Мистер Минс и его двоюродный братец

#_.photo2.jpg Чарльз Джон Гаффам Диккенс

(англ. Charles John Huffam Dickens; 1812–1870) — выдающийся английский писатель XIX века.

Самый популярный англоязычный писатель при жизни, он и в наше время имеет репутацию классика мировой литературы, одного из крупнейших прозаиков XIX века. Творчество Диккенса относят к вершинам реализма, но в его романах отразились и сентиментальное, и сказочное начало. Самые знаменитые романы Диккенса (печатались отдельными выпусками с продолжением): «Посмертные записки Пиквикского клуба», «Оливер Твист», «Дэвид Копперфильд», «Большие надежды», «Повесть о двух городах».

Мистеръ Огустусъ Минсъ былъ холостякъ лѣтъ сорока, какъ говорилъ онъ самъ, — лѣтъ сорока-осьми, какъ говорили его друзья. Онъ всегда былъ чрезвычайно опрятенъ, аккуратенъ и щеголеватъ, и къ этому можно прибавить: немного легкомысленъ и до крайности преданъ уединенію. Онъ обыкновенно носилъ коричневаго цвѣта фракъ, безъ малѣйшей морщинки, свѣтлые «невыразимые» безъ пятнышка, гладкій шейный платокъ съ замѣчательно гладкимъ узломъ и сапогъ безъ всякой погрѣшности; кромѣ того онъ всегда имѣлъ при себѣ шолковый коричневый зонтикъ, съ рукояткой изъ слоновой кости. Мистеръ Огустусъ Минсъ служилъ писцомъ въ Министерствѣ Иностранныхъ Дѣлъ, въ Сомерсетъ-Гаусѣ. Въ добавокъ къ девяти тысячамъ фунтовъ собственнаго капитала, обращавшагося въ банкахъ, мистеръ Минсъ получалъ хорошее, съ каждымъ годомъ увеличивающееся жалованье и занималъ первый этажъ въ улицѣ Тэвистокъ, близь Ковентъ-Гардена. Въ этой квартирѣ онъ прожилъ двадцать лѣтъ и въ теченіе того, времени постоянно ссорился съ хозяиномъ дома, такъ что съ приближеніемъ перваго числа каждой четверти года онъ регулярно посылалъ предувѣдомить хозяина о своемъ намѣреніи очистить квартиру — и регулярно оставался на ней съ наступленіемъ второго числа. Въ мірѣ для него существовало два класса созданій, къ которымъ онъ питалъ самый глубочайшій и неподдѣльный ужасъ: эти созданія были собаки и дѣти. Нельзя сказать, что въ мистерѣ Минсѣ недоставало любезности и состраданія, но, но долгу справедливости, мы должны признаться, что мистеръ Минсъ былъ бы готовъ во всякое время и съ величайшимъ удовольствіемъ смотрѣть на казнь собаки или на страданія младенца. Склонности помянутыхъ созданій всегда находились въ раздорѣ съ его склонностями. У мистера Огустуса Минса не было родныхъ ни въ самомъ Лондонѣ, ни въ окрестностяхъ его, за исключеніемъ только мистера Октавіуса Боддена, его двоюроднаго брата, у котораго онъ заочно крестилъ сына. Но долгъ крестнаго отца исполнялъ онъ весьма неаккуратно, потому что ни разу не видѣлъ своего крестника (вѣроятно, вслѣдствіе нерасположенія къ своему двоюродному братцу). Мистеръ Бодденъ, прикопивъ небольшое состояньице посредствомъ мелочной распродажи хлѣба и имѣя сильное пристрастіе къ деревнѣ, купилъ себѣ коттэджъ въ ближайшемъ сосѣдствѣ съ Стамфордъ-Гилломъ, куда и удалился съ возлюбленной своей супругой и единственнымъ дѣтищемъ, мастэромъ Александеромъ Огустусомъ Бодденомъ.

Однажды вечеромъ, когда мистеръ и мистриссъ Бодденъ любовалась своимъ сыномъ, перебирали его различныя достоинства, толковали о воспитаніи его и спорили о томъ будетъ ли полезно ему классическое образованіе, — мистриссъ Бодденъ, ни съ того, на съ сего, пустилась вдругъ въ такія сильныя доказательства касательно укрѣпленія дружбы съ мистеромъ Минсомъ для блага ихъ первенца, что мастеръ Бодденъ рѣшился сдѣлать слѣдующее заключеніе: «не моя будетъ вина, если я и мой двоюродный братецъ не будемъ отнынѣ въ дружескихъ отношеніяхъ!»

— Знаешь ли что, душа моя? я думаю проломить ледяную стѣну, раздѣляющую насъ, пригласивъ Минса въ воскресенье отобѣдать вмѣстѣ съ нами, сказалъ мистеръ Бодденъ, размѣшивая сахаръ на днѣ стакана съ грогомъ и бросая косвенные взгляды на свою жену, съ тѣмъ, чтобы узнать, какое дѣйствіе произвела его рѣшимость.

— Такъ сдѣлай милость, мистеръ Бодденъ, сейчасъ и напиши своему кузену, отвѣчала мистриссъ Бодденъ. — Кто знаетъ, знаетъ можетъ быть когда онъ попадетъ сюда, то полюбитъ нашего Элика и оставитъ ему весь свой капиталъ… Эликъ, мой другъ, спусти ножки съ перекладинки!

— Можетъ быть, задумчиво отвѣчалъ мистеръ Бодденъ. — Весьма легко можетъ быть, душа моя!