Клан Инугами

У смертного одра богатого главы клана Инугами собираются все его родичи, чтобы узнать последнюю волю патриарха. Когда же зачитывается завещание покойного, выясняется лишь одно — кровавой битвы за состояние не избежать. И действительно, члены клана один за другим становятся жертвами ритуальных убийств. Проникая в темные тайны запретных страстей, чудовищных жестокостей и прячущихся под масками лиц, сыщик Киндаити распутывает сложную паутину человеческих взаимоотношений и чувств, скрывающихся за этими убийствами.

Предыстория

Сахэй Инугами, один из крупнейших предпринимателей района Синсю, основатель «Корпорации Инугами», прозванный Королем японского шелка, умер в феврале 194… года на своей приозерной вилле в Насу в почтенном возрасте восьмидесяти одного года. По его смерти Фонд Инугами собрал и опубликовал все, что десятилетиями писали газеты и журналы об этом самородке, — все истории в жанре «из грязи в князи». На данный момент «Биография Сахэя Инугами» — наиболее полное и достоверное описание его жизни.

Согласно этой книге, Сахэй с малолетства остался сиротой, а у озера Насу оказался, когда ему исполнилось семнадцать. Он не знал ни места своего рождения, ни своих родителей, ни даже было ли его необычное имя — «собачье божество» — унаследовано от предков или дано каким-то человеком с буйным воображением.

Большинство людей, добившись богатства или известности, стараются приукрасить свое родословное древо, а вот Сахэй Инугами даже не пытался сделать это.

— Всяк человек рождается гол как сокол, — любил повторять он. — До семнадцати лет я был побирушкой, бродил с места на место, — говорил он, ничуть не смущаясь. — Ну а когда оказался в Насу и господин Нономия приютил меня в своем доме, тут судьба мне наконец-то улыбнулась.

Дайни Нономия был жрецом святилища Насу, синтоистского храма, украшающего берега озера Насу. Сахэй по гроб жизни почитал себя у него в долгу. Щедрость Дайни так впечаталась в его сознание, что обычно дерзкий и надменный Сахэй, чуть только упоминалось имя Нономия, всегда почтительно расправлял плечи. Его неизменная благодарность и преданность семье жреца, безусловно, достойна похвалы. Однако Сахэй так и не смог понять, что все — даже благодарность — имеет пределы, которые не следует преступать, не смог предусмотреть, что эта чрезмерная благодарность к семье Нономия вовлечет его собственную семью в череду кровавых событий после его смерти. Пусть это послужит уроком нам всем: даже к самым благим намерениям следует относиться с величайшей осмотрительностью, иначе и они могут привести к, большой беде.

Женщина необычайной красоты

Восемнадцатого октября, спустя восемь месяцев после смерти Сахэя, в гостинице под названием «Трактир Насу», стоявшей на самом берегу озера, появился человек. Выглядел он, мягко говоря, более чем невзрачно: лет тридцати пяти, худощав, с непокорной копной волос, в немодном кимоно из саржи и плиссированных хакама с широкими штанинами — и то и другое было сильно помято и поношенно. А еще он немного заикался. В книгу регистрации он вписал имя — Коскэ Киндаити.

Кто читал о подвигах Киндаити в серии хроник, которые начались с «Убийств в Хондзине», те, без сомнения, уже с ним знакомы. Читателям же, еще не встречавшимся с ним, я коротко его представлю.

Коскэ Киндаити — частный сыщик. Что-то в нем есть такое, непостижимое, — как будто он витает высоко над всеми заботами и страстями мира. Внешне этот заикающийся скромный малый ничем не примечателен, но о его выдающихся логических способностях и умении делать выводы свидетельствуют расследования убийств в Хондзине, на острове Гокумон и в деревне Яцухака. Когда он волнуется, его заикание становится заметней, и он начинает с пугающим остервенением чесать свою взъерошенную голову. Привычка не очень приятная.

Едва служанка ввела его в устланную татами комнату на втором этаже, откуда открывается вид на озеро, Киндаити немедленно схватил телефон и попросил оператора дать внешнюю линию.

— Да, значит, через час. Прекрасно. Буду вас ждать. — Он положил трубку и оглянулся на служанку. — Я жду кое-кого, примерно через час. Когда он придет и спросит меня, пожалуйста, проводите его в эту комнату. Моя фамилия? Киндаити.