Мистер Роберт Больтон, джентльмэн, имеющий сношения с «прессой»

(англ. Charles Dickens) — выдающийся английский романист.

На дняхъ вышли въ Лондонѣ, если не новые, то, во всякомъ случаѣ, неизданные отдѣльной книгой очерки Чарльза Диккенса, подъ названіемъ «Mudfog papers etc». Они первоначально были напечатаны въ 1837 году, въ журналѣ «Bentley's Miscellany», редакторомъ котораго былъ Диккенсъ, только-что тогда входившій въ славу съ своимъ «Пиквикомъ». Кромѣ романа «Оливеръ Твистъ», онъ помѣщалъ на страницахъ своего журнала мелкіе очерки, которые только теперь впервые издатель Бентлей выпустилъ въ свѣтъ особымъ сборникомъ; при этомъ не лишне замѣтить, что даже континентальные и американскіе издатели никогда не перепечатывали эти, если и не первостепенныя жемчужины Диккенсовскаго юмора, то, во всякомъ случаѣ, интересные эскизы геніальнаго романиста, сохранившіе почти всецѣло послѣ сорока-трехъ лѣтъ свою свѣжесть и значеніе. Выведенные имъ провинціальный мэръ, желающій корчить лондонскаго лорда-мэра, ученые филистеры, пускающіе пыль въ глаза профанамъ, и особенно газетные репортеры, только-что нарождавшіеся на свѣтъ въ то время — живыя фигуры, какъ бы выхваченныя изъ современной жизни. Изъ всѣхъ этихъ юмористическихъ картинокъ сатирическій отчетъ двухъ засѣданій только-что тогда образовавшейся британской ассоціаціи для развитія науки имѣлъ во время ихъ появленія на страницахъ Bentley's Missellany, наибольшій успѣхъ, и многіе ученые мужи, основатели этой ассоціаціи, были глубоко оскорблены шутками автора «Пиквика», и потому, вѣроятно, онъ при жизни не перепечатывалъ этихъ очерковъ, чтобы не дразнить гусей. Изъ числа шести эскизовъ, входящихъ въ составъ «Модфогскихъ бумагъ», мы выбираемъ лучшіе три, такъ какъ остальные, «Пантомима жизни», «Нѣсколько подробностей объ одномъ львѣ» и «Отчетъ о второмъ засѣданіи модфогской ассоціаціи для развитія всего», страдаютъ, особенно послѣдній очеркъ, излишними длиннотами и нѣкоторыми сатирическими намеками, интересными лишь для того времени, когда они впервые появились.

Въ столовой «Зеленаго Дракона», таверны близь Вестминскаго моста, всѣ посѣтители каждый вечеръ говорятъ о политикѣ, а величайшимъ политическимъ авторитетомъ этого собранія — мистеръ Робертъ Больтонъ, который называетъ себя «джентльмэномъ, имѣющимъ сношенія съ прессой», что, впрочемъ, поражаетъ своей неопредѣленностью. Обыкновенный кружокъ слушателей и поклонниковъ мистера Роберта Больтона состоитъ изъ гробовщика, зеленщика, парикмахера, булочника, толстяка, съ большой головой, на коротенькихъ ножкахъ, и сухощаваго господина въ черномъ фракѣ, никому неизвѣстнаго ни по имени, ни по ремеслу и вѣчно сидящаго молча на своемъ мѣстѣ, несмотря на окружающіе его оживленные толки, которые онъ только иногда прерываетъ среди облаковъ табачнаго дыма рѣзкимъ, продолжительнымъ гм! Иногда общій разговоръ касается литературы, такъ какъ мистеръ Больтонъ — литераторъ, но чаще всего говорятъ о новостяхъ дня, которыя приноситъ эта талантливая личность. Однажды вечеромъ, разумѣется, случайно, я зашелъ въ «Зеленый Драконъ» и меня очень позабавилъ слѣдующій слышанный тамъ разговоръ:

— Можете вы мнѣ одолжить десять фунтовъ до Рождества? спросилъ парикмахеръ у толстяка.

— Подъ какое обеспеченіе, мистеръ Клипъ?