы меня просто не правильно поняли. Я не подумала ничего плохого. Я просто хотела спросить, не повредит ли информация, которую я буду собирать, тем людям, к которым я буду входить в доверие. Нет ли в этом чего-либо криминального?

— Дорогуша, а ты хоть знаешь, что такое криминал? — немного остыл Череп. — Твоя работа не имеет никакого отношения к криминалу. Ты будешь просто общаться с людьми и завоевывать их расположение. И в этом нет ни криминала, ни даже мошенничества, если тебе так хочется. А что касается дальнейшей судьбы этих людей, то тебя это вообще не должно интересовать и ты не должна задавать мне подобных вопросов. Тебя должна интересовать только твоя работа, а меня — окончательный результат. Ты должна уяснить, что должна знать только то, что тебе положено знать, и не более того. Я на дух не выношу женского любопытства.

Череп немного помолчал и продолжил:

— Надеюсь, на этой почве у нас с тобой больше не будет непонимания?

— Я больше не буду задавать подобных вопросов, — утвердительно ответила я.

— Вот это другое дело. Я понимаю, что такова женская сущность, что женщина хочет знать все и везде сует свой нос, но есть такие сферы деятельности, куда ей лучше свой нос не совать. Только опять же, не подумай плохого. Пойми правильно, я занимаюсь бизнесом, и если твои клиенты хоть как-то пострадают, то только по бизнесу. А насчет своей дальнейшей судьбы можешь не беспокоиться. Твои отношения с клиентами будут заканчиваться сразу, как только я тебе об этом скажу. Ты все поняла?

— Все.

— И еще. Ты, наверное, уже поняла, что должна обладать еще одним ценным качеством, которого так не хватает нашим современным женщинам: молчанием. Ты должна уметь молчать. Так что все, что ты увидишь или узнаешь, будет строго между нами. А если кто-то из твоих подруг спросит тебя, где ты работаешь, то можешь смело им сказать, что работаешь в фирме «Мираж» секретарем-референтом и что эта фирма занимается недвижимостью или торговлей. Короче, найдешь что сказать. Что касается оплаты…

— Мне нужны деньги. — Я заметно оживилась и перестала ощущать хоть какой-нибудь страх.

— Зачем тебе деньги?

— Мне очень нужны деньги.

— Действительно, — задумался Череп. — Я задал глупый вопрос. Я думаю, что на свете нет ни одного человека, которому не нужны деньги. А если они ему не нужны, то он либо больной, либо дурак. А ты, я вижу, умная девушка.

— Я готова выполнять все ваши поручения. Вы поймете, что не ошиблись, остановив свой выбор на мне, но за это я хочу получать хорошие деньги.

— Ты будешь их получать. Я не люблю заниматься благотворительностью. Если человек честно отрабатывает свой хлеб, то я всегда хорошо ему плачу. Каждое дело будет стоить по-разному. Через пару дней Руслан привезет тебе конверт с авансом и даст задание. В конверте будет указана сумма, которую ты получишь, если постараешься должным образом и все пройдет хорошо. Тебе все понятно?

— Все. — Я утвердительно кивнула и расплылась в лучезарной улыбке.

— Тогда по рукам?

— По рукам.