Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой

Шилова Юлия

Глава 24

 

До дня рождения Андрея я смогла спокойно наслаждаться городом, который мне так и не удалось увидеть. Я наслаждалась морем, дышала чистейшим воздухом и опять рисовала. За день до дня рождения я почувствовала совершенно непонятное волнение и подумала, что до достижения моей цели осталось совсем чуть-чуть. Для того чтобы снять с себя волнение, я налила себе рюмку коньяка, залпом ее выпила и почувствовала себя значительно легче. И все же это нельзя было назвать легкостью, а так, какой-то тупостью. Столько лет у меня была цель обязательно приехать в Сочи и расправиться с Андреем. Боже мой, сколько же лет. Я мечтала об этом с того самого дня, когда Андрей в первый раз ударил меня в своем стеклянном доме. Столько лет. Столько долгих лет. И вот я уже почти у цели. Практически дело сделано. Все, что от меня требуется, так это только сказать о некоторых вещах Андрею. Но почему-то меня охватил страх. Какой-то страх от предстоящей встречи. И я ничего не могла с этим поделать. Вообще ничего.

В день рождения Андрея я с особой тщательностью подобрала наряд и намеренно оделась в черный цвет. Черное длинное платье, закрывающее мою молодую шею по самый подбородок, черные туфли на шпильках и черная шляпа с большими полями и все той же черной вуалью. И конечно же, несколько сверкающих бриллиантами колец на руках. Взяв в руки черную сумочку, я подошла к зеркалу и увидела, что в комнату заглянул Рик.

— Ника, ваш арендованный лимузин ждет.

— Спасибо, Рик.

Как только Рик собрался выйти из комнаты, я подошла к нему поближе и взяла за руку.

— Рик.

— Да.

— Понимаешь…

— Что? — Рик старался не смотреть мне в лицо, чтобы не встречаться со мной глазами.

— Извините за то, что произошло между нами.

— Это вы меня извините за то, что я воспользовался вашей минутной слабостью. Я должен был просто уйти.

— Вы мужчина, и у вас сработал мужской инстинкт. Я ни в чем не обвиняю ни вас, ни себя. Все осталось в прошлом, и у меня нет желания это вспоминать.

— И я тоже про это забыл. Если вы мне еще раз когда-нибудь про это скажете, я вам отвечу, что не понимаю, про что вы говорите.

— Спасибо, Рик.

Рик открыл дверь, и я вышла из комнаты. Сев в лимузин, я закинула ногу за ногу и увидела огромную корзину цветов, которую приготовил Сэм.

— Сэм, у вас очень хороший вкус.

— Ника, я старался.

— Я это уже поняла.

Сэм оглядел мое черное платье и осторожно спросил:

— Ника, мы едем на похороны?

— Мы едем на день рождения.

— В черном?

— А почему бы и нет. Это похороны моей бывшей любви.

Одарив Рика и Сэма милой улыбкой, я еще раз осмотрела шикарную корзину цветов и произнесла на ломаном русском:

— Ребята, не забывайте, что я — 50-летняя Джулия. Работаем по той схеме, как договорились.

Мужчины дружелюбно кивнули головой, и машина тронулась. Я позвонила Андрею прямо из машины и услышала его восторженный голос:

— Джулия, я уже начал переживать. Все-таки незнакомый город. Мне очень жаль, что вы отказались от того, чтобы мои люди вас встретили, и даже от моей машины. Вы вообще отказались от моих услуг, а я хотел предложить вам их от чистого сердца.

— Андрей, я не хотела вас обидеть, но я привыкла к самостоятельности. Я буду очень скоро.

— Замечательно. Мы без вас не начинаем, потому что сегодня вы самая почетная гостья на моем торжестве.

— Спасибо, Андрюшенька. Спасибо.

— Тогда я жду. Я буду у ресторана. На какой вы машине?

— На лимузине.

— Я встречу вас сам.

— Ну что вы, Андрюшенька… Идите к гостям.

— Нет, Джулия. И не надейтесь. Вы не захотели, чтобы я встретил вас прямо с самолета, не захотели ехать на моей машине, но уж теперь вы от меня не отвертитесь. Я вас жду.

Когда я сунула мобильный в сумочку и посмотрела на Рика, мое волнение стало еще больше.

— Рик, у вас есть закурить?

— Ника, но вы же не курите.

— Не могу, нервы. Иначе я не успокоюсь.

Рик открыл свой серебряный портсигар, вытащил сигарету, и я зажала ее между губ. Я никогда не курила по-настоящему, а так, только детские шалости. Но сейчас мне была нужна психологическая разрядка. Рик поднес огонь к сигарете, и я закурила. Чем быстрее лимузин вез меня к Андрею, тем больше и больше я ощущала холодок по спине. Когда машина остановилась и Рик помог мне из нее выйти, я нервно поправила вуаль и протянула руки к стоящему у самого входа Андрею, заговорив при этом на ломаном русском:

— Андрей, если я не ошибаюсь, это вы!

— Джулия!

— Знаете, я никогда в жизни вас не видела, но я почувствовала, что это вы!

— Джулия, какая же вы стройная… У вас такие чистые линии фигуры. И это в таком возрасте.

— Андрей, ради бога, не напоминайте мне о моем возрасте, иначе я от вас убегу. Самое главное — это не возраст, а то, на сколько ты себя ощущаешь. А я ощущаю себя на восемнадцать.

— Я это вижу.

Мои телохранители протянули Андрею корзину цветов и большую антикварную вазу.

— Я, конечно, понимаю, что мужчинам не принято дарить цветы, но я не могла их не преподнести. А это очень дорогая антикварная ваза. Вы только посмотрите, какая работа. Думаю, что она очень понравится вашей жене.

— Джулия, спасибо. Действительно замечательная ваза.

— Я привезла ее из Америки.

— От этого она мне еще дороже. Но самый главный подарок для меня — наша с вами грандиозная — Андрей, девочка молоденькая. Ей нужно развиваться.

— Девочка меня любит, и этого вполне достаточно, чтобы быть счастливой. Ей не нужно зарабатывать на кусок хлеба, потому что для этих целей у нее есть я.

— А вы считаете, что вы — целый мир?

— Я — целый мир, — блистательно улыбнулся Андрей.

— А мне кажется, что вы просто закрыли собой весь мир.

Андрей взял два бокала вина и протянул один мне.

— Джулия, все ваши суждения развращают и рушат семьи. В семье один должен раствориться в другом. Если это происходит, то в доме действительно гармония.

— А вы растворились в своей семье?

— Я добытчик, а это не так уж и мало. Мне некогда растворяться. Растворяться должны во мне.

— Это ваш первый брак?

Видимо, Андрей не любил подобных вопросов и сразу изменился в лице.

— Я вдовец, — неожиданно для меня ответил он.

— Простите, я не знала. Такой молодой…

— Моя жена утонула в море.

— Боже, какое несчастье. Она не умела плавать?

— Она попала в шторм.

— Простите, мне искренне жаль, что я затронула эту тему.

— Ничего страшного. Я уже привык. У нее было очень красивое имя — Вероника. Мне всегда больно вспоминать об этом. Я храню об этом человеке самые светлые и искренние чувства.

— Да, Андрюшенька. Жизнь так несправедлива.

Андрей посадил меня за стол по правую руку от себя. С левой стороны сидела его молодая жена. Я улыбнулась и подумала, что Андрей и представить себе не может, что сидит между двух своих жен. А еще я не могла понять, почему Андрей скрыл от меня, что его первая жена жива и здорова. Уехала в Америку, и связь с ней потеряна. Почему он скрыл правду? Ему не позволяет сказать гордость, что женщина его бросила, или он хотел вызвать мое сострадание в надежде на то, что я стану к нему еще чувствительней? Пока Андрей говорил торжественную речь, распинаясь в благодарностях по поводу всех собравшихся здесь гостей и в частности меня, я всматривалась в его лицо и отметила, что он ни грамма не постарел и совсем не изменился. Словно он смеялся над возрастом и обходил его стороной. Все те же глаза, в которые можно запросто влюбиться и броситься за таким мужчиной хоть на край света. Все тот же мужественный подбородок, красивые брови и величественная осанка. Мужчина-сказка. Мужчина-мечта. Он слишком красив, чтобы быть реальностью. Говорят, если человек красив снаружи, то он должен быть обязательно красив внутри. Но иногда получается совсем по-другому.

А затем заиграла легкая музыка и Андрей пригласил меня танцевать. Как только он положил свои руки на мою талию, я прижалась к его груди и услышала его учащенное дыхание. Мне показалось, что я возвратилась назад на много лет, что мы только познакомились, что я не знаю его страшной сущности и он еще не приносил мне горя и зла. Время каким-то образом повернулось вспять, и мне показалось, что мы снова молоды, влюблены и что ничто на свете не может нас разлучить. Я смотрела на его губы и не верила в то, что когда-то я боготворила их и мечтала слиться с ними в упоительном поцелуе. Я не верила, что когда-то мы срывали друг с друга одежду, что занимались сексом везде, не обращая внимания ни на какие приличия.

— Джулия, знаете, мне кажется, что я вас где-то видел.

— Это невозможно, — тут же вздрогнула я.

— Я понимаю, что это невозможно. Но у меня такое ощущение…

— Какое?

— У меня ощущение, что я уже где-то слышал этот голос и видел эти жесты.

Благо что моего лица не было видно сквозь толстую черную вуаль, потому что мне показалось, что я сильно побледнела.

— В мире очень много похожих людей.

— Знаете, Джулия, вы просто сводите меня с ума.

— Андрюшенька, да что вы.

— Это действительно так. С одной стороны, мне кажется, что я знал вас раньше, а с другой — я понимаю, что никогда вас не видел. — После этих слов у меня чуть было не подкосились ноги и я с трудом смогла с собой совладать и не рухнуть на пол.

Когда мы сели за стол, Андрей наклонился ко мне и прошептал мне на ухо:

— Ничего не могу с собой поделать.

— В смысле?

— В смысле того, что я не могу избавиться от чувства, что мы с вами раньше где-то встречались.

Я, с бокалом вина у губ, тут же подавилась, хотела было поставить его, но пролила вино на себя.

— Джулия, что вы?

Я стала откашливаться, чтобы прочистить горло, и уже совсем скоро мне стало легче.

— Джулия, даже не верится, что вам 50. Мне кажется, что вам восемнадцать. Вы даже немного неуклюжая. Вам определенно нужен мужчина.

— Андрей, несмотря на сидящую от вас по другую руку молодую жену, вы упорно набиваетесь в женихи к престарелой женщине.

Андрей изрядно выпил, поэтому вел себя уже более распущенно, откровенно со мной флиртуя и не обращая внимание на свою молодую жену.

— Джулия, такая престарелая женщина, как вы, даст жару любой молодой. Вон как на меня грозно смотрят ваши охранники.

— Это их работа, Андрюшенька.

— А если я вас поцелую, они сорвутся со своих мест?

— Непременно.

— Давайте это проверим?

— Андрюша, не стоит. Слишком много гостей.

— Джулия, рядом с такой женщиной, как вы, не замечаешь ничего вокруг! — не на шутку разошелся Андрей, попросив официанта шампанского. — Я понимаю, что вас ничем не удивишь, но я заказал для нас бутылку марочного «Клико».

— Я люблю это шампанское.

— Я тоже. Для вас я могу заказать целый ящик.

— Андрей, не стоит. Оно очень дорогое.

— Джулия, да разве я могу для такой женщины, как вы, считать деньги, тем более у меня скоро дела пойдут в гору. — При этом изрядно подвыпивший Андрей совершенно бесцеремонно положил руку мне на плечо и стал пытаться поцеловать меня прямо через вуаль. Я искоса посмотрела на его молодую жену и искренне ей посочувствовала. У нее был глубоко несчастный вид, а в глазах стояли слезы. Бедная, безропотная девочка, точно такая же, какой когда-то была и я.

— Андрей, моим охранникам это не нравится. Видите себя прилично.

Оттого, что мои слова были сказаны слишком резким тоном, Андрей почувствовал, что ведет себя не совсем достойно, и убрал руку с моего плеча.

— Джулия, скажите, а вы красивая?

— Андрей, я уже в возрасте. И вообще, что такое красота? Красота никогда не является гарантией брака с лучшим мужчиной. У красивых женщин красивая ранняя жизнь, но зато они больше страдают потом. Красота помогает, но она ни в коем случае не облегчает нашу жизнь. Чтобы жизнь была легче, над ней нужно хорошенько поработать.

— Джулия, вы очень мудрая женщина.

В самый разгар веселья Андрей встал, залез на сцену, подошел к микрофону и, расплывшись в улыбке, сказал:

— Дорогие мои, я хочу поделиться с вами потрясающей новостью. Теперь я очень богат и меня по праву можно называть королем табака. Сегодня мой зарубежный американский партнер по имени Джулия преподнесет мне бумаги, которые сделают меня еще могущественнее и еще величественнее. Я благодарен Джулии за то, что она решила это сделать в мой день рождения. Для меня это двойной праздник. Джулия, пройдите, пожалуйста, на сцену. Сейчас вы преподнесете мне самый главный подарок в моей жизни.

— Да, я иду, Андрюшенька.

Я встала и грациозно направилась в сторону сцены. Весь банкетный зал просто взорвался аплодисментами. Подойдя к Рику, я взяла из его рук папку и забралась на сцену. Встав рядом с Андреем, я прижала папку к груди и взяла у Андрея микрофон.

— Действительно, сегодня очень торжественный день, — заговорила я на все том же ломаном русском. — Он особенно торжественный, потому что этого дня я ждала несколько лет и не могла дождаться, когда же он наступит. — После последней фразы Андрей немного смутился и принял это за шутку.

— Джулия, если бы мы знали с вами друг друга несколько лет, я бы уже был самым богатым человеком в мире, — сказал он громко, без микрофона.

— Так вот, Андрюшенька, как ваш американский партнер, я обещала вручить вам ваши долгожданные документы, и я вам их вручаю. Я специально выбрала этот день. Мне хотелось, чтобы вам было вдвойне приятно. И это будет приятно не только вам, но и мне.

— Джулия, я польщен. Я жду самого ответственного момента в своей жизни. — Андрей громко захлопал в ладоши и взял из моих рук документы.

— Андрюша, вы действительно их заслужили честным, непосильным трудом. Я передаю вам документы о вашем банкротстве. С этой минуты вы полный банкрот.

— Джулия, это праздничная шутка? — не понял меня Андрей.

— Это праздничная реальность.

Скинув с себя шляпу с вуалью, я посмотрела на Андрея бесстрашным взглядом.

— Здравствуй, Андрюшенька.

— Ника?! — На лице Андрея было безумие.

— Узнал?

— Ты… А как? Почему?

— Не ждал?

— Нет.

— Ты же вроде замуж вышла. В Америку уехала.

— Я приехала к тебе из Америки.

— А где твой муж?

— Я вдова.

Посмотрев на ничего не понимающих гостей, я вновь дунула в микрофон и громко произнесла:

— Я смотрю, здесь собрались все важные люди этого города, которые непременно хотят знать, кто я такая. Я первая жена Андрея, которая не утонула во время шторма, а вышла замуж за очень благородного мужчину и уехала с ним в Америку. Заключив сделку века с некой Джулией, Андрей просчитался, потому что хотел слишком много и сразу. Он вложил в это дело все свои сбережения, заложил даже стеклянный дом и очень много занял. Андрей, ничего нет. Только ноль. Об этом ты можешь прочитать в этих бумагах. Джулии, с которой ты заключил сделку, нет и никогда не было. Ты перевел деньги на ее счет. С нее и спрашивай. Меня зовут Вероника, и я не имею к этому ни малейшего отношения. Я просто привезла тебе документы с той фирмы, куда ты переслал все деньги. Ты можешь подать на меня в суд за мошенничество — и это твое право. Но его как такового нет. Ты разговаривал по телефону с некой Джулией, читал рекомендации некой Джулии и переправил ей все свое состояние. С нее и спрашивай. И не советую тебе тягаться с моими адвокатами. Они разотрут тебя в порошок.

— Как же так? Но ведь…

— Что?

— В этом принимали участие и мои люди.

— Те, кто принимал в этом участие, уже получили хорошие деньги, и им нет необходимости на тебя работать. — Сухо улыбнувшись, я посмотрела на Андрея взглядом, полным презрения, и отдала ему микрофон.

— Вероника, ты так ненавидишь меня?

— Да, Андрей, и именно эта ненависть помогла мне добиться того, чего я добилась на сегодняшний день. Я хотела просто отплатить тебе любой ценой, но только отплатить. Для этого мне пришлось проделать очень долгий путь от бандитской девки до американской бизнес-леди.

Глядя Андрею в лицо, я почувствовала, что с трудом сдерживаю слезы. Я столько лет к этому шла и думала, что буду наслаждаться победой, но вместо этого я ощутила, что мне очень горько.

— Я слишком долго к этому шла. Моя любовь к тебе превратилась в яд ненависти, который разлился по моему организму. Было время после того, как я от тебя сбежала, когда я жила и постоянно оглядывалась. Но это время прошло. Все это осталось в прошлом. Теперь я расправилась с тобой так, как посчитала нужным. Все эти годы я мечтала только о том, чтобы посмотреть в твои глаза в тот момент, когда я тебя разорю. Мне хотелось увидеть, как ты мучаешься, как рушится твой привычный мир, в котором ты был королем. Я-то хорошо знаю, что такая жизнь для тебя не жизнь, ведь ты остался ни с чем. Тебе сейчас паршиво, Андрей. Я представляю, как тебе паршиво. Я смотрю в твои потерянные глаза и не испытываю особого наслаждения. Только не думай, что мне жаль. Мне просто паршиво оттого, что это закончилось и мне теперь не к чему стремиться. Я никогда не желала твоего физического конца, только морального. Сегодня я его получила. Тебя больше нет. Ты — никто. Ты по уши в долгах, и у тебя нет никаких перспектив.

— Вероника, ты хоть понимаешь, что ты натворила? — Голос Андрея дрожал, но все же в любой момент мог перейти на крик. — Я же тебя любил. Я же тебя искал. И все же за то, что ты сделала, тебе придется ответить.

Я напряглась и увидела в глазах Андрея какую-то мольбу. Видимо, он хорошо понимал, что произошло, но никак не мог в это поверить. А затем он поднял руку, чтобы залепить мне пощечину или Просто меня хорошенько ударить, но тут же опустил ее, потому что увидел, что на сцену спешно поднимаются Сэм и Рик, в руках которых было оружие.

— Андрей, не стоит. Это профессиональные телохранители. У них есть лицензия на оружие. Твое рукоприкладство здесь неуместно. Что ж, мне пора. А ты гуляй. Это последняя вечеринка в твоей жизни. Больше тебе будет нечем заплатить даже в столовой. Старайся побольше есть и пить, потому что скоро ты будешь подыхать с голоду.

Андрей смотрел мне в глаза, но не видел в них испуга, который ожидал увидеть. В окружении своих телохранителей я спустилась вниз по ступенькам и направилась к выходу.

— Вероника! — донеслось мне вслед.

Но я не поворачивалась. В зале все зашумели и принялись обсуждать то, что произошло.

— Вероника, стой, я стреляю!

Я остановилась, обернулась и увидела в руках Андрея пистолет, который был направлен в мою сторону. Сэм и Рик среагировали моментально, направив свое оружие на Андрея.

— Немедленно брось оружие! — прокричал Сэм и побагровел от злости.

— Милицию нужно вызвать! — закричал кто-то из зала. — Вы что здесь устроили?! Сейчас все перестреляются!

И все же Андрей не убрал пистолет. Он стоял словно человек, который лишился ума, и смотрел на меня безумными глазами.

— Вероника, я так тебя любил, — сказал он и выстрелил.

Своим телом меня закрыл Рик, и пуля прошила его насквозь. Следующим выстрелил Сэм, и Андрей словно подкошенный повалился на сцену. Я закричала и бросилась к лежащему на полу Рику. Молодая жена побежала к лежащему на сцене Андрею. В зале раздались громкие крики, и почти все гости в панике достали свои мобильные телефоны и начали звонить в милицию…