Конец легенды

Корчагин Владимир Владимирович

Глава двадцать седьмая

 

Они вернулись к костру и, взяв новые факелы, прошли в грот, служивший жилищем отца и матери Нормы. Здесь, и в самом деле, был настоящий склад. На невысоких нарах, грубо сколоченном столе и прямо на полу громоздились в полнейшем беспорядке книги, рыболовные снасти, обувь, одежда, всевозможная кухонная утварь. При свете факелов Денис увидел даже двуствольное ружье, киносъемочную камеру, топор, лопату, тюбики с кремом, пачки стирального порошка, связку бигуди, мужские наручные часы со светящимся циферблатом.

И вот эти массивные золотые часы почему-то сразу показались Денису подозрительными. Может быть, потому, что слишком уж были большими, а может быть, потому, что сильно светились в темноте. Подойдя ближе, он увидел, что на них светились не только цифры и стрелки. Светились причудливые вензеля, невесть для чего нанесенные на циферблат, светилась замысловатая вязь каких-то букв.

«Дорогому Роберту от Джорджа»,- прочел Денис, внимательно присмотревшись к надписи.

– Это что, подарок Джорджа Томпсона твоему отцу? – спросил он, протягивая часы Норме.

– Да, это подарок дяди Джорджа. Он подарил их папе перед самым отплытием в океан. И теперь это последняя память об отце…

– Последняя память об отце, – машинально повторил Денис, не отрывая глаз от холодно фосфоресцирующего циферблата часов. А эти надписи… Их сделал сам Джордж Томпсон на готовых часах?

– Да, наверное.

– Но тогда и цифры, и стрелки, и эти красивые завитушки тоже покрыл светящимся составом он сам, ведь все светится одинаково?

– По-видимому…

– Но зачем? Зачем нужно, чтобы все это так светилось?

– Тогда были в моде часы со светящимся циферблатом. Часы со светящимися цифрами и стрелками, ты хочешь сказать? Но здесь светится чуть не вся поверхность циферблата! И с такой интенсивностью…

– А почему это тебя так взволновало?

– Я сам еще теряюсь в догадках. Скажи, Нор, отчего умер твой отец?

– Не знаю. Сначала у него заболела рука…

– Левая?

– Да. Ты что-то хочешь сказать?

– Нет-нет, продолжай!

– Потом началась слабость, головокружение, тошнота. В последнее время он уже не мог ходить, и на теле у него выступили багровые пятна… Ты все-таки что-то хочешь сказать?

– Я не знаю еще точно. Это надо проверить… Но мне кажется… Я подозреваю, что твоего отца убили эти часы.

– Как?!

– Джордж Томпсон покрыл их радиоактивным составом. Вот что значит это необыкновенно сильное свечение. Он подарил брату смерть.

– Какой ужас! – Норма бессильно опустилась на топчан. – Я всегда боялась этого человека. Я знала, что он намеренно заточил нас на этом острове. Но чтобы так… Чтобы пойти на прямое убийство… И из-за чего? Из-за денег! Из-за этих мерзких грязных долларов!

– Из-за денег? – удивился Денис. – Но ведь он был, кажется, достаточно богатым человеком?

– Да, но ему все было мало. Он готов был ограбить весь мир, пустить по миру всех людей. А мой папа… Он был, к сожалению, единственным наследником одного очень богатого человека, отставного генерала, я не помню даже, кем он ему приходился. В случае же смерти папы это наследство переходило в руки дяди Джорджа.

– Да, капитан Грей говорил, что этот денежный мешок получил какое-то большое наследство и тем не менее не дал ему даже цента на организацию экспедиции для поисков Роберта Томпсона.

– Каков негодяй! – Норма соскочила с топчана и заметалась по гроту. Но я отомщу! Я отомщу!

– Мстить поздно, Нор. Я уже сказал тебе, Джордж Томпсон умер год назад.

– Пусть. Но я отомщу его детям, внукам! Я…

– Ты уже сделала это, Нор.

– Как?…

– Ты уже отомстила им. Курт, который лежит сейчас с переломанной ключицей,- сын Джорджа Томпсона, его единственный наследник.

– Сын дяди Джорджа! Что ты говоришь? Этот палач, этот зверь – сын дяди Джорджа? Так вот почему его лицо показалось мне знакомым! Вот почему я возненавидела его с первого взгляда! И ты не позволил мне убить этого выродка! Но это еще ее поздно сделать. Сейчас я расправлюсь с ним. Сейчас я припомню ему все…

– Не надо, Нор. Убить человека – самый примитивный способ возмездия. Мы отомстим ему вместе. Отомстим всем им, толстосумам-грабителям. Отомстим тем, что не дадим им этот остров. Не дадим использовать его под военную базу для нападения на мирных людей. Именно этого им хочется больше всего.

– Построить тут военную базу… Вот чего задумал этот фашист! Вот о чем вы все время спорили! Потому он и хотел убить тебя?

– Да, я сказал, что не допущу этого.

– Теперь мне все понятно. Но как ты помешаешь ему? Что мы сможем сделать?

– Время покажет. Просто надо быть готовым ко всему. Может быть, даже к очень трудному.

– Я сделаю все, что ты скажешь, Денис. Все, что от меня потребуется!

– Я знал, что всегда могу положиться на тебя… А вот и компас, смотри! Да какой удобный, с визирной линейкой. Отлично! Теперь эта брешь от нас не уйдет. И знаешь, что я придумал? Нам совсем ни к чему замерять все повороты пещеры. Ведь отверстие, через которое уходил дым из пещеры, где-то на нашей скале?

– Да, я знаю где.

– Тогда достаточно будет взять всего два направления: от центра грота, где горел костер, к провалу и от начала провала к светящейся трещине. Затем я поднимусь на скалу, поставлю вешку у отверстия, ведущего в этот грот, провешу первое направление, отмерю на нем шагами расстояние до провала и поставлю вторую вешку, от которой уже возьму направление на брешь. А так как это займет совсем немного времени, то остров практически не изменит своего положения, и мы сможем воспользоваться самыми обычными азимутами. Все будет проще, чем мы думали. Завтра же этим и займемся.

– Хорошо, Денис. А теперь пойдем отсюда. Факелы уже совсем догорают.

– Да, пора на свежий воздух. Пойдем посидим у костра, – Денис взял Норму за руку и направился было к выходу, но тут взгляд его упал на большой сверток, тщательно упакованный в промасленную бумагу.

– А это что такое?

Норма нагнулась над свертком, осветила его факелом:

– Это? Кажется, взрывчатка.

– Взрывчатка?! Зачем она вам понадобилась?

– Ее оставил дядя Джордж. Он сказал, что неплохо было бы со временем взорвать проход, идущий к провалу, особенно, если мы вздумаем переселиться в пещеру, а то, дескать, я или мама можем нечаянно сорваться в пропасть, да и вообще пещера стала бы уютнее.

– Взорвать туннель? И это предложил горный инженер?!

– Это было бы опасно?

– Взрыв мог обрушить всю пещеру и оставить вас без последнего пристанища. Но это еще не самое страшное. Взрывная волна наверняка пробила бы тонкую стенку, отделяющую провал от океана, и тогда…

– Остров бы затонул?

– Вполне возможно.

– Значит, и взрывчатку дядя Джордж оставил не без злого умысла?

– Боюсь, что да. Ну, а что же твой отец?

– Он сначала согласился с дядей Джорджем. А потом, когда мы, в самом деле, перебрались в пещеру, сказал, что боится пускать взрывчатку в ход. Он же никогда не имел с этим дело. Так она и осталась здесь лежать. Я боялась к ней прикасаться. Завтра выбросим вместе в океан?

Денис взял сверток в руки, прикинул на вес:

– Да нет, не будем торопиться. Взрывчатка может понадобиться.