Клон Ельцина, или Как разводят народы

Мухин Юрий Игнатьевич

Глава 2

ГЛАВНЫЕ АФЕРИСТЫ ГОСУДАРСТВА

 

 

В 2002 году «Дуэль» опубликовала распространенное в Интернете выступление представителя американских диссидентов Кристофера Боллина по поводу теракта 11 сентября 2001 г. в США. Боллин практически без обиняков указал на спецслужбы США как на преступников, организовавших это преступление. Думаю, что 99 % средних обывателей на это заявление возмущенно замахали руками: «Боллин спятил! Как могут люди, предназначенные для предотвращения подобных преступлений, сами их организовать?! Это абсурд!» Да, согласен, против подобных заявлений протестует все естество, весь опыт, все, что видел, читал, слышал. Тем не менее, давайте, не спеша, рассмотрим и обдумаем то, что представляют из себя спецслужбы основных стран в настоящее время. Но сначала несколько слов о правоохранительных органах вообще.

 

Награда за победу — упразднение победителя

Мне уже приходилось писать, что наши суды и прокуратура, обюрократившись, полностью перестали служить народу и сформировались в паразитические бюрократические органы на шее населения. Что нужно народам всех стран? Им нужно отсутствие преступлений, но отсутствие Преступлений, во-первых, делает ненужными суд и прокуратуру, а во-вторых, победа над преступностью требует от работников суда и прокуратуры ума и трудолюбия. А как много умных людей в наше время попадает в эти органы?

Поэтому нынешняя юстиция, причем во всех «цивилизованных» странах, заявляет, что ее задача — это не отсутствие преступности, а некое «правосудие». Но если вдуматься, то кому это «правосудие» нужно, кроме самих юристов? Представьте, что у нас в стране прекрасное «правосудие», но из-за бандитов и убийц на улицу нельзя выйти. И что — нам нужно такую ситуацию считать большим счастьем? Однако именно такая ситуация — это счастье для суда и прокуратуры: раз общество захлестнула преступность, то для «правосудия» море работы, море взяток и т. д.

Кроме этого, под «правосудием» нынешние юристы понимают не такое положение вещей, когда наказывают только виновных и ни один невиновный не страдает, а всего лишь исполнение процессуальных, для них чуть ли не ритуальных, законов и правил. В результате преступника освобождают только потому, что полицейский не зачитал ему перед арестом его права, как мы это видим из американских детективов. Но если суд реального преступника освобождает по формальным причинам, то при чем же здесь правосудие?

Однако общие правоохранительные органы, если и поддерживают преступность на высоком уровне, то хотя бы не плодят ее явно, а вот создаваемые для борьбы с отдельными преступлениями спецслужбы для своего существования прямо совершают преступления против своего народа и государства. Обыватель в это не может поверить из-за своей умственной ограниченности. (Как можно думать, что ФБР и ЦРУ совершают преступления против США? Как можно думать, что ФСБ совершает преступление против России? Это абсурд!) Между тем в это не требуется верить, нужно просто попробовать вообразить себя на месте работника этих спецслужб, попробовать понять, в чем их интересы.

Если обратиться к истории, то я могу вспомнить только такой наиболее старый случай инициирования спецслужбой преступлений, с которыми она должна бороться. Описал его русский чиновник П.И. Мельников в своем романе «В лесах» и в специальной сноске подчеркнул, что данный случай является фактом.

В 40-х годах XIX столетия Николай I создал спецслужбу по борьбе с конокрадством. А на огромных просторах лесного Заволжья этого преступления не существовало вовсе. Крестьяне там не имели пастухов, лошадей и скот утром выгоняли в леса, а вечером они сами возвращались домой. Для экстренного поиска лошадей им цепляли на шею колокольчики или бубенчики. Скот (коров и овец) воровали, таких воров скота крестьяне называли «волками», и у этих «волков» был сбыт ворованного — они продавали украденное мясо купцам на солонину для волжских бурлаков. Но лошадей никто и никогда не воровал. Однако, как только в этот район приехал комиссар по борьбе с конокрадством, практически сразу же началось и конокрадство. Эти события настолько четко последовали одно за другим, что у крестьян эти комиссары, а после упразднения комиссаров заменившие их чиновники получили прочное прозвище «конокрады». Сам Мельников, судя по всему, рассматривает этот случай как анекдот, как случайное совпадение. Ему тоже было трудно поверить в то, что сама спецслужба может инициировать преступление.

Между тем было бы анекдотом, если бы в область с разгулом конокрадства приехал комиссар по борьбе с ним и конокрадство бы вдруг прекратилось. Вот это бы было необычайно! А то, что оно началось с учреждением спецслужбы, — вот это как раз естественно. Ну поставьте себя на место этот комиссара.

Его назначили в эту область с хорошим жалованьем, с квартирными, достаточными для оплаты особняка, с дровяными, кормовыми, с проездными, с представительскими и прочими деньгами. Ему разрешено ездить тройкой и с колокольчиком, а это значит, что не только крестьяне, но и купцы обязаны уступать ему дорогу. Он счастлив. Одно плохо: как минимум один раз в год он должен посылать в Петербург отчет о своей работе. А что в нем писать? «Украдено лошадей — 0, поймано конокрадов — 0, предотвращен ущерб — 0»? Ну и сколько же лет Петербург будет платить ему деньги взамен такой отчетности? Ведь если воровства лошадей не будет, то через 2–3 года его должность просто упразднят, а назначат ли его на лучшую должность? Должностей мало, а желающих их получить много… Как ни вертись, но если ты комиссар по борьбе с конокрадством, то конокрадство в твоей области обязано быть, даже если его тут не было со времен царя Гороха.

Это не значит, что комиссар сам бросился воровать лошадей, — зачем? Да и опасно это. Думаю, что он с ознакомительными целями объехал окрестные губернии, а там в каталажках посетил конокрадов, ожидающих суда и кнута, и гордо похвастался перед ними, что он в Заволжье искоренил конокрадство так, что крестьяне своих лошадей вовсе не охраняют. Ну и конокрады съехались в Заволжье, чтобы посмотреть на лошадей, пасущихся без сторожей. А раз конокрадство началось, то и комиссару по борьбе с конокрадством есть теперь о чем написать в отчетах, теперь он за свою судьбу может быть спокоен.

Вот в этом пакостность специализации борьбы с чем-либо. С одной стороны, специализация, как и в любых других отраслях, сулит эффективность. Но, с другой стороны, аппарат этой борьбы с победой гибнет сам. А это люди. И этим людям отнюдь не в радость в середине или на склоне карьеры вдруг менять профессию и начинать с азов и с небольшой зарплаты. Поэтому им не до победы в объявленной войне — им важно сохранить себя, а не общество, раз уж у общества хватило ума их специализировать.

В этом плане общие полиция или милиция выгодно отличаются от спецслужб. У них работа всегда есть, а при нынешнем мировом падении морали и всегда будет. И если даже какой-нибудь участковый Аниськин искоренит в своей деревне преступность начисто, то его наградят медалью, но должность его не упразднят, поскольку все понимают, что хоть один-то милиционер обязан быть на всякий случай.

 

Содружество преступников и «борцов» с ней

Когда во главе страны кретины, то любые спецслужбы имеют возможность свое существование сделать самоцелью, перестать работать на интересы общества, и даже наоборот, — заставить все государство работать на себя. Кристофер Боллин писал: «Стоит припомнить, что в результате объявления „войны наркотикам“ число наркоманов на улицах Америки возросло точно так же, как и в результате „борьбы с неграмотностью“, после которой еще меньше детей стали уметь читать». Что касается второго утверждения, то напомню, что президент Клинтон в 1997 г. в своем обращении к нации поставил задачу научить читать и писать всех 10-летних американцев, а пришедший к власти Буш-младший скорректировал эту задачу достижением грамотности 12-летних, тем не менее 77 % американских восьмиклассников не способны сдать экзамен по чтению. Так что тут Боллин ничуть не перегибает палку.

В деле же «войны с наркотиками» следует взглянуть на проблему со стороны. И когда мы так взглянем, то не сможем не удивиться. Во всем мире наиболее охваченной наркоманией страной являются США — «самая цивилизованная» страна, нынешний «лидер всего мира». В то же время целый ряд, по мнению США, «не цивилизованных» стран проблемы наркотиков вообще не имеют. Это не только Куба или КНДР, это и союзник США по НАТО Турция, и арабские страны, и Ирак, и масса других стран, в число которых входил и СССР. Причем нельзя сказать, что в США больше свободы и из-за этого, дескать, туда легко проникают наркотики. Въезд в США затруднен настолько, что туда и туристу не просто попасть, а нелегальная эмиграция жестко преследуется. (По данным Института Карнеги, по состоянию на 2002 г. американское посольство в Москве отказало во въездных визах в США 80 % российских граждан, обращавшихся за ними. А посольства Евросоюза, к примеру, отказывают всего лишь 4 %.) По этой жесткости США никак невозможно сравнить, к примеру, с Турцией, куда туристы из России ездят совершенно свободно. И наказание за распространение наркотиков в США тоже очень сурово. Тем не менее в США сплошная наркомания, а в Турции ее нет.

Но зато в Турции наркодельцами занимается обычная полиция и только, а в США — и ЦРУ, и ФБР, и специальная служба по борьбе с наркотиками с годовым бюджетом в 13 млрд. долларов. Давайте прикинем, что это значит. Если считать средний годовой доход тех, кто работает в этой службе, кто поставляет ей оружие, компьютеры, спутниковую информацию и т. д., в 50 тыс. долларов (в 5 раз ниже, чем у президента), то тогда в США «борются» с наркотиками 260 тыс. человек. Если в США пригласят на помощь турецких или иранских полицейских и судей и те за пару лет победят наркоманию, то чем же после этой победы должны будут заниматься эти 260 тыс. человек? То есть если посмотреть на проблему наркотиков именно с этой стороны — со стороны существования самой спецслужбы, то все становится естественным: не потому в США так много людей за счет общества занимаются «борьбой» с наркоманией, что у граждан США очень уж большая тяга к наркотикам, а потому в США такая большая наркомания, что в США на шее общества сидит самая большая в мире служба по борьбе с наркотиками.

Интересно, что если США все же назначают себе сроки, когда все 12-летние американцы научатся читать, то сроки, когда же четверть миллиона «профессионалов» победят наркоманию, в США даже не обговариваются — вечно будут бороться.

То, что торговля наркотиками находится под покровительством спецслужб США, не очень и скрывается. Когда руководителя специальной бригады стратегической борьбы с наркотиками в США Майкла Леви приперли к стене прямыми вопросами о результатах его 30-летней «борьбы», то он заявил, что при расследовании каждого крупного случая, грозившего реальным ударом по наркомафии, приходило, дескать, ЦРУ и забирало материалы этого расследования. И хотя такое объяснение крайне наивно — ведь Леви мог жаловаться и генеральному прокурору, и президенту, и конгрессу, но в активное участие ЦРУ в этом бизнесе можно поверить. Скажем, по данным немецкой разведки, президент Панамы Мануэль Норьега не только был наркоторговцем и отмывателем денег, но и платным агентом ЦРУ, причем ЦРУ платило ему почти столько же, сколько официально получает президент США, — 200 тыс. долларов в год. И так бы длилось до старости Норьеги, если бы он не вышел из-под контроля (что с агентами часто случается, как мы это увидим ниже) по другому поводу — он национализировал Панамский канал. Тогда против Панамы была проведена известная военная операция с захватом Норьеги именно из-за канала, а уже потом эта операция пошла в актив рекламной кампании спецслужб по борьбе с наркоманией.

Реклама рекламой, а на самом деле в мире и в США спокойно существует мощная и расширяющаяся вместе с расширением спецслужб сеть торговли наркотиками. И именно спецслужбы дали этой сети организоваться, насытили ее своими агентами и… не трогают ее. Распространением наркотиков ежегодно начинают заниматься все новые и новые люди, привлеченные легким заработком. Кроме этого в самой сети могут ежегодно образовываться сбои — отказы платить взятки, ненужная самостоятельность и т. д. Вот этот «мусор» в среде наркобаронов спецслужбы арестовывают и отдают под суд, успокаивая общество видимостью борьбы с наркоманией и доказывая ему свою полезность. А в результате все довольны, все при деле. Никаких серьезных сбоев в расширении торговли наркотиками спецслужбы (особенно спецслужбы США) не допускают, и допустить не могут.

Давайте пока только с точки зрения торговли наркотиками рассмотрим вторжение США в Афганистан. Бывший министр обороны ФРГ, а затем председатель комитета по контролю за спецслужбами Андреас фон Бюлов в интервью немецкой газете «Тагесшпигель» от 13 января 2002 г. без каких либо сомнений «отцовство» афганского движения Талибан отдает ЦРУ:

«С решающей поддержкой спецслужб США не менее 30 000 мусульманских боевиков было обучено в Афганистане и Пакистане, в том числе и группа фанатиков, которые были и до сих пор готовы на что угодно.

И один из них это Усама бен Ладен. Я писал еще несколько лет назад: „Вот из этого выродка ЦРУ вырос Талибан в Афганистане, который подготовили на Коране в школах, финансируемых с помощью американцев и саудовцев“» . [7]

Итак, американцы обеспечили победу в Афганистане крайних фанатиков-талибов — т. е. создали в мире некий район, на который мировое сообщество не имело якобы никакого влияния. И в этом районе начинает энергично выращиваться опийный мак и создается инфраструктура (заводы, склады, дороги) по производству героина. К 1998 г. в Афганистане его производится 70 % от мирового. И пока Талибан производил героин, мировому сообществу внушалась мысль, что никто ничего с этим Талибаном поделать не может. Идиллия длилась до 1998 г., когда фанатики в Талибане вдруг взяли и решили прекратить травить людей — поля опиумного мака на территории, контролируемой Талибаном (а это 90 % территории Афганистана), были уничтожены, производство героина прекращено! И ни одна другая страна в мире компенсировать это падение производства героина не смогла. С кислой физиономией официальной радости США премировали Талибан суммой в 43 млн. долларов. Но…

Но, как вы знаете, в 2001 г. Талибану за эту радость пришлось заплатить: «мировое сообщество» во главе с США его разгромило (или, по крайней мере, загнало в подполье). И результат сразу же дал себя знать. Уже в январе 2002 г. Пакистан ловит первую партию в полтонны героина именно из южных районов Афганистана — из тех, которые раньше контролировались талибами и были два года чисты по героину. Пакистанский генерал Зафар Абаз, командующий пакистанским округом Белуджистан, примыкающим к южным провинциям Афганистана, сообщая об этом австралийскому телеканалу СБС (SBS), заявил: «Это всем известный факт, что южный Афганистан, который наводнен наркофабриками и наркоскладами, не был подвержен американской бомбардировке вовсе». То есть, ведя свою «борьбу с терроризмом», американцы бомбили Афганистан так аккуратно, что бомбы падали и на их союзников, и собственно на американских солдат, но наркопромышленность Афганистана не пострадала и немедленно начала работу.

«…Спустя всего год после ухода „талибов“, под плантации мака в уходящем году пошло более 150 тысяч гектаров самых лучших пахотных земель на равнинах севернее Гиндукуша, где притоки Амударьи образуют широкие и плодородные долины. Под мак ушли земли в Кабулистане, в долинах рек Кабул, Логар, Сароби и Лагман, в центральной части страны — на нагорье Хазараджат, а также в долинах провинции Герируд (близ Герата) и Гильменд. В производстве, обработке, транспортировке и продаже опия занято до 75 % взрослого населения Афганистана. Сегодня европейский рынок обеспечен афганским героином почти на 80 %, в США этот показатель доведен до 35 %. Всего же афганский героин составляет почти 65 % мирового объема его производства и около 55 % опийного рынка. Эти данные содержатся в распространенном в Лондоне докладе группы специалистов ООН во главе с Брайаном Тейлором» . [9]

Можете расценивать этот факт как хотите, но согласитесь, что падение производства героина в мире более чем наполовину со временем могло привести и к пропорциональному сокращению ассигнований США на борьбу с наркотиками. Ну как спецслужбы США могли допустить то, что вело к их сокращению?

 

Агенты — основные поставщики информации

Поскольку широкая публика черпает свои познания о полиции и спецслужбах в основном из детективов и хвалебных рассказов членов этих организаций о своих подвигах, то в обществе сложилось мнение, что сотрудники правоохранительных органов разыскивают преступников в основном по уликам, оставляемым теми на месте преступления. Конечно, это тоже имеет место. Но основная масса информации о преступниках даже общей полиции поступает от агентов, а в спецслужбах — 100 % информации. Ведь, скажем, шпионы совершают свои преступления так, чтобы не было видно самого преступления. Как о нем узнать? И оперативные работники спецслужб — это люди, которые имеют десятки, а то и сотни агентов — людей, которые находятся в тех местах, где преступление совершается, готовится или может совершиться, и сообщают об этом сотруднику спецслужбы. То есть сотрудники правоохранительных (разоблачающих) спецслужб действуют точно так же, как и сотрудники разведывательных спецслужб — резиденты разведки. И те и другие исполняют свои функции при помощи агентов.

И вот тут возникает очень опасная для общества ситуация. Это в кино у детектива есть агент, который представляется неким бездельником, который неизвестно почему вращается в преступной среде и за небольшие деньги поставляет детективу важные сведения о преступлениях. Сами посудите: ну какие нормальные преступники допустят в свою среду подобного типа? Они будут откровенны только с такими же преступниками, как и они сами. Поэтому, как на этот вопрос ни смотри, но наиболее ценными агентами спецслужб должны быть те же преступники, с которыми спецслужба ведет борьбу. По-другому тут ничего не сделаешь.

А это значит, что часть преступного мира находится под защитой спецслужб и преступления этих агентов спецслужб остаются безнаказанными. Предположим, что вы сотрудник агентства по борьбе с наркотиками и вас направили в некий город, чтобы вы здесь организовали борьбу с ними. С чего вам начать? Вам нужно найти источник получения сведений об этой среде. Можно конечно поймать наркоманов и бить их до тех пор, пока те не признаются, у кого они купили дозу. Возможно, вы так поймаете мелкого торговца, если он не успеет выбросить те несколько порций, что обычно имеет при себе. Но дальше вы не двинетесь, поскольку те, кто торгует даже мелкооптовыми партиями, прервут контакты с теми, кто у вас под подозрением. То есть вы обречены заполнять протоколы на рядовых наркоманов, не имея возможности ни поймать крупную партию наркотиков, ни, соответственно, продвинуться по службе. И отсюда неумолимо следует, что вам в качестве агента нужен солидный преступник, которому доверяют остальные преступники и который может вам их сдать, т. е. сообщить в нужный момент данные, по которым вы сможете поймать крупного наркоторговца с поличным.

В результате сложится очень сомнительный для общества, но взаимовыгодный для вас союз: вы получите возможность регулярно отличаться арестами конкурентов вашего агента, а ваш агент получит надежную «крышу» для своего бизнеса. И поди теперь разберись, кто у кого является агентом и кто кого использует. А ведь это обычная практика спецслужб — ее стесняются и о ней не говорит ни одна из сторон, тем не менее, организация в государстве очередной спецслужбы так или иначе приводит к подобному симбиозу. Более того, главенствующим в этом симбиозе очень часто становится именно преступная сторона — спецслужбы начинают работать фактически на нее, а не на государство. Особенно хорошо это видно на примере политических организаций, преступных в данном государстве.

 

Спецслужбы и революционеры

Внешне кажется, что контакт служб с политическими противниками затруднен, ведь в случае революционеров дело идет о фанатиках, у которых агентов не купишь деньгами. (Купить можно только мелочь, рядовых членов, но ведь и толку от мелочи не много). Но на самом деле это не так, даже если не принимать во внимание те «революционные» организации, которые сами спецслужбы и создают. Революционеры любого толка, а не салонная болтливая интеллигенция, это люди дела, для которых цель всегда оправдывает средства. То есть эти люди охотно используют любые средства, лишь бы они были дешевле их цели. И таким средством для революционеров являются и спецслужбы, которые с их, революционеров, точки зрения, грех не использовать для достижения цели. Нельзя забывать, что фанатикам могут противостоять только фанатики, то есть революционерам должна противостоять спецслужба, тоже укомплектованная фанатиками-контрреволюционерами, но такие службы очень редки. В спецслужбы люди идут за деньгами, за орденами и т. д. Как такие «профессионалы» могут противостоять людям, которые на алтарь своей цели кладут свои жизни?

Пусть и не афишируя этого, пусть и стесняясь, но настоящие революционеры никогда не брезговали использовать возможности спецслужб для своих революционных целей. Вспомним, что Ленина обвиняют до сих пор в том, что он получал деньги от немецких спецслужб. Правда, обвиняют его в этом антикоммунисты, а они не блещут умом и при отсутствии реальных фактов нагородили множество фальшивок. Эти фальшивки не могут не вызвать сомнений в контактах Ленина с немцами, но сама логика борьбы и фанатизм Ленина у меня лично не вызывает колебаний: он, безусловно, мог использовать германский Генштаб для целей коммунистической революции. (Кроме этого, германский Генштаб в этом случае выглядит крайне умственно убогим: у немцев не хватило ума понять, кому они дают деньги и на что. Ведь победа Ленина воодушевила революционеров в самой Германии — стало ясно, что победа революции возможна. В результате уже в ноябре 1918 года революция в Германии смела и сам германский Генштаб, и то государство, во благо которого этот Генштаб якобы давал Ленину деньги).

В плане получения денег от спецслужб революционеры сомнений не имеют. Когда в начале 20-х Троцкий стал терпеть идейное поражение от Сталина и доступ его к партийной кассе большевиков стал ограничен, то он без колебаний предложил командующему тогдашней немецкой армии фон Секту услуги шпионского характера и получил за это несколько сот тысяч марок на пропаганду своих идей в России. Польский революционер, глава партии польских социалистов Юзеф Пилсудский с началом Русско-японской войны немедленно выехал в Японию и предложил ей услуги шпионского характера и план восстания в Польше с последующим развалом Российской империи. Правда, японцам развал Российской империи был абсолютно ни к чему (они имели ограниченные цели только на Тихом океане), но немного денег Пилсудскому они на всякий случай дали. Есть сведения, что японцы давали деньги и большевикам, и остальным революционерам, да и было бы странно, если бы они этого не делали. Когда ухудшились отношения России и Австро-Венгрии в связи с аннексией последней Боснии и Герцеговины, тот же Пилсудский предложил такие же услуги австрийскому Генштабу и, в общем, добился от него помощи на свое дело.

 

Спецслужба на службе у врага государства

Но наиболее впечатляющ по результатам симбиоз партии социалистов-революционеров и Охранного отделения Российской империи. Эту спецслужбу Российскую империю угораздило создать в 1881 г. как раз для борьбы с этой самой партией социалистов-революционеров, сокращенно — эсеров. В 1893 г. Охранному отделению повезло — оно смогло завербовать в свои ряды 24-летнего эсера Евно Азефа. Но от рядового члена партии как агента толку мало, и Охранное отделение помогает Евно делать революционную карьеру, а это означает, что оно закрывает глаза, либо прямо помогает Азефу совершать террористические акты против членов царского правительства. Терпение и труды дали свои результаты, и в 1903 г. Азеф возглавляет Боевую организацию всей партии эсеров, а в 1905 г. становится одним из ее наиболее авторитетных руководителей. Я, к сожалению, не могу сказать, сколько же царских чиновников Охранное отделение позволило убить Азефу, чтобы он достиг этих высот, но, заняв эти высоты, Азеф развернулся. Именно когда он возглавлял Боевую организацию социалистов-революционеров, эсеровский террор достиг в России максимальных размеров и максимальной эффективности.

Сдавая часть своих товарищей Охранному отделению, чтобы те могли иметь чины и должности, революционеры, говоря словами Путина, царских чиновников «мочили в сортире». Убивали всех: и дядю царя, и министров, и губернаторов, и полицмейстеров, и вообще всех, кто косо на революционеров глянет. Не вижу необходимости уж очень подробно описывать результаты объединения эсеров со спецслужбой царя, а просто дам несколько фактов из довольно объективных воспоминаний: мемуаров военного министра России в 1904–1909 гг. А. Редигера и дневников жены заместителя министра внутренних дел А. Богданович.

Командир лейб-гвардии саперного батальона полковник И. Тотлебен посмел выгнать из казарм революционного агитатора — тяжело ранен эсэрами; командир Кронштадтского порта адмирал К. Кузьмич за то же — убит; командующий Черноморским флотом адмирал Г. Чухнин — тяжело ранен; генерал Мин, командир Семеновского полка, участвовал в подавлении мятежа в Москве — убит; председатель Особого совещания по охране государственного порядка граф А. Игнатьев — убит; начальник Генштаба Российской армии генерал-лейтенант В. Сахаров — убит; советник губернского правления Тамбовской губернии Г. Луженовский подавлял бунты в губернии — убит будущим лидером левых эсеров М. Спиридоновой; задержавший ее на месте преступления подъесаул Абрамов «истязал кулаками и каблуками девицу Спиридонову» — убит. Убит министр внутренних дел и шеф жандармов В. Плеве, убит дядя царя, московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович.

В любой, даже победной атаке гибнут свои солдаты, и Азеф отдавал в жертву часть эсеров, сдавая их Охранному управлению, но за счет этого предательства (?) осуществлял победный террор. Цинично? Да, со стороны — да! Но у Азефа была цель, и выбранные им средства для достижения этой цели были менее тяжелы, нежели действия Боевой организации эсеров без сотрудничества с Охранным отделением. Фанатик цинично использовал алчных «профессионалов» спецслужбы в деле революции. И каков был эффект!

Эсерам удалось запугать царскую бюрократию до животного страха. Комендант Риги бросил гарнизон и вверенную ему дивизию, переоделся в штатское платье и бежал в Петербург. Вновь назначенного губернатора Туркестанского края на вокзале встретила небольшая группа рабочих с оркестром, который при выходе губернатора из вагона заиграл «Марсельезу». Губернатор снял шапку и выслушал революционный гимн в стойке «смирно». Военный министр А. Редигер, недовольный своим главным военным прокурором, назначил нового, более решительного — В. Павлова. Тот, однако, немедленно получил из Охранного отделения сообщение, что его уже «заказали». Перестал выходить из дому, все дела подписывал только у себя. Дошло до смешного: его начальник А. Редигер не мог вызвать его даже на совещания и ездил по делам к нему на дом. Через полгода Павлов вышел во двор погулять — и был убит. Министр внутренних дел П. Дурново поехал за границу на лечение, там его настигла эсерка Т. Леонтьева, произведшая в принципе удачное покушение — спутав Дурново с посторонним, она убила швейцарца Мюллера. Бедный Дурново дал телеграмму в Петербург: можно ли ему вернуться? Охранное отделениепосоветовало своему начальнику повременить, так как, по сведениям Охранного отделения, 6 человек получили «заказ» на Дурново. Царь, несмотря на сентябрьские холода, сидел на своей яхте в финских шхерах, так как Столыпин просил его не возвращаться в Петербург — опасно! Может, А. Богданович и ошибается, но она отметила в своем дневнике, что только в марте 1907 г. революционеры убили 650 человек. В 1905–1907 гг. были убиты 2 министра, 33 губернатора и 7 генералов!

Причем, пользуясь своим положением агента Охранного отделения, Е. Азеф создал свою сеть агентуры в России исключительной мощности. Из воспоминаний бывшего начальника Петербургского охранного отделения А. Герасимова следует, что когда он стал куратором Азефа, то выяснилось, что Азеф знает о всех передвижениях царя, все планы его поездок лучше, чем сам Герасимов, хотя именно на Герасимове лежала ответственность за охрану царя. Герасимов провел расследование, и выяснилось, что агентом Азефа является царский чиновник столь высокого ранга, что даже премьер-министр России Столыпин не решился его трогать, а Герасимов побоялся упоминать его фамилию в воспоминаниях. Причем тут речь, видимо, шла не только о чиновничьей робости, но и о нежелании раскрыть самого Азефа.

Вот и судите о том, кто кого использовал: охранка Азефа или Азеф охранку? Но главное, конечно, результат. А в результате столь мощного удара эсеров по царскому чиновничеству царь вынужден был объявить «свободы», то есть открыл путь для легальной революционной пропаганды в империи, не готовой, да и не способной дать отпор этому сильнейшему роду войск противника, и создал разрушителя России — Думу, которая хотя и была порядочнее нынешней, но свое черное дело, в конце концов, сделала.

Российскую империю уничтожали многие, в первую очередь царь, его алчные сановники и прочая, прочая, прочая. И, как видите, Охранное отделение, созданное с целью защиты империи, в ее разрушении сыграло не последнюю роль. Это в пассиве.

А что в активе создания этой спецслужбы? Да, царя она сберегла от терактов, но только для того, чтобы его расстреляли после революции. Еще служащие Охранного отделения получали чины и награды за поимку части боевиков-эсеров, но обезвреживание этих боевиков ничего России не дало. Да еще миллионы рублей из секретных фондов российской казны, которые чины Охранного отделения рассовали по карманам под видом якобы выдачи их секретным агентам. Не густо…

Между прочим, эсеры достигли бы еще больших революционных успехов, если бы и их не поразила та же глупость, что и русских царей, начиная от Николая I, — эсеры создали собственную спецслужбу для борьбы с агентами Охранного отделения в своих рядах. А поскольку своим террором они запугали не только царских чиновников, но и буржуазию, то в деньгах они недостатка не испытывали. Поэтому спецслужба эсеров под руководством В. Бурцева купила нужных сотрудников Охранного отделения так же легко, как и американцы 80 лет спустя купили дрянь, типа Калугина, в КГБ. И хотя Азеф в охранке был тщательно засекречен, Бурцев его, в конце концов, вскрыл. И нет бы это дело решить тихо и продолжать использовать для дела революции Охранное отделение, так Бурцев раскудахтался на весь свет о победе своей спецслужбы! В результате в 1908 г. Азеф вынужден был уйти из партии. И одновременно резко пошло на спад и революционное движение России. Сейчас это объясняют усталостью масс. Может быть, но, согласитесь, потеря такого союзника революции, как Охранное отделение, тоже ведь что-то значит.

 

Спецслужба и ее агенты: кто кого?

Практически во всей литературе о спецслужбах их работники предстают в виде этаких храбрых интеллектуалов, которые ведут и выигрывают «игру» с противостоящими им и совершенно не играющимися преступниками. Это естественно, поскольку данные о тайных операциях поступают в открытую печать от спецслужб и эти данные рекламно препарированы. Однако если рассматривать даже наиболее известные операции без ангажированности, то далеко не всегда можно с уверенностью сказать, что спецслужбы переиграли преступников, чаще всего приходится констатировать все тот же обоюдный интерес, безусловно грязный со стороны участвующей в деле спецслужбы.

Возьмем, к примеру, убийство Кирова, одного из наиболее умных и энергичных государственных деятелей СССР. Органы государственной безопасности даже по тем временам охраняли его очень тщательно. По крайней мере, так кажется на первый взгляд. Приехавший в Ленинград и пришедший к месту работы Кирова его юношеский приятель был схвачен, арестован и жестоко избит только за попытку заглянуть в подъехавший к Смольному правительственный автомобиль. А убийца Кирова Николаев днями ошивался на этом же месте с револьвером в кармане и задержан был, в конце концов, не органами госбезопасности, а милицией. Нам предлагают думать, что это случайно. У милиции Николаева забирают органы госбезопасности и… выпускают, вернув револьвер! Опять случайно? Николаев, видимо не вполне адекватный тип, ревновавший к Кирову свою жену, работницу Смольного, снова идет к Смольному и проходит внутрь. Снова случайно? Киров входит в Смольный и появляется в коридоре. Вот тут бы телохранителю и занять позицию возле Кирова, но телохранитель в это время куда-то делся. Разумеется, случайно. И так же случайно вместо него в коридоре появляется Николаев и стреляет Кирову в затылок. В Ленинград приезжает Сталин, чтобы лично провести следствие. Естественно, сразу же требует привести к себе для допроса телохранителя Кирова. Того везут, но по дороге телохранитель случайно гибнет в автомобильной аварии, и допрашивать становится некого…

Даже если бы тогдашний шеф спецслужб нарком НКВД Г. Ягода впоследствии и не признался в организации убийства Кирова, то разве могут быть в этом сомнения после рассмотрения цепи этих «случайностей»? Даже такой никчемный разведчик как Суворов, в девичестве Резун, и тот учит, что случайность бывает только один раз, остальные разы — это уже не случайность. То есть в деле Кирова спецслужба подвела потенциального убийцу к намеченной ею жертве, и в целом тут можно сказать, что спецслужба переиграла Николаева. Но как это сказать, если Николаев сам хотел убить Кирова? Кто тут «переиграл»? Здесь интерес преступника совпал с интересом спецслужбы, но интерес спецслужбы был грязным — антигосударственным. Аналогичный случай — убийство премьер-министра Израиля Рабина. По версии, поступившей, естественно, от израильских спецслужб, они выявили фанатика, замыслившего убить Рабина. Чтобы взять его с поличным, они через своего агента передали фанатику пистолет с якобы негодными патронами и подвели фанатика к премьеру. Однако ушлый террорист заподозрил подвох, сам заменил патроны на боевые, и Рабина похоронили. В такой интерпретации событий кажется, что фанатик оказался умнее и «переиграл» спецслужбы. Может быть. Смущает только одно: насколько искренне спецслужбы хотели защитить Рабина? Не было ли у них самих желания от него избавиться? А этот вопрос лейтмотивом возникает при рассмотрении буквально всех подобных случаев.

Возьмем убийство в 1911 г. премьер-министра России П. Столыпина. Как бы к нему ни относиться, но это был человек идеи — тот, кто шел в должность не во имя славы или денег, а для осуществления комплекса своих идей. А такие люди весьма требовательны и к подчиненным, и к окружающим — такие люди требуют ото всех работы, результатов, а не имитирования полезной деятельности. Соответственно, те, кто по лени и тупости результата дать был не способен, имели все основания Столыпина опасаться и не любить.

И вот в киевском театре, в котором царь и Столыпин присутствовали на спектакле, к Столыпину в антракте подходит киевский адвокат Богров, стреляет из браунинга и смертельно ранит главу правительства России. Причем к этому моменту Богров уже два года был штатным тайным сотрудником киевской охранки, именно она выдала ему билет и пропуск на этот спектакль якобы для того, чтобы он мог выявить террористов, если они попадут в театр. Исходя из этого абзаца, можно сделать вывод, что фанатик Богров «переиграл» спецслужбу и использовал ее в своих целях. Но опять все не так просто. Во-первых, уж очень много «элиты» в России обрадовал Богров. Затем, уж как-то очень быстро его повесили, так спешили, так спешили, что и по сей день не понятно, к какой партии он принадлежал. Далее, Богров, безусловно, знал, что его повесят либо убьют сразу же. Поэтому перед ним стояла задача продать свою жизнь подороже, т. е. от него следовало бы ожидать, что он попробует убить находившегося здесь же царя. Но Богров целенаправленно шел убивать Столыпина. Почему? Не потому ли, что охранка использовала его, а не он ее? Вернее, не потому ли, что только убийство Столыпина было выгодно обеим сторонам?

Вопрос о том, как сотрудники охранки сумели убедить фанатика-смертника выбрать не самую выдающуюся цель, а второстепенную, тоже не вопрос. От всех работников спецслужб во всех странах и всегда требуется, чтобы они устанавливали со своими тайными агентами доверительно-товарищеские отношения. Требуется это для того, чтобы агент, даже понимая свою роль, хотя бы не чувствовал, что его нагло используют. То есть, поняв, что Богров хочет перехитрить Охранное отделение, сотрудник охранки, в плане установления с Богровым доверительных отношений, мог рассказывать ему в нигде не фиксируемых беседах различные сплетни из «высшего света», ненавязчиво подводя Богрова к мысли, что царь в принципе очень хорошо относится к евреям и уже давно бы эмансипировал их, но, к сожалению, у него не хватает воли, а ярый антисемит Столыпин буквально подавил царя и парализовал его. И т. д. и т. п. Учитывая, что Богров — еврей, такой ненавязчивый обмен мнениями мог дать стопроцентную гарантию того, кто станет жертвой покушения.

Как видите, и в этом примере вопрос, кто кого использовал, остается неразрешенным и наиболее вероятным ответом является вывод о единении целей спецслужбы и преступника, причем цель спецслужбы была, как водится, откровенно грязной и антигосударственной. Еще пример. В истории царской России не остался не замеченным граф С. Витте, фигура чрезвычайно одиозная. Чуть ли не по единодушному мнению современников, Витте был очень умным человеком, но крайне беспринципным, воровавшим всегда, везде и очень крупно. Именно ему Россия обязана неуклонным и устойчивым разорением, поскольку именно он сделал рубль свободно конвертируемым и обеспечивал его золотой паритет массой кабальных иностранных займов. К 1903 г. Витте уже невозможно было терпеть, он был снят с должности министра финансов России и отрешен от дел. В Министерстве внутренних дел начали накапливать улики для предания Витте суду.

Упомянутая мною жена заместителя министра внутренних дел А. Богданович, помимо и так неплохой информированности, содержала еще и очень популярный салон в Петербурге, в котором петербургская знать келейно обсуждала свои проблемы. В своем дневнике А. Богданович сделала запись: «Толь (губернатор Петербурга. — Ю.М.) говорил, что Плеве (убитый накануне эсером Сазоновым министр внутренних дел России. — Ю.М.) не терпел Витте, собирал материалы о его вредности и в день, когда был убит, вез царю документальные данные об изменнике Витте. Со смертью Плеве главный враг Витте был уничтожен, но остаются еще два человека, которые для Витте являются тормозами для его планов, это вел. кн. Сергей Александрович, который его не терпит, и Муравьев (министр юстиции России и прокурор Судебной палаты. — Ю.М.), про которого Витте пустил анонимное пасквильное письмо, в котором затрагивается честь Муравьева, и уже идет слух, что Муравьев уходит и его заместителем называют Нольде, креатуру Витте, который таким образом спускает тоже опасного врага».

Как видите, против бывшего министра финансов Витте единым строем выступали чиновники, к которым царю было трудно не прислушаться: министр внутренних дел, министр юстиции и родной дядя царя — генерал-губернатор Москвы.

И тут наступает неожиданная развязка: от Муравьева Витте избавляется сам, а вот Плеве убивает человек Азефа. Богданович сделала эту запись 27 ноября 1904 г., когда великий князь Сергей Александрович был еще жив, но уже через два месяца эсер Каляев убивает и его. Таким образом, Азеф организовал убийство основных противников Витте, и Витте сразу же прыгает «из грязи в князи».

Летом 1905 г. его, бывшего министра путей сообщения и бывшего министра финансов, посылают заключать мирный договор с Японией (05.09.1905 г.), по которому Витте передает ей, помимо огромной контрибуции, не только Порт-Артур, который японцы, по крайней мере, в ходе войны взяли, но и половину Сахалина. За такой договор Витте получает от царя титул графа (разозленные русские называли его «графом Полусахалинским»), а уже в октябре 1905 г. царь назначает его главой правительства России. Правда, граф Витте продержался на этом посту всего лишь до апреля 1906 г.

Если взглянуть на дело с этой стороны, то получается, что беспринципный прощелыга Витте использовал и Охранное отделение, и Азефа, чтобы добраться до вожделенного кресла премьер-министра. О том, что Витте абсолютно был лишен принципов, свидетельствует признание бывшего начальника Департамента полиции России А. Лопухина, который сообщил в мемуарах, что после того, как царь убрал в 1903 г. Витте с должности министра финансов, тот предлагал Лопухину организовать покушение на царя. Но и здесь не все однозначно.

Дело в том, что, лишившись должности, министр финансов Витте устанавливает энергичные контакты не только с Лопухиным, но и со всеми революционерами. (Есть сведения, что он успел профинансировать даже ленинскую «Искру»). А когда Витте стал премьером, то именно он подготовил октябрьский манифест царя, в котором Николай II признавал свое поражение и победу революции: объявлял «свободу», Думу и Конституцию. Таким образом, опять не понятно, кто кого использовал: судя по всему именно Азеф использовал стремление прощелыги занять пост главы страны, с тем чтобы с его помощью достичь своей, Азефа, революционной цели. И опять следует наиболее вероятный вывод, что и в данном случае речь идет о совпадении преступных целей самой спецслужбы с целями преступников, для борьбы с которыми спецслужба и предназначена.

Поскольку мы в данном случае ставим себе конкретной целью расследование терактов 11 сентября 2001 г. в США, нам бы были более интересны спецслужбы именно этого государства. К сожалению, у меня мало для этого примеров в силу естественной причины: я — русский и мне ближе и понятнее русские дела. Но некоторые теракты в США и раньше все же бросались в глаза своим явным несоответствием тому, как это вроде бы должно быть, и большим наличием явно неслучайных «случайностей».

Возьмем один пример — убийство президента Джона Кеннеди. В памяти остался этот день: нам в школе об убийстве Кеннеди объявили точно так, как до этого объявляли о полете в космос Ю. Гагарина и Г. Титова — прервав уроки и сообщив об объявленном трауре. Я, помнится, немедленно выразил радость по поводу того, что наш противник понес потери — ведь у меня уже было за плечами 14 лет и уверенность в правильности собственных суждений. Однако учительница не разделила моего ликования, она была искренне опечалена и сказала, что Кеннеди был очень хорошим президентом, поскольку выступал против войны с нами, а вот президент, который сменит Кеннеди, еще неизвестно какой будет. С годами пришлось согласиться с учительницей — действительно, у СССР, может, и были веские причины убить любого американского президента, за исключением разве Ф. Рузвельта, но не Кеннеди. После Карибского кризиса Кеннеди попытался перестроить политику США в более реалистическом направлении — в направлении мирного сосуществования и борьбы СССР и США только в сфере экономики. Безусловно, что он был бы избран президентом и на второй срок, но был убит.

И вот первая случайность в этом деле — объявленный убийцей Кеннеди Ли Харви Освальд оказался бывшим гражданином СССР! Конечно, интересно было бы от него узнать больше подробностей, но Освальд не успел никому сказать ни слова: некий владелец бара Д. Руби, платонически любящий вдову Кеннеди, «случайно» прошел через все кордоны ФБР в полицейское управление и застрелил Освальда. Потом «случайности» начали нарастать снежным комом: выяснилось, что пули, убившие Кеннеди, прилетели не с того места, с которого якобы стрелял Освальд, и т. д. и т. п. Об убийстве Кеннеди сделано много журналистских расследований, и кто их читал или видел, тот знает, что в деле убийства Кеннеди «случайность» на «случайности» нагорожены так, что и дураку видно, что в этом убийстве нет ничего случайного. Поэтому давайте посмотрим на дело Кеннеди с другой стороны.

Его убийство — это громаднейший провал не только спецслужб США, но и вообще всех силовых структур Америки — ведь, по уму, охраной президента в стране должны заниматься все — от постового полицейского до министра обороны; все обязаны устранять причины, которые так или иначе могут привести к гибели главы страны. Следовательно, по идее, эти причины должны были бы быть объявлены всем работникам силовых ведомств США — их должны были бы изучать во всех полицейских академиях, во всех школах ЦРУ, с тем чтобы не допустить нового покушения на президента. Но Конгресс США засекретил все материалы расследования убийства Кеннеди навсегда, то есть Конгресс умышленно нанес огромный ущерб государственной безопасности страны. Почему?

Думаю, что не только потому, что участие спецслужб США в этом убийстве очевидно: они либо прямо его организовали, либо сокрыли истинных убийц. И из материалов засекреченного расследования это, безусловно, становилось ясным. Но думаю, что не это главное. В данном случае речь шла о компрометации всей политической системы США.

Вот о чем речь. Сегодня путем тайного голосования население США выбирает членов Конгресса и президента США, а последний пожизненно назначает судей Верховного суда. Все эти лица считаются и считают себя сами высшей властью страны, властью, олицетворяющей правление народа. И они, и пресса захлебываются соплями от восторга при виде такого народовластия и такой демократии. И насильно, подкрепляя при случае свои доводы бомбовыми ударами, навязывают эту политическую систему как образец всему миру. А что показало бы рассекречивание материалов следствия по делу об убийстве Кеннеди? Оно бы показало, что в США нет не только власти собственно народа США, но там нет и власти официальных его правителей — президентов и конгрессменов. Что там любая мало-мальски богатая организация способна не только привести в любой орган власти своего ставленника и заставить его служить не народу, а своим интересам (что, собственно, самими американцами не сильно и скрывается), но и то, что такая организация способна подчинить себе спецслужбы и с их помощью убить любого члена официальной власти, если он вздумает служить народу, а не ей.

Только этим можно объяснить, почему Конгресс засекретил результаты расследования убийства Кеннеди, и, особо подчеркну, только этим можно и объяснить, что нынешний Конгресс, который так дружно, так долго и так ретиво расследовал сексуальные похождения Клинтона (государственное дело, однако!), не проявляет ни малейшего интереса к расследованию теракта 11 сентября. Даже обычной по такому поводу комиссии не создал! И понятно почему — это было бы такое расследование, в результате которого конгрессмены убедительно доказали бы, что они — это никто и что народу США от них нет ни малейшей пользы.

Такая ситуация и называется подрывом устоев политической системы. Но вернемся к спецслужбам.

 

Закономерность паразитизма спецслужб

В этой работе спецслужб против общества, которое их содержит, и в увеличении ими проблем, которые они призваны сократить, нет ничего удивительного — все это вытекает из законов управления людьми. В книгах, написанных специально по теме управления («Наука управлять людьми в изложении для каждого», «Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно»), я писал, что если вы в бюрократической системе управления создали организацию для улучшения чего-либо, то вам следует установить за ней жесткий, ежесекундный контроль на всех уровнях и предусмотреть для ее членов драконовские наказания. В противном случае эта организация, предоставленная сама себе, во имя себя как таковой, начнет ухудшать то, что вы поручили ей улучшить. Это закон природы (человека), это объективно. В тех книгах я не дал подтверждения этому положению систематизированными примерами, как я делаю в этой работе. Можете мне не верить, но выше даны не специально подобранные примеры — меня порой самого угнетает предопределенность действия мною же открытых законов. Ведь живешь в том же обществе, что и все, и находишься в плену тех же стереотипов, что и все, и хотя по законам управления людьми и получается, что если в стране есть бюрократическая организация «Комитет государственной безопасности», призванная защитить безопасность государства, то, предоставленная сама себе, эта организация будет самой активной силой в уничтожении этого государства. С одной стороны, умом понимаешь, что так и должно быть, а с другой — тот же ум отказывается в это верить.

Вот, к примеру, я расследовал одну из идеологических операций, которой уничтожали СССР, — клеветническое обвинение СССР в том, что он якобы в 1940 г. расстрелял пленных польских офицеров. Раз речь шла об уничтожении СССР, то, по законам функционирования бюрократического аппарата, видную роль в этом уничтожении должен был занимать и КГБ СССР. Это прямо следует из законов управления людьми, но как в это поверить?

Ведь обвинение СССР в убийстве поляков — это было общее обвинение, а конкретно в убийстве обвинялось именно КГБ в лице своего предшественника — НКВД. Обвиняли сначала дегенеративные «исследователи» из журналистов и «правозащитников», потом к ним подключилась и главная военная прокуратура, но объектом избиения оставался КГБ. Комитет все это время мог без труда разоблачить все эти фальшивки, причем так, чтобы навсегда причислить этих «исследователей» и ретивых прокуроров к лику органических идиотов. Так, к примеру, «исследователи» и прокуроры публично заявили, что поляков расстреляло НКВД, и это, дескать, доказывается тем, что их дела рассмотрены на Особом совещании при НКВД. 17.05.1991 г. Генеральный прокурор СССР Н. Трубин писал Президенту СССР М. Горбачеву: «Собранные материалы позволяют сделать предварительный вывод о том, что польские военнопленные могли быть расстреляны на основании решения Особого совещания при НКВД СССР в течение апреля — мая 1940 года в УНКВД Смоленской, Харьковской и Калининской областей и захоронены соответственно в Катынском лесу под Смоленском, в районе п. Медное в 32 км от г. Твери и в 6-м квартале лесопарковой зоны г. Харькова».

Ну не могло быть так, чтобы в это время в подвергавшемся нападкам КГБ не было ни одного сотрудника, который бы не знал или которому было бы трудно уточнить, что Особое совещание при НКВД в 1940 г. не имело права приговаривать кого-либо к расстрелу, оно могло лишь сослать в лагеря или посадить в тюрьму сроком максимум на 8 лет. То есть то, чтоГенпрокурор установил осуждение всех поляков Особым совещанием, являлось неопровержимым доказательством того, что НКВД поляков не расстреливал! (И действительно, уже в 1992 г. фальсификаторы вынуждены были отказаться от версии осуждения польских пленных Особым совещанием при НКВД и заново, уже по-настоящему, фальсифицировать документы, обосновывая новую идиотскую версию о том, что поляков, дескать, расстреляли по решению какой-то доселе никому не известной «специальной тройки НКВД»).

Представляете, как в 1991 г. КГБ мог высмеять и Трубина, и его прокуроров, и тупость «исследователей»? Но КГБ тихо молчал, дождавшись, наконец, гибели государства, за охрану которого его сотрудники получали большие зарплаты.

Вы скажете, что КГБ ведь просто молчал, а не прямо участвовал в фальсификации дела о расстреле поляков НКВД. Вот и я так думал, что не участвовал, — не мог поверить в его прямое участие. Но вот попал в руки журнал «Новая Польша» с юбилейными статьями. В № 9 некий Сергей Глушков авторитетно «доказывает», что в Калининской области было расстреляно 6 тыс. поляков. Тут надо сказать, что все пленные польские офицеры, захваченные в 1941 г. немцами в лагерях, были расстреляны ими же под Смоленском в Катынском лесу. Однако поляки, после обвинения СССР в расстреле польских пленных, имели в виду получить с России деньги за убитых, поэтому в данном случае Польше, как и Израилю с холокостом, надо было иметь побольше трупов. И польские холуи в СССР добавили к Катыни еще два мифических места расстрела — под Харьковом и в Твери. Лет 10 там искали могилы с массовыми захоронениями, но так ничего, естественно, и не нашли. (Что, впрочем, не помешало установить памятники и в Харькове, и в Твери). Так вот, из статьи этого Глушкова стало понятно, откуда пошли разговоры о массовом расстреле польских пленных в Харькове и Твери, поскольку до конца 80-х во всей польской литературе о гибели их пленных упоминается только одно место — Катынь.

С. Глушков хвастается, что он один из тех, кто впервые «расследовал» расстрел поляков в Твери. «Для нас, членов тверского „Мемориала“, факт захоронения польских военнопленных в районе Медного стал известен буквально с первого месяца существования нашего общества, вернее, тогда еще инициативной группы. Уже на первом митинге памяти жертв репрессий 26 ноября 1988 года мы говорили об этом и даже называли цифру — 10 тысяч», — пишет он. Понятно, что «член „Мемориала“» — это еще не медицинский диагноз, но уже многое говорит об умственных способностях этих членов. Ну, как этот Глушков с его-то умственными способностями мог сам разыскать сведения для клеветы? И действительно, далее Глушков признается, кто вооружил «Мемориал» информацией для их воплей: «Откуда же пошел этот „слух“? Как ни странно, именно оттуда, где его долгое время не хотели признавать, — из управления КГБ по Калининской области. Наверное, еще не пришло время назвать имена тех, теперь уже бывших сотрудников этого управления, которые передали эту информацию общественности. Тем более, что сам факт ее утечки вызвал у тогдашнего руководства УКГБ сильное беспокойство».

Как видите, разрушителей государства («Мемориал») сведениями, необходимыми для разрушения государства, вооружал Комитет государственной безопасности, скромные герои которого и сегодня хотят сохранить инкогнито. И причина этого желания не понятна только дуракам: товарищ Крючков со своими подчиненными не стоял в стороне от дела уничтожения СССР — они уничтожали Родину активно!

Да, мне самому хотелось бы думать, что КГБ СССР был укомплектован кристально честными людьми. Но увы нам!

Думаю, что можно сделать предварительные выводы по теме, и они абсолютно научно, то есть истинно и обще для всех стран и спецслужб, будут звучать так: «Любая бюрократически организованная спецслужба главную цель своей деятельности видит в своем сохранении и расширении, для чего она увеличивает проблемы, которые обязана устранить, если остается без жесткого контроля за своей деятельностью». А спецслужбы, деятельность которых заведомо должна быть секретной, очень легко остаются бесконтрольными.

Но давайте поговорим и о кадрах спецслужб, об этих «кристально чистых профессионалах».

 

Спецслужбы как рай для подлых и ленивых дураков

Исходя из теории управления людьми, служба в бюрократических системах управления является большим соблазном для людей умственно плохо развитых и морально малоустойчивых — склонных к подлости и трусости. Причина тут в следующем.

Альтернатива бюрократической системе управления — делократическая система — требует, чтобы каждый подчинялся порученному ему Делу, имея в виду, что Делом является обеспечение общества действительно нужной ему услугой (товаром). Подчиняться Делу — это значит тщательно его изучить, тщательно контролировать его состояние, возлагать на себя всю ответственность (наказание за ошибки) и принимать собственные решения соответственно тем изменениям, которые в Деле происходят. К примеру, делом солдата (услугой действительно нужной от него обществу) является уничтожение врага. Для того чтобы врага уничтожить, требуется тщательно его изучить и неустанно за ним следить, в противном случае солдат лично несет ответственность за свою ошибку — враг уничтожает его. Пример из мирной жизни: делократ-бизнесмен, допустивший тяжелую ошибку, разоряется — действительно несет ответственность за ошибку. Служить в делократических системах очень интересно, тут человек проявляет свою высшую человеческую суть, но эта служба требует ума и мужества, и, следовательно, эта служба пугает дурака и подлеца. И они стремятся получить службу в бюрократических системах управления. Почему?

Потому, что в бюрократических системах власть над всеми имеет не Дело, а бюро — начальство. Изучить начальство дураку гораздо проще, чем Дело, а услужить начальству проще подлецу, чем честному человеку, который «служить бы рад, прислуживаться — тошно». Общество, государство создают за свои деньги организации для решения какого-либо дела, но управление этих организаций выстраивается бюрократическое. В результате спустя какое-то время Делу еще как-то служат те, кто непосредственно с ним соприкасается, остальные не обращают на Дело внимания — их целью становится исключительно личное благополучие, достигаемое за счет выслуживания перед начальством. Еще раз подчеркну, что это потому, что так служить проще: Дело требует ума, для Дела ум надо развивать, а это труд, а люди склонны к лени и им проще пойти по легкому пути — по пути не службы, а прислуживания. И получается, что организация есть, а Делу в ней никто не служит — все в этой организации служат только себе.

Еще хуже обстоит дело в организации, в которой на данном этапе Дела нет. Пример — армия. Обществу ведь ее учения и балетные спектакли на парадах не нужны, это не Дело. Дело — уничтожение врага, а врага пока нет. Изумительная организация для сбора дураков и подонков! Особенно для армии государства, которое и не собирается воевать, в которой до большой пенсии можно дослужиться, не участвуя ни в одном бою.

Такой армией была и Рабоче-крестьянская Красная армия со своими большими окладами и жирными пайками. Сегодня говорят, что «благодаря негодяю Сталину» мы в 1941 г. потеряли кадровую армию, и говорят это с таким придыханием, как будто «кадровая» — это нечто такое хорошее, что без этого ну никак нельзя. А между тем правомерен вопрос, а почему именно кадровая армия, то есть укомплектованная «профессионалами»-офицерами и «профессионалами»-генералами, была разгромлена так ошеломляюще? Ведь у нее в 1941 г. танков, самолетов, артиллерии и обученных солдат цветущих возрастов было неизмеримо больше, чем у той же РККА, но уже в 1942 г., после огромных потерь, и в несколько раз больше, чем у разгромивших ее в 1941 г. немцев. Почему РККА начала бить немцев тогда, когда взводами, ротами и батальонами в подавляющем большинстве стали командовать не кадровые «профессионалы», а пришедшие из запаса и ускоренных курсов инженеры и агрономы, начальники цехов и председатели колхозов, учителя и студенты и, наконец, простые солдаты, которых только война заметила и вручила офицерские погоны? Когда с генеральских должностей были практически сметены все те, кто до войны блистал на учениях и парадах, а их должности заняли те, кого до войны в РККА не замечали.

И так во всех армиях мира, даже в гитлеровской, упорно и целенаправленно готовившейся к войне, все фронтовые прославленные фельдмаршалы до войны были в лучшем случае полковниками, если не командовали, как Э. Роммель, батальонами. Война (дело) потребовала от офицеров и генералов ума гораздо больше, чем тот, который требуется для выслуживания чинов и должностей в мирной армии.

Подобный взгляд на армию для нашего менталитета является крамолой, между тем, на Западе в такой постановке вопроса нет ничего удивительного. Когда выдающегося английского авиаконструктора (его самолет «Москито» можно считать лучшим бомбардировщиком войны) Де Хавиленда спросили, почему он до войны не хотел конструировать технику для армии, то тот заявил, что в мирное время в армии умных людей нет, а с дураками обсуждать технические параметры самолета невозможно. Правда, появляющиеся во время войны в армии умные люди, как правило, приходят из самой армии. При угрозе наказания от дела генералы-герои мирного времени, если их прямо не гонят, сбегают в штабы и на всякие неответственные должности, выталкивая вместо себя к делу тех, кто в армии мирного времени не имел никакого веса и значения.

По американским же взглядам на жизнь, не только армия, но и все виды государственной службы являются прибежищем для дураков и трусов — для тех, кто не способен себя проявить в свободном бизнесе. Это легко увидеть по литературным традициям. Возьмите для сравнения, к примеру, советские (или даже европейские) и американские детективы и фильмы по ним. В первых умными и мужественными героями являются государственные служащие — чекисты, милиционеры или полицейские. В американских же детективах, особенно довоенных, главным героем является частный сыщик либо адвокат, либо просто гражданин, либо избранный населением шериф, действующие на фоне тупой полиции. В настоящее время это положение несколько изменилось и героями стали выступать и полицейские, но это обязательно «белые вороны», которые действуют вопреки начальству и часто — против него. Можно сказать, что это литературная традиция и ничего более, но если бы в жизни это было не так, то не основанная на реалиях традиция за 200 лет уже вызвала бы отрицание у читателя и зрителя. Так что эта традиция в действительности реалистична — в госорганы США, а следовательно и в спецслужбы, идут в среднем и туповатые, и трусоватые люди.

Кстати о трусости. Поскольку в фильмах работники спецслужб очень часто засовывают в кобуру под мышку пистолет, то складывается впечатление, что их работа сопряжена с опасностью. Невольно напрашивается суждение, что пусть в спецслужбах работают и в среднем более тупые люди, но зато это храбрецы. Это опять-таки далеко от истины. Если кто-то вспомнит молодость и разные подростковые шайки и банды (по которым это хорошо видно), то обратит внимание, что от подростка требуется больше мужества, чтобы не вступать в них. В таком случае его могут избить члены любой шайки, и он это знает. В то же время в этих шайках действительно дерзкими наглецами, которых можно с определенными оговорками назвать и храбрецами, являются всего несколько человек, если вообще не один. Остальная толпа подростков примыкает к шайке именно из-за страха остаться беззащитной. Нет оснований считать, что с работниками спецслужб положение иное. Ведь эти службы авторитетны, они представляют своим членам порою мощную защиту, поэтому для трусов они представляют идеальное убежище.

Посмотрите немного на события в СССР и России последних лет. В 1991 г. несколько предателей совершили преступление против СССР — расчленили его, что являлось преступлением по статье 64 УК РСФСР. Это преступление, по которому возбуждает, ведет следствие и аресты КГБ. Очень многие возмутились этой изменой, нашелся даже прокурор, который, минуя КГБ, возбудил уголовное дело, и только сам КГБ тихо промолчал. В 1993 г. президент Ельцин начал разгон Верховного Совета РСФСР и сразу же перестал быть президентом, поскольку именно так на тот момент было записано в Конституции РСФСР. Он стал преступником, и все, кто исполнял его указы, были его соучастниками. Казалось бы, что при таком откровенном преступлении работники ФСБ должны были немедленно арестовать Ельцина и его соучастников. Но они не двинулись с места, тихо пуская газы. Более того, они не помогли и Ельцину, дожидаясь победителя, которому они предложили бы свои услуги «профессионалов». Трусость является прямо-таки фирменным знаком этой конторы.

Правда, тут, ради справедливости, следует несколько классифицировать спецслужбы и разделить их на «разведчиков» и «борцов» (войска спецслужб — различные отряды специального назначения — я в расчет не принимаю из-за несамостоятельности тех, кто там служит, — им не дано принимать решения, они чистые исполнители). У разведчиков и в мирное время есть дело — иностранные секреты добывать все равно надо. И хотя сейчас, особенно по отношению к США, принято пойманных шпионов выдавать и обменивать, но все же работу разведчиков можно всерьез считать и опасной. Отсюда следует, что в разведывательных спецслужбах работники должны быть и умнее, и храбрее, чем в целом население. Но это лишь в среднем.

Дело в том, что нужно быть очень умным дураком, чтобы осознавать, что ты дурак, и соразмерять свои амбиции соответственно этому. В подавляющем числе случаев дурак этого не осознает, особенно тогда, когда он находится в среде себе подобных. Так уж природа заложила в нас, но хорошая память присуща не только умным людям, но и абсолютным идиотам. А память часто позволяет заучивать учебники и блестяще сдавать экзамены, после чего вы уже никогда не убедите дипломированного дурака соизмерять свои амбиции. Поэтому дураки наверняка не редки и в разведке.

Возьмем, к примеру, такого разведчика как В. Резун. У него исключительная память, в которую он натолкал черт знает чего безо всякого осмысления, но эта его «эрудиция» производила впечатление на начальство и когда он служил в армии, и когда перешел в разведку. Но стоило его послать за границу для конкретной работы, то сразу выяснилось, что он не способен делать то, что делали его любые мало-мальски умные коллеги. Резун не способен был пройти экзамен делом, и когда его попробовали вернуть в СССР за непригодностью, то он предал и сбежал, став на одно время очень популярным автором книг, являющих собой нагромождение порою интересных фактов без малейшего их понимания и осмысления. Типичен и генерал Калугин, из которого долго лепили выдающегося разведчика. Но все это время у меня, к примеру, оставалось чувство чего-то недосказанного в рассказах о нем. Дело в том, что умный человек не может быть подонком, а если Калугин предал, то, значит, он подонок и, соответственно, дурак. Со временем нашлось и подтверждение этому. Оказывается, когда он был резидентом в США, то не смог понять, что ФБР его раскусило и подсовывает ему дезинформацию, не хватило у кретина ума понять, что не он использует своих агентов, а они его. «Деза» представляла собой «ценную научно-техническую информацию», и Калугина осыпали должностями и званиями. Однако когда, затратив миллионы рублей, наша промышленность попробовала внедрить добытые Калугиным «секреты», то выяснилось, что это блеф, предназначенный американцами для этого — для бессмысленной траты денег СССР. И Калугина убрали на незначительную должность, ущемив дураку амбиции и толкнув его уже просто на предательство.

То есть в разведке, по меньшей мере, низшие звенья опробуются делом, и поэтому можно как-то утверждать, что в этой спецслужбе работают и более умные, и более порядочные люди. Теория говорит так, практика, однако, и это подтверждает слабо.

Британский разведчик Ричард Томлисон вошел в конфликт с разведывательной службой Великобритании МИ-6 и написал критическую книгу о ней. Прежде чем рассмотреть несколько фактов из этой книги, следует понять причины конфликта МИ-6 и Томлисона, чтобы оценивать, где и что он в своей книге может соврать. Томлисона уволили из МИ-6, практически не объясняя причин, он оскорбился, попытался восстановиться через суд, МИ-6 начала затыкать ему рот, упорный британец начал с МИ-6 драку, в ходе которой отсидел больше года в тюрьме и 11 раз арестовывался во всех странах мира (в ходе арестов по просьбе МИ-6 у него с компьютеров пытались стереть рукопись книги и отбить желание ее печатать). Считать, что Томлисон дурак и предатель, типа Резуна или Калугина, не приходится. Он и не пытался, к примеру, перебежать к противникам МИ-6, фактически он в книге пытается доказать, что МИ-6, не контролируемая обществом, сгнила и плохо работает. В нее набились «блатные» сынки и родственники, как у нас в КГБ набились детки партноменклатуры. Он утверждает, что фактической причиной его увольнения был страх его начальников, что он «подсидит» их. И в это приходится верить. Дело в том, что Томлисон единственный за всю историю МИ-6 курсант, который сумел окончить школу МИ-6 по первому разряду (обычно ее оканчивают по 2-му — 3-му разряду, окончивших по 5-му — отчисляют). Причем у курсантов МИ-6 все экзамены практические, включая итоговый — реальную заброску нелегалом в другую страну. У Томлисона это была Италия, с реальным шпионажем и арестом, который итальянские спецслужбы проводили с целью посмотреть, как поведет себя курсант МИ-6 в условиях очень близких к реальным: как будет выкручиваться, как объяснять улики и т. д. Так что говорить о том, что Томлисон дурак с амбициями, не приходится. Дело он знал, что и подтвердил в дальнейшем, обводя вокруг пальца контрразведку Югославии и лопухов из нашего ФСБ.

То, что он не изменил и уволен из МИ-6 в результате интриг, подтверждает и следующее. Когда он начал публиковать статьи, МИ-6 устроила ему в прессе травлю, но ни разу не упрекнула его в работе на врага и так и не призналась, за что его уволили. А на закрытом суде против него выдвинули, к примеру, обвинение, что на конспиративную встречу с находящимся уже тогда в полуподполье лидером боснийских сербов Родованом Караджичем, Томлисон явился без галстука. «Заложил» его, разумеется, не Караджич, а второй работник МИ-6, и мы понимаем, что уж если Томлисону впаривали в вину такую чепуху, то ничего серьезного действительно предъявить не могли. Но вернемся к нашему КГБ. Томлисон пишет, что через своего агента сумел склонить к предательству советского полковника, доктора наук, имевшего ценнейшие для Запада данные по советским баллистическим ракетам. Полковник (Томлисон называет вымышленное имя — Симаков) просил взамен автомашину, денег и, главное, убежища в Англии. Поскольку к конфликту Томлисона и МИ-6 это не имеет отношения, то в это можно поверить, как и в то, о чем Томлисон пишет дальше по этому поводу: «Симаков должен был предложить нечто особо секретное, чтобы его приняли как перебежчика. Многие разведчики из Совблока, когда вместе с Берлинской стеной рухнул их мир, предлагали МИ-6 свои услуги, и почти все были отвергнуты. МИ-6 располагала средствами только для приема перебежчиков высокого полета, таких, как OVATION и NORTHSTAR, но даже им пришлось несколько лет работать en poste, прежде чем их допустили в Британию. Даже Виктор Ощенко, офицер КГБ, специалист по науке и технологии, предложивший свои услуги в июне 1992 года, с трудом убедил МИ-6, что достоин статуса перебежчика. Признание Ощенко в том, что, работая в Лондоне в середине восьмидесятых годов, он завербовал ведающего сбытом инженера фирмы „Джек-Маркони“, было воспринято как маловажное».

(OVATION — О. Гордиевский, NORTHSTAR — М. Бутков. Оба из КГБ, en poste — на своем посту).

В СССР количество ученых, инженеров, руководителей промышленности, офицеров армии, знавших государственные секреты, было на порядок или порядки больше, чем всех работников КГБ. И они не все давали присягу, обещая не пожалеть за СССР даже жизнь. Казалось бы, именно эти люди, а не работники КГБ, должны были заполнить списки предателей. А что мы видим на самом деле? А на самом деле именно из КГБ бросились толпы предателей и обрушили цены на рынке иуд до такой степени, что МИ-6, чтобы получить действительно нужного негодяя, пришлось обращаться в кабинет министров за разрешением «в виде исключения». Даже «МК» возмутился и пишет (04.06.2002), что из службы внешней разведки России только за последние годы и только в США сбежало более 20 человек.

А ведь речь идет о разведке — о спецслужбе, в которой по теории должны работать и более умные, и более порядочные люди.

О спецслужбах-«борцах», о контрразведке этого сказать ну никак нельзя даже теоретически, поскольку никто с уверенностью не сможет сказать, проверило ли этого конкретного контрразведчика дело или нет, т. е. есть ли в обслуживаемой им местности шпионы, но он не способен их выявить, или их просто здесь нет. Определяет заслуги контрразведчика не дело, а начальник, ну а начальнику услужить не трудно, тем более если он такой же, как и ты. Спецслужбы — рай для дураков, подлецов и трусов. Кстати, закончим о последних. Не имею данных по ФБР, но ведь с начала 50-х годов, когда организовался КГБ, из сотен тысяч его сотрудников никто даже травмы не получил при исполнении собственно профессиональных обязанностей, а среди шахтеров, металлургов, рыбаков, строителей и т. д. таких было сотни и тысячи ежегодно. Шахтеру, чтобы спуститься в забой и там осмысленно работать, каждый раз мужества и храбрости нужно больше, чем сидельцу Лубянки за всю его службу.

Поскольку мы анализируем ситуацию в США, то хотелось бы привести и какой-нибудь конкретный пример из жизни ФБР или ЦРУ, но по уже указанным выше причинам мне это сделать трудно. Проще рассмотреть кого-либо из своих «профессионалов», благо из них сегодня поперли мемуары, как после зеленых яблок с молоком.

Возьмем книгу «выдающегося сотрудника КГБ» и еще более выдающегося профессионала нынешних спецслужб генерал-лейтенанта А. Коржакова. Человек достиг приличных высот на своем поприще — стал начальником охраны и личных спецслужб Ельцина. В каком-то смысле это даже не средний, а выдающийся представитель «рыцарей плаща и кинжала».

Посмотрим на него как на человека, сначала с точки зрения обыденной честности. Вот он хвастается в книге «Борис Ельцин: от рассвета до заката»:

«Из-за контактов с Ельциным меня решили уволить из органов КГБ с формулировкой, которая никак не соответствовала действительности, зато урезала полагающуюся мне за военную выслугу пенсию на 32 рубля. Вместо 232 рублей мне хотели дать только две сотни. За тридцать два рубля я был готов бороться, как зверь.

…Выход из положения был один — мне предстояло обмануть медицинскую комиссию. На деле это означало, что перед докторами я должен предстать если не бездыханным, то по крайней мере замученным до смерти службой в органах».

Напомню, что в СССР максимальная пенсия для всех порядочных людей была в 120 руб. и в 60 лет. И только погононосителям, да особо заслуженным партайгеноссе КПСС назначалась более высокая пенсия. Уйти же на пенсию раньше 60 лет могли только люди, работавшие на вредных производствах, да и то не ранее, чем в 50 лет.

А этот 38-летний бугай гребет пенсию, о которой даже мечтать не могли честные люди, но ему мало! Он хочет со страны, которой ничего не дал, кроме удобрений в канализацию, еще и 32 рубля как «инвалид». И вот что делает этот борец за государственную безопасность.

«Военный врач прописал мне „солутан“. Обычно это лекарство помогает при простуде, но, если его принимать по три раза в день в увеличенных дозах, можно добиться рекордно высокого давления.

С энтузиазмом школьного прогульщика я начал пить этот „солутан“. Три раза в день отсчитывал по шестьдесят капель и ждал, подействуют ли они на мой организм. В день медкомиссии я выпил целую рюмку, а закусил пачкой кофеина. До сих пор не понимаю, как я в таком критическом состоянии добрался до кабинета, где проходило обследование. Голову мою распирало, уши горели, и мне казалось, будто все косточки насквозь пропитаны этим „солутаном“.

Вошел я, держась за стенку. Вопросы врачей доходили до меня с минутным опозданием. Отвечал невпопад, и уже жалел, что из-за тридцати двух рублей навлек на себя такие жуткие муки.

Один из докторов попросил меня присесть пару раз. Я изобразил приседание. Люди в белых халатах вдруг единодушно закивали головами и вынесли приговор: майор Коржаков страшно, может быть, даже неизлечимо болен. Звонки „сверху“ не смогли изменить их заключение. И меня уволили по болезни, назначив желанную пенсию в 232 рубля» . [25]

За свои полсотни лет я видел многих людей из всех слоев и прослоек общества. Все старались получить от государства максимум что могли. Например, обычным было, когда начальник просился перевести его на более низкую должность к печам, чтобы доработать не хватающие несколько лет «горячего» стажа, который позволял уходить на пенсию в 50 лет. Мой отец в 57 лет перешел из старших мастеров цеха в рабочие, чтобы высоким заработком обеспечить себе максимальную пенсию. Начал он работать в 15 лет, прошел всю войну и четыре раза был ранен, трижды награжден орденами, к 62 годам его ухода на пенсию он имел 47 лет непрерывного стажа. И получил пенсию в 120 рублей. То есть стремление получать высокую пенсию естественно. Но я ни разу в жизни не встречал никого, кто бы похвастался, что он «натянул» себе пенсию так, как Коржаков. И не потому, что таких не было, наверняка были. Просто это крайняя степень подлости, и обычный народ это понимал, и даже если и жульничал так, как Коржаков, то боялся об этом рассказать, чтобы не вызвать презрения у окружающих. А Коржаков не боится! Почему?

Потому, что все его окружение, все его друзья из КГБ — это такие же люди, как и он, таких же взглядов, таких же мыслей и целей. В этой среде подлость Коржакова не выглядит подлостью, она — доблесть. И воспоминания Коржакова ценны не характеристикой собственно Коржакова, а тем, за кого он принимает читателя, а он его принимает за своих сослуживцев и пытается поразить его примерами того, что у его коллег вызвало бы одобрение и восхищение: ишь как ловко объегорил государство, как удобно уселся на шее народа!

А вот еще характерный момент: «До полета Ельцина с моста я, работая в кооперативе, возглавлял одну из охранных структур и получал около трех тысяч рублей в месяц. В десять раз больше!» — пишет Коржаков.

Здесь он хочет сказать, сколько потерял от того, что перешел охранять опального Ельцина. Но по тем временам 3000 рублей были фантастическими деньгами, ведь оклад министра СССР был в среднем около 800 рублей. А теперь посмотрите, что имели взамен этих 3000 рублей те, кто надеялся защитить себя с помощью этого «профессионала».

Коржаков продолжает:

«Причем фирма оплачивала сервисное обслуживание моей „Нивы“. Но мне, честно говоря, работа в кооперативе давно обрыдла. Даже стыдно вспоминать, как я инструктировал своих подчиненных.

— Мужики, — обращался к ним. — Мы все работаем здесь без юридической базы, мы бесправны. Как мы можем защитить хозяина? С правовой точки зрения — только грудью. Стрельба, дубинки или кулаки чреваты последствиями. Поэтому я вас прошу: если кто-то где-то на нашего буржуя нападет или вдруг начнется выяснение отношений со стрельбой, немедленно ложись на землю, на дно машины. Жизнь каждого из вас мне дороже…» [26]

Насчет «стыдно» комментировать не буду: стыдным не хвастаются. А Коржаков именно хвастается. Теперь насчет бесправия. Согласно и тогдашнему, и нынешнему УК, охранники могут, защищая охраняемое лицо, наносить любой вред нападающему, если они не превышают пределов необходимой обороны, и это положение было едино и сегодня едино для всех: и милиционеров, и частных лиц. Тут Коржаков опять-таки хвастается перед себе подобными: деньги-то с клиентов он брал в полной мере, а вот отдачи за эти деньги — фиг вам! Так что не удивительно, что именно этот фиг и получил СССР от КГБ взамен за содержание и огромные пенсии этих «профессионалов».

И просто жаль, что никто так и не догадался выстрелить по Ельцину. В том, как повел бы себя Коржаков, сомнений нет, а все же интересно было бы посмотреть. Впрочем, один похожий эпизод он сам описывает. Речь идет о нескольких днях «путча ГКЧП» в августе 1991 г., когда верхушка КПСС разваливала СССР. Ельцину и его охраннику Коржакову довелось несколько ночей провести в Белом доме. Причем из всех, вспоминавших те дни, никто не помнит, чтобы там хоть раз прозвучал выстрел. А Коржаков вспоминает это так:

«Борис Николаевич вел себя спокойно, слушал меня. Около одиннадцати вечера я ему сказал:

— Надо поспать, ночь предстоит тяжелая.

Он сразу лег в комнате докторов.

Вскоре послышались выстрелы, вопли, по всему Белому дому покатился какой-то шум. Когда после моей команды: „Едем в посольство!“ — освободили проход: растащили рельсы, бревна и передали по рации „все готово“, я пошел будить Ельцина.

Он лежал в одежде и, видимо, совсем недавно крепко заснул».

Между тем из всех воспоминаний следует, что Ельцин всегда спал очень плохо и очень чутко. Тем не менее он даже не проснулся от пресловутых «выстрелов», и навсегда останется загадкой, что же так перепугало Коржакова. Далее:

«Спросонья шеф даже не сообразил, куда я его веду. Я же только сказал:

— Борис Николаевич, поехали вниз.

Спустились на отдельном лифте с пятого этажа и попали прямо в гараж. Ворота не открывали до последнего момента, чтобы не показывать, как президент уезжает.

Сели в машину, я приказываю:

— Откройте ворота.

И тут Ельцин спрашивает:

— Подождите, а куда мы едем?

Видимо, только сейчас он окончательно проснулся.

— Как куда? — удивился я. — В американское посольство. Двести метров, и мы там.

— Какое посольство?!

— Борис Николаевич, я же вам вчера докладывал, что у нас есть два пути: или к американцам, или в свой собственный подвал. Больше некуда.

— Нет, никакого посольства не надо, поехали обратно.

— Ну вы же сами согласились с предложением американцев, они ждут, уже баррикаду разгородили!!!

— Возвращаемся назад, — твердо заявил Ельцин» . [27]

Коржаков в данном случае панически спасал свою шкуру, но в американское посольство его без Ельцина не пустили бы, вот он и тянул за собой шефа, для которого переезд в посольство, и Коржаков вряд ли этого не понимал, был бы мгновенной политической смертью. Из американского посольства Ельцин Россией руководить не мог и Горбачева снять не смог бы.

Вся книга Коржакова полна подобной личной компрометацией, но раз он это написал, значит, он этого не понимает. И эта самокомпрометация лучше всего свидетельствует о его умственном развитии. Умный человек такого бы не написал, даже если он своей подлости и не стеснялся.

Возникает вопрос: если Коржаков умственно не очень развит, то как он мог достичь таких высот, обгоняя более умных? Потому и достиг, что не очень развит. Умные, благодаря уму, занимались в КГБ чем угодно, к примеру, шпионов ловили или правительство охраняли. А Коржаков, которому подобное было не по уму, сосредоточился на освоении своей основной профессии и надо просто понимать, что это за профессия.

Ведь, скажем, наши генералы действительно являются профессионалами, и этого у них не отнимешь, раз они генералы. Но опыт показывает, что никто не знает так мало о военном деле, как наши генералы, и, между прочим, они в Чечне уже много раз пытались обществу это объяснить. Тогда в чем они профессионалы? А они профессионалы в том, как стать генералом. Это же ведь тоже профессия, если даже не искусство.

Вот давайте рассмотрим такой эпизод из книги Коржакова, которым он, безусловно, и где-то даже по праву, гордится.

Коржакова назначают телохранителем к кандидату в члены Политбюро ЦК КПСС Ельцину. Телохранителей трое, они охраняют Ельцина поочередно. Вскоре выясняется, что как работник Коржаков плох, и старший телохранитель начинает принимать меры, чтобы избавиться от ненадежного товарища. В начале лета Ельцин выезжает в Пицунду, а он купался при любой температуре воды. И вот посмотрите, как Коржаков профессионально избавился от своих конкурентов, по-своему, с точки зрения искусного бюрократа, это просто блестящая операция. Коржаков повествует:

«Сначала температура морской воды колебалась от одиннадцати до тринадцати градусов. Для купания она была холодноватой. Но Ельцин ежедневно переодевался в палатке на пирсе и по трапу спускался в море. Мы. его охранники, по инструкции должны были заранее войти с берега в воду, проплыть метров десять к трапу и там, в воде, поджидать Бориса Николаевича».

Здесь Коржаков врет: такой инструкции быть не может. Ведь если охранник один и он в воде, то и он, и охраняемое лицо беззащитны от нападения с самого опасного направления — с берега. Кроме этого, охранник должен оставить без присмотра на берегу оружие. Но Коржаков навесил эту лапшу на уши своим коллегам, и посмотрите, как искусно он втерся в доверие к Ельцину:

«Так я и делал. Пока он надевал плавки, я доплывал до положенного места и отчаянно дрыгал руками и ногами, чтобы не заледенеть. Ельцин же медленно спускался по трапу, проплывал несколько метров вперед и возвращался обратно. Потом уж выпрыгивал я и бежал под теплый душ.

Проходит недели полторы. Неожиданно Кожухов и Суздалев устраивают мне головомойку:

— Ты бессовестный предатель, ты к шефу подлизываешься.

— В чем дело? Объяснитесь.

— Ну как же, мы честно стоим на берегу, пока шеф плавает, а ты вместе с ним купаешься, моржа из себя изображаешь.

Тут уж я взорвался:

— Ребята, я делаю дело так, как положено по инструкции. Если бы вы мне раньше сказали, что не нужно с ним плавать, я бы не плавал.

Оказывается, когда вода потеплела градусов до двадцати, Ельцин спустился, а около него уже Кожухов плещется. Борис Николаевич с удивлением спрашивает:

— Что это вы тут делаете?

— Как? Положено, чтобы вы не утонули.

— А почему вы прежде стояли на пирсе? Вот Александр постоянно плавал.

Мои напарники решили, что я их подсиживал. Хотя я искренне считал себя третьим в этой команде и никогда не стремился стать вторым или первым. Я был и так доволен тем, что не посещал инструктажи, не ходил на партсобрания. Отрабатывал свои сутки — и делал, что хотел.

После отпуска отношения с Ельциным изменились коренным образом — появилось доверие и обоюдный интерес» . [28]

То есть, корчась от холода и вызывая этим презрение Ельцина, Коржаков дожидался, когда температура воды сделает ее пригодной для купания. И только после этого сообщил напарникам о мифической инструкции. Те с перепугу полезли в воду, вызвав у Ельцина естественный вопрос, на который они ему сами и ответили про инструкцию, представ тем самым перед Ельциным трусами, пренебрегающими его охраной, а Саша Коржаков предстал человеком, который здоровье готов угробить ради шефа. Как такого не любить, как такому не доверять?

И кто после этого скажет, что Коржаков не профессионал того, как стать генералом? И вот такие, надо думать, все генералы спецслужб. Как стать генералами они знают, знают об этом, надо думать, и большинство их подчиненных, вот только для всех должностей генеральских не хватает. Но кто в этих спецслужбах знает, как дело делать? Ведь, к примеру, тупость и отсутствие какого-либо профессионализма нашей ФСБ просто поражает.

Возьмем взрывы работниками ФСБ России домов в Москве и Волгодонске. Отвлечемся от моральной стороны этих операций и рассмотрим только их профессиональный аспект — ведь не исключено, что подобные акции нашим спецслужбам требовалось бы организовать во вражеской стране.

Как только после второго взрыва в Москве стало ясно, что они серийные, москвичи и милиция немедленно предотвратила третий взрыв, получив веские улики — взрывчатку, способ ее маскировки сахаром и т. д. ФСБ переместилась из Москвы, но после первого же взрыва в Волгодонске ФСБ не только не смогла провести взрыв в Рязани, но и попалось. Причем попалась исключительно из-за тупости и трусости своих сотрудников.

Если бы эти «профессионалы» сохраняли хладнокровие, то поодиночке без проблем выехали бы из Рязани. Но они, перетрусив, стали звонить в Москву, хотя не только «профессионалам», но и дураку было бы понятно, что после начала их поиска междугородние телефонные разговоры будут прослушиваться. Более того, разговор с московской ФСБ они вели не кодируясь, практически открыто, в связи с чем их немедленно вычислила подслушивающая разговор обычная телефонистка. Взрывчатку, замаскированную под мешки с сахаром, умудрились спрятать не на продовольственном складе среди мешков с сахаром, а на складе боеприпасов, где сахар и не захочешь, а бросится в глаза. И т. д. и т. п.

Удивительный кретинизм проявило руководство ФСБ. Это азбука: в любых подобных операциях должна тщательно прорабатываться легенда на случай провала. Разве трудно было Патрушеву (да и много ли это ума требовало) зарезервировать номер своего приказа об учениях, чтобы в случае провала дать такой приказ задним числом? Ведь после провала все руководство ФСБ бекало и мекало, не зная, что сказать, и явно показывая, что взрывы домов — это их рук дело. И вот эти трусливые кретины охраняют государственную безопасность России! Это смешнее, нежели анекдоты из Интернета…

 

Слон из мухи

Теперь вернемся к общему свойству бюрократического аппарата, т. е. системы управления, в которой подчиненных поощряют и наказывают начальники. Раз созданный, этот аппарат сделает все для того, чтобы его не только не упразднили, но и не сократили. Наоборот, он будет создавать или выдумывать себе работу, с тем чтобы как можно больше расшириться. Это тоже имеет начало в сути аппаратной службы. Поступает в спецслужбу молоденький лейтенант. Он что, и на пенсию хочет уйти лейтенантом с окладом лейтенанта? Нет, конечно, он хочет стать как минимум полковником, но полковниками хотят стать все, а должностей полковников мало. Что делать?

Вот тут, к сожалению, нет недостатка в решениях этого вопроса. В распоряжении бюрократического аппарата масса способов имитировать свою полезность, свою загруженность работой.

К примеру, можно выдумывать себе никому не нужную работу, а любой пустяк превращать в проблему огромной важности, для решения которой требуется много людей. Пугать высокое начальство, в нашем случае — государство, этими проблемами и требовать увеличить данной спецслужбе штат, ассигнования и т. д. А с увеличением штата растет, разумеется, и количество желанных генеральских и полковничьих должностей.

Давайте с этой точки зрения рассмотрим в качестве конкретного примера дело Андрея Соколова. В 1998 г. он написал на стене возле Ваганьковского кладбища лозунг: «Зарплату рабочим!» и на памятнике на символической могиле Николая II на этом кладбище взорвал ночью (чтобы никто не мог пострадать) небольшой заряд охотничьего пороха. Это даже не вандализм, хотя кассационные инстанции, в конце концов, так квалифицировали это преступление. Поскольку могила не настоящая, а памятник над ней не охранялся государством. Это, в худшем случае, хулиганство, если не обращать внимания, зачем это было сделано и, соответственно, на статью 39 УК РФ «Крайняя необходимость», которая не считает преступлением действия, направленные на пресечение более тяжкого преступления. А мошенничество с зарплатой, в данном случае, было более тяжким преступлением, нежели хулиганство.

Раньше, когда правоохранительные органы действительно боролись с преступностью, от следствия и суда требовалось проводить суд в сжатые сроки после совершения преступления и открыто, поскольку приговором по данному преступлению предотвращали аналогичные преступления. Между прочим, в связи с требованием скорости следствия и суда была введена и норма срока давности, т. е. если суд не удается провести в течение определенного для каждого преступления срока, то его вообще не проводят — бессмысленно, поскольку приговор по такому делу уже никакое преступление не предотвратит. А теперь посмотрим, как развивалось дело Андрея Соколова с точки зрения этого основополагающего принципа правосудия.

Андрей не скрывается, его задерживают, и он сразу же и с готовностью во всем сознается, поскольку данный акт является предметом его гордости. Если бы дело происходило в каком-либо захолустном Заплюйске, в котором отсутствует местный отдел ФСБ, то милиция на следующий же день привезла бы Соколова к судье и судья назначила бы ему 10 суток, чтобы не разбираться, является ли мошенничеством невыдача зарплаты. И предоставила бы Соколову возможность бесплодно жаловаться на себя в кассационные инстанции и в газеты. Такой суд был бы заведомо несправедлив, но принцип правосудия — быстрота и наглядность — был бы соблюден.

А теперь посмотрите, как это происходит в Москве, в которой на Лубянке кормятся тысячи паразитов Федеральной службы безопасности. ФСБ возбуждает против Андрея дело по обвинению его в терроризме и радостно начинает вести следствие целых 2 года! А что расследовать, если все было известно в первый же день? У меня нет материалов того дела Соколова, но мы публиковали страницы из 30 томов дела на Губкина, который в это же время сидел под следствием по обвинению в насильственном захвате государственной власти. Так там на многих страницах шли протоколы допроса Губкина, в котором следователи Федеральной службы безопасности настойчиво пытались выяснить, откуда коммерсант Губкин взял 100 долларов, чтобы сделать своей жене подарок к дню рождения в тысяча каком-то году. Какое это имеет отношение к захвату власти в России, к тому, в чем Губкин обвинялся? А никакого, но если держать подследственного годами в следственном изоляторе, то надо же время от времени подшивать в его дело какие-то новые бумаги, чтобы создать видимость работы? Так и с Соколовым. Продержав его 2 года в тюрьме, провели закрытый суд, т. е. поправ наше пресловутое «правосудие» и Конституцию по всем статьям. Почему?

Потому, что у настоящих борцов с преступностью задача искоренить преступность, в связи с чем они проводят суд скорый и открытый. А у российских судов и Федеральной службы безопасности задача обратная — самим вместе с преступниками паразитировать на обществе, на налогах собираемых с населения. Ведь Андрей Соколов, которого с 19 лет ФСБ таскает по тюрьмам, за свою жизнь не имел заработка, чтобы нормально содержать собственную семью. Но как только его арестовали, он стал кормить десятки капитанов, майоров, полковников в ФСБ. Поскольку на время следствия над Соколовым они получили оправдание тому жалованью, которое они получают и прожирают, а как же — они ведь следствие ведут по делу о терроризме и их служба и опасна, и трудна!

Правда, если говорить об этом конкретном деле, то такому поведению ФСБ вроде бы имеются и другие мотивы. Дело в том, что Андрей Соколов коммунист, не предавший свои идеалы, а работники ФСБ это сплошь бывшие члены КПСС, предавшие свои коммунистические клятвы. Скажем, руководитель следственной бригады по делу Соколова в СССР был даже парторгом отдела. А, как известно, самая лютая ненависть — это ненависть предателя к тому, кого он предал. Например, наибольшие зверства в Великую Отечественную войну творили власовцы-предатели. Немцы, если им было нужно, советских людей просто убивали, а власовцы норовили еще и поиздеваться. Поэтому ненависть ФСБ, прокуратуры и суда к молодым коммунистам вроде бы объясняется ненавистью предателей к преданным. Но на самом деле это не так. Здесь нет никакой политики, здесь только подлая животная алчность. Ведь уже давно ни в КГБ, ни в ФСБ или ЦРУ в США никто не вступал, чтобы служить каким-то идеалам или хотя бы Родине. Туда идут, чтобы получать большие деньги при непыльной работе. Нет никаких сомнений, что эти «профессионалы» ФСБ без каких-либо угрызений совести служили бы и в гестапо. Впрочем, гестапо — это неудачный пример. Шеф гестапо Мюллер за такую службу либо повесил бы этих «профессионалов» в назидание другим, либо отправил бы на Восточный фронт в штрафной батальон. Так нагло и тупо имитировать свою деятельность спецслужбы могут только при абсолютно тупых руководителях государства, а абсолютные кретины во главе СССР и США замелькали только в последние десятилетия.

 

Провокация преступлений с целью их раскрытия

По той же самой причине умственной неполноценности и трусости спецслужбы не решаются подойти к настоящим и не зависящим от спецслужб организациям, преступным для их страны. Ведь в чем в данном деле заключается работа спецслужбы? Ей сначала нужно внедриться в преступную организацию, т. е. найти в ней агента, который бы помог арестовать остальных ее членов с поличным. А это фанатики, причем, как мы видели в делах Азефа или Рабина, очень не глупые — такие, которые легко могут использовать для своих целей саму спецслужбу. Чтобы среди таких людей, готовых на смерть за свое дело, распропагандировать агента, нужен ум, а где его работник спецслужбы купит? Да ведь бывает, что и доводов для контрпропаганды объективно не существует. Ну что, предположим, нынешний работник ФСБ должен говорить агенту? Что, дескать, тот должен рисковать своей жизнью, чтобы захватившей власть в России камарилье было бы удобнее Россию грабить? С другой стороны, сама преступная организация следит за чистотой своих рядов, и ей ничего не стоит вычислить не только агента в своих рядах, но и захватить самого работника спецслужбы, пытающегося с агентом связаться. Допросить и отрезать ему голову. А нынешним работникам спецслужб не героическая смерть нужна, а большая пенсия. Именно поэтому мы и не слышали, чтобы хоть какая-нибудь спецслужба нынешних времен сумела бы внедрить свою агентуру в любую независимую террористическую организацию и таким путем ликвидировать ее. Это не времена НКВД.

По этим причинам спецслужбы вынуждены поступать чуть ли не стандартно — они сами создают преступные организации и потом либо их «раскрывают», либо время от времени провоцируют их на какие-либо действия. А потом либо арестовывают рядовых участников, ничего не подозревающих и примкнувших к провокаторам, либо стригут дивиденды, пугая общество этими действиями.

У нас в России примером такого подвига ФСБ является уже упомянутое дело Революционно-военного совета (РВС), которое в 2002 г. наконец дошло до суда аж через четыре года после ареста участников. Поскольку это первое в истории постсоветской России дело по разоблачению организации, поставившей себе целью вооруженный захват власти, то оно должно было бы привлечь внимание прессы. И последняя готова была описать подвиг ФСБ, но стеснительные герои невидимого фронта, опять-таки вопреки Конституции РФ, устроили над своими жертвами тайный суд. И, естественно, неспроста.

Лиц, вознамерившихся захватить вооруженным путем власть в России, оказалось целых 6 человек, которые вообще-то были членами легальной организации большевистского толка, выпускавшей свою газету и ведущую никаким законом не запрещенную пропаганду. После столь длительного ареста четверо из них «сознались», что взорвали памятник Николаю II в селе Тайнинском, заминировали памятник Петру I в Москве и газовую станцию, взрывы которых предотвратила наша доблестная ФСБ. В том, что эти четверо «сознались», ничего удивительного нет, поскольку, как говорит теория, в бесконтрольную спецслужбу должны поступать подлецы, и подлость ФСБ безмерна. Так, к примеру, арестовав чуть позже четверых практически юных женщин и обвинив их во взрыве мусорной урны у приемной ФСБ, они троих, не желавших «признаваться», перевели из изолятора ФСБ в изолятор к уголовницам и устроили там над ними издевательство, длившееся годами. Женщин избивали, одна из них, Лариса Романова, сидела с грудным ребенком, Татьяну Соколову, инвалида с детства, нуждающуюся в бессолевой диете и постоянном приеме лекарств, лишили передач и лекарств, в результате, потеряв в весе более 20 кг, эта хрупкая женщина была уже на грани смерти, что, впрочем, не входило в планы сотрудников ФСБ — ведь ей надо было еще предстать перед судом. Бандиты относятся к женщинам с большей жалостью, но то бандиты, а это работники спецслужбы, и не бандитам с ними соревноваться в подлости.

Так что в том, что из 6 членов РВС четверо «сознались» нет ничего удивительного. Вождя РВС И. Губкина, который явно не сознался бы и знал о ФСБ больше других, обвинили в убийстве, аж во Владивостоке, человека, которого, как доказало следствие, он не только никогда не знал, но никогда не имел и общих знакомых. Поэтому на суде по «делу РВС» Губкин не присутствовал. Единственный подсудимый, устоявший перед сотрудниками ФСБ, В. Белашев, погоды на суде не мог сделать ввиду четырех кающихся грешников. Казалось бы — чего бояться? Проводите открытый суд, чего вы прячетесь? И из зала суда поступили сведения, из которых стала понятна скромность ФСБ и прокуратуры.

Оказывается, «профессионалы» и «системные аналитики» ФСБ, добившись «признания» у четверых слабовольных, на радостях стащили в дело все, что по нему было собрано и ими, и милицией, чтобы дело было толстым и оправдывало зарплату за 4 года службы. В таком виде оно и попало в суд, т. е. для прочтения подсудимым и адвокатам. А при рассмотрении подшитых в дело документов оказалось, что ни одно из существенных вещественных доказательств не подтверждает признания кающихся членов РВС и они не способны объяснить почему.

Так, к примеру, хотя кающиеся и признались, что это они взорвали памятник Николаю II, но следы возле памятника, отпечатки пальцев и потожировые выделения на остатках взрывного устройства принадлежат другим людям. И свидетели видели других людей. Кающиеся подсудимые утверждают, что оставили автомашину на автостоянке и пошли минировать памятник, а видеопленка контрольной видеокамеры этой стоянки за это время их машины не зафиксировала. И т. д. и т. п. И то же по всем другим случаям. Четыре члена РВС каются, что минировали памятник Петру I и газовую станцию, но отпечатки пальцев, потожировые выделения на взрывных устройствах и следы на земле принадлежат не им. Они каются, что это их оружие найдено в тайнике, а отпечатки пальцев и потожировые выделения говорят, что оружие в тайник заложили совсем другие люди. И никого из этих таинственных «членов РВС», не известных даже кающимся «исполнителям», ФСБ и не пробовала искать. Почему?

Ответ аж кричит. Потому, что и памятник взорвала ФСБ, и минировала она, и оружие подбросила она — ее провокаторы, которых она скрыла, хотя по статье о соучастии они должны были сидеть на скамье подсудимых вместе или вместо кающихся магдалин РВС. То есть ФСБ сама совершила преступление, приписала его РВС и записала себе в актив его раскрытие, хотя ума оформить его как надо не хватило. Вот и пришлось судить тайно, чтобы общество не видело, как судья отказывает адвокатам в вызове свидетелей, как игнорирует их доводы о несоответствии улик версии следствия. (Заметим, что пока ФСБ героически боролась с Соколовым и РВС, британский разведчик Томлисон приехал в Москву, съездил в Зеленоград на квартиру уже перебежавшего в Англию Симакова и изъял оттуда документацию по результатам запусков СССР баллистических ракет за 20 лет — добычу, которую ни МИ-6, ни ЦРУ и не мечтали когда-либо достать. Симаков, выезжая в Англию самостоятельно, побоялся ее везти через таможню, а у «профессионалов» ФСБ не хватило ума обыскать квартиру перебежчика, хотя квартиру Соколова они обыскивали 17 раз! А в МИДе России в это время работали и сбегали, закончив труды, десятки шпионов, о которых ФСБ просто молчала. 18 октября 2000 г. сбежал первый секретарь постпредства в ООН Третьяков, а 17 января 2001 г. прямо из Москвы с женой и сыном сбежал Потапов, о котором «МК» пишет: «Никогда за всю историю Штаты не имели еще агента такого ранга…»)

Но фабриковать дело проще, и таких случаев столько, что провокацию можно считать единственным доступным умственному развитию и подлости спецслужб способом работы. Один из недавно уволившихся работников ФСБ так охарактеризовал своих бывших коллег:

«Отделы и подразделения плодятся как грибы после дождя, при этом взаимодействие их приближается к нулю.

Конечно, все это сказывается и на уровне профессионализма. Сегодня в любом управлении можно по пальцам перечесть спецов, знающих, что такое настоящая оперативная работа. Взамен этого идет вал топорных и откровенно бездарных „акций“.

В одном из управлений стал притчей во языцех случай, когда в недавние времена поиска террористов-взрывников некий отдел стал разрабатывать некого московского чеченца, который подозревался в симпатиях и помощи боевикам. Не было придумано ничего лучше, чем через подведенного агента попытаться спровоцировать чеченца на… подготовку теракта. Ему даже посулили деньги за него. В конце концов, тот „повелся“. Было изготовлено настоящее (ведь потом его будет проверять экспертиза!) взрывное устройство, передано „террористу“ — и тот с ним отправился в один из многолюдных универмагов, около которого его, по замыслу, должны были задержать. И здесь, по дороге, его умудрились потерять…

Надо ли говорить, в каком состоянии находились в последующие часы горе-„опера“.

Москвичей от смерти спасла простая случайность. Чеченца задержал обычный милицейский патруль, обыскал, обнаружил устройство и доставил „террориста“ в милицию…

Пришлось, скрепя сердце, отдавать „лавры“ ментам…» [30]

Вы скажете: стоит ли верить этому анониму? А как не верить, если это обычнейшая практика спецслужб?

Вот что сообщает, к примеру, уже упомянутый нами фон Бюлов о первой диверсии во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке в 1993 году, когда 6 человек были убиты и сотни ранены:

«Во главе банды был создатель бомбы, бывший египетский офицер. Он собрал несколько мусульман для теракта. Они были ввезены в страну с помощью ЦРУ, несмотря на запрет государственного департамента на их въезд. В это же время руководитель банды был информатором ФБР. И он пошел на сделку с властями: в последнюю минуту опасный взрывной материал должен был быть заменен на безопасный порошок, но ФБР отменило свой план, и бомба взорвалась, так сказать, с ведома ФБР. Официальная версия для этого случая была быстро найдена: преступниками оказались злобные мусульмане» . [31]

Вот вам случай, один к одному повторяющий подвиг ФСБ. Правда, с одним отличием: египетский офицер не хотел взрывать ВТЦ, он хотел попугать американцев, но ФБР его обмануло, уверив, что в бомбе вместо взрывчатки безопасный порошок.

И все это старо как мир. 1903 год. А. Богданович записывает в дневнике:

«24 октября. Бывший агент тайной полиции Феофанов рассказывал сегодня, что охрана у нас поставлена из рук вон плохо. Начальники охранного учреждения сами, чтобы выслужиться перед начальством, устраивают тайные типографии, чтобы их затем якобы открыть и получить награду. Так поступили полковник Кременецкий, его помощник Модль и Коттен». [32]

 

Типовая схема

Бывает полезно отложить в сторону подробности и посмотреть на события издалека — в принципе. Если не рассматривать Ирак, то за последние пять лет иностранными войсками были оккупированы две страны — Югославия (Косово) и Афганистан — и в обоих случаях этому предшествовала террористическая деятельность в этой стране.

Албанское меньшинство в Косове очень давно стремилось к суверенитету, а вернее — к занятию госкормушек в крае, но эти стремления никогда не выходили далее политических манифестаций и постепенного вытеснения сербов с государственных должностей в Косове. И у косовских албанцев были свои устоявшиеся лидеры, скажем, тот же их первый президент Ругова. Ни о каком военном и террористическом сопротивлении со стороны этих албанцев не было и речи. Но вдруг откуда ни возьмись появляется некая Армия освобождения Косова, и во главе ее не известно откуда взявшиеся личности. Вернее, в момент их появления было известно, откуда они взялись, но потом это старательно забыли — лидеры этой армии разыскивались Интерполом за торговлю наркотиками. Вопрос: в связи с чем эти лидеры бросили свой доходный бизнес и занялись столь опасным делом, как организация терактов против косовских сербов с ответными ударами сербов по себе? Ответ один: видимо, им приказали это сделать те, кто мог приказать. Но кто мог приказать? Вспомним уже цитированное признание шефа стратегической борьбы с наркотиками в США Майкла Леви, что как только он заводил дело на более-менее крупную банду наркоторговцев, «тут же приходило ЦРУ и забирало его из моих рук». Но в Югославии дело обстояло еще более масштабно. Как сообщил в британской «Гардиан» профессор Р. Олдрич, расследовавший предысторию косовских событий, оружие для албанских террористов в Косове поставлялось через Хорватию на транспортных самолетах С-130 «Геркулес» ВВС США, а организовывала эти поставки спецслужба при Пентагоне, вопреки запрету ООН на поставку оружия в этот регион. «Миротворцы» ООН это видели, но молчали. После доклада Р. Олдрича правительство Голландии ушло в отставку, а в США на это никто даже не прореагировал.

То есть мы видим логичное развитие событий: сначала некая организация при явной помощи, если не по команде, спецслужб США совершает теракты, а затем приходит Пентагон и сбрасывает на эту страну запасы очень дорогих боеприпасов. И ничто не в состоянии остановить развитие этих событий. Ведь Милошевич еще до бомбардировки Югославии согласился в Рамбуйе на ввод сил ООН в Косово и нашел общий язык с Руговой, но Сербию все равно отбомбили!

Совершенно то же развитие событий и в Афганистане. Сначала ЦРУ создает некую террористическую организацию «Аль-Кайду» с целью борьбы с просоветским режимом в Афганистане. Это еще можно понять. Но цель «Аль-Кайды» не достигнута и по сей день, пусть и не просоветский режим, но противники Талибана и «Аль-Кайды» продолжали удерживать часть территории этой страны. Казалось бы, совершай против Северного альянса теракты и совершай! Но вдруг «Аль-Кайда», насыщенная агентами ЦРУ, начинает кусать руку, ее создавшую, — начинает теракты против посольств США. Причем не прерывая контактов с ЦРУ на самом высоком уровне со своей стороны. Как раскопали европейские журналисты, даже за месяц до теракта 11 сентября в Нью-Йорке бен Ладен лечил почки в Саудовской Аравии и там, в госпитале, встретился с резидентом ЦРУ в этой стране, причем тот после встречи сразу же вылетел в США. В Европе пошумели по этому поводу, в США подтвердили этот факт, но ни конгрессменов, ни сенаторов США он не заинтересовал. Не интересно это им, им интересно, как поймать неуловимого бен Ладена, этим все заняты. Как в Госдуме России: там дважды ставился вопрос о создании комиссии по расследованию роли ФСБ во взрывах домов в Москве и Волгодонске, но депутаты дважды провалили его — не до этого им, они заняты вопросом, как предотвратить чеченские теракты.

Кстати, о неуловимости «Аль-Кайды». Американский журнал «Тайм» (№ 160/3 за 15 июля 2002 г., стр. 16) сообщил, что лидер европейской сети и духовник «Аль-Кайды» Абу Катада живет со своей семьей на севере Англии и получает деньги от британской разведки МИ-6. В то же время с середины декабря прошлого года его официально разыскивают спецслужбы Великобритании. Имущество Абу Катады конфисковано, счета заморожены, но с ним заключено негласное соглашение. Англичане его прячут, так как в Иордании он приговорен к смертной казни. Пресс-секретарь Скотланд-Ярда эту информацию о связях «Аль-Кайды» с британской разведкой комментировать отказался. Еще бы!

Но вернемся к развитию событий в Афганистане. И тут, как и в Югославии, тесно связанная со спецслужбами США организация «Аль-Кайда» начинает террористическую деятельность, после чего приходит Пентагон и сбрасывает на Афганистан запасы очень дорогих боеприпасов. Пожалуй, следует слегка отвлечься от спецслужб и поговорить о Пентагоне, поскольку этот цыпленок тоже хочет жить. И жить хорошо.

Существует расхожее мнение, что войны начинают генералы. Это глубокая ошибка. Нет ничего более миролюбивого, чем генерал. Ну посудите сами — это человек, который уже достиг вожделенных высот, жалованья, в перспективе у него большая пенсия. Ну зачем ему война? Там же его войска противник разобьет, после чего его самого отдадут под суд и если не посадят, то разжалуют, и прощай жалованье и пенсия. Оно генералам надо? Войны начинают политики и именно потому, что ответственность за поражение они всегда могут свалить на бедных генералов. И генералы это знают, поэтому они и самые большие миролюбцы. К примеру, С.Г. Кара-Мурза накануне агрессии НАТО против Югославии участвовал в европейской общественной конференции по этой проблеме. Как он пишет, на конференции присутствовали политики и генералы НАТО. Так вот, самыми ярыми и тупыми сторонниками бомбардировки Югославии были политики, а генералы всячески пытались убедить всех, что вопрос надо решить миром. Убеждали, что войска НАТО, предназначенные воевать на равнинах СССР, не приспособлены, дескать, воевать в горах Югославии. Не помогло, политики победили.

Строго говоря, генералы боятся не войны как таковой, война им даже на руку, генералы боятся войны, в которой нужно достичь военной победы, для которой нужно вести сражения. Ну а поскольку сражениями должны командовать генералы, то именно поэтому они и боятся, когда от них требуют этой самой военной победы.

Немного о победе. Дело в том, что и в старину было много генералов, которые, постреляв издалека по противнику и даже отогнав его с поля боя, пытались царю-батюшке выдать эти телодвижения за большую военную победу. В конце концов, военный теоретик Карл Клаузевиц сформулировал, что является военной победой, и эту формулировку и по сей день никто не пытается оспорить. Военная победа — это итог, при достижении которого твои войска либо уничтожили, либо пленили живую силу войск противника, а их оружие досталось тебе трофеями. И только так! Никакие стрельба и маневры без этого условия военной победой не являются.

Да, противник может сдаться и без военной победы над ним, но тогда это победа политическая или психологическая, а генералы тут ни при чем. И мы можем обратить внимание, что, начиная с Ирака, военное ведомство США расходует на конфликт огромные военные ресурсы, то есть огромные денежные средства народа США, но достичь военной победы даже не пытается!

Возможно, в Ираке Клинтон по дурости и ставил такую цель перед генералами, судя по тому, сколько сухопутных войск они стащили в Персидский залив, и генералы вынуждены были начать сражения с войсками С. Хусейна, но уже первый же их итог даже главнокомандующему Клинтону показал, что лучше не надо. Американцы быстро свели дело с Хусейном к перемирию, а дальше продолжили войну беспобедным вариантом: сбрасывали и сбрасывали на Ирак миллиарды долларов в виде бомб, крылатых ракет и своих сбитых самолетов. И дело даже не в тяжелых потерях в Ираке. Хотя начальные бои «Бури в пустыне» обошлись США и не в 383 человека убитыми, как пытается это внушить пропаганда США, а в 4 тыс., как подсчитали те, кто принимал гробы только лишь на одной авиабазе в США, а возможно, и в 10 тыс., если таких пунктов приема убитых было в США несколько, но даже эти потери не превышают те 10–12 % потерь, после которых по стандартам армии США атаку нужно прекращать. Американцам ничего не мешало в Ираке наступать дальше и брать Багдад, свергать Хусейна. Но они почему-то не пошли стяжать себе лавры военной победы, а обошлись воплями телерадиокомментаторов.

Итоги второй войны в Ираке у меня долго вызывали недоумение. Вспомните, сначала коалиция имела «смешные» успехи — иракская армия сопротивлялась успешно. Затем прошли ликующие сообщения, что Саддам Хусейн убит… и иракская армия исчезла, как сквозь землю провалилась! Американцы иракскую армию военным путем не победили, ее капитуляции не было (не было и до сих пор нет ни надлежащего для победы количества пленных, ни трофейной боевой техники и оружия), но иракская армия боевые действия прекратила. Что случилось?

Давайте вспомним, о чем идет речь. На начало 2003 года иракская армия располагала 2600 танками; боевых машин, пехоты и бронетранспортеров у нее было около 3000, боевых разведывательных машин — 400; буксируемых орудий полевой артиллерии около 2000 стволов; самоходных гаубиц — 200; реактивных установок залпового огня — 200. И куда это все подевалось? Ведь уничтоженной иракской техники в ходе войны было показано меньше, чем американской. А эта техника у Ирака точно была: пока американцы не вывели из строя иракское телевидение, ее регулярно показывали на исходных позициях, замаскированной в окопах.

Относительно боевой авиации, которой было свыше 400 единиц, американцы распустили слух, что она-де перелетела в Иран, но это чепуха. А в отношении техники сухопутных войск вообще никаких объективных сведений нет. И, что интересно, американцам, захватившим Ирак, эта техника до сих пор недоступна! (Иначе они показали бы ее всему миру в качестве трофеев.) Методом исключения остается одно: и на момент захвата Ирака силами коалиции, и в настоящее время эта техника и оружие находятся в руках иракских генералов и офицеров, которых также не показали в качестве пленных (разные там министры-генералы не в счет).

Возникает вопрос: если армия Ирака практически не понесла потерь, то почему она позволила оккупировать Ирак? Да, убит главнокомандующий, но ни для какой армии это не в диковинку, и на его место сразу же должен был встать заместитель.

Наводит на определенные мысли и то, с каким усердием американцы стремились убить Хусейна. Вспомните, никогда раньше такого не было. Убить главнокомандующего всегда полезно, но воюющие стороны никогда открыто в этом не признаются, даже американцы. Они ведь не предпринимали особых попыток убить Хо Ши Мина или Милошевича, про бен Ладена вообще забыли. А тут из шкуры лезли, чтобы Хусейна именно убить. И приходишь к мысли, что пленение Хусейна и слухи о его смерти им нужны была не с военной точки зрения (не для дезорганизации командования), а для того, чтобы его недееспособностью развязать руки иракским генералам — тем, кто при живом Хусейне не имел возможности изменить Родине.

В начале лета 2003 г. увидел по «Евроньюс» сюжет с бунтующими иракскими офицерами, которые, по словам диктора, требовали у американцев денег. Вообще-то американцы намерены проглотить и Иран, поэтому и расформировывать иракские соединения особо не спешат: пушечное мясо в Ираке можно и подкармливать. Но удивила наглость, с которой эти иракские офицеры «перли» на американцев, те даже огонь открыли. Это, надо сказать, новое слово в военном деле — побежденные требуют деньги у победителей. Вопрос с бунтом иракских офицеров для меня так бы и остался непроясненным, но позвонил наш корреспондент в Нью-Йорке и сообщил мне новость, которая была малоизвестна в Москве. Оказывается, в США в то время обсуждали скандал, вызванный тем, что правительство Буша «кинуло» иракских генералов. Американцы их купили, пообещав большие деньги, но пока был на свободе Хусейн, генералы вынуждены были делать вид, что воюют с американцами. А когда они сдали Хусейна под американские бомбы, то сопротивление немедленно прекратили. А дальше американцы опять повторили старую хохму — не заплатили. Помните — как с Джинджичем в Сербии. Пообещали подонку миллиард, если выдаст Милошевича, а потом вместо миллиарда пососать дали, но не долларовую титьку.

Кое-кому американцы, правда, денег дали, к примеру, командующий республиканской гвардией, племянник Хусейна получил 17 млн. долларов и выехал с семьей в Великобританию. (По данным австрийского еженедельника «Bild» от 30.05.03 со ссылкой на французскую и египетскую прессу, этот генерал Махер Суфиан аль Тикрити за отвод республиканской гвардии от Багдада и разрешение американцам в него войти получил 25 млн. долларов). Но американцы раскошелились всего-навсего на 200 млн. долларов, а только генералов в Ираке вряд ли меньше, чем полтыщи. Этим — хрен! Вот они и взбунтовались: продавали Ирак все вместе, а деньги получили только избранные. Обидно!!! Недоучел Хусейн опыт Сталина, недоучел, что перед тяжелой войной «пятую колонну» в армии надо перестрелять. Преступная халатность, окончившаяся горем для всего Ирака!

Но корреспондента возмутило не это, вернее, не только это, он несколько раз возвращался вот к какому эпизоду, показанному ТВ США. Иракский генерал гневно угрожал в телекамеру, что если США не заплатят ему обещанных денег, то он всех шестерых своих дочерей сделает шахидками и пошлет их взорвать себя вместе с американцами. Конечно, повести свою дивизию или бригаду против американцев он уже не в силах — кто пойдет умирать за не заплаченные этому генералу деньги, обещанные за предательство Ирака? Но ведь может же на себя надеть пояс шахида и взорваться сам?

Вообще-то мне американцы мало симпатичны, но то, как они поступают с подонками, не может не вызвать понимания.

А в Югославии они и не собирались военной победы достигать. То же самое и в Афганистане, хотя и воевали они там чужими руками. По критерию Клаузевица, военная победа в ходе этих двух войн такова, что ею без стыда мог бы похвастаться только командир батальона, в лучшем случае — полка. Но зато денег Пентагон угрохал фантастические суммы. Только на бомбежки Афганистана (в котором по уму и бомбить-то было нечего), на создание баз, на оружие союзникам уже затрачено свыше 30 млрд. долларов. Если бы эти деньги были розданы афганцам старше 14 лет, которые обычно зарабатывают не более 10–12 долларов в месяц, то на каждого мужчину и женщину пришлось бы по 2000 долларов.

Возникает естественный вопрос: зачем Пентагон тратит столь огромные деньги на проведение войн, если в ходе этих войн он и не собирается добиваться военной победы? (Вспомним, через неделю после начала бомбардировок Югославии Клинтон заявил, что войска НАТО не войдут в Косово, пока там будет хоть один сербский солдат. Как с таким главкомом достигнешь военной победы?) Ведь иракских генералов они вполне могли купить и без войны. Ответ один: целью всех этих войн является не военная победа, а только трата средств на эту войну. Это ситуация, при которой в США довольны все. Генералы в сражениях не ставят на кон свою репутацию, риску подвергаются сотня летчиков да пара сотен спецназа, зато всем идут «морские, походные, полевые, фронтовые, боевые» и т. п. надбавки к зарплате, на грудь вешаются медали, но главное — пустеют склады, изнашивается оружие и техника. Следовательно, нужно снова заказывать их и боеприпасы у промышленности, а это не бесприбыльное дело для всех участников. Доволен Пентагон, доволен военно-промышленный комплекс, доволен американский обыватель, который пялится на мутные картинки в телевизоре, которые обозначают очередной высокоточный удар по врагу, а потом радостный бежит на улицу поднимать американский флаг перед домом. Идиллия!

Итак, взгляд со стороны приводит к выводу, что в последнее время события развиваются по закономерной схеме: сначала спецслужбы США создают преступную организацию либо провоцируют имеющуюся, эта организация доводит дело до вмешательства Пентагона, который разгружает свои арсеналы и заказывает новые. Кому это нужно? — возникает вопрос. Да только все тем же спецслужбам и Пентагону. Только при такой ситуации ни у кого в США не поднимется рука напомнить о том, что аж кричит: «СССР уничтожен много лет назад. Когда начнется сокращение спецслужб и Пентагона?»

Еще один момент в послесловие. Сейчас весь мир вопит, что у него главная проблема — терроризм. Бедные главы государств все ездят друг к другу, аперитивы пьют, обеды друг другу дают и все думают, как же этот злобный терроризм победить.

Но ведь это не так. До развала СССР терроризм был и более мощным, и, главное, более массовым, но тогда он не был не только межнациональной, но и национальной проблемой ни у кого.

Если выделить теракт 11 сентября в Нью-Йорке в отдельный вопрос, то, повторю, теракты до 1990 г. были и значительнее, и обширнее. Помимо и тогда имевшихся в достатке исламских организаций, кроме баскских и корсиканских сепаратистов, непрерывные боевые действия вела ныне затихшая ИРА — Ирландская республиканская армия. «Красные бригады» держали в напряжении всю Италию — тогда они взорвали вокзал в Милане, выкрали и убили премьера Италии. От них не отставали их собратья в Германии. Даже арабы были неизмеримо активнее. В 1972 г. исламский «Черный сентябрь» захватил олимпийскую сборную Израиля и уничтожил ее. Известная и сегодня «Хезболла» в 1983 г. взорвала казармы, в которых погибли 263 американских и 58 французских военнослужащих. В 1975 г. «Красные кхмеры» захватили американский контейнеровоз, в попытке его отбить погиб 41 и были ранены 50 американских спецназовцев, турецкие «Серые волки» тяжело ранили папу римского.

Самолеты захватывались чуть ли не каждый день. Во всех странах пассажиров строжайше досматривали, их чемоданы переворачивали вверх дном. И только в «империи зла» СССР угнетенные тоталитаризмом советские люди свободно садились в самолеты «Аэрофлота» с любым личным грузом и в открытые двери пилотской кабины наблюдали за работой летчиков. Однако эпидемия дошла и до СССР: литовцы отец и сын Бразинкасы захватили самолет, убили стюардессу Н. Курченко и улетели в оплот свободы и демократии — в США. Там им предоставили убежище и пенсию за этот подвиг, (Не так давно, видимо от скуки, сын Бразинкас пристрелил и папашу).

В самих США теракты шли один за другим: помимо упомянутого президента Джона Кеннеди, был убит и кандидат в президенты, генпрокурор США Роберт Кеннеди, лидер черного меньшинства США Мартин Лютер Кинг, тяжело ранен президент США Рональд Рейган. Но тогда даже в голову не приходило, что это может быть поводом для бомбежек какой-либо суверенной страны. Впервые бомбовый удар по суверенной стране, обвинив ее в своем преступлении — в укрывательстве террористов, США нанесли по Ливии только в 1986 г. — когда к власти в СССР пришел дегенерат Горбачев.

Но не в этом дело. Если нашему времени предопределена вспышка терроризма, то почему во главе ее не стоят старые испытанные в терроризме организации? Такие как «Хезболла», до сих пор не прекращающая борьбы, или «Красные бригады», убившие недавно пару мелких чиновников Италии, или ИРА, или «Красная армия» Японии? Почему новый терроризм возглавляют организации, созданные ЦРУ? Ведь организации, созданные спецслужбами, легче задавить силами спецслужб, нежели неподконтрольные им организации. Почему же не задавят?

На все вопросы один ответ, который можно считать логичным. Из-за разрядки напряженности в мире, из-за умственной недоразвитости и трусости собственных кадров спецслужбы, чтобы сохранить себя, сами создают преступные организации и имитируют с ними борьбу, сами совершают преступления, с которыми призваны бороться. И это факт.

 

Реальные руководители спецслужб

До сих пор я писал, что «спецслужбы сделали то», «спецслужбы сделали это». Но кто именно эти «спецслужбы»? В их составе тысячи, а иногда и сотни тысяч человек, которые в массе своей ничего не определяют, а ходят на службу с очень скромными целями — побольше денег получить и выслужить большую пенсию. Ясно, что если эти люди и делают своей стране гадость, то это гадость паразитирования на обществе, и не более того. Тогда кто все определяет, кто задумывает преступления против своей страны? Официальные главы спецслужб?

Может быть и так, но с этим надо разобраться.

Дело в том, что у населения мира существует (или существовало) два взгляда на руководителей. Один можно назвать, к примеру, монархическим, или тоталитарным, а другой демократическим, или парламентским.

При монархическом взгляде на руководителя от него требуется, чтобы он все знал сам и во всем сам разбирался. Примером в таком подходе к руководителю служит или должен служить сам монарх, ведь его с детства учат всему, что нужно для управления страной, следовательно, лучше его разбираться в деле управления никто в принципе не может. И народ таких стран не поймет, как можно во главе организации поставить дурака, каким бы приятным он ни был: такому народу привычно, что именно руководитель должен лучше всех знать, что делать.

Россия и Западная Европа в этом плане всегда резко различались. И у нас, и у них руководителей очень часто избирали, но делалось это по-разному. Предположим, англичанам и русским нужно избрать руководителя бригады лесорубов. В Англии собираются лесорубы и поднятием руки избирают своим президентом того, за кого будет подано большинство голосов. Это парламентаризм. А в России к самому опытному лесорубу приходят несколько человек и предлагают ему стать артельщиком. Если тот соглашается, то об этом объявляют, после чего к этому артельщику в артель начинают стекаться те лесорубы, которые безусловно признают его за старшего. А те, кому он не нравится, идут и ищут себе другого артельщика. Принцип народовластия и там и там действует, но он различен, утрируя, можно сказать, что на Западе за руководителя голосуют руками, а в России — ногами. В России выбирали себе в начальники самого лучшего и справедливого специалиста-руководителя — того, с кем можно было, как можно больше заработать, а на Западе — того, кто больше всех и убедительнее всех тебе пообещает.

Поэтому народ с тоталитарным, монархическим прошлым, с пониманием необходимости соборного, то есть стопроцентного голосования, в своих взглядах и требованиях к руководителям резко отличается от народов, где назначение руководителей осуществляется путем выборов большинством голосов и на короткий срок — от тех народов, которые прекрасно понимают, что путем выборов получить Компетентного руководителя технически невозможно.

Думаю, что если бы на президентских выборах в США голосовал народ России с образом мыслей 1900–1953 гг., то за Буша не было бы подано и 0,1 % голосов, поскольку по тогдашнему русскому образу мыслей это просто неестественно — как можно во главу всей страны ставить Дурака, да еще и своей народной волей?! А вот американцы проголосовали за Буша, как утверждают психологи, именно потому, что он дурак, потому, что он такой, как они, то есть «приятный малый». И по большому счету это не признак какого-то врожденного дебилизма американцев: если хотите, это результат векового опыта парламентаризма, американцы пусть и не понимают, но здравым смыслом чувствуют, что те, кого они выбирают, реально руководить не будут, поскольку не обучены и не умеют этого делать. Посему нет и смысла предъявлять к ним подобные требования, и американцы голосуют за подобных себе в надежде, что, придя к власти, эти люди как-то осуществят их, дураков, чаяния на осуществление предвыборных обещаний.

Возьмем такой характерный момент. Уже очень давно (по крайней мере, с прошлого века) речи американским президентам пишут помощники, и это воспринимается американцами как само собой разумеющееся. Я помню, как меня несказанно удивило, когда в первом из опубликованных в СССР американском политическом детективе «7 дней в мае» перед выступлением президента США (в данной книге — положительного героя) корреспонденты спрашивают у его помощника, кто написал президенту речь, и это персонажами книги воспринимается как естественное дело. Но даже по тогдашнему (времена Брежнева) советскому менталитету это было невероятно: как какая-то шестерка может написать речь главе страны?

Никто и никогда не писал речей Ленину, никто и никогда не писал речей Сталину. Писать начали малограмотному Хрущеву, но не какие-нибудь щестерки бурлацкие, а такие же, как и Хрущев, секретари ЦК КПСС, да и то Хрущев и эти тексты сначала безжалостно правил сам, а затем на трибуне плевал на текст и говорил то, что хотел сказать, да так крепко говорил, что потом стенограмму таких выступлений приходилось вновь переделывать для газет. Читать тексты, написанные другими, начали Брежнев и все после него, но сам факт написания этих речей кем-то, а не лично генсеками, в СССР тщательно скрывался. Для официальных сплетников СССР — лекторов ЦК КПСС и общества «Знание» — была разработана схема ответа на возможные вопросы по этому поводу из зала. Отвечали, что Леонид Ильич речи пишет сам, но поскольку он выступает от имени ЦК, то сначала текст своих речей обязан согласовать с членами ЦК, а уж потом он не может уклониться от согласованного текста и вынужден его читать. Такая его, дескать, тяжкая доля.

И дело здесь не в коммунистах, а в точке зрения народа на этот вопрос. И русским царям, какие бы они ни были, речи никто не писал. Ленивый Николай II стал готовить конспекты своих выступлений перед сановниками, и те это терпели, но когда царь пригласил во дворец несколько сот депутатов Госдумы, то сами сановники его упросили, чтобы царь конспект не писал, в шапку его не клал и не подглядывал, а выучил бы наизусть все, что он хочет сказать депутатам. Ведь в противном случае царь не сумеет доказать, что бумажка, с которой он читает, написана им. Но тогда какой же он в глазах народа будет самодержец, если кто-то за него составил речь, а он выступает только как чтец-декламатор?

Кстати об этом. У бюрократов есть свойство, вытекающее из их сути: превращать свои действия в игру, ритуал, хорошо им знакомый, но давно потерявший всякий смысл. Вот, скажем, В. Путин читает в Думе свое Послание. А зачем? Ведь если Послание написано, то нужно просто раздать его депутатам, потому что при чтении документа заложенные в нем мысли становятся более понятны, чем при их слушании. Путину не надо было бы тратить время на поездку в Думу, он мог бы лишний раз на лыжах покататься (или что там еще обязан делать президент России?) А если уж какому-то очень неграмотному депутату надо, чтобы Послание было обязательно прочитано, то тогда читать его должен профессионал. Скажем, собралась Дума, и спикер объявляет: «Послание президента Путина Госдуме и России. Слова Грефа и Чубайса. Исполняет народный артист России Михаил Жванецкий». И вышел бы Жванецкий и стал бы с выражением читать это Послание. И депутатам было бы смешнее, и Жванецкий потом бы мог читать это Послание во всех концертных залах при полном аншлаге. Но нет, это предложение не пройдет потому, что как же иначе мы узнаем, что Путин президент, если он не сядет в торец стола, не вынет бумажку и не прочтет: «Начинаем заседание кабинета министров»? Или при встрече с главами других государств не вынет бумажку и не прочтет: «Мы тут с президентом Бушем…»

В историческом плане для России подобные «руководители» все еще в диковинку, а вот для парламентских стран является традиционно естественным то, что ни избранный глава государства, ни назначенные им министры страной не руководят. Тогда кто руководит страной и министерствами? Аппарат. То есть кадровые, карьерные государственные чиновники высокого ранга, которые не избираются, а работают в своих ведомствах достаточно давно. Руководят замы министров, а министры с президентом позируют перед телекамерами. Это самое естественное для бюрократической системы управления положение: руководит всем аппарат, хотя отвечает за все перед публикой министр. Из этого вытекает ряд малопонятных публике моментов.

Поскольку аппарат гораздо опытнее назначенного к нему министром калифа на час, то он может вынудить и министра, и президента подписать все или почти все, что аппарату нужно, путем предоставления первым лицам определенной информации для нужного аппарату решения. Предположим, нужно назначить директора средней школы и есть умный, мужественный, изредка выпивающий в женских компаниях кандидат. Если аппарат хочет, чтобы президент назначил этого кандидата директором школы, то он сообщит президенту, что это умный и решительный педагог, способный устанавливать с людьми и неформальные отношения. Если аппарат против, то сообщит, что это много мнящий о себе алкоголик с нездоровой тягой к девочкам. И президент примет такое решение, какое надо аппарату, безо всякого насилия над собой, мня себя истинным президентом.

Повторю, в основе данного положения лежит естественная некомпетентность избираемых «на время» руководителей и парламентские страны, ради сохранения себя, даже стимулируют власть аппарата. И так было всегда, даже когда в тех или иных странах избирались и умные, и компетентные люди. Вот, скажем, сын Л.П. Берия, Серго Берия, рассказывает, что его познакомили с записью разговора премьер-министра Великобритании Черчилля с заместителем министра иностранных дел этой страны Кадоганом. Данный разговор НКВД СССР подслушал в английском посольстве в Москве. Серго Берия пишет в своей книге «Мой отец Лаврентий Берия»:

«Я был потрясен. Не самим фактом записи, разумеется. О том, что иностранные посольства в Москве прослушиваются, я давно знал. Поразило совершенно другое: Кадоган последними словами ругал… премьер-министра Великобритании. Я неплохо знал английский, но крепкие выражения, которые допускал заместитель министра, явно выходили за рамки всех существующих учебников. Как выяснилось, Черчилль не имел права обсуждать какие-то вещи без санкции кабинета и согласования с ним, Кадоганом». [33]

Заметьте, это абсолютно не значит, что Черчилль обязан был во всем подчиняться Кадогану и даже в том вопросе, за который Кадоган его материл. Это наверняка был вопрос смены политики в каком-то деле, и Черчилль мог ее сменить, но для этого он обязан был, если Кадоган с этим бы не согласился, эту смену согласовать со всеми министрами, и только после этого новая политика стала бы обязательна и для Кадогана. А Черчилль терпел ругань Кадогана, поскольку тот был прав по сути: Черчилль не специалист МИДа, не знает всего, что планировалось по этому ведомству до его избрания, а посему он не имел права обещать Сталину что-то, не посоветовавшись со специалистом — с Кадоганом.

Заметьте, что и Кадоган для того, чтобы ругать Черчилля, который мог его снять с должности, должен был быть и патриотом Британской империи, как Черчилль, и не сильно уступать премьеру в уме. Ругань дурака Черчилль не стал бы терпеть.

Времена сильных политиков и сильного аппарата канули в Лету. Где теперь черчилли, где теперь Рузвельты и, соответственно, откуда взяться кадоганам? Политики изменились, измельчали, а принципы парламентаризма, при котором страной руководит аппарат (такой же измельчавший, как политики), остался. И при этой своей власти аппарат получил возможность решать свои дела, как он их понимает, вообще без политиков. Зачем «профессионалу» нужны советы дурака-политика, а тем более его приказы? Особенно если это аппарат спецслужбы, к делам которой из-за секретности мало кто имеет доступ.

Депутат Госдумы России Г.В. Костин пишет:

«Недавно Геннадий Комков, со ссылкой на американские источники, сообщил о том, что сегодняшний хозяин Белого дома Буш-младший имеет самый низкий за всю историю США интеллект — 91 балл (чтобы водить автобус в Нью-Йорке, нужно иметь не ниже 95 баллов. — Ю.М.).

На протяжении 12 лет на Воронежском механическом заводе все принимаемые на работу и назначаемые на должность инженерно-технические работники проходили тестирование методами инженерной психологии по тем же методикам, которые приняты и в США. Все руководители завода, главные специалисты и резерв на замещение их должностей (около 30 человек) имели уровень интеллекта в пределах 125 („отлично“) — 115 („очень хорошо“). Среднее звено руководителей и их резерв (более 400 человек) имели уровень интеллекта не ниже 95 („хорошо“), и только 4 % от числа прошедших тестирование более 1200 рядовых ИТР имели уровень интеллекта менее 95 („удовлетворительно“)».

То есть на Воронежском заводе Буша взяли бы на должность не выше начальника караула вахтеров, а в США он, гляди-ка, президент, по другим странам ездит, учит.

Вот, к примеру, западные информационные агентства сообщают:

«Говорят, что до 11 сентября президент США Джордж Буш считал „Талибан“ баварским духовым оркестром. Теперь президент самой „могущественной“ в мире нации благодаря своему „разностороннему“ образованию снова сел в лужу.

Кондолиза Райс, советник президента США по национальной безопасности, помогла своему шефу выпутаться из неприятного положения. Во время встречи двух американских президентов — Джорджа Буша (США) и Фернандо Кардозу (Бразилия) — Буш озадачил своего коллегу вопросом: „Do you have blacks too?“ („У вас тоже есть черные?“)

Райс, от которой не укрылось, какое удивление вызвал вопрос у бразильца, спасла ситуацию, объясняя Бушу: „Мистер президент, в Бразилии черных, наверное, больше, чем в США, говорят, что в этой стране больше всего чернокожих, если не считать Африку“. Президент Бразилии Кардозу заметил: что касается Латинской Америки, то Бушу еще учиться и учиться».

Ну и какой же уважающий себя аппарат спецслужбы будет вводить в курс дела этакого придурка, которого без какой-то там Кондолизы и памперсов со двора опасно выпускать?

Томлисон вспоминает такой факт. Его агент вскрыл, а последующее прослушивание телефонных разговоров подтвердило, что консервативная партия Англии получила для своей предвыборной кампании деньги от Радована Караджича. (Я считаю это таким же предательством, как и шпионаж. Шпион получает деньги, чтобы сделать что-то в пользу того, кто платит, и партия получает деньги для того же. В чем тут между ними принципиальная разница? Но Томлисон человек западный, поэтому он увидел здесь только предмет политического скандала). Томлисон составил секретное донесение, приложил к нему записи телефонных разговоров и отправил наверх по инстанциям. Как он пишет, донесения разведки по существующим правилам сначала проходили положенные инстанции в МИ-6, а затем в МИДе, в кабинете министров и только после этого ложились на стол премьеру для принятия решения уже с мнением всех этих заинтересованных инстанций.

Но в данном случае случилось следующее. Томлисона вызвал секретарь директора МИ-6, чиновник очень высокого ранга и фактически заместитель директора, которого Томлисон назвал Джадд (чтобы не быть предателем, Томлисон изменил имена всех работников МИ-6, которые до него не были известны публике):

«Шеф решил присвоить этому делу статус суперсекретного, а это значит, что о нем будет доложено только премьер-министру. А ваше донесение я приказываю уничтожить. — Джадд протянул мне бланк, в котором я должен расписаться, чтобы донесение было официально списано в макулатуру. И хотя я знал, что поступаю неправильно, выбора у меня не было, и я подписал бумагу. — И вы не должны никому рассказывать ни о донесении, ни о его содержании, — добавил Джадд угрожающе, когда я уже собирался уходить» . [34]

Сам Томлисон никак не комментирует этот эпизод, он ему нужен, чтобы пояснить, почему его без очереди отправили за границу (английские разведчики работают три года дома, три года за границей, и так до пенсии). А мне интересно, откуда у Томлисона уверенность, что Джадд показал его донесение директору МИ-6, а если показал, то откуда известно, что директор МИ-6 устно доложил об этом премьеру Великобритании?

Но я хочу обратить ваше внимание даже не на это, а на то, что Томлисон не высказал ни малейшего удивления или возмущения тем, что сверхважную информацию о предательстве лидеров тори не узнали те, кому по закону ее полагалось знать, а это значит, что подобная практика для самого Томлисона не была диковинкой, т. е. даже он, диссидент МИ-6, считает ее само собой разумеющимся делом.

И еще одно. Джадд пояснил Томлисону свое решение: «Если эта информация станет достоянием гласности, она может послужить причиной отставки правительства». То есть в Великобритании не народ решает, иметь ему в правительстве данных подонков или заменить на лучших, а какой-то никому не известный Джадд из спецслужбы.

Тогда откуда же у нас уверенность, что президент Буш и назначенные им директора ЦРУ и ФБР знают, что действительно творится в этих ведомствах? Ведь этих ведомств 70 (!), и совершенно очевидно, что избранная власть в США о делах в ЦРУ и ФБР знает ровно столько и только то, что эти службы хотят, чтобы она знала.

А нам логично прийти к выводу, что сегодня спецслужбами реально руководят не их официальные главы — не политики, а никому не известные кадровые руководители, для которых эти спецслужбы являются и средством к жизни, а возможно, и целью жизни. И которые по этой причине всю работу спецслужб нацеливают на их самосохранение и развитие, скорее всего, руководствуясь старым принципом: «Что хорошо для ЦРУ (ФБР, агентства по борьбе с наркотиками и т. д. и т. п.), то хорошо и для Америки».

 

Безголовые страны

В 1945 г. Советский Союз наполовину был в развалинах, его людские и материальные потери в войне были неизмеримо выше, чем у Великобритании, в отличие от последней, США не оказывали СССР помощи по плану Маршалла, и тем не менее СССР отменил карточки в 1947 г., а владычица морей и океанов распределяла по карточкам треску еще и в начале 50-х. Почему?

Ответить: потому, что в СССР было плановое хозяйство, — это ничего не ответить, поскольку сегодня для массы людей «плановое хозяйство» — это ничего не значащие слова. Поясним их так. Во главе страны в то время был человек, который думал о ее судьбе, а не о том, как за 4 года расплатиться с теми, кто дал ему денег на предвыборную кампанию, и как самому украсть побольше по такому случаю. А наличие в государстве такой головы (или голов) дает стране очень много.

Шла война, а Сталин думал и о том, что она, в конце концов, закончится и то оружие и боеприпасы, которые сегодня производит промышленность, станут не нужны. Что промышленность будет выпускать? Демобилизуются миллионы солдат и офицеров, где они будут работать и где жить в разрушенной стране? И поскольку он об этом думал, то 23 мая 1944 г. Государственный комитет обороны дает команду в течение года создать промышленность по производству заводским способом домов мощностью 3600 тысяч квадратных метров в год и создать производственные мощности по строительству жилых домов из гипса и шлакобетона на 1 млн. квадратных метров. Еще немцы топчут нашу землю, а в стране начинается восстановление и строительство мебельных фабрик. В это же время конструкторы и инженеры получают задание разрабатывать чертежи и технологию мирной продукции на военных заводах. Еще месяц до Парада Победы над Германией в Москве, еще не закончена Вторая мировая война и не понятно, сколько средств потребует предстоящая война с Японией, а ГКО дает всем ведомствам 5 дней на разработку планов производства мирной продукции. И если во втором квартале 1945 г. доля мирной продукции в валовой продукции промышленности СССР составляла 45,7 %, то в третьем квартале победа над Японией сопровождалась ростом мирной продукции до 59,8 %. Еще не просохли чернила на акте о капитуляции Германии, а из армии домой возвращался каждый третий, и никто ни из этих 3300 тыс. солдат и офицеров, ни из последующих не пожаловался, что его дома не ждало рабочее место или на то, что сделанную им продукцию потребитель не мог купить. Да что солдаты и офицеры! Думали даже о такой мизерной группе специалистов, как генералы. В войну их стало 3 тыс., а даже до войны обходились тысячей. А после войны армия сократится втрое, куда деть избыточных генералов? Осенью 1944 г. (война шла вовсю!) Главное управление кадров Красной Армии посылает Сталину свои предложения по послевоенному устройству лишних генералов.

В конце 80-х США победили СССР в психологической войне, СССР развалился — полная победа Америки! И что — в США кто-нибудь думал, чем занять избыток армии, что будет выпускать военно-промышленный комплекс, как сократить гигантские спецслужбы? Кому думать? Рейгану? Артисту Голливуда, которому под занавес удалось сыграть роль президента? Оно ему было надо?

Прежде чем оценить тогдашние спецслужбы США, сообщу, что по численности разведки мира стояли в такой последовательности: ЦРУ и остальные разведслужбы США, разведслужбы СССР и МИ-6 Великобритании. Спецслужбы остальных стран по сравнению с этой тройкой столь незначительны, что их нельзя сравнивать даже с МИ-6. А по Томлисону в начале 90-х в МИ-6 работало собственно британских разведчиков 350 человек, а вместе с остальным обслуживающим персоналом — 2300 человек.

А вот что писали во времена Рейгана журналисты Д. Уайз и Т. Росс в журнале «Лук» только о тогдашних разведслужбах США:

«Разведывательная сеть выросла в широкий, скрытый от глаз аппарат, в котором работает около 200 тысяч человек… Американский народ фактически ничего не знает о нем. Личный состав его работников засекречен. Его деятельность сверхсекретна. Его бюджет скрыт в других ассигнованиях. Предполагается, что небольшая группа конгрессменов информируется о невидимом правительстве, но фактически они мало что знают о его деятельности» . [39]

Действительно, как несколько непрерывно меняющихся конгрессменов, имеющих еще и обязанности в Конгрессе и перед избирателями, могут проконтролировать даже эту часть спецслужб США — разведывательных, — численностью в 200 тысяч человек? Это же даже не смешно…

Но, главное, кого из американских президентов обеспокоила судьба этих людей из разведслужб, остающихся без работы в связи с победой над СССР? А если кого из их окружения и беспокоила, то это обязательно был идиот, типа польского придурка Збигнева Бжезинского, которого даже фон Бюлов (напомню: силовой министр ФРГ) называет «бешеной собакой» (mad dog). Фон Бюлов возмущается и другим «теоретиком», Самюэлем Хантингтоном, который с развалом СССР начал убеждать, что жителям США и Западной Европы нужно иметь кого-то, кого бы они могли ненавидеть. Да, образ врага на руку и спецслужбам США, и Пентагону, но где гарантия, что эти вопли слушают бизнесмены — те, благодаря деньгам которых, кандидаты становятся сенаторами и конгрессменами?

А у этих бизнесменов возникают нехорошие вопросы: зачем США, даже официально, тратить 30 млрд. долларов на спецслужбы (без службы борьбы с наркотиками), если не хватает денег на покупку маленьких домиков для расселения всех тех подонков из бывшей «империи зла» — СССР, которые предали Родину за счастливую жизнь в «оплоте свободы»? Ведь деньги на спецслужбы правительство США отбирает налогами у этих самых бизнесменов. Соответственно, и у конгрессменов возникают нехорошие вопросы типа: зачем давать Пентагону 310 миллиардов долларов в 2001 г. на защиту от находящихся в 10 тыс. км остатков СССР, если Китай, соседствуя с этими остатками, тратит на оборону всего 17 млрд. долларов? И если в мире нет для США никаких опасностей, то на эти вопросы очень трудно ответить. А отсутствие ответов — это угроза судьбе и тех, кто работает в Пентагоне, и тех, кто работает в спецслужбах, и тех, кто связан с этими огромными растратчиками американской казны.

Поэтому, как ни смотреть на США, но их безголовость как государства неминуемо должна вести к тому, что кормящиеся от бюджета США силовые организации должны сами думать о своей судьбе, а благополучие этой судьбы гарантируется только одним — у США постоянно должны быть враги. И если их почему-то нет или они пассивны, то со стороны спецслужб, во имя собственного спасения, становится допустимым сделать из кого-то врага.

Уверен, что ни один из тех, кто реально управляет спецслужбами США, даже не думает о том, что его действия, направленные на сохранение спецслужб, имеют целью его личное благополучие. И тем более он никогда не скажет, что, сохраняя спецслужбу в прежних размерах, он имел целью избежать собственного преждевременного ухода на пенсию, снижения доходов, потери статуса и веса в обществе.

Наоборот, они пекутся исключительно об «интересах США». Да, сегодня СССР, главного врага, уже нет, и, казалось бы, можно сократить и вооруженные силы, и спецслужбы. Ну а вдруг СССР возродится? Ведь на воспитание и обучение хорошего офицера или хорошего разведчика уходят десятилетия, еще больше уходит на внедрение агентов в других странах. Да, по глупости американского избирателя все это можно быстро разрушить, а что будет делать США, когда эти офицеры и разведчики вновь потребуются, и потребуются срочно? Где их взять? Я, к примеру, не сомневаюсь, что спецслужбы сами себя убеждают, что, что бы они ни делали, они это делают как истинные патриоты Америки. То есть, организовывая террористические акты против США, возбуждая в США истерику и страх перед врагом, руководители спецслужб США по своему разумению, по официальным мотивам своих действий, по-своему «спасают легкомысленный народ США» от более страшной беды — от неподготовленности США к гипотетическим угрозам.

Можно сказать, что это невероятно, чтобы руководители спецслужб США замыслили убить 11 сентября сразу 5 тысяч американцев — огромное количество людей.

Видите ли, это число огромно для каждого отдельного человека, ведь у него реальных знакомых обычно не более сотни, и 5 тысяч для него — это огромное число. Но для тех, кто дал команду на эту акцию, это всего лишь строчка в статистической отчетности, причем очень маленькая строчка, практически незаметная. Ежегодно в США на автодорогах, в пожарах, купаясь в водоемах, от травм и бытовых несчастных случаев гибнут от 140 до 150 тысяч человек. Сочтите трагедию 11 сентября несчастным случаем и добавьте ее жертвы к меньшему числу. Что получите? Правильно — 145 тысяч, а в будущем году, вполне возможно, это число безо всяких терактов, само собой, увеличится до 150 или 155 тысяч. Теракт 11 сентября в плане сохранности жизни американцев ничего не изменил.

С другой стороны — это преступление. Да. Но неоказание помощи, повлекшее за собой смерть человека, — это тоже преступление, равносильное убийству. А в тех же США ежегодно от излечимых болезней и травм умирают 18 тысяч человек только потому, что медицинские учреждения не оказывают им помощь из-за отсутствия у больных медицинской страховки. И остальные американцы спокойно смотрят на это легализированное убийство. Ну пусть так же посмотрят и на убийство 11 сентября, ведь оно повлекло гораздо меньше жертв.

То есть, с точки зрения тех, кто реально руководит спецслужбами США, теракты 11 сентября не нанесли США практически никакого такого ущерба, о котором имело бы смысл говорить. Зато они предотвратили гибель десятков или сотен миллионов американцев в той гипотетической войне, которая может начаться, если спецслужбы США ослабеют. С их точки зрения, теракты 11 сентября выгодны непосредственно «неразумному народу США».

Не спецслужбам бы определять, что выгодно США, а что нет, но что поделаешь, если США уже давно представляют собой ковбоя без головы.