Огненный омут

Завоевателя-викинга и хрупкую красавицу с огненно-рыжими волосами – язычника и христианку, варвара и принцессу – связывает всепобеждающая любовь. О таких чувствах слагают песни и саги, но оно так редко встречается в жизни…

«Когда-то маленький монашек сказал ей: „Вокруг тебя сгустилась тьма, но за ней я вижу свет. А значит, ты можешь добиться желаемого.“

О, как бы ей хотелось верить в это пророчество! Как ей нужны сила и вера… Вера в то, что их любовь с Ролло, прошедшая сквозь ненависть, вражду, чары и предательство, минует и эту препону. И они будут вместе. Навсегда…»

1

Воин, прекрасный особой северной красотой викинга, и хрупкая женщина с ослепительно рыжими волосами стояли на корме огромного корабля-драккара и, улыбаясь, глядели на восторженно встречавшую их в Руане толпу.

Роллон Нормандский оставил свою прежнюю жену, угрюмую и бесплодную Снэфрид – злые языки утверждали, что она была настоящей ведьмой, – и привез из Байе себе новую невесту, которая уже ждала от него ребенка. Ее звали Эммой, и у нее было забавное прозвище Птичка.

Новоиспеченный правитель мечтал основать свою династию, однако его скандинавская жена, загадочная колдунья Снэфрид, никак не могла родить наследника, поэтому Ролло, по своему языческому разумению, бросил стареющую бесплодную женщину и заполучил новую невесту.

Избранница языческого повелителя Нормандии, которую прозвали Птичкой за прекрасный голос и хрупкую красоту, была в родстве с самим королем Карлом Простоватым, а также с наиболее могущественным герцогом Робертом Парижским. И хотя девушку продолжали называть по титулу ее приемных родителей Эммой из Байе, но сегодня, встречая эту прекрасную пару в порту столицы, еще никто не знал, что повлечет за собой союз завоевателя с Севера и франкской принцессы. Ибо Эмма Птичка была христианкой, а Роллон оставался во всех смыслах язычником.

Правда, при дворах франкских правителей поговаривали, что Ролло по-настоящему пленен невестой, что этого варвара и девушку из Байе связывает чувство, та самая всепобеждающая страстная любовь, о которой поют в песнях, восхваляют в сказаниях, но которая является самым настоящим чудом, когда обнаруживается в мире простых смертных.

2

Сразу после Пасхи, весной 911 года в местечке Тросли близ Суассона был созван всефранкский собор духовенства, посвященный реформе, именовавшейся клюнийской, ибо началась она в бургундском городке Клюни для решения вопроса об очищении церкви и монастырей от пагубного мирского влияния.

Это были первые спокойные месяцы после кровопролитной войны, едва не закончившейся трагедией для франков.

Война началась сразу, как выпал первый декабрьский снег. Началась с попытки Роберта Нейстрийского отвоевать Вернон. Как узнал позже епископ, Роберт рассчитывал этим ударом отвлечь Ролло от объединения сил норманнов на Луаре и в Аквитании. Никто не знал срока начала совместных действий северян, даже Франкон, хотя у него во дворце Руана были свои шпионы и соглядатаи.

Эмма, наконец, привела в порядок небольшой зал в западном крыле дворца, и совет норманнов заседал там при закрытых дверях, так что уже не было ни малейшей возможности узнать, о чем они говорят. Когда Франкон осторожно стал пояснять это Эмме, надеясь, что она сама поймет свою оплошность и вернет совет в прежний общий зал, она лишь сердито глянула на него.

– Ролло мой муж, преподобный отец! Я не стану унижать его предательством.