Конец легенды

Корчагин Владимир Владимирович

Глава одиннадцатая

 

«Нет, с этой компанией кашу не сварить!- мысленно досадовал он, прыгая с камня на камень. – Все придется делать самому: и сушняк на гору таскать, и шалаш там устроить, и дежурить с утра до вечера. Иначе, и вправду, застрянешь здесь на годы. Надежды на спасателей больше нет. Четыре дня прошло с тех пор, как их вертолеты мелькнули над горизонтом. Значит, все поисковые работы прекращены. Вся надежда теперь на рейсовые корабли».

Занятый такими мыслями, он вышел к Китовому мысу, спустился к самой воде. Океан встретил его гулом прибоя и фейерверком искристых бликов. Горизонт еле просматривался в сплошном аквамарине солнечного дня. В лицо повеяло освежающей прохладой. Запах морских просторов мгновенно оттеснил все запахи земли и леса, снял с души горький осадок, оставшийся от разговора с иностранцами.

А что если искупаться? Вода тянула, как магнит. В прозрачной голубизне ее даже отсюда были видны серебристые молнии рыб. Живые брызги прибоя словно манили своей свежестью. Денис спустился к небольшому пляжику и, быстро раздевшись, бросился в подступившую волну.

Однако вода оказалась холодной. Пришлось основательно поработать руками и ногами, прежде чем тело перестало ощущать неприятный озноб. Зато к мышцам

вернулась привычная упругость. Проплыв, не теряя темпа, еще метров двести, Денис перевернулся на спину и, широко раскинув руки, начал смотреть на причудливо громоздящиеся облака. Давно он не испытывал такого удовольствия. Теперь из воды не хотелось выходить. Но когда, вволю нанырявшись и наплававшись, он случайно взглянул на берег, то увидел, что пляж о его одеждой отодвинулся далеко влево.

Вот так сюрприз! Он совсем забыл о здешних сумасшедших течениях. Пришлось не мешкая поворачивать назад. Но в руках уже чувствовалась усталость, а пляж с одеждой уходил все дальше и дальше. Течение несло Дениса к самому концу Китового мыса.

«Этак, чего доброго, можно и остров проскочить!» – Денис собрал все силы. Взял круто наперерез течению.

«Быстрее! Еще быстрее!»- твердил он себе, бешено работая руками и ногами.

Вот уже и берег. Вот уже совсем неглубоко, можно встать на ноги. Но какое же здесь отвратительное дно!

Денис оттолкнулся от скользкой замшелой глыбы и снова поплыл. Берег был совсем близко, всего в нескольких метрах, но подступы к нему оказались усеянными торчащими из воды острыми камнями, и вода меж ними бурлила тысячами водоворотов.

А силы уже совсем оставили Дениса. Он постарался проскочить сквозь узкий проход между двумя камнями и чуть не вскрикнул от боли: видимо, он оцарапался о подводную глыбу. Денис рванулся в сторону и тут же почувствовал удар в плечо. Последним усилием воли он постарался вытянуть руки вперед, ухватиться за торчащую из воды корягу. Однако новый удар в голову оглушил его, перед глазами поплыли фиолетовые круги, и он полетел в черную звенящую бездну.

Очнулся Денис на берегу, у самой воды, на гальке. Голова кружилась, к горлу подступала тошнота, сильно саднило плечо и бок. Он с трудом поднялся, смочил водой лицо. В двух шагах от него клокотал в камнях водоворот. Хорошо еще, что прибой вынес его на берег. Только почему он оказался правее той коряги? А, не все ли равно! Видно, от этого течения можно ждать чего угодно. Важно, что он жив. И получил хороший урок. Денис потер ушибленное плечо и двинулся к пляжу, где оставил одежду.

До пляжа было недалеко. Но когда он вышел к знакомой бухточке и спрыгнул с обрыва, то увидел, что ни пиджака, ни рубахи на месте нет. У куста, где он повесил одежду, стояли лишь ботинки и валялись скомканные брюки, да и те, видно, успели побывать в чьих-то руках: карманы были вывернуты, ремень стянут в узлы. Впрочем, рубаха вскоре нашлась, здесь же неподалеку в кустах. Но пиджака не было, сколько Денис ни искал.

Что же делать? Оставаться на ночь в одной рубахе? Но это еще полбеды. Главное – кто мог похитить пиджак? Если это сделали люди, следы которых он обнаружил в зарослях жасмина, то от них, выходит, можно ждать чего угодно, вплоть до прямого нападения.

Словом, все складывалось – хуже некуда. Но не сидеть же здесь до вечера. Солнце спустилось совсем низко, длинные тени протянулись от деревьев. Черт с ним, с пиджаком! Денис надел рубаху и зашагал обратно к лагерю.

Впрочем, шел он теперь, пугливо озираясь, стараясь делать поменьше шума, часто останавливался и прислушивался. И вдруг что-то сильно зашуршало вверху, на деревьях. Денис прижался к стволу бука, вобрал голову в плечи. Страх пригнул его к самой земле. Да и было отчего: сверху, прямо ему на голову, обрушилось что-то большое, черное. Денис метнулся в сторону, и в тот же миг рядом с ним плюхнулся в траву… его пиджак. Вот так фокус! Денис даже присел от неожиданности. Однако удивляться особенно было нечему. Подняв глаза кверху, он успел заметить улепетывающую во весь дух обезьянку.

Так вот кто рылся в его вещах, вот кто соблазнился пиджаком. А он-то перетрусил! Денис вытер пот со лба, поднял пиджак. В который раз уже пугала его рыжая плутовка! Впрочем, она могла оставить его и совсем без одежды. Надо будет иметь это в виду. Что же заставило ее сейчас так галантно вернуть Денису позаимствованное у него имущество? Ну да кто разберется в обезьяньих душах! Страшно обрадованный, Денис принялся натягивать пиджак и тут… Или ему показалось?

Но он услышал, что там, в зарослях деревьев, обезьянка как-то по-особенному пискнула, а в ответ раздался приглушенный человеческий голос, голос женщины…

Денис притаился. Но больше не было слышно ни звука. Он крикнул. В ответ прозвучало только эхо. Нет, это ему определенно показалось. Денис ускорил шаги и через несколько минут вышел к лагерю.

Между тем день клонился к вечеру. В воздухе заметно похолодало. Солнце закрыли тучи. Денис решил покрыть шалаши еще одним слоем веток. Подбросив дров в костер, он поднялся на обрыв, чтобы нарезать сучьев, сунул руку в карман и застыл: ножа в кармане не было. Лихорадочно обшарив все карманы, Денис вернулся к костру, осмотрел пляж – ножа не было нигде, видимо, он выпал, когда обезьяна возилась с пиджаком. А остаться здесь без ножа…

Денис снова и снова перебрал в памяти весь сегодняшний день. Да, нож мог потеряться только там, в прибрежных зарослях, может, обезьяна и вытащила его из кармана. Во всяком случае, не осталось никаких надежд вновь найти его.

Денис поднялся на обрыв и, кляня себя за непростительную небрежность, принялся ломать сучья руками. Однако без ножа дело шло медленно. В небе успели зажечься звезды, когда он смог, наконец, подумать о сне. Зато теперь можно было точно сориентироваться по странам света. Он отыскал Большую Медведицу, потом Малую. Полярная звезда стояла как раз над Крокодиловым мысом. Значит, остров вытянут все-таки с севера на юг, а мыс со скалой смотрит на восток. Оттуда и должны показаться корабли, идущие из Европы.