Интриганка, или Бойтесь женщину с вечной улыбкой

Шилова Юлия

Глава 4

 

К счастью, Руслан был вынужден уехать по делам прямо с утра, а это значит, что никто не помешал мне привести себя в порядок и оценить в зеркале свою женскую привлекательность. И я была уверена на все сто, что сегодня она не пропадет даром.

Повертев в руках сканер, я сунула его в кожаную сумочку и уверенным шагом вышла из квартиры. У моего дома стоял роскошный серебристый блестящий «Мерседес», от которого у меня просто перехватило дыхание. Не прошло и минуты, как прямо передо мной распахнулась задняя дверь. Сев поудобнее, я набрала мобильный Руслана и возбужденно проговорила:

— Руслан, все в порядке. Я уже в машине. Сейчас еду в аэропорт.

— Замечательно. После аэропорта поедешь на Ленинский. Майклу необходимо отдохнуть с дороги.

— Не переживай. Все будет сделано в лучшем виде.

— Волнуешься?

— Есть немного.

— Представь, что я с тобой. Кстати, ты сегодня так неспокойно спала. Всю ночь кричала, вздрагивала, стонала. Тебе снились кошмары?

— Мне снилось море.

— Море?! — В голосе Руслана звучало неподдельное удивление.

— Мне снилось обыкновенное море.

— Никогда не думал, что обыкновенное море может присниться в кошмарном сне. А я-то думал, что тебе снились какие-нибудь жуткие вампиры, от которых я должен тебя спасти. Могу представить, что это был за шторм.

— Откуда ты знаешь?

— Но ведь ты же боялась моря, а испугаться моря можно только в том случае, если на нем шторм. Если бы тебе снился полный штиль, ты бы просто улыбалась во сне и представляла себя Ассолью. И, конечно же, ты тонула…

— Откуда ты знаешь?

— Иногда мне тоже снятся подобные сны. Не переживай. Этот сон не предвещает ничего плохого. Это просто нервы.

— Ты думаешь?

— Это была твоя первая ночь перед новой работой. Ты очень сильно переживала.

— Теперь я в порядке. Есть, конечно, небольшое волнение, но это естественно.

— Я всю ночь оберегал твой сон, но ты спала неспокойно до самого утра.

— Ты не выспался?

— Вероника, главное, что ты была со мной рядом, а все остальное неважно. Я готов всю ночь сидеть у твоей кровати и держать тебя за руку.

— Руслан, спасибо. Твои слова подействовали на меня ободряюще, словно холодный дождь в летнюю жару. Но скажи, ты хоть немного поспал?

— Мы с тобой обязательно выспимся. Как-нибудь выберем денечек, когда будем совершенно свободны от дел, и будем спать, пока не надоест.

Когда часы пробили ровно два часа дня и громкий голос диспетчера объявил на весь аэропорт о том, что самолет уже приземлился, я подняла табличку с фамилией Майкла и встала в зале прилета. Мне не пришлось долго ждать, Майкл вышел одним из первых. Я узнала бы его без всякой таблички. В реальной жизни он был точно такой же, как и на фотографии. Седоволосый, солидный и внешне достаточно благородный. Он держал в руке кожаный «дипломат» и вез чемодан на колесиках. Недолго раздумывая, я подошла к нему и спросила с торжественностью в голосе:

— Простите, вы Майкл?

— Майкл, — кивнул мужчина.

— Я так и подумала.

Опустив табличку, я расплылась в своей неизменной улыбке и ласково проворковала:

— Простите, забыла представиться. Я администратор Черепанова Сан Саныча, который поручил мне вас встретить и отвезти в приготовленную специально для вас квартиру. На весь срок пребывания в столице я буду вашим секретарем-референтом и готова сопровождать вас на все ваши встречи и мероприятия. Добро пожаловать в Белокаменную.

— Вас зовут Ника? — мужчина расплылся в ответной улыбке.

— Вообще-то все зовут меня Вероника.

— Так как я уже давно американец, то разрешите я буду называть вас Ника. Это более в американском стиле.

— А почему бы и нет? Вы знаете, в этом что-то есть. Мне нравится.

— В Штатах всех Вероник называют Никами. Сан Саныч рассказал мне о вас по телефону. Мне очень приятно, что мое пребывание в столице будет скрашивать такая красивая девушка, как вы. Для меня это огромная честь.

Последние слова меня немного смутили, но я все же поборола смущение и направилась вместе с Майклом к выходу.

По пути я посмотрела на его очень дорогой «дипломат» и осторожно спросила:

— Может, вам помочь?

— Нет. Все в порядке.

— Как знаете.

Майкл действительно говорил с ярко выраженным акцентом, который очень украшал его речь. Я начинала испытывать уважение к этому человеку, который уехал в другую страну, смог ее покорить, стать своим среди чужих и добиться высокого положения.

— Как долетели? — все так же улыбаясь, спросила я, когда до машины осталось буквально несколько метров.

— Отлично. Несмотря на свой возраст, я хорошо переношу самолеты. В них прошла немалая часть моей жизни. Моя работа заставляет меня очень много летать, поэтому в самолете я чувствую себя так же, как дома.

— Правда? Это же так здорово. А я боюсь самолетов. Особенно зону турбулентности. Когда самолет начинает трясти, у меня начинается паника. Мне всегда кажется, что он вот-вот разобьется.

— Да вы что? Вероятность падения самолета просто ничтожна по сравнению с автомобильной аварией.

— Я это понимаю, но ничего не могу с собой поделать.

— А вы много летаете? Вы видели мир?

— Вообще не видела.

— Почему?

— Потому что моя работа совершенно не связана с частыми полетами.

Как только мы подошли к машине', водитель тут же распахнул перед нами двери и убрал чемодан Майкла в багажник. Майкл сел поудобнее и положил «дипломат» на колени, поглаживая его крышку своими длинными, как у пианиста, пальцами. Как только я села рядом, у Майкла зазвонил телефон, и по первым фразам разговора я сразу догадалась, что это Череп.

— Здравствуй, дорогой! Ужасно рад тебя слышать.

Спасибо. Меня встретила очень красивая девушка. У тебя потрясающий секретарь-референт. И где ты только такую взял? На конкурсе красоты? Она везет меня на квартиру. Долетел просто отлично. Очень сильно волнуюсь. Давно не был в Москве. Вот смотрю в окно и радуюсь. Москва просто преобразилась. Стала чистая и красивая. А самое главное — яркая. В ней уже нет той серости и грязи, которая была раньше. А что касается воздуха, то он просто особенный. Мне хочется дышать полной грудью. Сегодня я приду немного в себя, а завтра мы обязательно С тобой увидимся. И спасибо тебе за Нику. С такой красивой девушкой столица кажется еще краше.

Слушая Майкла, я ощущала его скрытое мужское обаяние, которое просто вырывалось на волю и покоряло окружающих. Как только Майкл закончил свой разговор, он вновь посмотрел в мою сторону и сказал вежливым голосом:

— Я поблагодарил Сан Саныча.

— За что?

— За ваше общество.

— Не стоит. Это часть моей работы. Не хочу скрывать, что ваше общество мне тоже приятно. Кстати, как погода в Штатах?

— Такая же, как в Москве, не считая того, что неделю назад были дожди.

Квартира на Ленинском проспекте превзошла все пределы моего богатого воображения. Она отличалась особой роскошью и дорогим интерьером. Квартира произвела впечатление не только на меня, но и на Майкла. Обойдя все комнаты, он остановился в центре гостиной и присвистнул.

— О'кей. Мне нравится эта квартира. Чувствуется авторский дизайн.

— Я очень рада, что вам понравилось. Сан Саныч приложил все усилия, чтобы этот приезд в Москву вам запомнился как самый лучший и оставил только добрые и приятные воспоминания.

Не выпуская «дипломата» из рук, Майкл подошел к одному из витражных окон, распахнул его и посмотрел на открывающийся из окна шикарный вид.

— Я жил в Москве недалеко от Таганки и очень любил свой район. Он до сих пор навевает на меня самые светлые воспоминания. На днях я обязательно съезжу к своему дому. Вы поедете со мной?

— Конечно, если вам это нужно.

— Я хочу побродить по родным улицам, посмотреть на свой дом, посидеть на лавочке под большим дубом, если его, конечно, еще не спилили, может быть, встречу кого-нибудь из соседей. У меня в этом доме никого не осталось. Только одни воспоминания. Кстати, школа, в которой я учился, находится недалеко от дома. Ника, а в каком районе живете вы?

— Я живу на Коломенской. — Я назвала не тот район где родилась, а тот, где Руслан снял мне квартиру.

— С кем вы живете?

— Одна, — не моргнув глазом ответила я.

— Вы так молоды. Почему вы одна?

— Так получилось, — немного не поняла я вопрос. — Наверное, потому и одна, что еще молодая.

— А мне казалось, что одиночество — не удел молодой женщины.

Майкл по-прежнему смотрел в окно и ностальгически улыбался.

— Мне всегда нравился Ленинский проспект. В нем есть что-то особенное.

— Майкл, вы, наверное, хотите принять душ и помыться? Я думаю, что на остаток сегодняшнего дня во мне больше нет необходимости. Отдыхайте, располагайтесь и чувствуйте себя как дома. Во сколько мне завтра к вам подъехать?

— Вы хотите побыстрее от меня отделаться?

— Я просто не хочу вам мешать. Я знаю, как чувствует себя человек после нескольких часов полета.

— Я бы хотел с вами поужинать. Как вы смотрите на то, что сейчас я приму душ, немного отдохну, приведу себя в порядок и мы посетим с вами какой-нибудь ресторан?

— Вы можете заказать ужин из ресторана по телефону прямо сюда и потом хорошенько выспаться.

— Я не хочу ужинать здесь. Я хочу провести этот вечер в ресторане в компании молодой и красивой женщины.

— Как скажете.

— Значит, вы не против?

Сначала я хотела ответить что-то типа «Я на работе, а это значит, что я не могу вам отказать, потому что все, что я делаю, является частью моей работы», но потом передумала, решив, что таким ответом я могу потерять расположение Майкла.

— Мне будет очень приятно провести этот вечер в обществе такого интересного мужчины, как вы.

— Мне тоже. Тогда не скучайте и пока займите себя чем-нибудь. Я приму душ.

— Не переживайте. На столике лежит масса свежей прессы. Я с удовольствием почитаю.

Майкл взял свой чемодан и отнес в спальню. Затем разложил вещи по полочкам в гардеробе, надел белоснежный халат и ушел в ванную. Как только он хлопнул дверью и в ванной зашумела вода, я вышла на довольно большую лоджию и набрала мобильный Руслана. Услышав мой голос, Руслан обрадовался и завалил меня кучей вопросов, касающихся Майкла. На каждый из них я исправно ответила.

— Сейчас он приведет себя в порядок, и мы едем ужинать в ресторан.

— Он сам тебе предложил?

— Сам. А что, я должна была ему предложить? Человек очень устал с дороги. Я бы не хотела ему навязываться.

— Это здорово, что он проявил желание вместе поужинать. А то бы тебе пришлось взять инициативу в свои руки.

— Он пригласил меня сам.

— Вот и хорошо. Ты должна проводить с ним как можно больше времени, чтобы завоевать его доверие. Это сыграет тебе на руку. Ты уже придумала, в какой ресторан вы поедете?

— Нет.

— Как это нет? Пойми, ты же не понравившаяся ему девушка, а его секретарь-референт, или личный администратор. Ты должна организовать дорогой ресторан, заказать столик. Куда ты его повезешь?

— Я как-то об этом не подумала.

— А зря. Это твоя прямая обязанность. Он должен тебе предлагать, а ты исполнять. Если бы это было просто личное знакомство, то и разговор был бы другой. А это твоя работа, за которую ты получишь вполне приличные деньги.

— Извини. Я же в первый раз и только начинаю набираться опыта. Теперь я буду более предусмотрительной.

— Не сомневаюсь. Только запомни, что у тебя даже первый блин не может быть комом.

— Я сейчас все исправлю.

— Возьми справочник. Обзвони приличные рестораны, остановись на одном и закажи столик. Кстати, ты уже подключила сканер и ведешь запись разговоров?

— Пока нет.

— Почему?

— Я думала, что человек только приехал…

— Это не имеет значения. Ты должна писать все разговоры. Если будешь медлить, мы можем упустить что-нибудь важное.

— Я еще не поймала частоту, на которой работает его мобильный.

— Ты должна сделать это как можно быстрее.

— Сейчас Майкл принимает душ. Как только у него зазвонит мобильный, я поймаю частоту сразу на первом звонке.

— Давай, не тяни время. Ты ксерокс уже нашла в гардеробе?

— Нет. Еще не искала.

— А когда будешь искать?

— Сейчас посмотрю.

— Вероника, давай пошустрее. У тебя слишком много дел, а срок — две недели. Я тебя отговаривал как мог, но ты сама подвизалась. Теперь спрашивать будут не только с тебя, но и с меня.

— Руслан, не переживай. Все будет нормально.

— Ты так считаешь?

— Я в этом просто уверена.

— Молодец. Твой ответ понравился бы Черепу. Он любит, чтобы все было предельно ясно и четко.

— Как хорошо, что ты не Череп.

— Если бы я был Черепом, то бросил бы к твоим ногам весь мир, чтобы тебе всего хватало и ты бы прекратила свою самодеятельность.

— Не люблю повторяться, но все же как хорошо, что ты не Череп.

— Не хочешь, чтобы я прекратил твою самодеятельность?

— Нет. Я хочу делать то, что хочу.

— Ты хочешь сказать, что это для тебя превыше всего?

— Несомненно.

— Ты как сама-то?

— Нормально.

— Уже адаптировалась?

— Я же тебе говорю, что все в порядке.

— Представляю, как ты очаровала этого Майкла. У него, наверное, слюни текут.

— Руслан, мне некогда обсуждать эту тему. У меня много работы, — тут же закончила я разговор.

Затем встала, осторожно отошла от столика с газетами, все так же осторожно подошла к ванной и прислушалась. В ванной работал душ, шум которого смешивался с веселым пением на английском языке. Отойдя от двери, я тихонько прошла в спальню, подошла к лежащему на кровати «дипломату» и попробовала его открыть. Я и не сомневалась в том, что это невозможно, а теперь окончательно убедилась в своей правоте. «Дипломат» был заперт. Необходимо узнать код, так как открывать «дипломат» подбором различных цифр можно целую вечность и это вряд ли приведет хоть к какому-нибудь результату. На всякий случай я нервно покрутила колесики «дипломата» и, поняв утопию этой затеи, положила его на место. Затем вновь вернулась в гостиную и нашла ксерокс. Признаться честно, меня немного трясло и начали сдавать нервы. Услышав, что открывается дверь ванной, я тут же метнулась к креслу, быстро села, закинула ногу за ногу и взяла в руки газету.

— Ника, вы не скучали?

Я подняла голову так, словно меня только что оторвали от чтения, и посмотрела на Майкла.

— Нет. Я так увлеклась чтением, что позабыла обо всем на свете.

— Что новенького пишут в московских газетах?

— Всего не расскажешь. Какая именно тема вас интересует?

— Тема?

— Ну да. Политика? Культура? Светские новости? Спорт? Желтая пресса со всеми сплетнями?

— Я еще и сам не определился, что именно мне интересно. Я так давно не был в Москве, что мне кажется, меня интересует буквально все.

— Сан Саныч сказал, что вы любите читать газеты. Я буду привозить их вам каждое утро. Вас это устроит?

Майкл рассмеялся и ответил с лукавством в голосе:

— Ника, я думаю, что меня устроят все ваши действия.

— Как душ? Немного освежились?

— Вспомнил московскую воду.

— А разве вода не везде одинаковая?

— Да что вы, Ника! Московская вода очень жесткая. В Штатах она значительно мягче.

— Правда? А я другой воды и не видела.

— А вы хотели бы побывать в Штатах?

— Конечно. Я думаю, что там хотел бы побывать любой россиянин.

— Тогда приезжайте в гости. Если я пришлю вам приглашение, приедете?

— У меня слишком много работы. — Я отвела глаза в сторону.

Из спальни Майкла послышался звонок мобильного телефона.

— Ника, извините. Я должен ответить.

— Ничего страшного.

Как только Майкл ушел в спальню, я бросилась к сумочке, достала маленький приборчик, размером со спичечный коробок, и принялась ловить частоту мобильного Майкла. Когда она высветилась на приборе, я выставила такую же частоту на сканере, слегка прибавила звук и услышала голос Майкла, который говорил с каким-то мужчиной на английском языке. Выключив громкость, я быстро включила запись разговора, поставила ее на автоматическое отключение и автоматическое включение при каждом новом звонке. Потом закрыла сумочку на замок, взяла справочник и принялась обзванивать рестораны Москвы…

— Ника, я готов.

Я вновь отвлеклась от газет и посмотрела на Майкла, сменившего свой серый костюм на ослепительно белый.

— Вы… — От такого вида я чуть было не потеряла дар речи.

— Что-то не так?

— Все очень хорошо, и этот костюм вам к лицу.

— А мне всегда казалось, что белый цвет недостаточно гармонирует с седыми волосами.

— А по-моему, очень даже неплохо. Рядом с вами я выгляжу серой мышью.

— Ну вы и сказали. Это рядом с вами любой мужчина теряет свою привлекательность. Вы затмите любого.

— Спасибо.

— Кстати, вы уже подобрали ресторан?

— Да, конечно. — Я встала с кресла, поправила юбку и подумала, как же все-таки удачно, что я позвонила Руслану, потому что сама бы я просто не додумалась заказать столик и, возможно, вызвала бы у Майкла большие сомнения как администратор Сан Саныча. Администратор должен все знать, все уметь и все делать крайне оперативно. — Я заказала несколько столиков в разных ресторанах.

— А зачем несколько? Вы решили ужинать до утра? От одного ресторана к другому? — В голосе американца сквозила ирония.

— Я не знала, в какой именно ресторан вы хотите пойти, потому что не успела спросить о ваших предпочтениях. Какая музыка вам нравится? Какой интерьер? Шумное или совершенно безлюдное место?

— Я бы хотел довериться вашему вкусу.

— Ну, если вы доверяете моему вкусу…

— Абсолютно.

— Я бы хотела поужинать на крыше, — загадочно улыбнулась я.

— На крыше?

— Ну да. Сейчас потрясающая погода. В Москве есть несколько ресторанчиков, которые расположены прямо на крыше. Это же здорово — возвыситься над окружающими. Я люблю там ужинать, потому что оттуда открывается очень красивый вид на Москву. Я предлагаю посетить один из таких ресторанчиков, расположенный в самом центре. Из него как на ладони видны оба шедевра: Петр работы Церетели и храм Христа Спасителя. Это очень красиво.

Мы сможем полюбоваться видами вечерней Москвы и поужинать на свежем воздухе.

— Ника, вы меня прямо заинтриговали.

— Тогда в путь.

Как только мы направились к выходу, я остановилась, посмотрела на «дипломат», который Майкл деловито держал в руке, и, отметив про себя, что он носится с ним как с писаной торбой, спросила с напускным безразличием:

— А зачем вам «дипломат»? Оставьте, тут ничего не пропадет.

— Я без «дипломата» никогда не выхожу на улицу. — На лице Майкла появилось едва заметное раздражение. Видимо, он не любил говорить на подобные темы.

— Но ведь мы едем ужинать. Вам будет с ним неудобно.

— Даже если бы здесь был сейф, я бы никогда его не оставил.

— И я знаю почему.

— Почему?

— Потому что ваш «дипломат» набит золотом. — Я постаралась перевести все в безобидную шутку.

— А вот и нет.

— Вы хотите сказать, что я не угадала?

— Нет, — повертел головой Майкл.

— Тогда не золотом, а драгоценными камнями.

— Вы опять не правы.

— Значит, в нем лежат аккуратно сложенные пачки долларов. Чуть больше миллиона.

— Я бы никогда не приехал в Москву с такими деньгами. Я не сумасшедший и пользуюсь кредитной карточкой.

— Тогда я сдаюсь.

— Это просто дурная привычка.

— А от дурных привычек нужно избавляться.

— Не от всех.

— Но ведь в ресторане вы можете его забыть, — игриво настаивала я на своем.

— Я никогда ничего не забываю, — еще более раздраженно ответил Майкл и дал понять, что эта тема исчерпана.

Руслан был прав. После всего услышанного я поверила в то, что Майкл не расстается со своим «дипломатом» даже в постели и что мне будет довольно трудно узнать код этого проклятого «дипломата» и снять копии с этих злосчастных бумаг.

— Ника, не обращайте внимание на мой «дипломат». Считайте, что это просто часть меня.

— Я понимаю, что лезу не в свои дела. Я просто хотела как лучше.

— Поверьте, лучше, чем сейчас, мне уже не будет.

— Тогда больше не будет никаких возражений. Если вы и ваш «дипломат» — единое целое, то я буду следить за тем, чтобы вы его нигде не оставили.

— Не утруждайте себя подобными мыслями. Не забивайте свою красивую головку. Я же вам сказал, что эту вещь я никогда не забываю.

Поднявшись на крышу ресторана, мы сели за столик для двоих и оба посмотрели на тот величественный вид, который предстал перед нами.

— Ника, никогда бы не подумал, — восхищался Майкл. — Вы специально вызываете во мне ностальгию по московской жизни?

— Совсем нет. Мне просто хотелось, чтобы вы ее вспомнили. Я специально выбрала именно этот ресторан, чтобы были видны эти красивые купола.

— Когда я покидал Москву, этого храма даже и близко не было. Впрочем, как и Петра.

— Все получилось здорово. Правда, Петр вышел немного костлявым.

— А он и не был никогда толстым. Кстати, мне здесь определенно нравится. Тут царит какая-то свободная легкомысленная атмосфера.

Буквально через несколько минут нам подали салат из рукколы с утиным окороком, улитки со спаржей и многие другие довольно вкусные и аппетитные блюда. Ужин прошел очень даже неплохо. Майкл был поистине привлекательный мужчина с аристократическим лицом, седыми волосами и подкупающей улыбкой. Он оказался великолепным собеседником, и мне с ним было довольно интересно. Весь вечер он не сводил с меня восторженного взгляда. К концу ужина Майкл взял мою руку и прислонился к ней своими горячими губами.

— Спасибо вам за этот незабываемый вечер. Вы очень красивы, умны и образованы, с вами приятно общаться.

— Спасибо вам. Если бы не было вас, не было бы и этого вечера.

А затем мы вместе вернулись в его квартиру, выпили по чашечке кофе, и чем больше мы общались, тем больше я чувствовала, что Майкл искренне наслаждается моим обществом. Но этот вечер должен был когда-то закончиться. Посмотрев на часы, я встала и повесила свою сумочку на плечо.

— Простите, уже поздно. Я должна ехать, а вам пора отдыхать. Завтра ровно в десять часов я у вас. В час мы должны быть на деловом обеде у Сан Саныча.

Встав рядом со мной, Майкл посмотрел на стоящий на полу «дипломат», затем перевел взгляд на меня и тихо сказал:

— Если завтра в десять вы должны ко мне приехать, то стоит ли вообще уезжать?

— Я вас не поняла.

— Я хотел сказать, что вы можете остаться у меня и не ехать домой.

— Но я тоже хочу принять душ, отдохнуть и хорошенько выспаться.

— Тут несколько комнат, и все это можно без проблем сделать здесь.

— Я люблю делать подобные вещи дома.

— Я не буду вам мешать. Не подумайте ничего плохого.

— Это исключено. Я еду домой.

Я направилась к выходу, но, услышав, как меня окликнул Майкл, резко остановилась:

— Майкл, в чем дело?

— Я хотел сказать, что вы мне очень нравитесь.

— Спасибо. Вы мне тоже. Мы сегодня весь день обмениваемся комплиментами.

— Это еще не все.

— А что еще?

— Знаете, я подумал, что нам будет хорошо в постели.

— Что?!

— Ника. Мы с вами взрослые люди, что ходить вокруг да около. Если мы друг другу нравимся, то почему бы нам не провести эту ночь в одной постели?

— Это не входит в мои обязанности и совсем не по моей части. Если вы хотите постели, я могу позвонить в фирму досуга и заказать вам девушку, отвечающую вашим вкусам и потребностям. Как администратор, я могу для вас это сделать, — отчеканила я ледяным тоном.

— Вы и есть та девушка, которая отвечает моим вкусам и потребностям.

— Простите, но я уже сказала вам, что это не входит в мои обязанности ни по отношению к Сан Санычу, ни по отношению к вам. Я администратор, а не девушка по вызову. Вы меня не за ту принимаете.

— Вы не спите с Сан Санычем?

— Нет, — вызывающе ответила я. — У нас как-то не принято мешать работу с постелью.

Мои слова не могли не произвести впечатление на Майкла. Он посмотрел на меня извиняющимся взглядом, опустил глаза и взял меня за руки:

— Ника, простите меня, пожалуйста. Я ни в коем случае не хотел вас обидеть. Просто…

— Что просто?

— Я предложил вам постель не потому, что плохо к вам отношусь. Мне бы очень хотелось, чтобы между нами было что-то большее, чем дружба.

— Я ни в коем случае не осуждаю вас, Майкл. Вы тоже мне очень понравились, но поймите, я не могу.

Перед тем как сесть в машину, я подняла голову и посмотрела на окна, в которых виднелся силуэт Майкла. Наши глаза встретились, и я помахала ему рукой. Майкл послал мне воздушный поцелуй и смотрел мне вслед до последнего момента, пока моя машина не скрылась из вида. Сев как можно удобнее, я закрыла глаза и подумала, что именно этого я и добивалась. Я знала, что для того, чтобы выполнить это задание, мне нужно ни много ни мало заинтриговать Майкла. У меня был свой метод интриг с мужчинами, я могла их дразнить, позволяла им приближаться, но при этом оставалась неуловимой.

Зачастую мужчины, познакомившись с красивой женщиной, автоматически относят ее к разряду безмозглых дурочек, но я докажу. Я обязательно докажу, что бывает и другой вариант.