Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой

Шилова Юлия

Глава 3

 

— А ты понравилась Сан Санычу. — Руслан взял меня за руку и посмотрел на меня влюбленным взглядом.

— С чего ты взял?

— Он сказал мне об этом сегодня.

— Что, прямо так и сказал?

— Сказал, что мне повезло, что ты очень толковая и приятная девушка.

— Только и всего?

— Что значит «только и всего»? — не понял меня Руслан.

— Он позабыл сказать, что я очень красивая.

— Если ты когда-нибудь умрешь, то уж точно не от скромности.

— Ты не ответил на мой вопрос, — никак не хотела сдаваться я.

— Ну, хорошо. Сан Саныч сказал, что ты самая красивая девушка, которую он когда-либо видел. — Голос Руслана был полон лести.

— Вот это совсем другой разговор.

— Как же ты себя любишь. Я еще никогда не видел, чтобы девушка себя так любила.

— Поэтому меня полюбил и ты.

— Вероника, ты действительно очень красивая, и Сан Саныч это сразу заметил.

— Ну, если так сказал сам Сан Саныч, то это великая честь. — Я рассмеялась и подняла свой бокал вина. — Я считаю, что за это нужно выпить.

— Я не против. Я и не думал, что он скажет о тебе по-другому. Ты вызываешь у людей только приятные эмоции. И так было всегда. С самой школы. Насколько помню, тебя всегда все любили. Одноклассники просто души в тебе не чаяли, учителя всегда ставили в пример, родители готовы были на руках носить свою дочку. О тебе никогда и никто не говорил плохо. Если бы я тебя не знал, то не поверил бы, что так бывает. Я часто задавал себе вопрос, почему к тебе так относятся?

— И как же ты на него ответил?

— Я подумал, что это происходит потому, что ты никогда и никому не делала ничего плохого.

— Ну, не скажи. Мне кажется, что ты меня слишком идеализируешь и делаешь какой-то пушистой. Не такая уж я хорошая.

— Согласен. Иногда у тебя были заскоки, но, несмотря на это, к тебе все равно все относились хорошо. Правда, когда ты окончила школу, то ударилась во все тяжкие в поисках мужчины своей мечты и разбила немало мужских сердец.

— Это пришло ко мне с возрастом, как и умение переводить своих мужчин-любовников в мужчин-друзей, и знаешь, у меня всегда получалось.

— Я в этом не сомневаюсь. Только я бы не хотел, чтобы в наших отношениях наступил такой момент, когда ты переведешь меня в разряд друзей.

Я сделала вид, что не расслышала последнюю реплику Руслана, многозначительно посмотрела на свой бокал и улыбнулась своей незабвенной, загадочной улыбкой, отточенной перед домашним зеркалом.

— Что-то мы с тобой отвлеклись от темы. Вспоминаем детство, отрочество, юность, хотя собрались совершенно по другому поводу. Неужели ты позабыл? Мы же хотели отметить мое первое рабочее задание. Ты не представляешь, что я чувствую. Во мне кипит буря различных эмоций.

Закончив свой нехитрый монолог, я пристально посмотрела в глаза Руслану, который заметно разволновался и, как ни старался, не мог это скрыть, что-то грызло его изнутри и сильно беспокоило. Он слегка наклонился в мою сторону и заговорил крайне взволнованным голосом:

— Вероника, я не высказал свою мысль. Дай мне минуту, чтобы я все тебе сказал.

— Говори.

— Понимаешь, я все это клонил к тому… — Руслан немного помолчал, но затем собрал все свое самообладание и продолжил:

— Я уже говорил, что ты всегда всем нравилась. Можно сказать, абсолютно всем. Пусть я немного тебя идеализирую, но думаю, что я недалек от правды. И все же кое у кого в отношении тебя крайне отрицательные эмоции. Не знаю, на какой почве они могли возникнуть.

Я слегка напряглась и сделала несколько глотков вина.

— Ты о чем?

— О том, что я жду, когда ты будешь со мной откровенна.

— В смысле? Ты считаешь, что я с тобой не откровенна?

— Мы встречаемся с тобой несколько месяцев, а ты так и не хочешь мне рассказать, что же с тобой произошло и куда ты вляпалась.

— Руслан, я не понимаю, о чем ты.

— О том, что ты полностью порвала с прошлой жизнью и даже живешь по другим документам. Я знаю о тебе только то, что ты встретила какого-то «нового русского», втрескалась по самые уши и укатила с ним в Сочи. Все наши одноклассники думают, что ты до сих пор там живешь и прекрасно себя чувствуешь. Но ты вернулась обратно и живешь новой жизнью. И, по всей видимости, тебя устраивает такая жизнь.

— Меня все устраивает.

— И ты не хочешь вернуться в прошлую жизнь?

— Пока нет.

— Тогда расскажи мне почему.

— Что ты хочешь про меня знать?

— Я твой близкий человек и хотел бы знать, что же с тобой случилось? Почему ты не хочешь мне довериться? Тебя кто-то обидел?

— Руслан, зачем тебе это? — спросила я крайне усталым голосом, чтобы показать, как мне неприятен этот разговор.

— Затем, что ты моя любимая девушка, а это значит, что твои проблемы — это мои проблемы. Я все время ждал, никогда ничего не спрашивал, а сегодня не выдержал. Я понял, что от тебя ничего не дождусь и ты по-прежнему будешь держать все в себе. Вероника, ты должна мне доверять и верить, что я искренне хочу тебе помочь. Пойми ты наконец, что вдвоем мы справимся с твоими проблемами намного быстрее. Я тот, кто действительно может тебе помочь.

— А с чего ты взял, что мне требуется помощь? — спросила я с вызовом.

— Я это знаю, и не вздумай переубеждать меня в обратном.

— Ты ничего не знаешь.

— Я знаю, что кто-то очень сильно искалечил твою душу и она нуждается в помощи.

— А ты что, «Скорая помощь»?

— Пойми, я твой друг. Помощью можно назвать не только вмешательство медиков, но и дружеское участие.

— Я очень польщена твоими словами и желанием мне помочь, — произнесла я в ответ. — Знаешь, я очень тронута. Я действительно благодарна тебе за все, что ты для меня сделал. Ты очень хороший мужчина, но…

— Что? Вероника, договаривай. Что ты хочешь сказать?

— Есть вещи, с которыми я бы хотела справиться сама. Не обижайся.

— Я уже не в том возрасте, чтобы обижаться, — отрезал Руслан. — Просто я не могу понять, почему ты должна справляться со всем сама, если у тебя есть я.

Руслан взял меня за руку и тихо спросил:

— Вероника, ты мне не доверяешь?

— Доверяю, — не раздумывая, ответила я.

— А мне кажется, что нет. Я могу закрыть глаза на все. На твое недоверие, на твою неискренность по отношению ко мне, но есть еще кое-что, чего я не могу не заметить и не пропустить это через себя, что вызывает во мне протест и заставляет говорить с тобой о том, о чем тебе не хочется говорить.

— Руслан, ты о чем?

— Когда я сплю с тобой, я ощущаю, как по моей коже бегают мурашки, когда я дотрагиваюсь до рубцов на твоем теле. — Руслан нервно выдохнул воздух и продолжил:

— Они слишком глубокие. Такое впечатление, что тебя били стальной пряжкой.

Я не дала развить тему и резко оборвала:

— Руслан, этот разговор никогда не будет иметь продолжения. Давай забудем.

— Вероника, если ты меня попросишь убить того, кто сделал это с тобой, я не раздумывая его убью.

— Спасибо. Я буду иметь это в виду.

— И все же ты подумай над тем, что я тебе сказал. Не сбрасывай это со счетов.

— Руслан, я же сказала тебе, что буду иметь это в виду. А сейчас я не готова продолжать этот разговор.

— Хорошо. — Руслан почувствовал, что я на взводе, и постарался перевести нашу беседу на другую тему. — Вероника, все, забыли. Извини, если я доставил тебе несколько неприятных минут. Просто ты должна знать, что есть человек, готовый броситься к тебе на помощь в любую минуту и решить все твои проблемы. Тем более я думаю, что не за горами тот момент, когда ты согласишься не только встречаться со мной, но и жить вместе, а совместная жизнь требует откровенности. Иначе она быстро закончится.

— Что ты хочешь этим сказать?

— Я хочу сказать, что я бы не прочь на тебе жениться. Ты же сама это знаешь.

— Я не готова к браку. Извини.

— А я тебя и не тороплю. Я умею ждать. Побеждает сильнейший, а сильнейший тот, кто умеет ждать. Ладно, не буду грузить твою бедную голову своими мыслями, а то на тебе уже лица нет. Если ты когда-нибудь захочешь со мной об этом поговорить, сразу скажи. Не держи в себе. Вот увидишь, тебе станет легче. Я готов переложить часть твоих проблем на свои плечи. А сейчас давай выпьем за твое первое задание, хотя ты знаешь, что я не одобрял и никогда не одобрю твое совершенно непонятное желание работать на Черепа.

— Вот это хорошее предложение. За мою работу. — Сделав несколько глотков вина, я напряглась и посмотрела на Руслана нетерпеливым взглядом. — Руслан, ты не представляешь, как я хочу поскорее узнать свое первое задание. Не томи, расскажи мне о нем. А самое главное, я хочу знать, сколько заработаю денег.

Руслан нехотя вытащил из кармана пиджака конверт и положил его передо мной на стол. Затем оглянулся по сторонам и, убедившись в том, что до нас никому нет дела, произнес взволнованным голосом:

— Вообще-то такие вещи в ресторанах не обсуждают. Посмотри, только по-быстрому.

Я развернула конверт, достала листок и принялась читать. Руслан пододвинул ко мне свой стул и начал мне объяснять:

— Это инструкция, которой ты должна четко следовать, чтобы не было никакой самодеятельности. Завтра ровно в два часа дня ты должна встретить человека, прилетающего из Штатов.

— Из Штатов? — Я никак не могла поверить в услышанное и подумала, что это всего лишь сон.

— Из Штатов. Это мужчина. Его зовут Майкл. Он бывший российский гражданин, который уже давно стал американцем и имеет в Америке довольно крупный собственный бизнес. Когда-то он был обычным парнем, живущим в районе Таганки, и звали его совсем не Майклом, а Михаилом. Как только наши Михаилы переезжают в Штаты, они берутся за все, чтобы удержаться на плаву и хоть как-то зацепиться в этой стране. И как только у них что-то получается, они перестают быть Михаилами и становятся Майклами. Так вот, этому новоявленному Майклу очень даже повезло. Он приехал к своему другу, который уже прочно стоял на ногах и имел собственную сеть магазинов в Нью-Йорке. Неплохая платформа, для того чтобы двигаться к намеченной цели. Друг взял его в компаньоны, и спустя несколько лет этот бизнес развернулся на широкую ногу так, что даже стал наступать на пятки коренным американцам. Это я к тому тебе говорю, чтобы ты знала подноготную этого Майкла. Ты это поняла?

— Ну, я же не дурная.

— Завтра в двенадцать к твоему дому подъедет машина и отвезет тебя в аэропорт.

— А как я узнаю этого Майкла? — От волнения у меня подкатил к горлу ком.

— Вот его фотография.

С фотографии на меня смотрел солидный поседевший мужчина с белоснежными зубами и голубыми, как небо, глазами.

— Вот видишь, какой красавец. — В голосе Руслана нетрудно было уловить ревность. — Прямо жених на выданье. Я когда его фотку увидел, сразу понял, что он в твоем вкусе. Ряженый, как гусь лапчатый. Говорят, он деньгами в туалет ходит. Ну что, хорош?

— Действительно, очень приятный. А он говорит по-русски?

— Не сомневайся. Я же тебе говорил, что он выходец из России. Бывший московский парень. Жил в районе Таганки.

— Но ведь он уже столько лет живет за границей. Все постепенно забывается…

— Он еще не успел позабыть русский язык. В Америке русских хоть отбавляй. Просто у него нынче появился модный акцент, который появляется у всех, кто хоть какое-то время пожил за границей. Так вот, ты должна встретить этого Майкла и отвезти его в специально для этого снятую квартиру-студию, находящуюся на Ленинском проспекте. Из самолета будет выходить слишком много народа, и ты, конечно же, можешь его не заметить. Для того чтобы вы не потерялись, возьмешь в машине, которая придет за тобой, табличку с его фамилией. Ты когда-нибудь стояла в аэропорту с табличкой?

— Еще нет.

— Вот и постоишь.

Я еще более взволнованно кивнула головой, спрятала фотографию в конверт и почувствовала, как учащенно забилось мое сердце.

— Руслан, а при чем тут знание языков?

— Ты о чем?

— Череп спрашивал меня, сколько я знаю языков. Я сказала, что в совершенстве владею английским и французским на уровне разговорного. Мне показалось, что ему это понравилось.

— Можешь не сомневаться. Черепу действительно это понравилось. Во-первых, знание языков тебе обязательно пригодится для работы с другими клиентами. Майкл твой первый, но далеко не последний клиент. Во-вторых, ты будешь сканировать мобильный Майкла, а там очень много звонков на английском. Практически каждый второй. Ты должна знать, о чем говорят.

— Что значит «сканировать»?

— Ничего особенного. Ты знаешь, что такое сканер?

— Нет.

— Ну, эта штука похожа на рацию. Что-то типа маленького радиоприемника.

— Понятно. Никогда не подозревала о его существовании.

— Теперь тебе придется многому научиться. Когда приедем домой, я научу тебя пользоваться сканером, при помощи которого ты поймаешь частоту мобильного телефона Майкла и будешь работать на этой частоте, записывая его многочисленные телефонные разговоры на диктофон. При любой возможности ты будешь прослушивать диктофон и перезванивать мне, докладывая о самых важных звонках.

— А какие должны быть важные звонки?

— Это все звонки, которые касаются его дел и работы. Черепа не интересуют звонки его детей, любовниц и родственников. Это не нужно.

— А в качестве кого я буду его встречать? — От навалившейся информации у меня перехватило дыхание. Я достала из сумочки носовой платок и вытерла пот со лба. — Как я ему представлюсь, кто я такая?

— Представишься как администратор Сан Саныча. Не переживай. Майклу уже сообщили о том, что его будет встречать и повсюду сопровождать молодая интересная женщина. Извини, что забыл сказать «красивая». Очень красивая, молодая и обаятельная женщина.

— Для каких целей приезжает Майкл?

— На переговоры с Черепом. У них какие-то общие дела по бизнесу. Не переживай, ты будешь выглядеть вполне солидно. Администратор Сан Саныча, только смотри не проговорись. Не назови его Черепом.

— Да что ж я, сумасшедшая, что ли?

— Это я на всякий случай.

— Мог бы и не говорить.

— Ты будешь сопровождать его на всех встречах и мероприятиях. Майкл немного подзабыл Москву, отвык от московской жизни, и ты должна помочь ему немного освоиться.

— И сколько он пробудет в Москве?

— Недели две, но не больше трех, это уж точно.

Я допила свой бокал до дна и нервно застучала пальцами по столу.

— Значит, все, что от меня нужно, это быть в распоряжении Майкла все время, пока он будет в Москве, и сканировать все его разговоры. Так, да? — Я вопросительно посмотрела на Руслана. — Я верно говорю?

— В принципе так. Ты действительно должна быть в распоряжении Майкла, но только не в полном распоряжении, ты же не должна с ним спать. Ты будешь уезжать вечером домой, а утром приезжать к нему в указанное время и сопровождать его в течение дня. Представь, что ты секретарь Сан Саныча, а на какие-то две недели стала секретарем Майкла.

— Руслан, когда я устраивалась к Черепу на работу, то сразу поставила условие: интим исключен. Я даже и подумать не могла, что должна спать с этим Майклом! О такой работе я бы не стала и говорить.

Руслан слегка сжил мою руку и быстро заговорил:

— Вероника, прости, я совсем не хотел тебя обидеть. Эта дурацкая ревность. Она меня грызет изнутри. Я не знаю, куда от нее деться. Раньше ты всецело принадлежала мне, а теперь придумала эту работу. Я готов браться за любое дело и идти на любой криминал, только бы тебе хватало денег, но тебя невозможно переубедить. Ты никого не хочешь слушать и всегда делаешь по-своему. Ни с того ни с сего решила зарабатывать сама. Я никак не могу к этому привыкнуть и ассоциирую твою работу с изменой. Мне нужно время, чтобы прийти в себя. Если бы я знал, что Череп предлагает работу, связанную с постелью, я бы тебе про нее даже не заикнулся. Но меня все равно немного подрывает, и я ничего не могу с собой поделать. Конечно, я дико ревную, а по-другому просто не может быть. Я же тебя люблю. А если любишь, разве можно не ревновать?

Руслан осторожно взял меня за локоть и заглянул в глаза:

— Ты понимаешь, о чем я тебе говорю?

— Понимаю.

— Тогда не злись. Ты же знаешь, что я люблю и ревную тебя еще со школы. Конечно, я приревновал тебя к Майклу, и это нормальная реакция человека, который любит. Он очень богат, недавно похоронил жену. Только знаешь…

— Что? — В моем взгляде появилась настороженность.

— Он вертится в том же самом дерьме, что и Череп.

— Но ведь он бизнесмен.

— Это еще не говорит о его порядочности. У них масса дел с Черепом, тут и дураку понятно, что бизнес Майкла точно такой же, как и бизнес Черепа.

— А какой бизнес у Черепа?

— Попахивает криминалом. Ладно, я тебе ничего не говорил. И еще. — Руслан достал сигарету и нервно чиркнул зажигалкой. — Ты должна постараться быть со мной на связи как можно чаще. Помимо сканирования всех его разговоров, ты должна снять ксерокопии документов, которые Майкл привезет в Россию.

— А что это за документы?

— Они касаются его бизнеса с другими российскими партнерами. Документы засекречены. Майкл привезет их в своем «дипломате», надежно закрытом на кодовый замок. Считай, что ты должна сделать невозможное.

— Что значит «невозможное»? — Я почувствовала, как мне стало катастрофически не хватать воздуха. — Что ты имеешь в виду?

— Ты должна снять копии этих документов.

— А как я узнаю, копии каких именно документов я должна снять?

— В «дипломате» будет лежать пачка с различной документацией. Там же будут бланки счетов, различные финансовые документы. Ты должна снять все документы до одного. Короче, все содержимое этой папки, а точнее, все документы, которые найдешь в «дипломате». Ксерокс стоит в одном из шкафов-купе в гостиной. Думаю, ты знаешь, как им пользоваться.

Мне показалось, что еще несколько секунд — и я свалюсь в обморок. Меня охватило самое настоящее удушье.

— Вероника, тебе плохо?

— Что-то мне душновато.

— А мне кажется, что здесь даже холодно, кондиционеры работают на полную мощность.

— Я просто неважно себя чувствую.

— Ты боишься?

— Я ничего не боюсь. Я же сказала тебе, что просто неважно себя чувствую.

Вместо хоть какого-нибудь сострадания мои слова подействовали на Руслана ободряюще. Он заметно повеселел, а в его глазах появилась надежда.

— Вероника, может, тогда и не стоит ничего начинать. Давай ты откажешься, пока еще не поздно. У Сан Саныча есть девушка, которая может тебя заменить. Она согласна на любую работу.

— Нет. — Я замотала головой и дала понять, что мое желание неизменно. — Нет и нет. Я совсем не это имела в виду. Просто как я смогу переснять ксерокопии документов из «дипломата»? Разве это возможно?

— Ты должна улучить момент, когда «дипломат» будет открыт, или внимательно наблюдать, как Майкл его открывает, и узнать код.

— А не проще ли снять ксерокопию, когда мы с Майклом куда-нибудь уедем? Зайти в квартиру, взять «дипломат», покопаться с кодовым замком и снять копии? Тут меньше риска и возможности быть пойманным.

— Мы уже думали об этом, но у нас есть точная информация, что Майкл никогда не оставляет свой «дипломат» и ходит на все мероприятия с ним. Даже когда спит, он кладет его рядом с собой.

— Как же так? — растерялась я еще больше. — Если он не выпускает «дипломат» из рук и носится с ним, как с малым ребенком, то как же я тогда смогу снять копии?

— Например, когда Майкл пойдет принять ванну. Это я так, фантазирую.

— А какого черта он пойдет принимать при мне ванну?

— Пойми правильно. Мужик в возрасте. На улице стоит утомительная жара. Ты можешь по сто раз на дню предлагать принять ему душ, и это вполне нормально.

— Но ведь я не знаю кода?

— Постарайся его узнать. Ты должна быть очень наблюдательной и тщательно следить за его действиями. Код узнать можно, было бы желание.

— Насчет того, чтобы снять копии, когда Майкл принимает душ, это бред. Тут слишком большой, неоправданный риск и мало времени. Ты сам сказал, что Майкл вообще не расстается со своим «дипломатом», так где гарантия, что он не принимает вместе с ним душ?

— В конце концов, ты можешь его хорошенько напоить и, как только он вырубится, снять копии. Короче, можешь использовать все свои женские хитрости и уловки. Любая женщина, если сильно постарается, обязательно разведет мужчину по полной программе…

— Если он ходит везде с «дипломатом» и не расстается с ним даже в постели, вряд ли он оставит его при мне открытым, а узнать код — это что-то из области фантастики.

— Тогда откажись, — стоял на своем Руслан.

— Не откажусь. Я согласна.

— Я как мог тебя отговаривал, но увы. Тогда положи конверт в свою сумочку. Помимо инструкций, ключей от квартиры и фотографии, там лежит ровно три тысячи долларов.

— Три тысячи долларов?! — не поверила я своим ушам.

— Это только аванс. Две, максимум три недели работы, в которую входит ежедневное общение, сканирование всех разговоров и копии секретных документов, — и остальные деньги.

— А какова полная оплата? — Мне казалось, что учащенные удары моего сердца заглушают мой собственный голос.

— После выполненной работы еще двенадцать.

От таких цифр у меня еще больше поплыло перед глазами, и я взялась за Руслана, чтобы не свалиться со стула.

— По-моему, вполне приличные деньги, — грустно сказал Руслан.

— По-моему, тоже.

— Не забывай, что эти деньги стоят приличного риска. Майкл ни в чем не должен тебя заподозрить.

Сунув конверт в сумочку, я пришла в себя и побыстрее ее закрыла.

— Я постараюсь сделать все, что мы обговорили.

— Если бы ты произнесла эту фразу Черепу, она бы вряд ли его удовлетворила.

— Почему?

— Потому что ты должна не постараться, а сделать. Это совсем разные вещи. В твоей работе не должно быть никаких неудач или сбоев.

— Я это уже поняла.

Этой ночью я оставила Руслана у себя до утра. Странно, но именно сегодня я почувствовала к нему особый прилив нежности и долгое время рисовала замысловатые узоры на его груди. В минуты нашей близости мне хотелось отдать ему всю свою нежность и благодарность за все, что он для меня сделал.

— Уже поздно, спи. Завтра у тебя первый рабочий день. — Руслан прижал меня к себе и поцеловал в шею. — Если бы я имел над тобой хоть какую-нибудь власть, то снял бы с себя ремень и хорошенько отходил тебя по заднице, а потом посадил под замок и приносил бы тебе пищу и воду.

Руслан произнес эти слова с юмором, но мне было совсем не смешно. Они подействовали на меня разрушительно, и я почувствовала, как сильно застучало в моем мозгу и закололо в области сердца. Освободившись от объятий Руслана, я откинулась в сторону и затряслась, словно в лихорадке.

— Послушай, никогда больше так не говори! Никогда! Я не хочу этого слышать! Не хочу!

— Да что я такого сказал? Что?

— Не смей меня закрывать! Никогда не смей меня закрывать!

— Вероника, да ты с ума, что ли, сошла? Это же просто шутка. Обыкновенная шутка.

— Мне не смешно! Я ненавижу закрытые пространства. Ненавижу! У меня фобия!!!

Перепуганный Руслан приложил все силы, чтобы меня успокоить и внушить мне, что это была всего лишь безобидная шутка. Обыкновенная неудачная шутка, и мне ничего не угрожает.

— Я даже не предполагал, что на тебя может так подействовать моя необдуманная фраза. Даже подумать не мог, что ты, такая смелая девушка, можешь бояться закрытых помещений. Помнишь, когда мы учились в школе, физрук случайно закрыл нас в тире и мы провели там без света почти целые сутки. С нами была еще пара девчонок. Ты держалась молодцом и не проронила даже слезинки, а, наоборот, всех успокаивала.

— Я уже давно не школьница. С тех пор прошло черт знает сколько времени. Все поменялось. За столько лет все в корне поменялось.

— Извини, — только и смог произнести ничего не понимающий Руслан.

Этой ночью я спала неспокойно, вздрагивала, стонала и постоянно прижималась к Руслану, ища в нем хоть какую-то защиту и утешение. Руслан гладил меня по голове и как мог охранял мой сон. А мне снился стеклянный дом и камни, лежащие на берегу моря. Я поднимаю их и кидаю в тонированные стекла. Но тут, кусая губы до крови, понимаю, что все стекла небьющиеся и разбить их просто невозможно.