Конец легенды

Корчагин Владимир Владимирович

Глава двадцать шестая

 

Прошло несколько дней, один счастливее другого. Денис забыл и думать, что он всего лишь жертва кораблекрушения. Любовь к Норме вытеснила все страхи все тревоги. Никогда, за все время, что он знал себя, не ощущал он такой радости жизни. Ничто, казалось, не могло омрачить этого состояния душевной удовлетворенности и покоя. Однако грозная опасность подстерегала их там, где никто не мог и подозревать.

В тот день океан с утра штормило. Гулкие удары волн доносились до самой скалы с пещерой, где раскрасневшаяся от костра Норма поджаривала дичь на завтрак. Денис помогал ей как мог.

Наконец, все было готово. Они уселись за небольшой столик, сколоченный Денисом у самого входа в пещеру, и только было принялись за еду, как внимание Дениса привлек странный, ни на что не похожий звук. То был словно тихий стон или горький вздох, идущий откуда-то из-под земли.

Норма побледнела. Денис невольно привстал.

– Что это, Нор? Ты слышала?

– Не знаю… Я не успела тебе сказать, вернее, забыла об этом. Вот уже больше года оттуда, со стороны провала, время от времени доносится этот звук. Когда я услышала его в первый раз, думала, сойду с ума от страха. Там словно кто-то всхлипывает…

Денис напряг слух. Через несколько минут звук снова повторился.

– Надо выяснить, в чем дело.

– Я боюсь…

– Чтобы не бояться, и надо пройти к провалу, посмотреть.

– А если там кто-то…

– Скорее всего что-то. Впрочем, посмотрим.

Сразу после завтрака Денис выбрал из костра две ярко горящих головни и, подав одну Норме, мягко, но решительно сказал:

– Пойдем, Нор.

– Может, не сегодня…

– Но ты говоришь, это бывает не каждый день.

– Да, это слышится несколько раз в месяц, чаще всего, когда океан штормит.

– Вот оно что! В таком случае… Но не будем делать пока никаких предположений. Там будет видно.

– Там сплошная темень, Денис.

– Посмотрим, посмотрим.

Они вошли в пещеру, и Норма, вытянув факел далеко вперед, повела его по центральному туннелю.

– Только иди сзади, за мной, провал возникает сразу, можно сорваться в бездну.

– Не бойся, к провалам я привычен, я же геолог.- Денис поднял факел над головой, с интересом рассматривая свод и стены цилиндрической полости, опаленной дыханием древнего вулкана.

Несколько минут они шагали молча. Полого опускающийся проход, вначале довольно узкий, скоро расширился, свод его затерялся во мраке. Но каменное ложе под ногами вдруг резко пошло на подъем. Норма замедлила шаги, обернулась к Денису.

– Скоро провал, будь осторожнее.

Свет ее факела побежал по дну туннеля. Она схватила Дениса за руку.

– Вот он, смотри!

Они остановились у края бездны. Денис протянул руку с факелом вперед. Но свет его лишь сгустил непроницаемую темень. Впрочем…

Он убрал факел за спину.

– Затемни свой факел, Нор, и смотри, вроде там что-то светится.

– Да. Похоже, отверстие наружу.

– Определенно окошко на свет божий!

– Странно… Прежде этого не было.

– Может, вы просто не замечали?

– Нет-нет, этого невозможно не заметить. Теперь я различаю даже форму отверстия: что-то наподобие узкой щели. А прежде была лишь кромешная темнота… Ой! Что это?

Свет вдруг исчез, словно кто задернул шторку на окне, а затем далеко внизу послышался явный всплеск.

– Так там, внизу, вода? – догадался Денис.- И океан все подбрасывает её. Вот он, твой странный «кто-то»!

– Но прежде не было воды. Папа бросал вниз камни, и они всегда удалялись о что-то твердое.

– Та-а-ак… – Денис поднял обломок туфа и бросил в бездну. Снова послышался всплеск.- Все ясно, Нор. Отверстие появилось после того, как вы с отцом в последний раз побывали здесь. И находится оно, видимо, почти на уровне океана, так что волны время от времени, особенно в штормы, накрывают его, и вода проникает внутрь провала. Вот смотри, опять!

Свет вдали снова померк, и снова внизу раздался всплеск. Денис покачал головой.

– Здорово льет!

– Это плохо?

– Плохо, Нор. Очень плохо! Волны могут расширить отверстие. И если вода хлынет мощным потоком, остров может затонуть.

– Как затонуть? Ты же сам говорил, пемза легче воды.

– Если бы он состоял из одной пемзы. В последние дни я довольно хорошо познакомился со многими выходами пород. Большей частью это действительно пемзы. Но встречаются и более плотные, более тяжелые туфы, много вулканического стекла, вроде той глыбы, из которой ты делаешь свои метательные снаряды, попадаются даже жилки диабазов.

– Все это тяжелее воды?

– Вот именно. И если масса таких пород внутри острова достаточно велика…

– Понятно. Но что же делать? Что делать?!

– Сейчас трудно сказать. Надо найти отверстие снаружи, на берегу, и посмотреть, как велика опасность. Может быть, придется заделывать брешь.

– Забить ее камнями?

– Камнями, бревнами. Там видно будет.

– Но это очень непросто – найти небольшую расселину почти на уровне воды. Я много раз проходила вдоль всего берега и не заметила ничего подобного.

– Так просто, конечно, не найдешь… Но если взять точное направление, замерив все повороты пещеры… Скажи, там, среди вещей отца, мы не сможем найти компас или буссоль?

– Кажется, что-то было…

– Тогда все в порядке.

– Ты думаешь выйти прямо на пролом?

– Во всяком случае, сократить место поиска до нескольких десятков метров.

– Но ведь остров кружится. И стрелка компаса…

– Не важно! Главное, чтобы был угломерный инструмент. Будем ориентироваться по местным предметам.

– А если окажется, что ничего уже нельзя сделать? Если не успеем найти брешь, а вода хлынет в провал?

– Не будем расстраиваться раньше времени. Такие процессы совершаются небыстро. Пойдем, взглянем теперь на ваш склад.