Опасная тайна

Мухин Юрий Игнатьевич

В книге расследованы тщательно замалчиваемые события недавней истории. Перед Второй мировой войной сионистское лобби Запада вступило в сговор с Гитлером. Нацистская Германия за помощь в захвате Европы должна была освободить от англичан Палестину и насильно переселить туда европейских евреев. С целью сделать этот процесс необратимым немцы, по сговору с сионистами, проводили «особую» политику в отношении евреев на оккупированных Германией территориях.

 

Предисловие. ОТСУТСТВИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ ЛОГИКИ?

Эта книга о тех сотнях тысяч советских евреев, кото­рые были убиты в годы Второй мировой войны во имя того, чтобы еврейские расисты — отцы сионизма — смог­ли согнать западноевропейских евреев в Палестину, а за­тем организовать и провозгласить Израиль. Тема убийст­ва этих советских евреев очень не проста, поскольку для ее раскрытия требуется разгрести штабеля лжи, прикры­вающие истину в вопросе, почему в годы Второй миро­вой войны немцы организовали то, что сегодня называ­ется Холокостом евреев, почему они организовали массо­вое уничтожение не вообще евреев как таковых, а только наших соотечественников — советских евреев.

На эту тему меня навели работы историков-ревизио­нистов, об ошибках которых я буду говорить в этой кни­ге, и ряд не всегда заметных, но тем не менее очень круп­ных «белых пятен» в истории Второй мировой войны. Но сначала несколько слов вот о чем.

Еще до недавнего времени практически на всех фи­нансовых рынках во всем мире властвовала одна главная валюта — доллар США. Но сегодня в Европе подрос кон­курент доллару — евро. Ну и что, — скажете вы, — пусть они конкурируют, а нам-то какое до этого дело?

А дело в том, что такая ситуация в мире уже была, причем, не очень уж и давно.

До Второй мировой войны, то есть до 1939 года, на валютных рынках мира властвовал британский фунт стерлингов, и тогда с ним тоже довольно яростно, но до поры безуспешно конкурировал доллар США. Однако на­чалась война, фунт ослаб, а после войны и вовсе сдался, и финансовые рынки наконец захватил молодой агрес­сор. Вот и возникает вопрос: а не связаны ли между со­бой два этих события: победа союзников над Германией и победа доллара над фунтом стерлингов? Ведь очевид­но: чтобы доллар победил английский фунт, нужно было, чтобы Британская империя изнурила себя непомерными и непроизводительными тратами своего золотовалютно­го запаса — основы стабильности валюты, используемой для расчетов на мировом рынке, а такими тратами явля­ется участие в длительной мировой войне. И как Британ­ская империя ни избегала такой войны, как ни предава­ла для этого всех своих союзников и друзей, но во Вто­рую мировую все же вляпалась.

А теперь обратите внимание, как упорно США пыта­ются сегодня втянуть Европу в непрерывно раздуваемые американцами все новые и новые военные конфликты (в Сербии, Афганистане, Ираке). Это ни на какие мысли не наводит в связи с тем, что доллар на глазах хиреет?

Теперь о белых пятнах истории Второй мировой войны.

30 сентября 1998 года было два юбилея — 100 лет со дня рождения выдающегося советского биолога Т.Д. Лы­сенко и 60 лет Мюнхенскому сговору — политическому началу Второй мировой войны. К этой дате «Дуэль» от­дала предпочтение юбилею Т.Д. Лысенко, а проамерикан­ский журнал «Итоги» — Мюнхенскому сговору, о кото­ром в статье С. Иванова читаем:

«Ровно 60 лет назад, 30 сентября 1938 года, око­ло 8 часов утра в Праге приземлился самолет чешско­го посла в Берлине Войтеха Мастны. Он был единст­венным чехом, допущенным на закрытое совещание в Мюнхене, на котором великие державы решали судь­бы Чехословакии. Растерянный Мастны привез с со­бой приговор, вынесенный там накануне его несчаст­ной родине. В 9 утра посла принял президент Эдуард Бенеш. То, что он услышал, заставило его немедлен­но пригласить в Градчаны министров, генералов и лидеров партий. Когда все собрались, министр ино­странных дел Камилл Крофта сказал, что он вынуж­ден произнести самые страшные слова в своей жиз­ни: Германия ультимативно требует, чтобы в течение ближайших десяти дней ей была передана вся Судетская область, а также граничащие с Австрией районы, где немецкое население составляет хотя бы половину. Италия, Англия и Франция поддерживают эти требо­вания. Несмотря на то, что с последней Чехословакию связывает союзный договор, Париж не собирается и пальцем пошевелить, чтобы спасти чехов. Собствен­ные территориальные притязания к стране выдвигают Польша и Венгрия. Положение безвыходное. Закончил Крофта так: «Теоретически ультиматум можно отверг­нуть. За этим последуют германское вторжение, поль­ская агрессия и война, в которой нас никто не спасет. Неизвестно, помогут ли нам советы, и будет ли эта помощь эффективна».

За последние годы было сказано столько спра­ведливых слов о чудовищном сговоре Сталина с Гит­лером, приведшем к разделу Восточной Европы в 1939—1940 годах, что как-то забылось другое: совет­ские учебники истории не лгали, Англия и Франция действительно боялись Германии, всячески пытались не сердить Гитлера и толкали его на Восток. СССР же и в самом деле предлагал в 1938 году Чехослова­кии свою помощь, но та отвергла ее — не исключе­но, что и из классовых соображений. Кроме того, ма­лые страны Европы, стараясь ни в чем не отстать от больших, и сами были готовы растерзать друг друга: Венгрия — Румынию, Болгария — Грецию, Польша — Литву и т.д. Старый Свет содрогался от спазмов все­общей агрессии.

Но вернемся в Градчаны. Начальники штабов до­ложили, что сопротивление вермахту невозможно. В 11.30 собрание решило принять ультиматум. Все разбрелись в состоянии глубокой подавленности. Че­рез час Крофта принял послов Англии, Франции и Италии. Он был краток: «От имени президента рес­публики и правительства я заявляю, что мы подчиня­емся решению, принятому в Мюнхене без нас и про­тив нас. Мне нечего добавить». По словам итальян­ского посла Френечино Франсони, министр выглядел сломленным. Когда они попытались выразить ему со­болезнование, он раздраженно оборвал их: «Все кон­чено. Сегодня наша очередь — завтра настанет оче­редь других!» Его слова оказались провидческими.

В 5 часов вечера премьер-министр Ян Суровы вы­ступил по радио с обращением к нации. Прага погру­зилась в уныние. Демонстрации протеста были спора­дическими и беспомощными. Все понимали, что нет никакого выхода, кроме капитуляции, и что эта уступ­ка не станет последней. Всеми владело чувство обре­ченности. Ночью чешские войска начали отступление из района Богемского леса. По словам одного британ­ского наблюдателя, «солдаты шли мрачные и молча­ливые. Никто не разговаривал, не пел и не смеялся». На следующий день в два часа немцы пересекли гра­ницу Чехословакии. Стране оставалось существовать меньше полугода».

В целом, как видите, в статье есть объективные мо­менты. Но старательно вбиваются в голову две пропа­гандистские идеи:

— о том, что определил войну пакт о ненападении между СССР и Германией, хотя такие пакты к 1939 г. с Германией были у всех, кроме СССР;

— и что Англия, Франция и Чехословакия «перепу­гались» Гитлера, который всего несколько лет, как начал вооружаться и создавать армию.

Как Франция, Англия и Чехословакия могли перепу­гаться Германии, которая была тогда во всех отношени­ях многократно слабее каждой из первых двух стран, а в военном отношении — ненамного превосходила даже ма­ленькую Чехословакию — европейского экспортера ору­жия? Почему внешне бессильный Гитлер вдруг заговорил с этими сверхдержавами с позиции силы — какую силу, уравнивающую его шансы, он имел для этого?

Далее, Гитлер — злодей, но, сообщив об этом, «бес­пристрастные историки» как-то забывают сообщить, что одновременно он был великим государственным и воен­ным деятелем, причем, такой величины, что нынешние государственные деятели по своему интеллекту Гитлеру и в подметки не годятся. Кроме этого, в отличие от по­мянутых нынешних госдеятелей, все дела Гитлера были подчинены интересам Германии, правда, так, как он их понимал.

Однако сегодня в истории есть события, которые можно объяснить только какой-то дремучей глупостью

Гитлера, какими-то негосударственными мотивами его действий, его психической и умственной ненормаль­ностью. И надо сказать, что практически все историки именно этой ненормальностью человека, который своим интеллектом повел за собою всю Германию, все события истории и объясняют.

Вот типичный портрет Гитлера в изложении запад­ной исторической мысли.

«Беспристрастные исследователи сходятся на важ­ности роли Гитлера не только для истории Третьего рейха, но и для истории XX века в целом. Он шел к политической власти с помощью жестокости и лжи, используя любые средства для покорения других на­родов. К моменту самоубийства он разрушил структу­ру мира, в котором жил, и вымостил дорогу для еще больших возможностей для разрушения. Та огром­ная власть, которой он обладал, была беспрецедент­ной, особенно что касается промышленных ресурсов, которые он контролировал. Его идеи были ветхими и поношенными, но его методы — в духе Макиавел­ли — были украшены атрибутами современных тех­нологических достижений. И на пути к власти, и во время своего правления он использовал ложь, тер­рор и крайнюю жестокость, но все это не уберегло его от краха. В глазах всего мира Гитлер стал олице­творением дьявола.

Его наследие — это память об одной из самых ужасных тираний за всю историю цивилизации.

Существует три основных точки зрения относи­тельно жизни и деятельности Гитлера. Для германских националистов всех мастей он являлся величайшим национальным героем, боровшимся против неспра­ведливого устройства мира и сумевшим снова под­нять Германию на вершину мирового господства. Для небольшой группы историков-ревизионистов Гитлер был уникальным политическим гением, который ока­зался способным эффективно использовать чужие ошибки и дипломатические промахи в духе Фридри­ха Великого. Для самой большой группы исследова­телей, однако, Гитлер представляется лишенным мо­рали дьявольским гением, который привел западную цивилизацию к краю пропасти, почти уничтожив ее перед этим. Только на нем, утверждают они, лежит вся ответственность за ужасы и варварство Третьего рейха. Будучи человеком с нарушенной психикой, он обнаружил в измученном душевном состоянии гер­манского народа, пережившего шок от поражения в 1-й мировой войне, отражение собственной нездоро­вой психики, крайнего расстройства и враждебности. Всю жизнь он, будучи австрийцем, упрямо олицетво­рял себя с немецким народом и, будоража его своими гипнотическими ораторскими способностями и злоб­ной пропагандой, находил в этом отдушину для соб­ственной ненависти и честолюбия. Его интуитивное понимание немецкого духа было необычайным. Гит­лер добился поразительного успеха — чего не удава­лось никому ни до него, ни после — внедрить чудо­вищную тиранию в народ, внесший в прошлом столь огромный вклад в европейскую культуру. Стечение обстоятельств вознесло его из уличного оратора на вершину власти в Германии. Чтобы свергнуть его — потребовалось объединение всех сил мира».

Как видите, по «компетентному мнению» историков, Гитлер, оказывается, был сумасшедший и совершенно слу­чайно («стечением обстоятельств») заразил сумасшест­вием весь немецкий народ, а потом и почти всю осталь­ную Европу, — вот и вся причина начала Второй мировой войны. Простенько, надо сказать. Но ведь даже поступки сумасшедших поддаются объяснению, пусть и какой-то больной логикой, почему же событиям 1939 г. у «беспри­страстных исследователей» нет никаких объяснений?

Сама же Вторая мировая война началась с немецко-польской войны, и прежде всего возникает вопрос: а за­чем Гитлер напал на Польшу? Этот вопрос до сих пор не объяснен, а он далеко не праздный. Ведь конечной целью военных устремлений Гитлера был захват СССР (о чем в книге). А Польша вместе с Гитлером стремилась к войне с СССР, мечтая о «Ржече Посполитой от можа до можа» (от Балтики до Черного моря). И с приходом Гитлера к власти в Германии у него не было более верного союзни­ка, чем Польша, поскольку в то время даже Муссолини был себе на уме. Геббельс в дневниках восхищался Пилсудским — тогдашним диктатором Польши, одно время для совместной войны с СССР командование совмест­ными немецко-польскими войсками предполагалось по­ручить именно маршалу Пилсудскому. Польша без коле­баний заключила с Гитлером пакт о ненападении сроком на 10 лет, а вот с СССР, после долгих проволочек, всего на 3 года. Польша своими действиями разрушила Восточ­ный пакт — антигитлеровский союз, который СССР хо­тел создать в Европе. До начала 1939 года Польша была соучастником Германии во всем том, что на Нюрнберг­ском процессе в 1946 году было признано преступления­ми против человечества.

Численность населения Германии и Австрии была 80 млн. человек, Польши (вместе с оккупированными в 1920 г. территориями Украины и Белоруссии) — более 35 млн. Итого: 115 млн. А численность населения СССР — око­ло 170 млн. Добавить к союзу Польши с Германией Ру­мынию (20 млн. человек) и Венгрию (9 млн.) — и будет численность, сопоставимая с численностью СССР, даже в военнообязанном населении. И плюс благосклонное от­ношение к этой войне Англии и Франции — победа га­рантирована.

А что дала Германии война с Польшей? Численность немцев осталась прежней (потери в войне с Польшей — 17 тыс. человек), призвать поляков в немецкую армию можно было только ограниченно, а СССР довел числен­ность своего населения до 193 млн. человек за счет осво­божденных украинцев и белорусов, да еще и отодвинул границы от своих жизненно важных центров. Плюс — Англия и Франция объявили Германии войну.

Если уж Гитлеру очень хотелось подчинить Герма­нии Польшу военным путем, а не обычным своим пу­тем — с помощью путча «пятой колонны» в Польше, то почему было не сделать это после уничтожения главно­го врага — СССР? Ведь поляки рвались в бой с СССР до самого конца — немцы уже и войска вывели к их грани­це, а поляки и слушать не желали про договор о взаимо­помощи с СССР.

И ведь случилось все как-то внезапно. В октябре 1938 г. союзники — Польша, Венгрия и Германия — захвати­ли у Чехословакии часть территории (немцам — Судеты, а полякам — Тешинскую область Силезии). Казалось — два бандита грабят и между ними должна быть идиллия. А уже в марте 1939 г. немцы захватывают остатки Чехо­словакии и, вместо того, чтобы вместе с Польшей начать подготовку к войне с СССР, вдруг через неделю рвут пакт о ненападении с Польшей и выдвигают ей ультиматум, вызвавший войну.

Что случилось с немцами, кто на них надавил, кто за­ставил их напасть на Польшу?

Или такой вопрос. Разгромив в сентябре 1939 года Польшу, Германия в апреле 1940 года захватывает Данию и высаживается в Норвегии. В мае атакует франко-бри­танские войска во Франции, предварительно захватив Бельгию и Голландию, и в июне принуждает Францию ка­питулировать. Через Ла-Манш до Англии морем всего не­сколько десятков километров пролива, немцы могли от­городить минами участок этого пролива и защитить его береговой артиллерией от британского флота, завоевать над Ла-Маншем господство в воздухе, а затем форсиро­вать Ла-Манш и высадить войска на Британских остро­вах. (Провести такую же операцию, какую в 1944 г. про­вели англо-американцы, но уже против Германии.) И этой высадкой немцы могли бы либо захватить Англию, либо принудить ее к миру, а при подписании мирного догово­ра с ней выбрать из ее колоний те, которые понравились бы, в том числе и в Северной Африке.

А что делает Гитлер? Он действительно после побе­ды над Францией летом 1940 года абсолютно логично го­товит войска и средства для захвата Англии (операция «Зеелеве»). Но потом вдруг отменяет высадку на Британ­ские острова, а в конце 1940 г. посылает корпус генера­ла Роммеля за тысячи километров, через забитое англий­скими кораблями и подлодками Средиземное море вое­вать с англичанами в Северную Африку! Зачем?! Сегодня историки отвечают — Гитлер хотел помочь Муссолини в войне с англичанами в Ливии. А кто доказал, что Муссо­лини нужна была эта помощь и что он хотел воевать с англичанами именно в Африке? Ведь 26 июня 1940 г. он писал Гитлеру:

«Фюрер! Теперь, когда пришло время разделаться с Англией, я напоминаю Вам о том, что я сказал Вам в Мюнхене о прямом участии Италии в штурме ост­рова. Я готов участвовать в нем сухопутными и воз­душными силами, и Вы знаете, насколько я этого же­лаю. Я прошу Вас дать ответ, чтобы я мог перейти к действиям. В ожидании этого дня шлю Вам товари­щеский привет.

Муссолини»

А после захвата Британских островов воевать в Ли­вии не было бы необходимости.

Почему не задать себе вопрос — кто отменил высад­ку Гитлера и Муссолини непосредственно на Британские острова, кто погнал их в далекую Африку? К середине 1943 г. корпус Роммеля, из-за невозможности его снабже­ния в Африке, все же сдался. Немцы потеряли более 100 тыс. убитыми и пленными. Во имя чего? Во имя чего по­шел на эти потери Гитлер, который за первый год войны (в течение которого он захватил почти всю Европу) по­терял всего 67 тыс. человек?

Причем, если немецкие генералы и в сегодняшних мемуарах, и в документах тех времен критикуют Гитлера за отдельные решения, скажем, за отказ сразу же насту­пать на Москву после взятия Смоленска, Манштейн кри­тикует Гитлера за отказ от высадки в Англию, но за Поль­шу и Африку Гитлеру никто не предъявляет претензий. Почему? Ответ на это один — в те времена отказ от сою­за с Польшей и высадка в Африке были для современ­ников Гитлера абсолютно логичными. Значит, они знали что-то, что мы сегодня не знаем!

В этой книге я покажу, что они знали или догадыва­лись о союзе Гитлера с сионистами, поскольку только этим тайным союзом можно объяснить те поступки Гитлера, которые сегодня нам кажутся нелогичными до нелепости.

* * *

Мой опыт объяснения массовому читателю вещей, о которых эти люди до этого слышали сто раз по телеви­зору, подсказывает мне, что вышесказанное уже вызвало у них недоумение и неприятие. Гитлер был главой евро­пейской сверхдержавы с самой сильной армией в мире, ну зачем ему в союзниках нужны были эти сионисты — какие-то религиозные евреи с пейсами, у которых не то, что армии, а и пушки-то ни одной не было? Тем более что, как нам сегодня объясняют, Гитлер очень не любил евреев, а сионисты — это исключительно евреи.

Вот это недоумение, которое я предугадываю, потре­бовало от меня предварить основной текст книги двумя главами, в которых я на примерах сегодняшнего дня рас­скажу, кем именно являлись эти, на первый взгляд без­обидные, союзники Гитлера.

 

Глава 1. ИЗРАИЛЬСКОЕ ЛОББИ НА ЗАПАДЕ

 

ПОНЯТИЕ

Без понимания того, как устроено и как действует ев­рейское лобби практически во всех «демократических» странах мира, трудно понять, почему Гитлер, бросая вы­зов этому «демократическому миру», просто обязан был вступить в союз с сионистами — с этим лобби.

Официально «лобби» — это система агентств и кон­тор в США, которые воздействуют на законодателей и го­сударственных чиновников различными видами подкупа, с целью добиться от них нужных этому лобби государст­венных решений. Лобби в своей сути добиваются, чтобы данное государство служило не всему народу, а, в первую очередь, этому лобби, мало этого — в ущерб народу этого государства. В 1946 году в США был принят федеральный закон, требующий от лобби регистрации, и сейчас там за­регистрированы сотни самых различных лобби. Но для раскрытия темы этой книги нас будет интересовать лоб­би, которое общепринято, но не точно, называют «еврей­ским», хотя его правильнее было бы назвать так, как оно называется в словаре Ожегова, — «сионистским». Одна­ко я, все же, в дальнейшем буду называть его и не так, и не так, а так, как оно зовется в США — на родине лоб­бирования, — «израильским». С определенной точки зре­ния это тоже достаточно точно.

Я не буду сам описывать, что представляет собою из­раильское лобби в США, поскольку в Интернете появил­ся перевод соответствующей работы американских иссле­дователей, а они, как говорится, «в теме». Переводчик с английского языка, Дмитрий Павлов, дал к своему пере­воду поясняющее предисловие и несколько собственных замечаний в текст. Я же дал подзаголовки и сделал выде­ления, на мой взгляд, примечательных фактов и выводов, кроме этого, я попросил издателя набрать текст амери­канцев иным шрифтом. Павлов сообщает.

«Авторы предлагаемой вниманию читателей рабо­ты являются очень известными и уважаемыми амери­канскими специалистами. Стивен Уолт — профессор международных отношений престижнейшего Гарвард­ского университета. Джон Миршаймер — политолог, профессор Чикагского университета, считающийся одним из отцов теории «агрессивного реализма» во внешней политике. В марте 2006 г. ими была опуб­ликована большая статья под названием «The Israel Lobby and U.S. Foreign Policy» («Израильское лобби и внешняя политика США).

Характерно, что статья увидела свет не в Амери­ке, где ни одно издание не решилось на публикацию, снимающую печать молчания с «запретной» темы от­ношений США и Израиля, а в британском журнале «London Review of Books». Уолт и Миршаймер пре­красно знали, какую цену им придется заплатить за свой неординарный поступок, потому для них не ста­ли неожиданными регулярные обвинения в антисеми­тизме или подстрекательствах к антисемитизму, кле­ветническая кампания в прессе, гнев Антидиффама-ционной лиги, публичные намеки сильных мира сего на полную научную некомпетентность. Несмотря на то, что резонанс, связанный с появлением статьи, не­сколько стих на Западе, проблемы, затрагиваемые Уол­том и Миршаймером, будут оставаться актуальны­ми на протяжении еще длительного времени. Потому знакомство заинтересованных русскоязычных читате­лей с работой крупнейших американских специали­стов, представляется, будет не напрасным».

Однако перед тем, как дать текст американцев, я про­цитирую некоторые справочные данные об израильском лобби Америки и о его методах практически захвата го­сударственной власти в стране нахождения.

«В США насчитывается свыше 350 влиятельных лоббистских групп. Израильское лобби в числе самых влиятельных, хотя и не самых многочисленных, этни­ческих лоббистских групп Америки. Израилю почти всегда удается добиться поддержки со стороны Бело­го дома.

...Весьма состоятельная еврейская община в США делает значительные взносы в предвыборные фонды кандидатов обеих партий — по информации НГ, около 60 млн. долл. с 1990 года, тогда как арабские и иные мусульманские общины внесли всего 297 тыс. долл. за тот же период.

...Причин тому несколько. Во-первых, существует высокоорганизованная и эффективная система орга­низаций-резидентов — Американский еврейский кон­гресс (AJCongress), Американский еврейский коми­тет (AJCommittee) Американо-израильский комитет по общественным делам (AIPAC — самая влиятельная организация), Антидиффамационная лига (ADL), Американское отделение Всемирной сионистской ор­ганизации (WJO). Причем одним из важнейших фак­торов высокой эффективности этих организаций яв­ляется наличие большого количества волонтеров, ра­ботающих не за страх, а на совесть. AIPAC имеет в своем штате около 200 лоббистов, исследователей и организаторов. Одним из значимых, особенно для новичков, методов лоббирования является «социаль­ный лоббизм» — предоставление политикам разного рода услуг личного характера: рестораны, сауны, ту­ристические поездки. Нынешний лидер республикан­цев в палате представителей Рой Блант четыре раза предпринимал «ознакомительные» поездки в Изра­иль за счет этой организации. Ее годовой бюджет — 47 млн. долл., в регулярной сети непрямых лоббистов (grassroots members) состоит порядка 100 тыс. человек (5 лет назад их было 50 тыс.).

Во-вторых, Израиль намного активнее и эффек­тивнее, чем это удается другим этническим лобби, использует потенциал методов непрямого лоббизма (indirect, grassroots lobbying), которые имеют очень большое значение в демократиях с мажоритарной из­бирательной системой. При мажоритарной избира­тельной системе парламентарий жестко привязан к конкретному и сравнительно небольшому числу из­бирателей, и потому буря звонков, писем, телеграмм, посланий по электронной почте от этих самых изби­рателей (а именно в этом состоят непрямые методы лоббирования) никогда не останется незамеченной» ( 22 сентября 2006 г.).

Ну а теперь предоставлю слово Стивену Уолту и Джо­ну Миршаймеру.

 

НА ШЕЕ США

На протяжении последних нескольких десятилетий, особенно после Шестидневной войны 1967 г., системооб­разующим элементом американской политики на Ближ­нем Востоке были отношения с Израилем. Безоговороч­ная поддержка Израиля в сочетании с регулярными по­пытками продвижения «демократии» в регионе крайне негативно сказалась на общественном мнении в ислам­ском мире в целом и арабских странах, в частности. Такая политика ставит под удар не только американскую нацио­нальную безопасность, но и общемировую стабильность. В американской политической истории подобное положе­ние не имеет аналогичных прецедентов. Какой смысл в том, что США пренебрегают собственной безопасностью и безопасностью многих своих союзников ради обеспе­чения интересов третьей державы? Теоретически мож­но было бы предположить, что отношения между двумя странами основываются на взаимных стратегических ин­тересах или абсолютных моральных императивах. Но по­добное объяснение не дает ответа на вопрос о причинах столь массивной материальной и дипломатической под­держки, оказываемой США.

Вектор американской политики в регионе практи­чески полностью определяется внутренней конъюнкту­рой. Речь идет прежде всего об активности «израильского лобби». Другим лоббистским структурам также удавалось оказывать влияние на внешнюю политику, но ни одно из них не имело и не имеет возможности направлять ее в столь далекое от обеспечения национальных приорите­тов русло и одновременно внушать американцам идею о том, что интересы США абсолютно идентичны интересам другого государства — в нашем случае Израиля.

Со времени окончания войны Судного дня в октябре 1973 г. Вашингтон оказывал поддержку Израилю в объ­емах, которые несопоставимы с аналогичными показа­телями у остальных стран. С 1976 г. Израиль стал круп­нейшим получателем прямой ежегодной экономической и военной помощи. После Второй мировой войны Тель-Авив получил более 140 млрд. долларов (по курсу 2004 г.), что также является абсолютным рекордом. На изра­ильские счета каждый год поступает около 3 млрд. дол­ларов только прямой помощи, что составляет примерно пятую часть всех средств, предусмотренных в бюджете на содействие иностранным государствам; на каждого гра­жданина Израиля, таким образом, приходится около 500 долларов в год. Столь большие суммы вызывают еще больше вопросов, если принять во внимание тот факт, что современный Израиль является достаточно богатой индустриальной державой с таким же уровнем дохода на душу населения, как в Южной Корее или Испании.

Всем государствам мира финансовая помощь выде­ляется в виде ежеквартальных выплат, что не мешает Из­раилю получать весь объем ассигнований в начале оче­редного финансового года вместе с возможностью до­полнительно заработать на процентах с этой суммы. В то время, когда большинство стран обязано тратить субси­дии на военные нужды в Соединенных Штатах, Израи­лю разрешено переводить около 25% соответствующих ассигнований на развитие собственной оборонной инду­стрии, и только Израилю позволено не давать отчет о том, на какие цели расходуется американская помощь. Это делает практически невозможным воспрепятство­вать использованию денег в целях, которые противоречат интересам США, — например, строительству поселений на Западном берегу. Более того, США выделили Израилю около трех миллиардов долларов на модернизацию воо­ружений и поставляют ему такие первоклассные образцы техники, как вертолеты «Blackhawk» и реактивные само­леты F-16. Наконец, США обеспечивают Израилю доступ к разведданным, которые не раскрываются даже союз­никам по НАТО, и сквозь пальцы смотрят на наличие у Тель-Авива ядерного потенциала.

Вашингтон оказывает твердую дипломатическую поддержку Израилю. С 1982 г. США наложили вето на 32 резолюции Совета Безопасности ООН, содержавшие его критику; это превышает общее число всех случаев применения вето остальными членами СБ ООН, вме­сте взятыми. Соединенные Штаты блокируют все усилия арабских стран поставить израильский ядерный арсе­нал под контроль МАГАТЭ, оказывают помощь во вре­мя войны и занимают сторону Израиля в ходе мирных переговоров. Администрация Никсона защищала его от угрозы советского вмешательства и осуществляла допол­нительные военные поставки во время конфликта 1973 г. После его окончания Вашингтон принимал активное уча­стие в мирных переговорах и последующем длительном «пошаговом» мирном процессе; он играл ключевую роль в подготовке и подписании соглашений в Осло. Во всех упомянутых случаях между представителями США и Из­раиля возникали периодические трения, но в целом аме­риканцы твердо отстаивали позицию своего ближнево­сточного партнера. Один из участников переговоров в Кэмп-Дэвиде в 2000 г. впоследствии вспоминал: «Слиш­ком часто мы выступали... в качестве адвоката Израиля». Стоит добавить, что стремление администрации Буша из­менить ситуацию на Ближнем Востоке по крайней мере частично направлено на улучшение стратегического по­ложения Израиля.

 

СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ОБУЗА

Такую невероятную щедрость можно было бы по­нять, если бы Израиль имел жизненно важное стратеги­ческое значение или поддержка США была бы связана с серьезными моральными обязательствами. Но ни одно из таких объяснений не представляется убедительным. Кто-то может заметить, что значение Израиля было очень су­щественным в дни холодной войны. Этот союзник США с 1967 г. оказывал помощь в сдерживании советской экс­пансии в регионе, он же нанес унизительное поражение сателлитам СССР — Египту и Сирии. Временами Изра­иль оказывал содействие другим американским союзни­кам (например, иорданскому королю Хусейну), а его во­енные успехи вынуждали Москву тратить больше денег на нужды собственных друзей. Он также предоставлял важные сведения о советском военном потенциале.

Между тем, поддержка Израиля обходилась недеше­во и, сверх того, осложняла Америке отношения с араб­ским миром. Например, решение об оказании срочной военной помощи размером в 2,2 млрд. долларов в разгар конфликта 1973 г. привело к тому, что ОПЕК ввело неф­тяное эмбарго, которое нанесло серьезный ущерб эконо­мике западных стран. Между тем, израильские вооружен­ные силы сами по себе были неспособны защищать ин­тересы США в регионе. Так, США не могли положиться на Израиль, когда Иранская революция 1979 г. поставила вопрос о безопасности добычи и транспортировки неф­ти, и потому приступили к созданию собственных сил быстрого развертывания.

Первая война в Персидском заливе показала, насколь­ко очевидно Израиль стал превращаться в стратегиче­скую обузу. США не могли использовать израильские во­енные базы, не расколов антииракскую коалицию... Ис­тория повторилась в 2003 г.: хотя Израиль очень жаждал начала американской атаки на Ирак, Буш не мог обра­титься к нему за содействием, так как последнее вызва­ло бы сильное недовольство у арабов. Итак, Израиль сно­ва остался не у дел.

Начиная с 1990-х гг. американская поддержка моти­вировалась тем, что оба государства находятся под угро­зой со стороны террористических группировок, сущест­вующих в арабском и мусульманском мире, и «стран-из­гоев», которые оказывают поддержку этим группировкам и стремятся заполучить оружие массового поражения. Эта мотивировка стала декларироваться с еще большей интенсивностью после 11 сентября. Подобная посылка должна означать не только то, что Вашингтон должен за­крывать глаза на действия Израиля в Палестине и не ока­зывать давление на Тель-Авив до тех пор, пока все пале­стинские террористы не будут схвачены или убиты. Она содержит и другой смысл: США следует вступить в кон­фронтацию с такими странами, как Иран и Сирия. Та­ким образом, Израиль рассматривается как ключевой со­юзник в борьбе с терроризмом, ведь враги Израиля суть враги Америки. Однако на самом деле, Израиль являет­ся обузой в борьбе с терроризмом и только мешает диа­логу со странами-изгоями.

«Терроризм» — это не только враг, но и целая так­тика, используемая широким спектром политических сил. Террористические организации, несущие угрозу Израилю, не представляют опасности для США, если только последние не вступают с ними в непосредствен­ное столкновение (как было в Ливане в 1982 г.). Более того, палестинский терроризм — это не оголтелая аг­рессия, направленная против Израиля или «Запада». В значительной степени, это ответ на затянувшуюся на десятилетия еврейскую колонизацию Западного берега и сектора Газа.

Важно отметить еще и другой момент. Когда мы го­ворим, что Израиль и США одинаково подвержены тер­рористической угрозе, то это утверждение имеет обрат­ную причинно-следственную связь, ведь Соединенные Штаты имеют проблемы с терроризмом именно по при­чине наличия близких союзнических отношений с Из­раилем, а не наоборот. Произраильский курс — не един­ственный, но чрезвычайно значимый стимул для анти­американского терроризма, и он снижает эффективность антитеррористических мероприятий. Не вызывает сомне­ний, что израильское присутствие в Иерусалиме и тяже­лое положение палестинцев оказывает на многих лиде­ров «Аль-Каиды», включая самого Усаму бен Ладена, от­нюдь не умиротворяющее воздействие. Безоговорочная поддержка Израиля облегчает экстремистам задачу мо­билизации масс и вербовки боевиков.

Что касается так называемых «стран-изгоев» на Ближ­нем Востоке, то они не представляют страшной опасно­сти для жизненных интересов США и даже самого го­сударства Израиль. Если им удастся овладеть ядерным оружием, возможностей для шантажа Америки или Из­раиля у них не прибавится: приведение угрозы в испол­нение вызовет несоизмеримый по силе ответный удар. Столь же незначительной представляется опасность пе­редачи ядерного оружия террористам, поскольку страна-изгой не может быть уверена в том, что такое действие останется незамеченным и за ним не последуют санкции и возмездие. Зато особый статус отношений с Израилем препятствует диалогу США с такими государствами. На­личие у Израиля ядерного арсенала служит для его сосе­дей важным стимулом к обретению собственного атом­ного оружия, а попытки произвести смену режимов толь­ко усиливают подобные желания.

 

КОВАРСТВО И ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Наконец, есть еще одна причина, которая ставит под сомнение стратегическое значение Израиля. Дело в том, что эта страна отнюдь не ведет себя как верный союзник. Израильские высокопоставленные чиновники часто игно­рируют требования США, отказываются от ранее данных обещаний (включая обязательства не строить поселения и воздержаться от «целевого уничтожения» палестинских лидеров). Израиль передавал засекреченные военные тех­нологии потенциальным противникам США, например Китаю. Инспектор Государственного департамента заявил в связи с этим о «систематической участившейся практи­ке незаконной передачи информации». По данным Глав­ного бюджетно-контрольного управления США, Изра­иль «проводит наиболее агрессивные шпионские опера­ции против США среди всех их союзников». После дела Джонатана Полларда, который передал Израилю огром­ные объемы секретной информации в начале 1980-х гг. (согласно ряду источников, она была затем предоставле­на СССР в обмен на увеличение квоты на репатриацию советских евреев), в 2004 г. возник новый конфликт. То­гда было установлено, что высокопоставленный чинов­ник Пентагона Ларри Франклин передал закрытую ин­формацию израильскому дипломату. Израиль вряд ли яв­ляется единственной страной, которая ведет шпионскую деятельность против Америки, но готовность занимать­ся шпионажем в ущерб ключевому союзнику ставит под вопрос его собственную стратегическую ценность.

Авторы статьи по неизвестным причинам обош­ли вниманием случаи прямого терроризма Израиля против США. В 1954 г. разразилось «дело Лавона».

Пинхас Лавон занимал пост министра обороны Из­раиля и вынужден был уйти в отставку после того, как агенты «Моссада» совершили ряд террористи­ческих атак на американские учреждения в Египте, но перед проведением более крупных подрывных акций были схвачены. Целью взрывов было столк­новение Египта и США. В 1967 г., за несколько дней до начала Шестидневной войны, самолеты израиль­ских ВВС и торпедные катера атаковали американ­ское разведывательное судно «Liberty», курсировав­шее в нейтральных водах. В результате нанесенного удара погибли 34 и был ранен 171 моряк. Госсек­ретарь Дин Раск и Председатель комитета началь­ников штабов адмирал Томас Муккер назвали ин­цидент преднамеренным нападением на корабль ВМС США (Примеч. перев.).

Сомнительная стратегическая ценность Израиля — не единственная проблема. Адвокаты Израиля утвержда­ют, что он имеет право получать помощь в неограничен­ных масштабах потому, что он слаб и окружен со всех сторон врагами, потому что это демократия, потому что еврейский народ сильно пострадал в прошлом и заслу­живает особого отношения. Указывают также и на то, что Израиль отличается гораздо более достойным поведени­ем, нежели его противники. Однако под пристальным взглядом такие аргументы теряют убедительность. Су­ществуют твердые моральные основания для поддержки самого существования Израиля, но ему нельзя помогать в ущерб собственным интересам. Если смотреть объек­тивно, то его действия в прошлом и настоящем не дают повода для привилегированного отношения.

 

ЭТО НЕ ОБЪЯСНЕНИЕ

Израиль часто представляют в образе Давида, сра­жающегося с Голиафом, однако обратное сравнение бу­дет ближе к истине. Вопреки широко распространенно­му стереотипу, сионисты обладали преимуществом в жи­вой силе, военной технике и эффективности управления войсками во время Войны за независимость (1947—1949). Армия обороны Израиля без особых усилий разгромила Египет в 1956 г. и коалицию в составе Египта, Иордании и Сирии в 1967 г. — и это все до того, как в страну по­текла рекой американская помощь. Сегодня Израиль яв­ляется крупнейшей военной державой на Ближнем Вос­токе. Его обычные вооруженные силы намного мощнее, чем у соседних стран; только он на всем Ближнем Вос­токе обладает ядерным оружием. Израиль подписал мир­ные договоры с Египтом и Иорданией; сделать то же са­мое предлагает и Саудовская Аравия. У Сирии больше нет покровителя в лице Советского Союза, Ирак лежит в руинах после трех разрушительных войн, а до границы с Ираном сотни километров. У палестинцев нет даже дее­способных полицейских формирований, не говоря уже об армии, представляющей какую-то реальную силу.

Согласно оценкам Центра стратегических исследо­ваний Тель-Авивского университета (2005 г.), «страте­гический баланс сейчас явно в пользу Израиля, который продолжает увеличивать качественный отрыв от своих соседей в области военного потенциала и средств сдержи­вания». Если бы поддержка слабых была бы подлинным стимулом для оказания помощи, Соединенным Штатам следовало бы поддержать противников Израиля.

Часто указывают на то, что Израиль — это друже­ственный демократический режим, окруженный со всех сторон враждебными диктатурами. Однако такое объ­яснение не помогает понять необходимость сохранения нынешних объемов помощи: во всем мире есть множе­ство стран с демократической формой правления, одна­ко ни одна из них не пользуется столь мощной поддерж­кой. В прошлом США свергали демократические режимы и сотрудничали с диктаторами, если это считалось полез­ным для обеспечения национальных интересов. Да и се­годня Соединенные Штаты поддерживают хорошие от­ношения с целым рядом диктатур.

Некоторые аспекты израильской демократии про­тиворечат фундаментальным американским ценностям. В США считается, что люди обладают равными правами независимо от расы, религии или национальности. Изра­иль, напротив, с самого начала был основан как еврей­ское государство, а возможность получения гражданства напрямую связана с наличием у человека определенных кровнородственных связей. Не удивительно, что 1 млн. 300 тыс. арабов находятся на положении граждан вто­рого сорта, а результаты исследования, которое недавно провела израильская правительственная комиссия, гово­рят о «пренебрежительном и дискриминирующем отно­шении» государства к указанной группе населения. От­каз от предоставления палестинцам возможности созда­ния собственного государства и нежелание наделять их полными политическими правами ставит под сомнение демократический характер режима.

В качестве третьего оправдательного довода приво­дятся страдания евреев на христианском Западе, особен­но в период холокоста. Исходя из того, что евреи под­вергались преследованиям на протяжении столетий и чувствовать себя в безопасности они могут только в соб­ственном государстве, многие люди полагают, что Изра­иль имеет право на особое отношение со стороны Соеди­ненных Штатов. Несомненно, появление на политической карте в 1947 г. новой страны явилось адекватным отве­том на долгую историю преступлений против евреев, но это же событие открыло целую серию злодеяний против невиновной третьей стороны — палестинцев.

Это хорошо понимали основатели Израиля. Давид Бен-Гурион как-то сказал Науму Гольдману, президенту Всемирного еврейского конгресса:

«Будь я арабским лидером, я бы не искал компро­миссов с Израилем. Ничего удивительного: мы отня­ли у них страну... Мы произошли из Израиля, но с тех пор прошло две тысячи лет — какое им до того дело? Мы повидали антисемитизм, нацистов, Гитлера, Освенцим, но в чем была их вина? Они видят только одно: пришли мы и украли их землю. С какой стати они должны мириться с этим?»

С тех пор израильские лидеры неоднократно пыта­лись игнорировать чаяния палестинцев. Будучи премьер-министром, Голда Меир сделала свое знаменитое замеча­ние: «Никаких палестинцев не существует». Под влия­нием насилия, провоцируемого экстремистами, и роста численности палестинского населения израильское пра­вительство вынуждено было вывести поселения из сек­тора Газа и приступить к обсуждению других территори­альных уступок, но даже Ицхак Рабин не был готов пой­ти на создание полноценного Палестинского государства. «Выгодное» предложение, сделанное Эхудом Бараком в Кэмп-Дэвиде, сводилось лишь к созданию некоторого числа демилитаризованных бандустанов под фактиче­ским контролем Израиля. Трагическая история еврей­ского народа не обязывает Соединенные Штаты помо­гать Израилю независимо от действий последнего.

Адвокаты Израиля пропагандируют образ страны, неизменно стремящейся к миру и проявляющей большую выдержку даже в случае провокаций. Арабов, напротив, изображают злобными агрессорами. Тем не менее, при более тщательном анализе мы увидим, что репутация Израиля не лучше, чем у его противников. Бен-Гурион признавал, что первые сионисты, мягко говоря, недоб­рожелательно относились к палестинским арабам, кото­рые оказывали сопротивление атакам против них (нече­му удивляться, ведь евреи стремились создать собствен­ное государство на арабских землях).

Образование Израиля в 1947-48 гг. сопровождалось этническими чистками, казнями, резней и изнасилова­ниями, совершавшимися евреями. Действия Израиля в дальнейшем также часто отличались жестокостью, кото­рая отвергает всякие претензии на моральное превосход­ство. Например, с 1949 по 1956 г. израильские силы безо­пасности уничтожили от 2700 до 5000 арабов, нарушив­ших границу. Подавляющее большинство из них не было вооружено. Армия обороны Израиля повинна в убийст­ве сотен египетских военнопленных в войнах 1956 и 1967 гг. После Шестидневной войны от 100 до 260 тысяч па­лестинцев были вынуждены бежать с территории толь­ко что оккупированного Западного берега, а 80 тысяч си­рийцев были изгнаны с Голанских высот.

Во время первой интифады военнослужащим ЦА­ХАЛ выдавались дубинки, которыми те ломали кости палестинским участникам акций протеста. По данным шведского филиала организации «Спасите детей», «за пе­риод интифады от 23 600 до 29 900 детей нуждались в медицинской помощи в результате травм, ставших след­ствием избиений». Треть из них была в возрасте 10 лет и младше. Реакция на вторую интифаду была еще более же­сткой; как отмечала газета «Га-Арец», «ЦАХАЛ... превращается в орудие убийства, которое внушает ужас и при­водит в состояние шока». Военнослужащие ЦАХАЛ вы­пустили миллион пуль в первые дни восстания. С тех пор на каждого убитого израильтянина приходится 3,4 погиб­ших палестинца, большинство из которых были просто сторонними наблюдателями; соотношение убитых изра­ильских и палестинских детей еще более внушительно: 1:5,7. Не следует также забывать, что сионисты с помо­щью бомб стремились изгнать британцев из Палестины, а Ицхак Шамир, террорист, ставший впоследствии пре­мьер-министром, заявил, что «ни еврейская этика, ни еврейская традиция не осуждают терроризм как одно из средств ведения боя».

Использование палестинцами террористических ме­тодов является ошибкой, которая, тем не менее, легко поддается объяснению. Палестинцы просто не видят дру­гих способов добиться уступок от Израиля. Как однажды признался Эхуд Барак, если бы он родился палестинцем, то «стал бы членом террористической группировки».

Итак, ни стратегические, ни моральные доводы не объясняют причин американской поддержки Израиля. Тогда какое объяснение можем дать мы?

 

ОТКРОВЕННАЯ АГЕНТУРА ИЗРАИЛЯ

Причины следует искать в огромном влиянии изра­ильского лобби. Мы используем слово «Лобби» (здесь и далее существительное «лобби» применительно к конгло­мерату произраильских организаций пишется с большой буквы. — Примеч. перев.) в качестве термина, означающе­го широкую коалицию отдельных лиц и организаций, ак­тивно работающих над формированием произраильского вектора американской внешней политики. Мы далеки от предположения, что «Лобби» является монолитной структурой с централизованным руководством, а отдель­ные его представители не имеют разногласий по некото­рым вопросам. Не все американцы еврейского происхо­ждения входят в это Лобби, поскольку многие из них не испытывают озабоченности в связи с положением Израи­ля. Так, по данным проведенного в 2004 г. исследования, около 36 % американских евреев заявили, что «не силь­но» или «вообще не» ощущают какую-либо эмоциональ­ную связь с Израилем.

Американские евреи также имеют различные взгляды по отдельным аспектам израильской политики. Многие из ключевых организаций Лобби, такие как Американо-Израильский комитет общественных связей (АЙПАК) и Конференция президентов главных еврейских организа­ций, возглавляются сторонниками жесткого курса, кото­рые поддерживают экспансионистскую политику партии «Ликуд» и разделяют ее враждебное отношение к мир­ным соглашениям в Осло. Тем не менее, основная масса американских евреев с большим энтузиазмом относятся к уступкам палестинцам, а некоторые группы, такие как Еврейский голос за Мир, активно поддерживают подоб­ные меры. Невзирая на указанные разногласия, и сторон­ники жесткой линии, и представители умеренного крыла выступают за всемерное содействие Израилю.

Не удивительно, что лидеры американского еврей­ства часто проводят консультации с израильскими офи­циальными лицами, дабы удостовериться в том, что их собственные действия идут во благо Израилю. Как на­писал активист одной крупной еврейской организации: «Мы обычно говорим так: это наша политика по опре­деленному вопросу, но мы должны сверять часы с тем, что думают израильтяне». И наша община делает это постоянно». Критика политики Израиля считается пред­рассудком, а давление на эту страну вообще восприни­мается как нечто из ряда вон выходящее. Эдгар Бронф-ман, президент Всемирного еврейского конгресса, был об­винен в «предательстве», после того как в середине 2003 г. написал послание Джорджу Бушу, в котором призы­вал его убедить Израиль прекратить постройку «стены безопасности». Критики Бронфмана заявили, что «это отвратительно, когда Президент Всемирного еврейского конгресса рекомендует президенту Соединенных Штатов идти наперекор политике правительства Израиля».

Подобное произошло в ноябре 2005 г., когда Сеймур Рейх, президент Израильского политического форума, по­советовал Кондолизе Райс проконсультироваться с Из­раилем по вопросу возобновления работы пункта важ­нейшего пограничного пропуска в секторе Газа. Дейст­вия Рейха были осуждены как «безответственные». Его оппоненты указывали на то, что «в еврейских кругах со­вершенно недопустимо подвергать сомнению политику Израиля в отношении вопросов безопасности». Стремясь смягчить критику в свой адрес, Рейх заявил: «Слово «дав­ление» исчезает из моего лексикона, когда речь заходит об Израиле».

 

СТРУКТУРЫ ЛОББИ И ДЕФЕКТЫ ПРОДАЖНОЙ ВЛАСТИ

Для влияния на американскую внешнюю политику американские евреи создали впечатляющий конгломерат организаций, из которых АЙПАК является самой извест­ной и могущественной. В 1997 г. журнал Fortune провел опрос среди конгрессменов и их помощников. Их про­сили перечислить самые могущественные лоббистские структуры в Вашингтоне. В итоге АЙПАК занял второе место вслед за Американской ассоциацией пенсионеров, опередив Национальную стрелковую ассоциацию. Иссле­дование National Journal, проведенное в марте 2005 г., дало аналогичные результаты: АЙПАК снова расположился на втором месте.

Лобби также включает известных христианских теле­визионных проповедников: Гарри Бауэра, Джерри Фолуэлла (скончался летом 2007 г. — Примеч. перев.), Ральфа Рида и Пэта Робинсона. К ним примыкают бывшие лиде­ры партии большинства в Конгрессе — Дик Арми и Том Делей. Все они верят, что возрождение Израиля являет­ся исполнением библейских пророчеств, и поддерживают его экспансию. По их мнению, выступать против Израи­ля означает противиться воле Бога. Неоконсерваторы не­еврейского происхождения, такие как Джон Болтон, быв­ший редактор Walt Street Journal Роберт Бартли, бывший министр образования Уильям Бенетт, бывший предста­витель США в ООН Джин Киркпатрик и влиятельный колумнист Джордж Уилл являются твердыми сторонни­ками Израиля.

Система власти в США открывает заинтересован­ным лицам много возможностей влиять на политиче­ский процесс. Лоббистские группы могут оказывать влия­ние на представителей исполнительной власти, выделять деньги на предвыборную кампанию, участвовать в голо­совании, прикладывать усилия для формирования обще­ственного мнения. Они имеют особенно сильное влияние в тех ситуациях, когда огромное большинство населения равнодушно относится к их планам в той или иной сфере. Политики будут склонны оказать содействие реализации планов лоббистских групп, ибо они (политики) уверены, что это никак не скажется на их имидже в глазах народа.

Общий характер действий израильского лобби ни­чем не отличает его от фермерского лобби, профсоюзов сталелитейной и текстильной промышленности, дру­гих этнических лобби. Нет ничего предосудительного в том, что американские евреи и их христианские союзни­ки предпринимают попытки повлиять на американскую внешнюю политику. Деятельность Лобби — это не плод заговора, описанного в трактатах типа Протоколов сион­ских мудрецов. По большей части, частные лица и груп­пировки, образующие Лобби, делают те же вещи, что и все подобные им структуры. Но они делают их гораздо эффективнее. Проарабские группы, если такие вообще существуют, чрезвычайно слабы, что еще больше облег­чает задачу израильского лобби.

Лобби реализует две важные стратегические линии. Во-первых, оно пользуется значительным влиянием в Ва­шингтоне, проводя необходимые решения через Конгресс и органы исполнительной власти. Каковы бы ни были взгляды отдельно взятого конгрессмена или политическо­го деятеля, работающего вне стен парламента, каждому из них Лобби старается представить поддержку Израиля наиболее «разумным» выбором. Во-вторых, оно стремит­ся создать такой общественный дискурс, в котором госу­дарство Израиль будет освещаться в позитивных тонах посредством повторения мифов о его создании и декла­рирования нужной точки зрения в различных дебатах: нельзя допустить честного обсуждения критических ком­ментариев в политическом пространстве. Контроль над полемикой гарантирует американскую поддержку, ведь беспристрастная дискуссия об отношениях США и Из­раиля может привести к серьезному сдвигу в обществен­ном мнении.

Главный фактор успехов Лобби заключается в его силе в конгрессе, где Израиль практически полностью защищен от какой-либо критики. Этот момент интересен сам по себе, поскольку Конгресс редко уклоняется от де­батов по спорным вопросам. Однако как только дело ка­сается Израиля, потенциальные критики замолкают. От­части это объясняется тем, что ряд наиболее влиятель­ных конгрессменов являются христианскими сионистами. Один из них, Дик Арми, в сентябре 2002 г. сказал: «Сво­им основным внешнеполитическим приоритетом я вижу защиту Израиля». Вообще-то, можно предположить, что основным внешнеполитическим приоритетом каждого конгрессмена должна быть защита Америки. Кроме того, в законодательной власти представлены еврейские сена­торы и конгрессмены, работающие над формированием такого курса внешней политики, который будет обеспе­чивать соблюдение израильских интересов.

 

ПРОИЗРАИЛЬСКИЙ АППАРАТ И ПРОДАЖНОСТЬ ПОЛИТИКОВ

Другим источником могущества АЙПАК являются произраильски настроенные работники аппарата Кон­гресса. Как однажды признался Моррис Эмитей, бывший глава АЙПАК, «там, уровнем выше (на Капитолийском холме), работает много ребят, которым суждено было родиться евреями и которые охотно... рассматривают некоторые вопросы сквозь призму своего еврейства... Все эти ребята в состоянии принимать решения за тех сена­торов по этим вопросам... Уже на уровне аппарата уда­ется сделать очень многое».

АЙПАК представляет собой ключевую деталь в ме­ханизме влияния на конгресс. Его успех связан с возмож­ностью поощрять законодателей и кандидатов на пар­ламентских выборах, выражающих его интересы, и на­казывать противников. Деньги играют огромную роль в американском выборном процессе (об этом нам напо­минает скандал вокруг темных дел лоббиста Джека Аб­рамова), и АЙПАК гарантирует своим друзьям большую финансовую поддержку, исходящую от многочисленных произраильских политических группировок. Всякий, кого АЙПАК сочтет врагом Израиля, может быть уверен, что организация выделит предвыборные пожертвования его или ее соперникам. Кроме того, АЙПАК занимается ор­ганизацией кампаний по массовой отправке писем в СМИ и побуждает газетных редакторов поддерживать произраильских кандидатов.

Не вызывает сомнения эффективность данной тактики. Приведем один пример. На выборах 1984 г. АЙПАК спо­собствовал поражению сенатора Чарлза Перси из Илли­нойса, который, как заявил высокопоставленный предста­витель Лобби, «проявил равнодушие и даже враждебность к нашим делам». Глава АЙПАК Томас Дайн прокоммен­тировал ситуацию следующим образом:

«Все евреи Америки, от океана до океана, объеди­нились, чтобы изгнать Перси. Одновременно это ста­ло сигналом для американских политиков, занимаю­щих государственные посты теперь или стремящих­ся оказаться на них в будущем».

Влияние АЙПАК на Капитолийском холме этим не ограничивается. Дуглас Блюмфельд, бывший сотрудник аппарата АЙПАК, заметил, что

«...когда конгрессменам и сотрудникам аппарата требуется какая-то информация, то первым делом они обращаются в АЙПАК, а уже потом звонят в Библио­теку конгресса, Исследовательскую службу Конгресса, членам комитета или экспертам администрации». Еще более важен другой момент: Блюмфельд отмечает, что в АЙПАК поступают обращения с просьбами о напи­сании речей, содействии в законотворческой работе, предоставлении консультаций по тактическим вопро­сам, проведении исследований».

В итоге получается следующая картина. АЙПАК, де факто являющийся агентом иностранного правитель­ства, мертвой хваткой вцепился в конгресс. Как след­ствие там не обсуждается политика США в отношении Израиля — и это несмотря на то, что характер взаимо­отношений двух стран имеет важные последствия для всего мира. Другими словами, одна из трех ветвей вла­сти твердо привержена поддержке Израиля. Бывший се­натор-демократ Эрнст Холлингс, покидая свой пост, за­метил: «У нас могут быть только такие отношения с Израилем, каких хочет АЙПАК». Или вот еще пример. Ариэль Шарон, выступая перед американской аудитори­ей, сказал: «Когда меня спрашивают, как можно помочь Израилю, я отвечаю: «Помогите АЙПАК».

 

ПРЕЗИДЕНТ ТОЛЬКО ПРОИЗРАИЛЬСКИЙ

Благодаря значению голосов еврейских избирате­лей на президентских выборах, Лобби имеет эффектив­ные рычаги воздействия и на исполнительную власть. Хотя евреи составляют менее 3% населения, они выде­ляют большие пожертвования кандидатам от обеих пар­тий. По оценкам газеты The Washington Post, кандидаты в президенты от Демократической партии «зависят от своих еврейских сторонников, на 60% финансирующих их избирательную кампанию». В связи с тем, что избиратели еврейского происхождения демонстрируют высокую явку на выборах и сосредоточены в ключевых штатах (Кали­форния, Флорида, Иллинойс, Нью-Йорк и Пенсильвания), претенденты на высокий пост идут на многое, дабы не отталкивать эту часть электората.

Ключевые организации, составляющие костяк Лоб­би, ставят перед собой задачу воспрепятствовать на­значению критиков Израиля на высокие должности во внешнеполитическом ведомстве. Так, Джимми Кар­тер в начале своего первого президентского срока хотел сделать Джорджа Болла государственным секретарем. Но он не мог не считаться с тем, что Болл имел репутацию деятеля, настроенного скептически по отношению к Из­раилю, и что Лобби, естественно, воспротивится тако­му назначению. Каждый, кто мечтает сделать политиче­скую карьеру, не имеет другого выбора, кроме как стать открытым сторонником Израиля — не удивительно, что публичных критиков израильского курса можно теперь заносить в красную книгу.

Когда Говард Дин (известный деятель Демократиче­ской партии, в 1991—2003 гг. занимавший пост губерна­тора штата Вермонт. — Примеч. перев.) призвал прави­тельство США к более «справедливому подходу» к ара­бо-израильскому конфликту, сенатор Джозеф Либерман обвинил его в попытке «сдать» Израиль и назвал подоб­ные призывы «проявлением безответственности». Прак­тически все лидеры фракции демократов в сенате подпи­сали заявление, осуждающее высказывания Дина. Газе­та Chicago Jewish Star сообщила о «неизвестных лицах... организовавших массовую рассылку сообщений на элек­тронные адреса лидеров американского еврейства по всей стране, в которых содержались предупреждения (правда, достаточно безосновательные) об опасности, которую Дин представляет для Израиля».

Подобные опасения были совершенно беспочвенны­ми: сопредседатель избирательного штаба Дина являлся бывшим главой АЙПАК, да и сам губернатор Вермонта говорил о том, что его позиция по Ближнему Востоку по большей части отражает точку зрения АЙПАК, а не бо­лее умеренного движения «Американцы за мир сейчас». Дин всего-навсего предположил, что Вашингтон дол­жен выступать как честный посредник, чтобы «наладить конструктивный диалог» между участниками конфликта. Вряд ли это можно назвать радикальной идеей, но Лоб­би не терпит даже призывов к равноправию.

В период пребывания у власти администрации Клин­тона, американская ближневосточная политика в основ­ном формулировалась людьми, тесно связанными с Из­раилем или крупными произраильскими структурами. Среди них можно назвать имена Мартина Индика, быв­шего заместителя главы исследовательского центра АЙ­ПАК и соучредителя произраильского Института ближ­невосточной политики (WINEP), Дениса Росса, присту­пившего к сотрудничеству с этим институтом после ухода из правительства в 2001 г., и Аарона Миллера, долгое время прожившего в Израиле и часто посещающего эту страну. В июле 2000 г. они были ближайшими советниками Клин­тона на саммите в Кэмп-Дэвиде. И хотя все трое поддер­жали мирные соглашения в Осло и приветствовали соз­дание Палестинского государства, они не могли позволить себе занять позицию, даже в малом расходящуюся с гене­ральной линией израильского руководства. Члены амери­канской делегации, правильно восприняв соответствую­щий намек Эхуда Барака, заранее скоординировали свою позицию с Израилем и в ходе переговоров не высказыва­ли никаких самостоятельных предложений. Не вызывает удивления, что палестинские участники переговоров выра­зили недовольство: «Мы вели диалог с двумя израильскими делегациями, одна из которых заседала под собственно из­раильским флагом, а другая — под американским».

Картина приобрела еще большую наглядность в ад­министрации Буша, в составе которой были представ­лены такие пламенные приверженцы израильского дела, как Эллиот Абрамс, Джон Болтон, Дуглас Фейт, И. Льюис («Скутер») Либби, Ричард Перл, Пол Вулфовиц и Дэвид Вурмсер. Как мы увидим впоследствии, все эти люди по­следовательно проводили политику, которая одобрялась Израилем и поддерживалась структурами, образующи­ми Лобби.

 

УДУШЕНИЕ СВОБОДЫ СЛОВА

Лобби стремится не допустить открытой дискуссии

потому, что американцы в таком случае получат возмож­ность задать резонные вопросы о масштабах американ­ской помощи. Естественно, произраильские организации прилагают все усилия для того, чтобы оказать максималь­ное влияние на каналы масс-медиа, играющие решающую роль в формировании общественного мнения.

Точка зрения Лобби доминирует в СМИ. Журналист Эрик Альтерман пишет, что среди экспертов по Ближне­му Востоку, чьи взгляды транслируются в СМИ, «подав­ляющее большинство составляют люди, для которых критика Израиля совершенно невообразима». Далее он перечисляет фамилии 61 «колумниста и комментатора, безоглядно и рефлексивно поддерживающих Израиль». Альтерман смог назвать только 5 экспертов, последова­тельно критикующих действия Израиля или симпатизи­рующих арабам. Газеты иногда публикуют статьи, скеп­тически оценивающие политику Израиля, но на общем характере дискурса это никак не сказывается. Практиче­ски невозможно себе представить, чтобы какое-либо зна­чимое СМИ опубликовало статью вроде той, которую вы читаете сейчас.

«Шамир, Шарон, Биби (Беньямин Нетаньяху. — При­меч. перев.) — что бы эти ребята не захотели, мне по душе все их желания», — однажды заметил Роберт Бартли. Неудивительно, что его газета Wall Street Journal, наряду с другими авторитетными изданиями типа Chicago Sun-Times и Washington Times, регулярно публикует редакци­онные статьи, в которых Израилю выражается мощней­шая поддержка. Журналы, такие как Commentary, New Republic и Weekly Standard, защищают Израиль во всех ситуациях.

Редакторская предвзятость обнаруживает себя в га­зетах уровня New York Times, которая время от времени позволяет себе критику израильского курса и даже ино­гда признает наличие законных причин для недоволь­ства у палестинцев. Но в целом подход издания слож­но назвать беспристрастным. В своих мемуарах бывший ответственный редактор газеты Макс Френкель признал влияние собственных субъективных ощущений на свои редакторские решения:

«Я был предан Израилю в гораздо большей сте­пени, чем мог это открыто признать... Имея хоро­шие представления об Израиле и много друзей в этой стране, я самостоятельно писал большую часть на­ших комментариев о ситуации на Ближнем Востоке. Арабские читатели чувствовали гораздо лучше евре­ев, что в своих статьях я занимал произраильскую по­зицию».

Выпуски новостей несколько более сбалансированы в плане оценок, отчасти благодаря стремлению репорте­ров к объективности, отчасти из-за того, что ситуацию на оккупированных территориях сложно освещать, никак не сообщая о действиях Израиля. Чтобы воспрепятство­вать выходу в эфир неблагоприятных для себя репор­тажей, Лобби инициирует кампании по «заваливанию» письмами, демонстрации и бойкоты новостных выпус­ков, содержание которых рассматривается им как анти­израильское. Один из руководителей CNN заявил, что за сутки ему однажды пришло 6000 электронных сообщений с возмущением по поводу одного репортажа. В мае 2003 г. произраильский Комитет за беспристрастное освеще­ние событий на Ближнем Востоке в Америке (CAMERA) провел демонстрации возле офисов Национального радио (NPR) в 33 городах. Организация также пыталась убедить частных спонсоров (в США очень широко распространена практика добровольных пожертвований рядовых граждан различным общественным институтам. — Примеч. перев.) воздержаться от финансирования радио до тех пор, пока на его волнах не начнется рассказ о событиях на Ближнем Востоке в более выгодном для Израиля ключе. Сообща­лось, что в результате действий Комитета отделение На­ционального радио в Бостоне (WBUR) недосчиталось по­жертвований на сумму более одного миллиона долларов. Затем к кампании против радиостанции подключились друзья Израиля в конгрессе, которые потребовали вве­дения внутреннего контроля над освещением ближнево­сточной ситуации и усиления надзора со стороны.

Произраильская сторона также преобладает в среде интеллектуальных учреждений, играющих большую роль в формировании общественного дискурса и политики как таковой. В 1985 г. Лобби создало свою собственную орга­низацию подобного рода, когда Мартин Индик принял участие в основании Института Ближневосточной по­литики. Хотя этот институт и избегает демонстрировать свои связи с Израилем, заявляя, напротив, о «сбаланси­рованном и реалистичном» подходе к ближневосточной проблематике, руководят и финансируют его люди, твердо приверженные отстаиванию интересов Израиля.

Однако влияние Лобби распространяется далеко за пределы WINEP. За последние 25 лет представители произраильских сил сумели занять руководящие пози­ции в Институте американской инициативы (American Enterprise Institute), Институте Брукингса (Brookings Institutions), Центре политики безопасности (Center for Security Policy), Институте исследований международных отношений (Foreign Policy Analysis) и Еврейском институ­те национальной безопасности (Jewish Institute for National Security Affairs). В этих учреждениях вряд ли работает хотя бы один эксперт, скептически оценивающий ны­нешний формат американо-израильских отношений.

Возьмем, к примеру, Институт Брукингса. В течение многих лет его ведущим специалистом по Ближнему Вос­току был Уильям Квандт, бывший член Совета по На­циональной Безопасности, пользовавшийся заслужен­ной репутацией беспристрастного аналитика. Сегодня политику института контролирует Сейбеновский центр ближневосточных исследований, финансируемый Хаи-мом Сейбеном, израильско-американским бизнесменом и ревностным сионистом. Как обычно, директором цен­тра является вездесущий Мартин Индик. Так источник объективной политической информации превратился в солиста хора, поющего оды Израилю.

 

ИЗРАИЛЬСКАЯ УДАВКА НА ВЫСШЕМ ОБРАЗОВАНИИ

В отличие от политических институтов и СМИ, в университетских корпусах Лобби не располагает столь эффективными инструментами контроля. В 1990-х гг., ко­гда началась реализация Соглашений в Осло, критика Из­раиля была очень мягкой. Однако она заметно усилилась после краха мирного процесса и прихода к власти Шаро­на. Когда же весной 2002 г. ЦАХАЛ повторно оккупиро­вал Западный берег и мобилизовал огромные ресурсы на подавление второй интифады, в образовательных учреж­дениях последовало шумное осуждение данной акции.

Лобби немедленно принялось «отвоевывать кампу­сы». Возникли новые структуры, типа «Каравана за де­мократию», которые стали направлять произраильских деятелей читать лекции в американских учебных заведе­ниях. К ним присоединились другие вновь образованные группы, такие как Еврейский совет общественных связей и Хиллел. Еще одна новая организация — Коалиция «Из­раиль в кампусах» — была создана для координации дей­ствий многочисленных структур, защищающих интересы Израиля. Наконец, АЙПАК утроил расходы на програм­мы по мониторингу ситуации в университетах и обу­чение молодых активистов для «увеличения числа сту­дентов — участников национального движения сторон­ников Израиля».

Лобби также следит за тем, что пишут и чему учат преподаватели. В сентябре 2002 г. двое пылких израиль­ских неоконсерваторов — Мартин Крамер и Даниель Пайпс — создали веб-сайт (Campus Watch), где были раз­мещены досье на «неблагонадежных» преподавателей и призывы к студентам докладывать об известных им слу­чаях проявления враждебности к Израилю. Такая непри­крытая попытка шантажа ученых породила бурю негодо­вания. Пайпс и Крамер впоследствии убрали досье, од­нако сайт и поныне предлагает студентам сообщать об «антиизраильской» деятельности.

Структуры, образующие Лобби, оказывают давление на отдельных преподавателей и руководителей образо­вательных учреждений. Так, частым нападкам подвергает­ся Колумбийский университет. Причина не вызывает со­мнений: на одном из факультетов работал покойный Эд­вард Саид. Бывший ректор университета Джонатан Коул как-то заметил по этому поводу:

«Можно быть уверенным, что после любого пуб­личного заявления выдающегося литературного кри­тика Эдварда Саида в поддержку палестинского на­рода на нас обрушится шквал из сотен сообщений на электронную почту, писем и журналистских заметок с требованием осудить или даже уволить ученого».

Когда в этом же заведении начал преподавать исто­рик Рашид Халиди из Чикаго, произошло то же самое. Через несколько лет под аналогичным прессингом ока­зался Принстонский университет, пожелавший пригла­сить Халиди к себе на работу.

Вот классический пример попытки установить кон­троль над академической средой. В конце 2004 г. органи­зация «David Project» сняла фильм, в котором утвержда­лось, что сотрудники Отделения ближневосточных иссле­дований Колумбийского университета якобы запугивали студентов еврейского происхождения и сторонников Из­раиля. «Колумбийка» была поставлена верх дном, одна­ко факультетский комитет, специально созданный для проверки обоснованности обвинений, не обнаружил ни­каких фактов, связанных с проявлением антисемитизма. Члены комиссии установили достоверность только одно­го незначительного эпизода, когда один из профессоров «гневно отреагировал» на вопрос учащегося. Больше того, комитет выяснил, что самих ученых неоднократно пыта­лись запугивать и устрашать.

Но самое неприятное может начаться в будущем. Группы еврейских активистов предпринимают попытки оказать давление на палату представителей и заставить конгрессменов выработать законодательные механизмы для надзора за тем, что говорят профессора на лекциях. Если соответствующие законы будут одобрены, то госу­дарственное финансирование университетов, обвиняе­мых в необъективности по отношению к Израилю, будет приостановлено. Подобные усилия пока успехом не увен­чались, однако совершенно очевидно, что определенные силы жаждут полного контроля над дискурсом.

Некоторые еврейские филантропы недавно учреди­ли Программу израильских исследований вдобавок к 130 еврейским образовательным программам, которые уже существуют на сегодняшний день. Их задача состоит в увеличении числа университетских преподавателей, дру­жественных Израилю. В мае 2003 г. Нью-йоркский уни­верситет объявил об открытии Таубовского центра изра­ильских исследований. Подобные учреждения появились в Беркели, Брэндисе, и Эмори. Их руководители акценти­руют внимание на педагогическом значении распростра­нения знаний об Израиле, но основная функция таких программ, безусловно, состоит в работе на имидж Тель-Авива. Фред Лэффер, возглавляющий Фонд Тауба, дал понять, что именно его учреждение финансирует центр при Нью-Йоркском университете с целью противостоя­ния «арабской [sic] точке зрения», которая, по его мне­нию, доминирует на ближневосточных программах глав­ного вуза города.

 

КЛИЧКА «АНТИСЕМИТ» КАК ГЛАВНОЕ ОРУЖИЕ

В дискуссии о Лобби нельзя обойти вниманием одно из его мощнейших орудий: обвинение в антисемитизме. Антисемитом можно заклеймить всякого, кто критику­ет действия Израиля или утверждает, что произраиль­ские структуры (прежде всего, АЙПАК) оказывают зна­чительное влияние на ближневосточную политику США. Более того, каждый, кто всего лишь указывает на реаль­ность израильского Лобби, подвергается риску быть об­виненным в антисемитизме; между тем, в израильских СМИ употребление понятия «еврейское лобби в США» воспринимается совершенно естественно. Другими сло­вами, само Лобби гордится своим влиянием, но вместе с тем нападает на тех, кто осмеливается обратить внима­ние общества на его силу. Необыкновенно эффективная тактика: никто не жаждет прослыть антисемитом.

В Европе критика Израиля звучит намного гром­че, чем в Америке. Некоторые объясняют данный фено­мен возрождением европейского антисемитизма. В нача­ле 2004 г. посол США в ЕС заявил: «Мы возвращаемся во мрак 1930-х годов». Определение уровня антисемитиз­ма — задача не из простых, но имеющиеся факты гово­рят об обратной тенденции. В том же году, когда амери­канские СМИ наперебой обвиняли европейцев в антисе­митизме, Антидиффамационная лига и социологическая служба «Pew Research Centre for the People and the Press» провели независимые исследования. Их результаты по­казали, что на самом деле число выпадов против евреев уменьшается. В 1930-х гг., напротив, антисемитизм был не только широко распространенным, но и вполне одобряе­мым явлением во всех слоях общества Старого Света.

Лобби и его партнеры часто называют Францию са­мой антисемитской страной в Европе. Это, однако, не по­мешало лидеру французской еврейской общины заявить, что «Франция не более антисемитская, чем Америка». По данным недавней статьи в «Га-Арец», в 2005 г. француз­ская полиция получила в два раза меньше донесений об антисемитских инцидентах по сравнению с предыдущим периодом (нужно учесть, что во Франции проживает са­мая многочисленная на Европейском континенте мусуль­манская община). Наконец, когда в прошлом месяце в Париже еврей погиб от рук бандитов — выходцев из му­сульманских стран, десятки тысяч людей вышли на ули­цы, чтобы осудить антисемитизм, а президент Жак Ши­рак и премьер-министр Доминик де Вильпен в знак со­лидарности проводили убитого в последний путь.

Нет смысла отрицать, что среди европейских мусуль­ман существуют антисемитские настроения, которые от­части вызваны действиями Израиля по отношению к палестинцам, а отчасти являются откровенными прояв­лениями расизма. Но данную проблему следует рассмат­ривать отдельно: она никак не определяет разницу между сегодняшним положением и ситуацией в Европе 1930-х гг. Также вряд ли кто-то станет отрицать наличие некото­рого числа коренных жителей европейских стран (а так­же Америки), которые придерживаются антисемитских взглядов. Тем не менее, таких людей мало, а их воззре­ния отвергаются большинством европейцев.

Если адвокаты Израиля уже не могут прибегнуть к откровенно голословным обвинениям, то им остает­ся заявить о «новом антисемитизме», который как раз и проявляется в критике Израиля. Другими словами, лю­бой человек, негативно оценивающий те или иные дей­ствия Тель-Авива, по определению может быть зачис­лен в антисемиты. Не так давно синод Англиканской церкви проголосовал за прекращение отношений с ком­панией «Caterpillar Inc», производящей бульдозеры, кото­рые израильтяне используют при сносе домов палестин­цев. Главный раввин страны выразил сожаление по этому поводу: «Подобные решения будут иметь самые неприят­ные последствия для еврейско-христианских отношений в Британии». Другой раввин, Тони Бэйфилд, лидер рефор­мистского направления в иудаизме, заявил: «Не вызывает сомнений то, что антисионистские настроения, пе­реходящие в антисемитизм, распространены среди про­стых мирян и даже духовенства среднего звена». Однако на деле церковь оказалась «виновной» лишь в несогласии с политикой израильского правительства,

 

ВОПРЕКИ ВОЛЕ АМЕРИКАНСКОГО НАРОДА

Критикам Израиля часто ставят в вину применение к нему несправедливо жестких критериев и даже сомне­ния в праве этого государства на существование. Но эти претензии тоже совершенно несостоятельны. Оппонен­ты Израиля на Западе, как и сами израильтяне, задают вопросы только относительно правомерности его анти­палестинской политики, потому что она напрямую ассо­циируется с нарушениями прав человека, международ­ного законодательства и принципа национального само­определения. И не следует забывать: Израиль — отнюдь не единственная в мире страна, подвергающаяся жесткой критике за несоблюдение указанных норм.

Осенью 2001 г., и особенно весной 2002 г., админист­рация Буша предпринимала ряд попыток ослабить анти­американские настроения в арабском мире и уменьшить поддержку террористических группировок типа «Аль-Каиды». В руководстве США взяли курс на приостанов­ку израильской экспансионистской политики на оккупи­рованных территориях и поддержку идеи создания Пале­стинского государства. В своем распоряжении Буш имел очень эффективные инструменты давления на Тель-Авив. Он мог угрожать сокращением экономической и дипло­матической поддержки Израиля, в чем, несомненно, его поддержал бы американский народ. Данные опроса 2003 г. показали, что более 60% американцев одобрят прекра­щение поддержки Израиля в том случае, если тот будет препятствовать усилиям США по урегулированию кон­фликта. Среди «политически активных» граждан это чис­ло достигало 70%. В общей сложности, 73% опрошенных заявили, что США не следует оказывать покровительст­во ни одной из сторон.

Но, несмотря ни на что, правительство не сумело изменить политику Израиля и под конец откровенно встало на его сторону, приняв апологетические аргумен­ты последнего. По сути, американская риторика стала ко­пировать израильские идеологические штампы. В фев­рале 2003 г. заголовок в «Вашингтон пост» подвел чер­ту под историей американских инициатив того периода: «Взгляды Буша и Шарона на Ближний Восток практиче­ски идентичны». Причина столь резкого поворота состо­ит в эффективных действиях Лобби.

История началась в конце сентября 2001 г., когда Буш начал убеждать Шарона проявить выдержку на оккупиро­ванных территориях. Кроме того, он уговаривал его разре­шить министру иностранных дел Израиля Шимону Пере­су встретиться с Ясиром Арафатом (это притом, что сам Буш был весьма критично настроен по отношению к пале­стинскому лидеру). Буш даже сделал публичное заявление о своей поддержке создания Палестинского государства. Встревоженный Шарон обвинил его в попытках «умиро­творить арабов за наш счет» и предупредил, что его стра­на не станет играть роль «второй Чехословакии».

Бушу очень не понравилось сравнение себя с Чемберленом; пресс-секретарь Белого дома назвал «непри­емлемым» замечание израильского премьера. Последний принес формальные извинения, однако вскоре вместе с лоббистскими структурами стал убеждать администра­цию и народ США в том, что Америке и Израилю следу­ет бороться с общей угрозой — терроризмом. Израиль­ские высокопоставленные лица и представители Лобби регулярно делали акцент на том, что никакой серьезной разницы между Арафатом и Усамой бен Ладеном не су­ществует, а Вашингтону с Тель-Авивом следует изолиро­вать всенародно избранного лидера и не вести с ним ни­какого диалога.

Лобби запустило механизмы своего влияния в кон­грессе. 16 ноября 89 сенаторов направили президенту бла­годарственное послание за отказ от встречи с Арафатом. В нем также выражалось пожелание, чтобы США не удер­живали Израиль от проведения акций возмездия против палестинцев, а администрация официально заявила о сво­ей поддержке Израиля. По данным газеты New York Times, послание «стало результатом» прошедшей за две недели до того встречи «лидеров американской еврейской общины с ключевыми фигурами в Сенате», а АЙПАК «принял особо активное участие в обсуждении деталей послания».

К концу ноября отношения между Тель-Авивом и Ва­шингтоном значительно улучшились. Отчасти это про­изошло благодаря действиям Лобби, другим важным фак­том стала временная победа США в Афганистане, кото­рая уменьшила потребность в поддержке Арабского мира в борьбе с «Аль-Каидой». В начале декабря Шарон посе­тил Белый дом, где Буш оказал ему теплый прием.

Новые проблемы появились в апреле 2002 г., когда ЦАХАЛ приступил к осуществлению операции «Защит­ный щит» и установил практически полный контроль над Западным берегом. Буш понимал, что действия Израиля наносят вред имиджу США в исламском мире и совсем не облегчают войну с терроризмом. Американский ли­дер потребовал, чтобы Шарон «прекратил вторжение и начал свертывание операции». Он еще раз озвучил свою позицию два дня спустя и вновь потребовал от Израиля «немедленного вывода войск». 7 апреля Кондолиза Райс, занимавшая тогда пост советника президента по нацио­нальной безопасности, заявила на пресс-конференции: «Немедленно» значит немедленно. Это означает «сейчас».

В тот же день Колин Пауэлл вылетел на Ближний Восток, чтобы попытаться убедить враждующие стороны отка­заться от насилия и сесть за стол переговоров.

В этот момент Израиль вместе с верным ему Лоб­би приступил к действию. Произраильские чиновники в ведомстве вице-президента и Пентагоне вместе с таки­ми неоконсервативными деятелями, как Роберт Каган и Вильям Кристол, направили на Пауэлла огонь критики. Они даже обвинили его в «неумении отличать террори­стов от борцов с ними». Сам Буш подвергся давлению со стороны еврейских лидеров и христианских проповедни­ков. Том Делей и Дик Арми громче остальных заявляли о необходимости поддержки Израиля. Делей и Трент Лотт, лидер сенатского меньшинства, посетили Белый дом, где просили президента изменить курс.

Первый звонок о том, что Буш пошел на попятную, раздался 11 апреля: прошла лишь неделя с тех пор как он рекомендовал Шарону вывести войска. В тот день пресс-секретарь Белого дома сказал, что президент считает Ша­рона «мирным лидером». По возвращении Пауэлла из неудачной поездки Буш повторил свой комплимент уже публично. На брифинге для журналистов он заявил, что Шарон позитивно отреагировал на призыв Буша к пол­ному и немедленному выводу войск. Разумеется, ника­кого вывода не последовало, а Буш старался не возвра­щаться к этой теме.

Тем временем в палате представителей шла мобили­зация в поддержку Шарона. 2 мая конгресс, вопреки воз­ражениям со стороны администрации, принял две резо­люции, подтверждавшие поддержку Израиля. Голоса рас­пределились следующим образом: 94 «за» и 2 «против» в сенате, 352 «за» и 21 «против» в Конгрессе. В обоих до­кументах говорилось о «солидарности США с Израилем» и об участии обеих стран в «общей борьбе против тер­роризма». Резолюция, принятая Конгрессом, также осу­ждала Ясира Арафата за «непрекращающуюся поддержку и координацию террористической деятельности». Пале­стинский лидер вообще оказался изображенным едва ли не главным вдохновителем терроризма. Обе резолюции были выработаны при непосредственном участии пред­ставителей Лобби. Спустя несколько дней специальная комиссия, образованная из конгрессменов от обеих пар­тий, прибыла в Израиль для изучения ситуации на месте. Члены группы впоследствии заявили, что Шарон не дол­жен поддаваться предложениям США вступить в перего­воры с Арафатом. 9 мая парламентский комитет по ассиг­нованиям собрался на заседание, чтобы рассмотреть воз­можность выделения Израилю дополнительных 200 млн. долларов для борьбы с терроризмом. Колин Пауэлл воз­ражал против такого плана, однако он не мог противо­стоять силе Лобби. И проиграл.

Таким образом, Шарон и Лобби бросили вызов пре­зиденту США и одержали победу. Хеми Шалев, журна­лист израильской газеты «Маарив», сообщал о том, что помощники Шарона «не могли скрыть своего удовлетво­рения провалом Пауэлла. Они увидели, как премьер по­смотрел Бушу прямо в глаза, и президент отвел взгляд первым». Но не Шарон, а адвокаты Израиля в США бы­ли подлинными творцами этой победы.

 

ПРЕЗИДЕНТ-МАРИОНЕТКА

С тех пор мало что изменилось. Администрация Буша отказалась от каких-либо сношений с Арафатом. После смерти последнего с новым палестинским лиде­ром, Махмудом Аббасом, были установлены самые теп­лые отношения. Но Абу Мазен не мог извлечь из них ка­кую-либо пользу. Шарон продолжил реализацию плана по одностороннему урегулированию, предусматривающе­му «уход» из сектора Газа и продолжение экспансии на Западном берегу. Отказавшись от переговоров с Аббасом и лишив его возможностей реально улучшить положение палестинского народа, Шарон напрямую способствовал победе Хамас на выборах. Теперь пребывание у власти представителей ХАМАС дает Израилю повод отказать­ся от диалога с палестинским руководством. Американ­ская администрация поддерживала действия Шарона и теперь покровительствует его преемнику — Эхуду Оль-мерту. Буш даже стал одобрять одностороннюю аннек­сию оккупированных территорий, чего не делал до него еще ни один президент, начиная с Линдона Джонсона.

Высокопоставленные представители США иногда по­зволяют себе мягкую критику действий Израиля, что, тем не менее, мало способствует созданию жизнеспособного Палестинского государства. По словам бывшего советни­ка по национальной безопасности Брента Скоукрофта, Шарон «обвел Буша вокруг пальца». Если Буш предпри­мет попытки дистанцироваться от Израиля или просто подвергнет критике его политический курс, на него будет излит гнев Лобби и его сторонников в Конгрессе. Канди­даты в президенты от Демократической партии прекрас­но отдают себе отчет в существующих реалиях. Не уди­вительно, что в 2004 г. Джон Керри не жалея сил демон­стрировал свои теплые чувства к Израилю, а Хиллари Клинтон занимается сегодня тем же самым.

Амбиции Лобби простираются намного дальше стремления гарантировать американскую поддержку Из­раилю во время антипалестинских акций. Лобби хочет, чтобы Америка помогала Израилю оставаться домини­рующей региональной державой. Израильское правитель­ство и произраильские структуры в США проводят со­вместную работу над формированием политики прави­тельства в отношении Ирака, Сирии и Ирана, а также принимают участие в разработке планов по политиче­ской «реорганизации» Ближнего Востока.

Давление со стороны Израиля и Лобби — не единст­венный фактор, стоявший за решением атаковать Ирак. Но именно он сыграл решающую роль. Некоторые аме­риканцы считают, что эта война ведется за нефть, но ни­каких прямых доказательств такого предположения не существует. На самом деле, вступление в войну было в значительной мере мотивировано стремлением обеспе­чить большую безопасность Израилю. В связи с этим мы сошлемся на высказывание Филиппа Зеликова — бывшего члена Экспертной комиссии по внешней раз­ведке при президенте США и директора комиссии по рас­следованию терактов 11 сентября, а в настоящее время работающего советником у Кондолизы Райс. Он заявил, что «реальная угроза», исходившая из Ирака, не может причинить ущерб США. На встрече со студентами Уни­верситета Вирджинии, состоявшейся в сентябре 2002 г., Зеликов уточнил, что на самом деле существует «угро­за Израилю». Далее он добавил: «Американское прави­тельство не хочет в своей риторике делать акцент на этом моменте, поскольку подобная информация не предназначена для широкой общественности».

16 августа 2002 г., за 11 дней до того как Дик Чейни выступил с пафосной речью перед ветеранами боевых дей­ствий за рубежом и тем самым открыл кампанию за всту­пление в войну, газета Washington Post сообщила о том, что «Израиль просит американский истэблишмент не откла­дывать операцию против Саддама Хусейна». По словам Шарона, к тому моменту стратегическое сотрудничество Израиля и США достигло «небывалых масштабов», а высо­копоставленные представители израильской разведки пре­доставили Вашингтону многочисленные настораживаю­щие отчеты об иракских программах по разработке ору­жия массового поражения. Один отставной израильский генерал в связи с этим заметил: «Сведения, полученные на­шей разведкой, очень гармонично вписывались в картину, которую создали американские и британские эксперты в области иракских неконвенциональных вооружений».

Израильские лидеры испытали очень неприятные чувства, когда Буш обратился в Совет Безопасности ООН за разрешением на начало боевых действий. Их беспокой­ство еще больше усилилось после того, как Саддам раз­решил возобновить инспекции. На это указывал Шимон Перес на пресс-конференции в августе 2002 г. «Кампания против Саддама Хусейна совершенно необходима. Инспек­ции и инспекторы хороши для достойных людей, но него­дяи легко обведут вокруг пальца любых контролеров».

Весьма любопытное утверждение. Из него ор­ганически вытекает необходимость создания специ­ального международного органа и выработки особых критериев для оценки «степени достоинства» того или иного режима: «нечестные» лидеры, вероятно, способ­ны изменять законы природы, без знания которых не­возможно ни создавать оружие, ни проверять его на­личие (Примеч. перев.).

В то же время Эхуд Барак написал передовую статью для New York Times. В ней он предупреждал о том, что «сейчас самый большой риск — это бездействие». Похо­жая публикация появилась и в Wall Street Journal. Ее ав­тором был предшественник Барака на посту премьер-министра — Биньямин Нетаньяху. Заголовок статьи гла­сил: «Аргументы за свержение Саддама». Читаем дальше: «Сейчас речь может идти только о свержении данного ре­жима. Я верю, что от имени подавляющего большинства израильтян могу выступать в поддержку упреждающего удара по режиму Хусейна». В феврале 2003 г. газета «Га-

Арец» написала: «Военное и политическое руководство жаждет начала войны в Ираке».

Нетаньяху утверждал, что силовую акцию одобряли не только в Иерусалиме. Но в реальности, кроме Кувейта, подвергшегося иракской агрессии в 1990 г., Израиль оста­вался единственным государством мира, где политики и народ были единодушны в поддержке войны. Журналист Гидеон Леви заметил по этому поводу следующее: «Изра­иль — единственная западная страна, чьи лидеры безого­ворочно поддерживают войну, а альтернативную точку зрения даже не слышно». Израиль охватила такая эйфория, что американские партнеры призвали Тель-Авив быть бо­лее сдержанным в своей риторике: люди могли подумать, что война будет вестись во имя израильских интересов.

 

ДАЖЕ ВОПРЕКИ АМЕРИКАНСКИМ ЕВРЕЯМ

В самих США главным инициатором войны была ма­ленькая группа неоконсерваторов, многие из которых были тесно связаны с партией «Ликуд». Однако лидеры ключе­вых лоббистских структур также выступили в поддерж­ку силовой операции. Вот выдержка из статьи в Forward: «Когда президент Буш попытался выступить с идеей... военной кампании, наиболее влиятельные в США еврейские организации объединились, чтобы поддержать его. Лиде­ры общины делали все новые заявления о необходимости избавить мир от Саддама Хусейна и его оружия массово­го поражения». В материале говорилось также о том, что «обеспокоенность положением Израиля сказалась на по­зиции основных еврейских организаций».

Стремление неоконсерваторов и других лидеров Лоб­би как можно скорее начать вторжение в Ирак отнюдь не одобрялось широкой еврейской общественностью. Сразу же после начала войны Самуэль Фридман сооб­щил о результатах опроса, проведенного исследователь­ским центром «Pew» на всей территории страны. «Его ре­зультаты показали, что среди евреев война пользуется меньшей поддержкой (52%), чем среди населения в целом (62%)». Совершенно очевидно, было бы глупо сваливать вину за развязывание войны на «еврейское влияние». По­тому намного правильнее будет говорить о влиянии Лоб­би и его неоконсервативной компоненте. (Здесь представ­ляется уместным привести слова ведущего израильского аналитика и одного из авторов Женевской мирной ини­циативы Даниеля Леви:

«Если Вы опросите американских евреев, то уви­дите, что они поддерживают мирный процесс, одобря­ют американское посредничество, выступают за созда­ние Палестинского государства... Но организованное руководство общины действует совсем в ином ключе... Из Вашингтона оно проводит так называемую «произраильскую политику», которая на самом деле прямо противоположна подлинным интересам Израиля»).

Неоконсерваторы были полны решимости свергнуть Хусейна еще до прихода Буша в Белый дом. Именно они вызвали переполох в начале 1998 г., опубликовав два от­крытых письма Клинтону, в которых призывали к свер­жению иракского лидера. Подписанты, в число кото­рых вошли Эллиот Абрамс, Джон Болтон, Дуглас Фейт, Уильям Кристол, Бернард Льюис, Дональд Рамсфелд, Ри­чард Перл и Пол Вулфовиц (многие из них имеют тес­ные связи с произраильскими структурами типа WINEP или JINSA), без особых проблем убедили Клинтона в не­обходимости падения Хусейна. Но им не удалось сделать идею войны популярной в обществе. Они также не мог­ли достичь этой цели в первые месяцы правления Буша. Нужен был особый стимул, и он появился после 11 сентября. Именно события того дня заставили Буша с Чейни резко сменить политический курс. Теперь американ­ские лидеры превратились в твердых сторонников пре­вентивного удара.

15 сентября 2001 г. в Кэмп-Дэвиде Буш встретился с Полом Вулфовицем. Будущий глава Всемирного банка высказал мнение о необходимости сначала нанести удар по Ираку, а не Афганистану — невзирая на то, что ни­каких доказательств причастности Хусейна к атаке на США не было в природе, а бен Ладен, как известно, на­ходился в Афганистане. Буш проигнорировал рекомен­дацию и принял решение первым делом атаковать Афга­нистан. Тем не менее, с того момента вероятность начала войны в Ираке стала весьма серьезной. 21 ноября 2001 г. президент дал указание специалистам по военному пла­нированию разработать конкретные детали операции.

Тем временем, остальные неоконсерваторы активно действовали в коридорах власти. Мы не знаем всех под­робностей их действий. Есть сведения о том, что такие ученые, как Бернард Льюис из Принстона и Фуад Аджа-ми из Университета Джона Гопкинса активно помогали убеждать Чейни в том, что война — это лучший выбор. Неоконсерваторы в аппарате вице-президента — Эрик Эдельман, Джон Хэнна и Скутер Либби (возглавлял ап­парат Чейни и являлся одной из наиболее влиятельных фигур в администрации) по ходу тоже делали свое дело. К началу 2002 г. Чейни уже успел убедить Буша.

При таком раскладе война становилась неизбежной.

Джон Миршаймер и Стивен Уолт у перевод Дмитрия Павлова специально для (ссылка на обя­зательна).

 

Глава 2. РОССИЙСКИЙ АНАЛОГ

 

ПОДКУП ЗА СЧЕТ НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКА

Работа Уолта и Миршаймера, безусловно, познава­тельна и достаточно информативна, но она практически не содержит анализа, а ее вывод слишком прямолинеен — раз лобби израильское, то и обслуживает оно сугубо из­раильские интересы в ущерб интересам США. Так-то оно так, но ведь это не вся правда.

Начнем, пожалуй, с анализа отдельных моментов, упущенных американцами.

Авторы прямо указали на способ, которым лобби заставляет служить себе чиновников государства, — их подкуп. Но обязательно следует акцентировать внимание на то, что подкуп в данном случае нужно понимать ши­роко — это не просто деньги в конверте или, как описа­ли американцы, «халявный» отдых в Израиле. Подкупом является и помощь в попадании этого чиновника на его должность, скажем, должность министра, судьи или про­курора, подкупом будет и сохранение чиновника в этой должности, несмотря на то что он для нее не годится или совершает в этой должности преступления, причем, не обязательно в пользу лобби.

Но для назначения нужных чиновников на нуж­ные должности лобби сначала обязано обеспечить по­падание в должности нужных политиков — президен­та, конгрессменов и сенаторов. На их выборные кампа­нии лобби тратит огромные деньги — это понятно, и Уолт и Миршаймер об этом написали. Но они как-то обош­ли стороной вопрос, откуда эти деньги. Ответ дан — от евреев, владельцев крупных денег. Но они-то откуда эти деньги берут? Ответ — из прибыли от своей обычной дея­тельности — не подходит. Для получения прибыли, нужно вложить деньги в прибыльное дело, а расходы на выборы таким делом официально не являются. От таких вложе­ний еврейские олигархи уже давно бы без штанов ходи­ли, если учесть, что им нужно избрать всю власть США из своих людей. Оцените количество подлежащих покупке американских политиков хотя бы по тому, как по указа­нию израильского лобби голосуют законодатели США: «94 «за» и 2 «против» в сенате, 352 «за» и 21 «против» в кон­грессе», — пишут Уолт и Миршаймер. Впечатляет?

Израиль, как источник денег, отпадает — он за 60 лет и себе на жизнь зарабатывать не научился, куда ему еще и американских политиков подкупать?

И раз лобби до сих пор не разорилось, значит выбор­ные траты израильского лобби — дело не бесприбыльное, а прибыль лобби дают политики, которые за счет амери­канского народа с лихвой компенсируют затраты на свои выборы. Предположим, какой-то американский еврей-оли­гарх дал на избрание Буша 100 млн., а после победы заклю­чил с правительством США контракт на поставку чего-либо при реальной стоимости контракта в 1 млрд. Так вот, благодарное за избрание Буша правительство США запла­тит такому бескорыстному еврейскому спонсору не 1, а 1,2 миллиарда долларов, и спонсор, компенсировав затраты на избрание Буша, еще и «будет в шоколаде».

Примерно таким или похожим образом заработав на выборах, израильское лобби сажает на шею американско­го народа не государственных деятелей США, а своих ма­рионеток, причем, за деньги самого американского наро­да. Мало этого, лобби еще и заставляет американский на­род содержать на своей шее население Израиля.

Согласитесь, если мы не лоббисты Израиля, то нам ничего не мешает сделать вывод, что израильское лобби нагло грабит народ США.

 

РОССИЙСКИЕ РЕАЛИИ

Между прочим, этот вывод понятен всем, просто все боятся его формулировать из-за реакции лобби на эту правду. Но то, что США управляются израильским лоб­би, а не представителями американского народа, ясно лю­бому политику в США до такой степени, что сами амери­канские политики уже начали стесняться своего марио­неточного положения и пытаются заткнуть рот любому, напоминающему им об этом. Скажем, Агентство еврей­ских новостей 23.01.04 сообщало:

«В четверг Дэвид Джонсон, второй человек в аме­риканском посольстве в Лондоне, выступал в Королев­ском институте международных отношений (RIIA) с лекцией о современных тенденциях в американской внешней политике. На вопрос, не мешает ли «еврей­ское лобби» беспристрастности американской полити­ки в разрешении ближневосточного конфликта Джон­сон возмущенно отпарировал: «За время моего пре­бывания здесь меня все больше беспокоит готовность европейской аудитории использовать антисемитскую лексику для политической критики». Джонсон пояснил, что считает неприемлемым использование этого тер­мина, содержащего намек, будто «евреи каким-то обра­зом управляют США». По словам дипломата, он удив­лен, что этот термин до сих пор имеет такое широкое хождение в Европе, особенно в Великобритании, под­черкнув, что «это неприемлемая формулировка».

А, казалось бы, чем эта формулировка так уж непри­емлема Джонсону если лоббирование в США разрешено и регулируется законом? Чего беситься, чего нервничать? Ответ один — по статусу ты, Дэвид Джонсон, государст­венный деятель США и обязан защищать народ США, а на самом деле ты марионетка неких лиц и помогаешь им этот народ грабить. А не очень деликатные британцы это обстоятельство тычут тебе в морду — какому американ­скому политику может такое понравиться?

Интересно, что в России, в отличие от США, этни­ческая лоббистская деятельность является не просто «неприемлемой формулировкой», она антиконституцион­на, поскольку имеет цель заставить российских чиновни­ков — лоббистов Израиля ограничить политические и экономические права остальных этнических групп, а это прямо запрещено статьей 19 Конституции, которая тре­бует: «Запрещаются любые формы ограничения прав гра­ждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

Из-за этой статьи Конституции России, неприятной для лобби и делающей его преступной, антиконституци­онной организацией, израильского лобби в России как бы нет. Все структуры этого лобби в России есть, к при­меру, в США видной структурой израильского лобби яв­ляется Американский еврейский конгресс, и в России во­всю орудует Российский еврейский конгресс, а вот про израильское лобби в России все помалкивают, — ну, нет его, нет совсем! И В. Сурков — это не глава израильско­го лобби в России, а всего лишь заместитель главы ад­министрации президента, а то, что он, невзирая на та­кую мелкую должность, практически всесилен и его бо­ятся все министры и более мелкая челядь, так это потому, что он очень умный.

А вот глава московского отделения еврейской орга­низации Union of Council for Soviet Jews, создающий и ру­ководящий сетью агентов этой организации по всей Рос­сии, А. Брод. Так тот в прокуратуре нагло заявил, что «в настоящее время он никакого отношения к этой органи­зации не имеет, не является ее представителем в Рос­сии». И прокуратура России, и ФСБ сразу и радостно в это «поверили», хотя на сайте Union of Council for Soviet Jews дотошно разъяснялось, что Брод является одним из ее директоров, действующим в России под видом «пра­возащитника» под крышей созданного Бродом же некое­го Московского бюро по правам человека.

То есть израильское лобби России сознает, что оно преступно, поэтому предпочитает действовать подполь­но, хотя практически уже весь госаппарат России уком­плектован его марионетками.

В США израильское лобби действует открыто, поэто­му и грабеж американского народа лобби должно вести с некой аккуратностью, чтобы не слишком бросалось в гла­за, кто именно американцев грабит. А в России, из-за под­польного характера работы лобби, израильское лобби мо­жет творить, что захочет, — кто обвинит в преступлениях агентуру иностранного государства, если ее как бы нет?

Прервем на время разговор о том, как израильское лобби подчиняет себе чиновников государства, и ответим на вопрос доморощенных инициаторов лобби других на­циональностей, скажем, тех же «русских националистов».

 

РУКОВОДЯЩИЙ МОТИВ

Они обычно пытаются подражать израильскому лоб­би и обосновывают свое подражание похвалой евреям, которые, дескать, умеют отстаивать свои еврейские инте­ресы, посему, считают эти энтузиасты, и другие народы должны создать свои лобби и тоже отстаивать свои ин­тересы. И будет полная гармония. Но будет ли?

Обратим внимание на то, что, по сообщению Уол­та и Миршаймера, израильское лобби в США, хотя как-то и объединяет американских евреев, но не действует в их интересах, более того, орудует вопреки их мнению и желанию. «Стремление... лидеров Лобби как можно ско­рее начать вторжение в Ирак отнюдь не одобрялось ши­рокой еврейской общественностью... среди евреев война пользуется меньшей поддержкой (52%), чем среди населе­ния в целом (62%)», — пишут американцы. Но если ев­реи в США поддерживают цели лобби меньше, чем ос­тальное население США, то такое лобби действительно трудно назвать еврейским — получается, что оно дейст­вительно больше израильское.

Но и тут не все просто, поскольку и среди израиль­тян американское израильское лобби не воспринимает­ся с восторгом, и американские исследователи пишут, что, по мнению ведущего израильского аналитика, Вашингтон «проводит так называемую «произраильскую политику», которая на самом деле прямо противоположна подлин­ным интересам Израиля».

Вообще, в вопросе, кто кем командует, Уолт и Мир­шаймер сильно ошибаются. Из их работы следует, что Из­раиль командует израильским лобби в США, и они делают эти выводы на основании только того, что США кормят и защищают Израиль вопреки собственным государствен­ным интересам. Ну и что? Это еще ничего не доказывает. Ведь музыку заказывает тот, кто платит деньги, а деньги платит израильское лобби в США Израилю, а не наобо­рот, посему смешно говорить, что какие-то там израиль­ские премьер-министры чем-то там командуют в США. Всем командуют истинные руководители лобби — те, кто платит деньги, и все — и в Израиле, и в США — будут в конечном итоге делать то, что они скажут.

А эти люди руководствуются интересами Израиля и евреев в десятую очередь, а в первую очередь они руко­водствуются своей алчностью и, может быть, в отдельных случаях, славолюбием и властолюбием. И создали они лоб­би, и подчинили себе продажных политиков и чиновни­ков США не для Израиля и не для сионизма, а для удовле­творения все той же собственной личной алчности. А Из­раиль и сионизм — это не более, чем ширма их основной деятельности, поскольку на сионисткой идее еще ни один еврей не разорился, — еще ни один современный еврей не отдал все свое имущество для ее победы. Зато многие ев­реи очень неплохо на этой идее зарабатывают.

Видите ли, личная алчность это такая цель, которую нельзя поднять на свое знамя, если хочешь облапошить окружающих, — за тобой никто не пойдет и тебе никто не поверит. Для ограбления людей, для паразитирования на них на знамя поднимают нечто поприличнее, скажем, «демократизацию общества», «борьбу за права человека», «вхождение в сообщество цивилизованных стран», «сво­боду» или, на худой конец, «рыночные отношения». Вот только поэтому и владельцы израильского лобби держат на своем знамени Израиль и сионизм.

А почему бы хозяевам лобби эти цели и не иметь, если платят за достижение этих целей не они, а американ­ские налогоплательщики? Мало этого, ведь тут двойная выгода, поскольку, помимо приличной, маскирующей их алчность цели, в распоряжение израильского лобби попа­дает огромная армия евреев, существенная часть которых работает на хозяев лобби «за бесплатно» — на чистом восторженном сионистском энтузиазме или в страхе пе­ред расправой со стороны лобби. Разве это не выгодно?

Однако главную выгоду лобби трудно недооценить — это возможность прятать свои преступления за всеми евреями, которые к этим преступлениям не имеют ни­какого отношения. И делается это очень простым спо­собом — любая попытка критики или обвинения евреев, принадлежащих к лобби, объявляется антисемитизмом. Дескать, этих негодяев-евреев обвиняют не потому, что они негодяи и творят преступления против страны, в ко­торой живут, а потому, что негодяем является сам обви­няющий, поскольку он расист и безо всяких оснований не любит евреев только за то, что они евреи, вот только поэтому и обвиняет. Короче, для израильского лобби (на­помню, оно же сионистское, оно же еврейское) все евреи являются очень полезным стадом, внутри которого легко спрятать любую свою подлость, благо это стадо пугливое, достаточно покорное и легко управляемое.

 

ПРЕЗРЕНИЕ К ЕВРЕЯМ

Но, по большому счету, на евреев хозяевам лобби глубоко плевать. Возьмите, к примеру, израильское лоб­би России и СНГ.

Я уже начал писать о А. Броде, а теперь следует вспомнить и о цели его деятельности в России.

Вполне может быть, что когда-нибудь мне пришлось бы заняться им по своей инициативе, но он сам начал ор­ганизовывать подачу судебных исков на газету «Дуэль» и этим заинтересовал меня — кто он такой и чем зани­мается? Дело в том, что иски были до чрезвычайности странные, и хотя он их и выигрывал при рассмотрении дел у судей-марионеток израильского лобби России, но итог его побед озадачивал. С его стороны, в деле присут­ствовало несколько адвокатов с гонорарами по 50 ты­сяч рублей, эти дела рассматривались порою по году, а денежный выигрыш по делу всего один раз достиг двух тысяч рублей, а порою составлял сто рублей. То есть ад­вокатам, чтобы приехать в суд, выигранной суммы даже на билеты в метро не хватало. А Брод иски инициирует и инициирует, вот и возник у меня вопрос — это что за онанизм такой? И я занялся выяснением того, чем он в России занимается.

Чтобы это понять, надо понять проблему, дамокло­вым мечом висящую над государством Израиль. Вот как эта проблема смотрится изнутри Израиля в описании из­раильского публициста Obadiah Shoher, который раскрыл ее в статье «Израиль — страна арабов», выставленную в Интернете 11.09.06. Автор предпослал статье эпиграф: «Разработки оружия никоим образом не входят в про­грамму Ирана. Даже в отношении сионистского режима, наш путь — ВЫБОРЫ». Ахмадинежад, 26.08.2006». А сам текст статьи таков.

«Арабы приближаются к большинству в якобы еврейском государстве Израиль. Как это может быть? Официально они составляют только 19%. Статисти­ка искажена. Приток взрослых и пожилых евреев из СССР искусственно увеличил еврейское присутствие в Израиле. Это увеличение, однако, ничего не дает: многие из иммигрантов уже вышли из детородного возраста, многие не хотят иметь детей. Еврейское и арабское население Израиля кардинально различают­ся: арабы намного моложе и плодовитее. Чтобы избе­жать искажений статистики, мы должны сравнить со­поставимые группы.

Третья алия по большому счету закончилась в 1994 году, двенадцать лет назад. Мы можем сравнить еврейское и арабское население в возрасте от 0 до 9 лет (моложе 10) — это стандартная статистическая выборка, данные для которой доступны. Возрастная группа 0—9 лет — единственная существующая груп­па, которая будет голосовать через шестьдесят лет. 30% арабов, или приблизительно 400000, относятся к этой группе. В противовес им — 16,5%, или 850 ООО евреев. В самой релевантной возрастной группе ара­бы сейчас составляют почти половину евреев. Это со­отношение еще выше в группе 0—4 года.

Молодые евреи намного охотнее эмигрируют из Израиля чем арабы. Официальные данные занижены. По консервативной оценке с 1948 года эмигрировало 500000 евреев, и этот поток только растет. 10000 ев­реев в год навсегда покидают Израиль. Большинство эмигрантов моложе 40, и разумно предположить, что возрастная группа 0—9 лет составляет четверть изра­ильских эмигрантов. Эмиграция наносит ущерб этой группе приблизительно в 2500 человек в год. К тому времени как группа достигнет 40-летнего возраста, из нее приблизительно 100000 человек, а вполне веро­ятно, что намного больше, эмигрируют. Арабы, глав­ным образом из Иордании, непрерывно переселяются в Израиль по схеме воссоединения семей. Это состав­ляет, по меньшей мере, 400000 арабов (и 60000 людей иных национальностей) против не более, чем 750000 евреев в 10-летней выборке. Евреи составят максимум 62% группы — даже недостаточно, чтобы сформиро­вать квалифицированное большинство в кнессете.

В отличие от евреев с их разногласиями, арабы политически последовательны. С 33%-ным ресурсом, они будут управлять кнессетом. Во многих муниципа­литетах арабы составят большинство. Арабские мэры будут управлять евреями Израиля. Так для чего мы создавали Израиль?

Благодаря израильской медицине, свободе от на­логов, полной безопасности и обширным льготам, обеспечиваемым еврейским государством, — коэф­фициент рождаемости среди арабского населения Из­раиля один из наиболее высоких в мире. Доля евреев в израильском населении продолжит уменьшаться.

Последствия являются драматическими. Даже если арабы немедленно уменьшат свой коэффициент рождаемости до такого же значения, как у евреев, они сформируют самую большую фракцию в кнессете в 2070 году. В более вероятном сценарии при медленном уменьшении арабской рождаемости, они превзойдут евреев численностью задолго до 2050 года.

Это не сомнительные тенденции. Жребий уже брошен. Арабы станут большинством во многих изра­ильских городах, и наибольшей группой в кнессете.

72% арабов жили на юге Израиля в 1948 году, сей­час только 13%; они переместились в израильские го­рода. 2% арабов жили в Иерусалиме в 1967 году, се­годня 18%. 10% евреев живут на плодородном севере Израиля, сравните с 46% арабов! Они уже составляют 70% в Нижней Хайфе и 95% в Акко. Раньше эти горо­да были еврейскими. Евреи Израиля становятся изо­лированными если не в гетто, то в анклавах. Еврей­ская страна медленно уменьшается до размера южных пустынь. Как это происходит во внутренних городах Запада, евреи покидают дома, когда в них въезжают арабы, и все больше израильских городов остается в руках арабов.

Палестинские лидеры понимают значение демо­графических изменений. Арафат в нескольких сво­их речах заявил, что палестинцы мирно возьмут Из­раиль размножением. Пришло время израильтянам осознать это».

Израильтяне это осознали, но выход видят толь­ко один, традиционный — увеличить приток эмигран­тов из России и стран бывшего СССР. И стала понятна одна из целей Брода в России, суду я эту цель сформу­лировал так:

— запугать российских евреев мифическим «русским фашизмом»;

— заставить их выехать из России;

— подорвать имидж России за рубежом;

— и тем самым воспрепятствовать переселению ев­реев из Израиля в Россию.

 

АЛЧНОСТЬ КАК СТИМУЛ

Является ли Брод каким-то фанатиком сионизма, ко­торых у сионизма, как и у любой идеологии, хватает? От­нюдь, он ведь не сионист, а член израильского лобби, а каков поп, таков и приход. И если хозяева израильского лобби руководствуются алчностью, то почему Брод, це­лью деятельности которого является как можно большее количество изуродованных судеб российских евреев, дол­жен руководствоваться чем-то иным?

На суде по иску Брода против меня я обратил вни­мание судьи на такой факт.

«Понаблюдав за соучастниками Брода в суде, полу­чив кое-какую информацию из прокуратуры, мы поняли, что происходит: Брод совмещает приятное с полезным.

Дело в том, что деньги, которыми оплачивается подача заявлений в прокуратуру, иски в суды и дальнейшее су­тяжничество, списываются Бродом в США, а там мини­мальная оплата адвоката 200 долларов в час. То есть, на­писав, к примеру, заявление в прокуратуру, можно объя­вить, что на его подготовку ушло 10 часов, затем послать ответ прокуратуры в Вашингтон и разложить по карма­нам соответственно минимум 2000 долларов. Точно так же, отослав в Вашингтон повестку о вызове в суд, рас­кладываются по карманам доход от подачи искового за­явления в суд. Уважаемый суд и сам мог это заметить. К примеру.

Первые руководители организаций никогда не берут и не отмечают повестки в суде, поскольку, во-первых, им не перед кем отчитываться, а во-вторых, где бы они ни были, они всегда на рабочем месте. Брод — генеральный директор МБПЧ, тем не менее, его представитель регу­лярно в конце каждого заседания суда просит секрета­ря суда выписать повестку и Броду, хотя Брод заведо­мо в суд не являлся и не собирался являться. Зачем ему повестка? Явиться в суд? Но разве судья выгонит истца с заседания, если тот явится без повестки? Ответ один: Брод превратит эту повестку в деньги у своих начальни­ков в США.

Брод изобрел народный промысел под названием «Трахание статьи 29 Конституции России»: получает из вашингтонской конторы 60 тысяч рублей в месяц, как зарплату, а всех трудов-то — подписать заявления в про­куратуру и суды, отослать ответы на них в США, после чего получить еще и бонусы.

То есть Брод и его соучастники раскладывают по кар­манам, надо думать, хорошие деньги за сам факт подачи заявлений в прокуратуру и факт судебной суеты, и чем дольше она длится, тем им выгоднее. Я думаю, что это са­мый приятный момент в их деятельности».

Это, между прочим, и объясняет, почему адвокатам Брода наплевать на то, какие деньги они выиграют в суде, — им и без этого хорошо.

 

ОРГАНИЗОВАННАЯ СВОРА

Но когда я начал писать, что целью израильского лобби является практически изгнание моих соотечест­венников-евреев в Израиль против их желания, это лоб­би и явилось ко мне во всей своей подлой силе. Суду об этом я рассказал так.

«Уже летом 2005 года, еврейские расисты организо­ванной стаей предприняли против меня в Москве круп­номасштабную акцию.

Их соучастники в СМИ («Новая газета», «Известия», «Еврейское слово», «Международная еврейская газета», радиостанция «Эхо Москвы») без какого-либо суда объ­явили мои книги «фашистской литературой», по мага­зинам стали ходить некие личности, которые требова­ли изъять мои книги из продажи, издательства подвер­гались шантажу лишения их банковских кредитов, а в мое издательство «ЭКСМО» поступил звонок о том, что в нем заложена бомба, и несколько сот его сотрудников три часа стояли на улице, пока шел поиск этой «бомбы». И, заметьте, ведь в газете «Русский вестник» бомба была взорвана.

В результате издательство «ЭКСМО» публично отка­залось издавать мои книги, хотя нет и никогда не будет ни малейших законных оснований для их запрета. Я на­писал заявления прокурору и начальнику ГУВД Моск­вы, но получил из ГУВД отписку, а прокуратура вооб­ще не ответила.

После этого в Прокуратуру Москвы от Брода посту­пило вздорное заявление с целью возбудить против меня уголовное дело за якобы разжигание межнациональной розни, и еще одно — за клевету. Затем с октября нача­лись подачи исков в суд — от СЕИВВ и от самого Бро­да. После оставления Гагаринским судом первого иска от СЕИВВ без рассмотрения, эти инвалиды, возглавляе­мые сообщником Брода В.Дашевским, подали сразу же новый иск, затем еще один. Рассмотрение дел в суде эти­ми истцами неимоверно затягивается, посему я каждый месяц вынужден был готовиться к минимум двум засе­даниям суда (а теперь уже к пяти) и ходить на них, хотя до сих пор ни одно из них не закончилось рассмотрени­ем дела по существу.

Явно по заданию Брода председатель «Московского антифашистского центра» Прошечкин (у которого В. Дашевский является заместителем), публично уличенный в мошенничестве с выделенными ему на общественные цели имуществом и деньгами, подает на меня заявление с обвинением в публичных призывах к насильственному изменению конституционного строя. Я снова вынужден был идти давать показания, теперь уже в ФСБ.

В марте 2006 года Брод готовит клеветническую бро­шюру, в которой оклеветал многих, в том числе и меня, и издает ее анонимно — без указания авторов и от име­ни несуществующий организации «Антифашистский ко­митет им. С.Михоэлса» с «юридическим адресом» — Вар­варка, 6 (это разрушенное здание гостиницы «Россия»). По моему заявлению милиция все же вынуждена разы­скать клеветников: ими оказались Брод, Дашевский и ис­полнитель Брода некий Чарный. Клевета в брошюре ми­лицией установлена, но уголовное дело не возбуждается, якобы из-за отсутствия «умысла» клеветников.

После того как ФСБ отказалась возбуждать против меня уголовное дело по заведомо ложному доносу со­общников Брода Прошечкина и Дашевского, по этому же доносу служба по контролю за СМИ — Росохранкультура — и выдает одно за другим два совершенно диких по своему беззаконию предупреждения руководимой мною газете «Дуэль», и не дожидаясь, как того требует закон, пока мы оспорим их в суде, подает в Гагаринский суд иск о закрытии газеты.

Когда я выяснил, что деятельность Брода и его соуча­стников имеет преступный характер и в марте 2005 года подал заявление в прокуратуру, еврейские расисты, воз­главляемые Бродом и его деньгами, организовали мою травлю, с целью заставить меня отказаться от дальней­ших расследований. Они публично призвали всех своих пособников, как они выражаются, «затрахать» меня и, об­ратите внимание, уважаемый суд, «затрахать» с помощью российских суда и прокуратуры — с вашей помощью.

Вот газета «Еврейское слово» от 9 августа 2005 года. На третьей полосе под заголовком «И один в поле воин. Поможем ему» дан приказ резидента Union of Counsils for Soviet Jews Брода своим соучастникам:

«Мы обращаемся ко всем региональным правоза­щитным организациям с предложением требовать воз­врата из книжных магазинов в издательства книг Ю. Му­хина, М. Назарова, О. Платонова, А. Севастьянова. Б. Миронова и других идеологов российского неона­цизма. Пока прокуроры упорно не усматривают в их сочинениях разжигания межнациональной розни, по­пробуем провести дезинфекцию своими силами».

Обратите внимание, что по российским законам тре­бовать возврата из магазинов печатной продукции мо­жет только суд, как же смеют еврейские расисты в России заставлять магазины отказываться от книг без решения суда? А еврейским расистам плевать на законы России, как видите, у них свои законы — о «дезинфекции своими сред­ствами». Второй вопрос — почему российские магазины и издательства подчиняются наглым требованиям еврейских расистов? Ответ: потому, что против них применяют силу при бездеятельности российских правоохранительных ор­ганов и российского правосудия. Что это за сила?

Рядом, на этой же полосе данного номера газеты, приказ Брода дополняет инструкция Леонида Радзиховского «Обломовская» позиция». Радзиховский ставит в пример еврейским расистам России действия их собрать­ев в США, цитирую:

«В Америке говно не лежит на прилавках до­рогих магазинов. Оно валяется на помойках. Боль­шие американские издательства не публикуют кни­ги г-на Дюка или Рида. Большие книжные магазины эти книги не продают. Почему? Невыгодно.

...Дело, как мне кажется, в том, что прямая выго­да будет меньше, чем прямые убытки. Еврейские ор­ганизации «затрахают» судебными исками. Перекро­ют каналы финансирования. Объявят бойкот. Будет утрачена деловая репутация — основа кредита. И так далее.

Специфика России в том, что у нас эти понятия не работают».

Заметьте, что Радзиховского не волнует, нарушили ли эти американские издательства и магазины какие-либо аме­риканские законы. Он даже не ведет речь о том, что в ходе рассмотрения этих исков еврейские организации получат какую-то компенсацию морального вреда — речь идет о самом процессе рассмотрения исков в судах, в ходе ко­торых издательства будут тратить время на сидения в су­дах и деньги на адвокатов, чтобы опровергнуть вздорность самих этих исков. Именно это имеет в виду Радзиховский под термином «затрахать судебными исками».

В качестве примера приведу сообщение из журнала «Алеф» за июнь 2006 года о том, как «трахают» во Фран­ции. Там есть артист-комик Дьедонне — кто-то вроде на­ших хазановых и жванецких, но в отличие от них крити­чески относящийся к еврейским расистам Франции. Так вот, как сообщает «Алеф»: «Во Франции против «коми­ка» было возбуждено уже около двадцати дел за разжи­гание межнациональной розни, оскорбление, клевету, ра­сизм и антисемитизм. Однако почти все процессы он вы­играл». То есть во Франции еще есть более-менее честные судьи и еврейские расисты несут убытки от подачи ис­ков на Дьедонне, но иски продолжают подавать, выматы­вая этого артиста самими судебными процессами и рас­ходами на адвокатов».

 

МАРИОНЕТКИ В ГОСДУМЕ

Теперь пора поговорить о марионетках израильско­го лобби — о депутатах, государственных чиновниках и судьях, которые находятся на услужении лобби и защи­щают не интересы России или США, а интересы этого лобби. Вообще-то, такие люди имеют научное название «лоббист», и лоббисты — это далеко не обязательно евреи, более того, во многих случаях израильскому лобби жела­тельно, чтобы исполнители не выделялись своим еврей­ским происхождением. Вот, к примеру, Уолт и Миршай­ер пишут, что лоббисты в США включают в себя группу «известных христианских телевизионных проповедников: Гарри Бауэра, Джерри Фолуэлла, Ральфа Рида и Пэта Ро­бинсона». Хотя, конечно, и евреев на нужные должности лобби рассаживает в достаточном количестве, достаточно посмотреть, из кого по национальности состоят «соловьи» средств массовой информации и США, и России.

Начнем с Госдумы. Вот израильскому лобби для за­пугивания российских евреев потребовалось раздувать миф о некоем органическом русском фашизме и антисе­митизме, лоббисты в прессе тут же начали вой, соответ­ственно потребовалась и законодательная мера для борь­бы с этим страшным русским «фашизмом».

Сначала давайте оценим эту проблему, а мне опять проще процитировать свое выступление в суде.

«При проверке моего заявления следователь проку­ратуры ЦАО установил, что А. Брод инициировал пуб­ликацию статьи некой «Дарьи Болотиной» в «Междуна­родной еврейской газете», в которой, наряду с другими фактами фальсификации, было сказано, что 28% русских «согласились с тем, что для евреев было бы неплохо вос­становить черту оседлости». Наглость этой лжи сравни­ма только с ее глупостью: ведь нынешние русские уже не знают, что такое «черта оседлости» и, главное, в царской России эта черта действительно проходила по террито­рии России, но ныне она проходила бы по Белоруссии и Украине. Тогда зачем эта черта гражданам России? Совер­шенно очевидно, что эти лживые факты и числа подбро­шены А. Бродом в прессу с целью запугать российских евреев антисемитизмом русских и вызвать у российских евреев ответную ненависть к ним. Это пример дерзкого возбуждения национальной вражды.

И в этом деле, якобы проверенном прокуратурой ЦАО г. Москвы, масса доказательств совершения А. Бро­дом преступления, предусмотренного ст. 282 УК РФ. Возь­мем находящийся в деле доклад «Расизм и ксенофобия, этническая дискриминация, антисемитизм в России (ян­варь — июнь 2005 года)», заказанный А. Бродом и В. Но­вицким и распространенный в прессе в конце лета 2005 г. Смысловое и лингвистическое исследование этого докла­да, выполненное по методике, утвержденной Генпрокура­турой, я отправил в прокуратуру как дополнительное до­казательство преступности деяний истца, но прокуратура ЦАО упорно уклоняется от рассмотрения его по сущест­ву. А из выводов данного исследования следует, что в дан­ном докладе истца начисто проигнорирован еврейский расизм в России, скрыты жертвы национального насилия над русскими и татарами, подавляющая масса «фактов» дана вообще без каких-либо подтверждений и указаний на возможность их проверки. Положения доклада опро­вергаются официальными данными, а целью «доклада» является создание у читателей общего впечатления ужа­са русско-татарского расизма в России.

Русские и татары представлены в докладе органиче­скими шовинистами, способными на немотивированное насилие по отношению к другим народам, особенно к ев­реям. Это, само собой, побуждает другие народы дейст­вовать против русских и татар. Россия дискредитирует­ся в глазах всего мира, что и вызвало массовые возмуще­ния этим докладом и депутатов Госдумы, и российских правозащитников.

То есть этот доклад является образцом военной про­паганды, направленной на разжигание национальной розни в России.

Вот А. Брод в своем докладе пугает российских евре­ев некими страшными скинхедами, но официальное лицо, начальник УВД Москвы генерал-полковник Пронин об этих мифических скинхедах официально заявил, что у нас нет никаких организаций скинхедов, а есть «шпана подмосковная и московская». И несмотря на это извест­ное заявление официального лица, в докладе Брода на­писано:

«По оценкам правоохранительных органов, чис­ленность скинхедов в России составляет 10 ООО чело­век, объединенных в 35 крупных скин-группировок, большая часть которых находится в Московском ре­гионе и С.-Петербурге.

По подсчетам независимых экспертов, в России в настоящее время насчитывается свыше 50 ООО брито­головых, что сравнимо с их общей численностью во всем остальном мире — 70 ООО человек».

А вот теперь смотрите, как эта ложь А. Брода расти­ражирована. Газета «Новые известия» от 15.08.05 статью «Это уже не шпана» начинает так:

«Сегодня будет опубликован доклад Московско­го бюро по правам человека, в котором говорится, что «под ружьем» у националистических организаций в России находятся до 15 тыс. взрослых бойцов и до 50 тыс. подростков-скинхедов. Это означает, что русские националисты перешли от пропаганды своих идей к созданию вооруженных формирований и проведению боевых операций».

А вот журнал «Офицеры» № 4 за 2006 год. В нем под­борка статей, посвященных русскому фашизму, и, начина­ет эту подборку на стр. 8 статья с сообщением, что

«...в Российской Федерации сейчас действует свы­ше 200 организаций и объединений, члены которых в той или иной форме исповедуют ксенофобию. И это не считая скинхедов и других экстремистски настро­енных молодежных группировок, общая численность которых, если верить заявлениям независимых экс­пертов, давно уже перевалила за 50 тыс. человек».

Кто же эти «независимые эксперты»? А вот они:

«Сейчас не 90-е, поэтому дискутировать, есть у нас фашизм или нет, смешно. Конечно, есть! Да, пра­вое движение сейчас разрозненно, относительно ма­лочисленно. Но дело не в числе, а в эффективности. Они прекрасно организованы и пользуются поддерж­кой как минимум трети россиян», — заявляет пред­седатель Московского антифашистского центра Евге­ний Прошечкин».

Да, уважаемый суд, это тот самый Прошечкин, со­участник Брода и начальник Дашевского, про которо­го Дашевский сообщил, что это Прошечкин организо­вал бандитов в Петербурге для вооруженного нападения на мирную демонстрацию 17 сентября этого года. И это Прошечкин сообщает всем, что каждый третий русский хочет установить в России фашистскую диктатуру. У вас, уважаемый суд, не менее сотни личных знакомых, с кото­рыми вы говорите более-менее откровенно, и что — каж­дый третий из них хочет, чтобы к власти в России при­шли фашисты?

Но журнал «Офицеры» по положению должен дать слово и милиции, и вот что сообщил корреспонденту де­путат Госдумы, генерал-лейтенант милиции А.И.Гуров:

«Вам не кажется странным, что когда говорят о фашизме, экстремизме и т. д., то почему-то в ходу тер­мин «русский»? Ведь в других случаях чаще в ходу термин «россияне»...

Информационные всплески всегда происходят в преддверии определенных событий. Не так давно в Госдуму был внесен закон о противодействии экстре­мистской деятельности. Над ним много работали, его долго не принимали, некоторые депутаты высказыва­ли сомнения в его целесообразности. И тут началась мощнейшая информационная кампания, посвященная угрозе русского фашизма. В 2002 г. в Москве, прямо перед зданием Госдумы, произошли массовые беспо­рядки, после чего закон очень быстро был принят.

— Известны ли причины этих событий? Удалось ли установить организаторов тех беспорядков? — спросил Гурова корреспондент.

— Тогда имела место попытка обвинить в про­изошедшем московскую милицию и лично генерала В. Пронина, что абсолютно не соответствовало дей­ствительности. В то время я возглавлял Комитет Гос­думы по безопасности и могу сказать, что все было как раз наоборот: только благодаря своевременным действиям милиции и распоряжениям ее руководства удалось локализовать беспорядки, не дать им распро­страниться по всему центру города и, наконец, лик­видировать их.

Но даже сегодня я не могу однозначно назвать ис­тинные причины этого всплеска агрессивности моло­дежи. Говорили о том, что виной всему футбольный матч: кто-то не так забил гол. Но откуда тогда взялись у погромщиков куски арматуры, камни, бутылки? По­громы были подготовлены заранее, они были органи­зованы — это очевидно. Что касается принятия зако­на о противодействии экстремизму, то произошедшие беспорядки сыграли роль катализатора...

Не случайно в большом количестве появляются материалы о небывалом росте «русского фашизма», о том, что милиция не борется с этим злом, что пре­зидент не замечает опасности, что страна скатывает­ся в пучину ксенофобии...

— Значит, фашизма в России нет? — спрашива­ет корреспондент.

— Разве в стране есть организации, стремящие­ся к захвату власти? Нет. Разве есть попытки изме­нения конституционного строя? Нет. Разве есть по­литические партии с фашистской идеологией? Нет. Может быть, у власти в каком-нибудь российском ре­гионе находятся фашисты? Тоже нет. О каком же яв­лении может идти речь, если его нет? В свое время во ВНИИ МВД мы специально занимались изучени­ем этого вопроса и не нашли этому серьезного науч­ного подтверждения...

— Отдельные признаки и фрагменты фашист­ской идеологии, увы, есть. Но ведь в Европе тоже не все спокойно по этой линии, однако ярлыков там ни на кого не навешивают. Так для чего же все эти кон­ференции, круглые столы, пикеты и митинги? Дабы можно было сказать: как можно всерьез восприни­мать Россию, как можно считаться с ней, если это фа­шистское государство? Предвижу ехидную реплику: «Опять врага ищем, генерал». Да не врага, а группо­вые интересы как внутри государства, так и за его пределами.

— То есть некие организаторы беспорядков вы­полняют заказ сил, враждебных нашей стране? А кто конкретно стоит за всем этим? — спросил коррес­пондент.

— На этот вопрос я не могу ответить. Я не рабо­таю в ФСБ, не работаю в аппарате президента...

Сюда же пытаются притянуть и скинхедов, кото­рые не имеют отношения к экстремизму, это обыч­ные хулиганы-неформалы. Пытаются приписать и футбольных болельщиков, нередко подтягивают и от­кровенные банды. В Санкт-Петербурге недавно при задержании застрелили главаря такой банды. Моти­вы фашистские в ней были. Но по всем признакам это уголовная (не политическая) банда с садистски­ми извращениями. Они ведь убили даже двух своих. И когда на ее примере некоторые СМИ пытаются де­лать вывод о фашистском подполье в Северной сто­лице — это уж, согласитесь, слишком. К тому же это лишний раз подтверждает мой вывод о «кукловодах» экстремизма».

Как видите, по мнению милиции в России есть некие «кукловоды», которые за деньги нанимают хулиганов и бандитов, чтобы те изображали из себя неких «русских фашистов». Но ведь российские евреи об этих «куклово­дах» ничего не знают и «русских фашистов» восприни­мают вполне серьезно».

И вместо того, чтобы уничтожить израильское лоб­би — тех самых кукловодов, Госдума и президент прини­мают в 2002 году, после чего еще три раза «совершенст­вуют» закон «О противодействии экстремизму».

Сначала оцените проблему экстремизма в масштабах всей преступности России.

Шестьдесят лет назад, в 1946 году, в СССР прожи­вало около 170 млн. человек, а сейчас в России — око­ло 140 млн. человек. Тем не менее, в 1946 году в СССР было совершено 0,546 млн. преступлений всех видов, а в 2006 году в сегодняшней путинской России их заре­гистрировано 3,8 млн. — в семь раз больше. В СССР в 1946 году убийств было 10,3 тысячи, а в путинской Рос­сии в 2005 году убыль населения от уголовных преступ­лений — почти 60 тысяч (30,8 убитых, 18 тысяч умерших от ран и 20 тысяч пропавших без вести) — тоже почти в семь раз больше. А вот экстремистских преступлений в 2006 году было 263, то есть одно на 15000 остальных. Но, как видите, Президента и Госдуму эти 15000 убийств, грабежей и воровства не волнуют и по борьбе с ними они особых законов не принимают, — их волнует вот это 1 экстремистское преступление из 15000 остальных.

И если Госдума плюет на общую преступность в стра­не и принимает закон, нужный только израильскому лоб­би, то надо ли еще доказательства того, что подавляющее число депутатов Госдумы России, как и в конгрессе и се­нате США, это лоббисты израильского лобби?

А есть ли израильские лоббисты среди российских чиновников, скажем, среди чиновников прокуратуры?

 

МАРИОНЕТКИ ГОСАППАРАТА

Давайте этот вопрос рассмотрим на примере из моей практики и на конкретных документах, а начнем с моего письма депутату Государственной Думы А. Савельеву.

«Уважаемый Андрей Николаевич!

Газета «Дуэль» просит Вас сделать депутатский запрос по следующим вопросам.

I. 28.03.05 учредителем и главным редактором газеты «Дуэль» на имя Генерального прокурора уже было подано заявление с просьбой о возбуждении уголовного дела по признакам статей 144, 275 и 282 УК РФ против Брода А.С., резидента иностранной ор­ганизации «Union of Council for Soviet Jews», дейст­вующего в России конспиративно под прикрытием статуса директора «Московского бюро по правам че­ловека» (МБПЧ).

Это заявление было очень недобросовестно про­верено прокуратурой ЦАО г. Москвы с вынесением по итогам проверки отказа в возбуждении уголовно­го дела.

Мы, согласно статье 125 УПК РФ, должны были обжаловать отказ прокуратуры ЦАО в суде, но не ус­пели, поскольку Брод сразу же подал в Гагаринский суд иск в рамках статьи 152 ГК РФ с требованием признать обвинения «Дуэли» в совершении им пре­ступлений не соответствующими действительности. В результате этого «Дуэль» уже не могла сама обра­титься в суд, поскольку и при обжаловании отказа следственных органов в возбуждении уголовного дела в суде, и при рассмотрении этого дела в порядке ста­тьи 152 ГК РФ, «Дуэль» обязана была доказать одно и то же — преступность действии Брода. А по духу статей 220 и 222 ГПК РФ: «Один и тот же спор, одно и то же дело (тождественное дело) не могут быть рас­смотрены, пусть и разными судебными органами, два­жды под угрозой вынесения разных решений по од­ному и тому же делу, чтобы в дальнейшем не было оснований для дискредитации существующей судеб­ной власти».

Мы ходатайствовали у Гагаринского суда затребо­вать из прокуратуры ЦАО все материалы по провер­ке заявления «Дуэли», которые послужили основани­ем отказа в возбуждении уголовного дела против Бро­да. Это ходатайство суд удовлетворил: все материалы дела по проверке преступных деяний Брода (два тома), были затребованы, и суд подробно изучил все осно­вания, по которым прокуратура ЦАО вынесла реше­ние об отказе в возбуждении уголовного дела.

Кроме этого, суд тщательно исследовал все до­полнительные доказательства, представленные «Дуэ­лью», которые были найдены уже в ходе длившего­ся год рассмотрения этого дела, более того, суд пре­рывал слушание, чтобы «Дуэль» заверила у нотариуса и представила суду дополнительные доказательства того, что:

— Брод А.С. является одним из заграничных ди­ректоров «Union of Council for Soviet Jews»;

— Брод и Новицкий лгали следователям проку­ратуры, что не имеют к этой организации никакого отношения;

— Брод лгал, что «Московское бюро по правам человека» ведет свою деятельность якобы на грант ЕС, на самом деле его деятельность, как свое подполь­ное московское отделение, полностью финансирует «Union of Council for Soviet Jews»;

— деятельность самой «Union of Council for Soviet Jews» в Москве около пяти лет назад была пресече­на—у нее были отобрана лицензия и заблокирован счет, а сама она была выдворена из России.

С самого начала дела «Дуэль» настойчиво проси­ла, чтобы Брод лично явился в суд и лично дал объ­яснения нашим доказательствам его преступной дея­тельности, «Дуэль» даже просила суд вызвать Брода и Новицкого в качестве свидетелей, но суд на это не по­шел, а неоднократные предложения Гагаринского суда Броду прийти на заседания, Брод проигнорировал.

В результате, вступившим в силу решением Гага­ринского суда, оставленным в силе Мосгорсудом, рас­смотревшими все материалы проверки прокурату­ры ЦАО по делу А.Брода и все заявленные им тре­бования, УСТАНОВЛЕНО, что в нашем заявлении в Генпрокуратуру от 28.03.05. не могут быть призна­ны не соответствующими действительности наши выводы о том, что:

— «Резидент иностранной организации «Union of Councils for Soviet Jews», работающей в России конспи­ративно под вывеской «Московское бюро по правам человека», Александр Брод с соучастниками, получив на имя «Московского бюро по правам человека» день­ги на борьбу с расизмом, фактически использует их для разжигания в среде российских граждан-евреев ненависти к остальным народам России с целью вы­звать их отъезд в Израиль или сплотить в пятую ко­лонну под управлением еврейских расистов»;

— Брод и его соучастники «убеждают российских евреев, что русские — это страшные фашисты и анти­семиты и что евреям нужно уехать в Израиль»;

— полученные «деньги А. Брод направил на орга­низацию системы тотального подчинения российской прессы еврейским расистам — на слежку за публика­циями в российской прессе, фабрикацию исков и заяв­лений в правоохранительные органы на журналистов, не желающих подчиняться еврейским расистам»;

— «...ввиду преступности своих целей, А. Брод часто действует через подставных лиц, собранных еврейскими расистами в некий еврейско-расистский «Союз евреев-инвалидов и ветеранов войны».

На наш взгляд, таких судебно установленных фак­тов вполне достаточно, чтобы возбудить против Брода уголовное дело по признакам статей 282 и 275 УК РФ, тем более что суд установил эти факты по инициати­ве самого Брода, а не по интригам каких-то враждеб­ных Броду сил.

20 февраля 2007 года мы отправили на адрес Ге­нерального прокурора заявление (вручено 28.02.07.) с просьбой возбудить против А.Брода уголовное дело по этим, вновь вскрывшимся в Гагаринском суде об­стоятельствам (прилагается), но ответ до сих пор не получен.

2. 22 сентября 2006 года на заседании Пресненско­го суда по отмене предупреждений, выданных газете «Дуэль» Росохранкультурой, с целью показать связь Министерства культуры и «Union of Council for Soviet Jews», мне удалось убедить суд допросить как свидете­ля В.Ю.Дашевского, присутствовавшего на каждом за­седании в качестве наблюдателя от А.Брода. Это ока­залось для Дашевского неожиданностью, и он, извора­чиваясь, все же был вынужден сообщить суду о своей связи с Росохранкультурой, и о инициативе еврейских расистов в инициировании дела по закрытию «Ду­эли». Дашевский, вынужденно рассказав в суде то, что Росохранкультура скрывала, сильно возбудился.

В связи с чем, в перерыве заседания суда, не обра­щая внимания на моего адвоката Г.И.Журавлева, Дашевский трижды подходил ко мне с намеками и уг­розами физической расправы, суть которых сводилась к тому, что я напрасно думаю, что в Московском ан­тифашистском центре только он и Прошечкин, на са­мом деле у них много людей, о которых никто не зна­ет, и не дай бог мне с этими людьми познакомиться, поскольку они с Прошечкиным знают, где я живу, и способны в любой момент этих людей использовать. И то, что этого до сих пор не произошло, объясня­ется тем, что Прошечкин меня пока жалеет и только поэтому до сих пор не дает команды своим людям, но терпение Прошечкина не безгранично. Видя со­стояние Дашевского, я его подначил словами О. Бен-дера, дескать, когда я был маленьким, то меня можно было напугать простым финским ножом, но сейчас я уже не в тех годах, чтобы выслушивать угрозы от та­ких типов, как Дашевский с Прошечкиным. Это Да­шевского взбеленило: он сначала отбежал от нас, но сразу же вернулся и спросил, слышал ли я, что про­изошло в Петербурге? А затем дал понять, что отморозки «Антифа», устроившие массовые беспоряд­ки в Петербурге 17.09.06, нанесшие ножевые ране­ния участникам мирного пикета, действовали там по команде Прошечкина.

Газета сообщила эту информацию Генеральному прокурору в заявлении от 2 октября 2006 года (при­лагается). В этом заявлении мы пояснили, что В.Да-шевский — один из доверенных пособников рези­дента "Union of Councils for Soviet Jews" А. Брода, a сам А.Брод, пропуская поступающие из-за рубежа большие деньги через московское отделение "Union of Councils for Soviet Jews», с помощью Прошечкина может нанимать и оплачивать беспорядки хулиган­ствующей шпаны, как под видом «борьбы с русским фашизмом», так и под видом активизации «русского фашизма». В заявлении мы просили проверить, не яв­ляются ли А. Брод, Е. Прошечкин и В. Дашевский ор­ганизаторами преступлений, предусмотренных ст.ст. 210 и 212 УК РФ.

Наше данное заявление в конечном итоге 7 де­кабря 2006 года было переслано в УФСБ по Москве и Московской области, но никакого ответа по сущест­ву газетой не получено.

Такое поведение правоохранительных органов на­водит на мысль, что они умышленно уклоняются от противодействия даже самому наглому еврейскому экстремизму.

В связи с этим прошу вас, Андрей Николаевич, сделать депутатский запрос Генпрокурору, почему прокуратура не реагирует и даже не отвечает на за­явления газеты «Дуэль» от 02.10.06 и 20.02.07?»

Депутат Савельев такой запрос сделал, и газета, в конце концов, все же получила из Генпрокуратуры ответ № 27\02—122-05 от 04.07.07 следующего содержания.

«Ваше обращение, поступившее от депутата Госу­дарственной Думы Федерального Собрания Россий­ской Федерации Савельева А.Н., относительно дея­тельности А.С. Брода, а также о мерах реагирования, принятых в связи с предыдущими обращениями, ка­сающимися деятельности Брода А.С, Генеральной прокуратурой Российской Федерации рассмотрено.

Установлено, что Ваши доводы о совершении Бро­дом А.С. преступлений ранее были проверены проку­ратурой ЦАО г. Москвы в порядке ст. 144, 145 УПК РФ. По результатам проверки 07.10.2005 вынесено поста­новление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием событий преступлений, предусмотрен­ных ст. 282 и 144 УК РФ.

24.11.2005 и 26.02.2006 Следственной службой ФСБ РФ по г. Москве и Московской области также в возбуждении уголовного дела в отношении Брода А.С. было отказано за отсутствием в его действиях состава преступления, предусмотренного ст.275 УК РФ.

С учетом Ваших доводов материалы проверок изучены в Генеральной прокуратуре Российской Фе­дерации. Процессуальные решения признаны закон­ными и обоснованными, оснований для их отмены не имеется.

Заместитель начальника управления по надзору за исполнением законов о федеральной безопасно­сти, межнациональных отношениях и противодейст­вии экстремизму

А.Г. Жафяров».

Начнем с того, что на заявление газеты в отношении Брода, Прошечкина и Дашевского Генпрокуратура не от­ветила даже по требованию депутата, — ну, не будет про­куратура пресекать бандитизм еврейского лобби, — ну, никто не заставит! А на первое заявление смотрите, как ловко ответили: я им пишу, что выводы проверки проку­ратуры ЦАО опровергнуты в суде, а Жафяров мне о том, что прокуратура ЦАО Брода уже проверяла — я ему про живого Фому, а он мне про помершего Ерему.

О чем свидетельствует подобный ответ?

Если бы у Генпрокуратуры действительно были до­воды, которыми можно было бы опровергнуть решение суда, то Жафяров их бы привел и не стал бы позорить­ся таким ответом, да еще и под нажимом Госдумы. И ес­ли он дал подобный ответ, то это значит, что никаких до­водов у Генпрокуратуры нет, что она прекрасно осведом­лена о преступной антироссийской деятельности Брода, но никаких мер для пресечения этой деятельности при­нимать не будет! Так кого Россия имеет в Генпрокура­туре — российских прокуроров или лоббистов израиль­ского лобби?

 

ЖЕЛАННЫЕ ДЛЯ ПОДЛЫХ И ТУПЫХ

Пожалуй, в данном месте следует рассмотреть во­прос о лоббистах несколько в общем. Обычно во всем винят евреев или израильское лобби, как это делают те же Уолт и Миршаймер, но такие обвинения — это обви­нения вшам за то, что те завелись на нечистоплотном че­ловеке. Да, вши виновны, но ведь на чистоплотном чело­веке они существовать не способны, так почему же надо винить только вшей? Не будет вшей, заведутся блохи или еще какие-нибудь паразиты. Умного и честного чиновни­ка никакое лобби не заставит служить не всему общест­ву, не своему государству, а иностранному. Так только ли в лобби дело?

То, чем израильское лобби занимается, расставляя сво­их людей в госаппарате иностранных государств, называ­ется протекционизмом, по-старому, «блатом», и этим зани­маются не только евреи — дело это знакомое и понятное всем: «При мне служащие чужие очень редки, — все боль­ше сестрины, свояченицы детки...»,— по-моему, именно эти слова почти двести лет назад вложил Грибоедов в уста царского вельможи Фамусова (процитировал по памяти).

Но при протекционизме возникает ситуация, кото­рую не обсуждают, но которая понятна и естественна. Умному и честному служащему протекционизм не ну­жен, более того, он его оскорбляет, ставя в положение че­ловека бесталанного. Умный и честный чиновник сделает карьеру безо всяких блата и лобби, а вот как быть тупо­му и подлому карьеристу? Как ему добраться до вожде­ленной кормушки высокой должности? Тут можно ска­зать, что если бы израильского лобби не было, то тупые и подлые претенденты на выборные и государственные должности в США и у нас, в СССР и России, его бы обя­зательно организовали.

У американского президента Д. Буша-младшего ум­ственные способности таковы, что при своем IQ он не смог бы устроиться водителем автобуса в Нью-Йорке, а он стал президентом огромной страны. Так кто кому больше нужен — Буш израильскому лобби или израиль­ское лобби Бушу?

Но при устройстве тупых подонков по протекции в любое учреждение у них возникает острый конфликт с умными и честными коллегами и подчиненными. Во-пер­вых, деловая немощность этих лоббистов начинает си­ять на фоне нормальных работников, и, во-вторых, их подлость начинает входить в конфликт с честностью по­рядочных служащих: лоббисты не могут проворачивать свои подлые делишки, пока есть люди, служащие своей стране и закону. И начинается процесс выдавливания ум­ных и честных работников из захваченных лоббистами государственных учреждений, и начинается комплекто­вание их штата тупыми и подлыми.

Вот пара собственных примеров.

При рассмотрении дел по искам Брода в Гагаринском суде мы очень скоро поняли, что здесь весь состав суда это лоббисты израильского лобби России. Вообще-то, это было видно не только по беззаконным решениям, но и по тому презрению, которое люди Брода выказывали к судь­ям — бродовские сообщники к заседаниям суда практи­чески не готовились и порою не знали даже основных положений тех дел, которые рассматривались в суде. За­чем им это? Ведь они и так дела регулярно выигрывали. Но неожиданно одно из дел попало к судье В.П. Мизяк, а та просто ошарашила нас законным и обоснованным решением, игнорирующим заказ израильского лобби. Но уже через месяц, проходя мимо ее кабинета, я увидел, что табличка с ее фамилией снята, поинтересовался у работ­ников суда, что случилось? Оказалось, что судья Мизяк отправлена в отставку.

В прокуратуре Москвы я по одному из дел разгово­рился с прокурором В. Замысляевой, и она возмутилась коллегой В. Юдиным, который возбудил уголовное дело против газеты за перепечатку материала из известного источника. По закону, в таком случае ответственность обязан нести источник информации, а не те, кто инфор­мацию перепечатывают. Замысляева сообщила, что по­дала протест на беззаконное деяние Юдина. Несколько месяцев спустя я позвонил по служебному телефону За­мысляевой, и голос в трубке сообщил, что Замысляева в прокуратуре Москвы больше не работает, а еще через не­сколько дней узнал, что Юдин теперь заместитель проку­рора Москвы.

Это о том, что происходит с честностью работни­ков правоохранительных органов, при комплектовании их штата методом протекционизма, а теперь о деловых качествах работников этих органов. Оцените приведен­ную выше статистику. В 1946 году в милиции, прокура­туре и судах работники даже с 7-ю классами образова­ния не так уж часто встречались, численность их была в несколько раз ниже, чем сегодня, тем не менее, преступ­лений в СССР было в семь раз меньше, чем сейчас. Ко­нечно, причин в этом несколько, но, согласитесь, деловые качества работников правоохранительных органов тоже ведь что-то значат.

 

УНИЧТОЖЕНИЕ СВОБОДЫ СЛОВА И МЫСЛИ

Уолт и Миршаймер сообщают, что все основные СМИ США находятся под контролем израильского лоб­би, но формальная свобода слова в США все же сущест­вует, поскольку правду имеют возможность говорить не­большие газеты и радиостанции. Для израильского лобби в США это не опасно, поскольку вопли лоббистов в ос­новных СМИ заглушат любую правду. В России же дело обстоит гораздо круче.

18.06.07 на ежегодной конференции журналистов в Гамбурге Президенту России Владимиру Путину, един­ственному главе государства в семилетней истории этой конференции, была присуждена антипремия «за уничто­жение независимой журналистики». «Свободная пресса России», как говорится, облизнулась и промолчала...

Через четыре месяца 17.10.07 в ежегодном докла­де «Репортеров без границ» (RWB) «О свободе прессы в мире» Россия заняла 144-е место из приведенных в спи­ске 169 стран, опередив, скажем, Саудовскую Аравию, за­нявшую 148-е место. Должен сказать, что RWB незаслу­женно польстил России, поскольку в вопросе свободы прессы в списке 169 стран Россия должна занимать не 144-е, а 170-е место. Именно так — через некоторый про­межуток после всех остальных стран.

Журналисты мира, плохо зная реалии России, боль­ше обращают внимание на громкие убийства российских журналистов, к примеру, Анны Политковской, о которых вынуждена кое-что писать и пресса правящего режима России. Но ведь убийства журналистов России — это только вершина айсберга проблемы.

Как много на том же Западе, к примеру, знают о жур­налисте Юрии Шутове, написавшем несколько книг о коррупции ближайшего окружения Путина? Против Шу­това режим сфабриковал уголовное дело о бандитизме, да так грубо, что обычный открытый суд Шутова оправдал. Тогда его, уже оправданного судом, вновь тут же аресто­вали, продержали в тюрьме несколько лет и уже закры­тым, тайным судом приговорили к пожизненному заклю­чению. Чем это лучше убийства А. Политковской?

А что на Западе знают о главном редакторе издавав­шейся в Москве газеты «Молодой коммунист» Игоре Губ­кине? Его обвинили в сфабрикованном убийстве бизнес­мена во Владивостоке, которого он не знал, с которым он никогда не встречался и не имел никаких дел. И суд во Владивостоке за это убийство приговорил его к 14 годам заключения. В России по закону суд не может рассмат­ривать дело об убийстве, если не выяснен мотив убий­ства — ведь это могло быть и убийство в состоянии аф­фекта или самообороны. Но этот закон в России дейст­вует, если речь идет не о журналисте, а вот журналиста Губкина посадили в тюрьму за «убийство без мотива», а потом на закрытом суде в Москве еще и увеличили срок заключения до 19 лет. Можно не знать подробностей дел, сфабрикованных правящим режимом России на журна­листов Шутова и Губкина, но ведь понятно, что, будь эти журналисты действительно хоть сколько-нибудь винов­ны в том, в чем их обвинили, их бы судили открытым судом, а не тайно.

Но это уничтожение российских журналистов физи­чески или заключением в тюрьму хоть как-то отражает­ся в мире, а вот что мир знает о тайном и планомерном удушении российской независимой журналистики пу­тем тихого судебного закрытия изданий и физических препятствий работе журналистов, инициаторами кото­рых является израильское лобби? Как я же писал, в Рос­сии для этого используется принятый в 2002 году и по­сле того уже три раза «усовершенствованный» Госдумой и президентом Путиным закон «О противодействии экс­тремизму». Давайте об этом несколько подробнее.

Итак, по приказу израильского лобби Президента и Госдуму России страшно озаботили экстремистские преступления, которые приходятся в пропорции 1 на 15000 убийств, грабежей и воровства. Что же это за та­кое страшное преступление?

Пример. 18.06.2007 года прокуратура города Можай­ска по уголовному делу № 69251 привлекла в качестве обвиняемого М.В. Сафонова за то, что тот «в неустанов­ленном следствием месте, у не установленных следстви­ем лиц, в не установленном следствием тираже..., — (все это следствию еще нужно выяснить), — приобрел DVD-диски,— (внимание!) — с фильмом «Еврей Зюсс». Для справки: этот страшный экстремистский фильм снят по роману классика мировой литературы еврея Лиона Фейх­твангера и повествует о событиях XVII века — о родо­начальниках известной банкирской семьи Ротшильдов. Этот фильм свободно демонстрировался в СССР и фор­мально не запрещен и в путинской России, но по ста­тье 282 Уголовного кодекса России, М.В. Сафонову гро­зит тюремное заключение сроком до 2 лет за этот «экс­тремизм». А на Западе возмущаются, что не расследуется убийство Политковской. А когда его расследовать, если прокуратура России занята расследованием вот таких страшных экстремистских преступлений?

Вам смешно? А учредителю и бывшему главному ре­дактору Всеславянской издательской группы «Русская Правда» Александру Аратову не смешно. Судья Зюзинского районного суда Москвы И. Синицына 20 июня 2007 года, рассмотрев уголовное дело № 333227, возбуж­денное по доносу Брода, настоянием прокурора В. Юди­на, приговорила журналиста Аратова к 3 годам лишения свободы за перепечатку дискуссии об Иисусе Христе. Как вам это в XXI веке?

Еще пример. В Петербурге губернатору не понравилась местная газета «Петербургский час пик», и Министерство культуры тут же вынесло этой газете беззаконное преду­преждение за публикацию в карикатуре свастики. В Рос­сии никто не должен знать, как выглядит свастика?! Газе­та обратилась за защитой к правосудию, но Октябрьский районный суд Петербурга и городской суд в угоду режи­му утвердили это беззаконие. Экстремизм!!

Как вы понимаете, на самом деле правящий режим в России, под которым надо понимать израильское лоб­би, не волнуют предки Ротшильдов, Иисус Христос и тем более свастика, которая демонстрируется во всех музеях, фильмах и фотодокументах времен Второй мировой вой­ны. И закон «О противодействии экстремизму» не име­ет никакого отношения к борьбе с преступностью — он принят специально для того, чтобы ликвидировать в Рос­сии последние остатки свободы слова и независимости прессы. Достаточно бегло взглянуть на этот закон, что­бы увидеть, что весь его текст посвящен тому, как проку­ратуре и судам прекращать деятельность средств массо­вой информации и оппозиционных путинскому режиму общественных объединений. По этому закону для ликви­дации СМИ нужно, чтобы Министерство культуры или прокуратура вынесли этому СМИ два предупреждения «за экстремизм». И если уж экстремистскими считаются произведения классиков мировой литературы, то Мини­стерство культуры России, как Брод сам сообщил — его «партнер», по заданию путинского режима или израиль­ского лобби признает экстремистским все, что вы напе­чатаете или скажете.

Искать защиты свободы слова и прав человека в су­дах России, как вы уже должны догадаться, бесполезно. Лучше обратиться к бандитам — у тех совести больше. Вот собственные примеры газеты «Дуэль».

Летом 2006 года мы подали в Пресненский районный суд Москвы заявление с требованием признать незакон­ными предупреждения, вынесенные газете «Дуэль» Ми­нистерством культуры России. Суд в рамках граждан­ского дела № 2-71/2007 целый год рассматривал, есть ли в публикациях «Дуэли» экстремизм, а потом 04.06.07 су­дья С. Максимкин признал предупреждения Министерст­ва культуры законными в связи с тем (оцените судебный юмор!), что газета «Дуэль» не просила суд их рассмот­реть. То есть цинично отказал газете в судебной защи­те, а Московский городской суд решение судьи Максимкина утвердил!

(Картинка, чтобы вы прочувствовали атмосферу рос­сийского суда. Судьи России должны вести дела, одетые в судейские мантии. Максимкину судейская мантия была тя­жела, поэтому он снял туфли, обул шлепанцы, расстегнул на груди клетчатую рубашку без галстука и так, по-домаш­нему, вершил российское, так сказать, правосудие.)

Согласно статье 33 Конституции России граждане России имеют право писать заявления в государственные органы, а пресса России имеет обязанность освещать дея­тельность этих органов. Поэтому законом запрещено рас­сматривать в судах опубликованные в газетах заявления граждан в государственные органы на предмет соответ­ствия действительности сведений, содержащихся в этих заявлениях. (Газета просто обязана сообщить о решении государственного органа по этому заявлению.)

Но если речь идет о шельмовании независимой прес­сы России, то такие заявления рассматриваются с возло­жением денежных штрафов на прессу. Заместитель пред­седателя Гагаринского районного суда Москвы Т. Долгова по делу против газеты «Дуэль» 17 ноября 2006 спокой­но плюнула на Конституцию и закон, и в свое решение вписала:

«Довод ответчиков о том, что оспариваемый ист­цом текст является содержанием заявления в Про­куратуру, а не статьей, в связи с изложенными об­стоятельствами не обоснован. Заявление о предпола­гаемом преступлении предъявляется в компетентные органы для проверки и решения вопроса о возбуж­дении уголовного дела, а не публикуется в газете для ознакомления с ним неопределенного круга лиц».

И 13 февраля 2007 года коллегия Мосгорсуда, в со­ставе судей Е. Базьковой, И. Ионовой и Д. Харитонова, это надругательство над Конституцией, естественно, ос­тавила в силе.

А судья этого же Гагаринского суда Л.Цапко 13.04.2007 (дело № 185), сама выдумала текст, в публикации которо­го обвинила газету «Дуэль», а коллегия Московского го­родского суда, в составе судей Е. Базьковой, Д. Харитоно­ва и Н. Малыхиной, 21. 06.2007 года, естественно, обосно­вали это: «суд вправе указать текст опровержения в иной редакции». Ну, в каком еще государстве мира суд вправе наказать СМИ за судом же и придуманный текст?!

И, конечно, в деле удушения независимой прессы и свободы слова в стороне не остается ФСБ, в девичестве КГБ, старательно укомплектованное израильскими лоб­бистами.

«Дуэль» — газета, специализирующаяся на дискус­сиях, и летом 2006 года на ее страницах велась дискус­сия о том, определяет ли национальность мировоззре­ние человека. Один из 12 участников дискуссии, доказы­вая свою русскую национальность, в большом письме в нескольких словах высказал и убеждение, что нынешнее Российское государство — это жидовское государство, и это жидовское государство должно быть уничтожено, поскольку оно не защищает интересы всего народа Рос­сии. Иметь такие убеждения формально дает право ста­тья 29 Конституции России:

«1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, воз­буждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается про­паганда социального, расового, национального, рели­гиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, полу­чать, передавать, производить и распространять ин­формацию любым законным способом. Перечень све­дений, составляющих государственную тайну, опреде­ляется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается».

Прекрасная статья Конституции, но если речь идет об уничтожении независимой журналистики по заданию путинского режима, то кто в ФСБ и Прокуратуре Рос­сии будет обращать внимание на Конституцию? И спус­тя год после публикации упомянутого письма в газете, уже заместитель прокурора Москвы В. Юдин, непосред­ственно уничтожающий свободу слова в Москве, потре­бовал от ФСБ возбудить уголовное дело против газеты «Дуэль», поскольку: «Посягательство на статус России, как суверенного государства и его политический режим являются посягательством на основы конституционно­го строя России, а уничтожение России является край­ней формой посягательства на ее безопасность». Инте­ресно, что в том давнишнем опубликованном письме нет ни слова о каких-либо насильственных действиях по от­ношению к кому-либо или об изменении Конституции России, а тем более «жидовской России», но даже если бы это и было, то статья 29 Конституции, как видите, дает право не только на подобные убеждения, но и на пропаганду этих убеждений. Однако прокуратуре Мо­сквы плевать на Конституцию, и заместитель начальни­ка Следственной службы ФСБ Москвы Е. Евсеев 30.07. 2007 года возбуждает уголовное дело № 172060, а в рам­ках этого дела 8 октября конфискует у меня, главного ре­дактора «Дуэли», компьютер с материалами журналист­ских расследований, собранными за многие годы. То есть, практически лишает меня возможности вести журнали­стскую деятельность.

Рвение прокурора Юдина умиляет. Осенью 2007 года Юдин подал в суд иски с требованием запретить сразу 25 «экстремистских книг», выпущенных издательством В. Корчагина, причем, среди этих книг есть и брошюра, со­стоящая из 100 цитат из Талмуда. Сам прокурор Юдин неприкрытый лоббист, но в своем рвении выслужиться перед лобби, ему, как видите, уже некогда смотреть, что именно он признает «экстремизмом». Ему главное — пре­кратить деятельность независимых изданий, на которых израильское лобби указало: «Фас!»

Между тем, формально Конституция России и жур­налисты не беззащитны. Статья 278 Уголовного кодекса предусматривает наказание для лиц, находящихся у вла­сти России, за действия, «направленные на насильствен­ное изменение конституционного строя Российской Фе­дерации», а статья 144 УК за «воспрепятствование за­конной профессиональной деятельности журналистов... совершенное лицом с использованием своего служебного положения». Но ведь насильственно меняют конститу­ционный строй, удушают свободу слова и независимую журналистику с использованием своего служебного по­ложения судьи и прокуроры — что же, они сами себя на­казывать будут?

И пока в России не начнут судить судей и прокуро­ров, уничтожающих независимость прессы, говорить о свободе слова в России просто смешно.

Возвращаясь к тому, что по уровню свободы прессы Россия поставлена в рейтинге впереди Саудовской Ара­вии. Упомянутый прокурор Юдин в России в настоящее время добивается запрета моей книги, часть текста ко­торой перенесена в эту книгу, а университет имени ко­роля Сауда попросил мое разрешение на перевод и из­дание этой книги в Саудовской Аравии. Так почему Рос­сия по уровню свободы прессы в рейтинге стоит впереди Саудовской Аравии?

Так что Россия вам не Америка — тут израильское лобби имеет возможность установить в прессе свой пол­ностью фашистский режим.

 

И ПРЕЗИДЕНТ ТОЖЕ

И, наконец, а что же гарант Конституции — прези­дент России? Он-то почему спокойно смотрит на ликви­дацию Конституции и установление в стране фашист­ского режима? За какие места израильское лобби держит его? Оценить этот вопрос довольно интересно.

Пример. Что такое Брод и чем он занимается в Рос­сии, вы уже поняли. Между прочим, заслуга газеты «Ду­эль» только в том, что мы первые указали на преступную деятельность А. Брода, послав в Генпрокуратуру, Госдуму и Минюст заявления еще в марте 2005 года. А 16 августа депутат Госдумы Н.В. Курьянович направил запрос ген­прокурору России в котором констатировал:

«Ярким примером подрывной антигосударст­венной деятельности может служить так называемое «Московское бюро по правам человека» во главе с г-ном Бродом... Информационная диверсия, направлен­ная против Российского государства, — вот основной вид деятельности сообщества под названием МБПЧ».

Несколько ранее Куряновича 13 представителей рос­сийских правозащитных организаций, среди руководи­телей которых много евреев по национальности и, в том числе, четыре представителя МБПЧ в регионах, распро­странили открытое письмо, в котором заявили: «Мы про­сим не воспринимать А. Брода как представителя пра­возащитного и антирасистского движения в России... Мы очень опасаемся, что продолжение проекта МБПЧ под руководством Брода нанесет еще много ущерба». Под­писали это письмо: Александр Аксельрод, московский офис Антидиффамационной Лиги; Александр Бехтольд, координатор проекта МБПЧ по Хабаровскому краю; Со­фия Иванова, координатор проекта МБПЧ по Рязанской области, «Мемориал»-Рязань; Алексей Козлов, коорди­натор проекта МБПЧ по Воронежской области, Фонд «За экологическую и социальную справедливость»; Бо­рис Крейндель, координатор проекта МБПЧ по Томской области, Томский областной антифашистский комитет; Александр Осипов, Правозащитный центр «Мемориал», Москва, и другие. То есть Брод не просто та еще штучка, но это штучка хорошо известная всем.

Еще штрих. Брод в России орудует «под крышей» правозащитника. Представим, что вы, поверив, что в Рос­сии есть такое право человека, как свобода слова и убе­ждений, начнет громко говорить: «Долой Путина!» А вам тут же омоновец — дубинкой по тыкве, вы в суд, а там тетка в балахоне — вас в кутузку. Ну, какое же это пра­во на свободу слова? Вам захочется пожаловаться право­защитнику, но для этого вам нужно с ним встретиться. Если речь идет не о Московском бюро по правам челове­ка и не о Броде, то это не сложно, но Брод — это штуч­ка особая. Вот захотело ТВЦ взять интервью у меня и у Брода. Со мною проблем нет — мои телефоны немедлен­но нашли, а выяснить, где в Москве находится это слав­ное Московское бюро по правам человека, не сумели — справочная служба сообщила, что телефоны МБПЧ не зарегистрированы, а его адрес представлен абонентским ящиком. Брод — это подпольный правозащитник. И ра­зыскало его НТВ только с помощью депутата Савельева, чьи книги Брод требует запретить. А чего удивляться — это же израильский Штирлиц.

И вот, казалось бы, в мои-то годы удивляться?! А ведь удивляюсь! Вот прочтите это сообщение:

«На первом этапе президент своим указом утвер­ждает 42 члена Общественной палаты из числа авто­ритетных в стране людей. В новый список впервые во­шли правозащитники — президент фонда «Холокост» Аллa Гербер и глава Московского бюро по правам че­ловека Александр Брод» («Газета», 28.09.2007).

Как вам, президент Путин?

Есть старый анекдот. Жена с любовником в постели, а тут муж внезапно возвращается и любовник затаился под кроватью. К ней подходит трехлетний сынишка, на­клоняется, смотрит на любовника и удивляется: «Не ды­шишь? А как дышал, когда папы не было!»

Я вспомнил, как бодро дышал президент Путин все­го за два года до этого: «Категорически возражаю против финансирования из-за рубежа политической деятельно­сти в Российской Федерации. Категорически возражаю! Ни одно уважающее себя государство этого не допуска­ет. И мы не допустим», — говорил он 20 июля 2005 года на заседании Совета по содействию развитию институ­тов гражданского общества и правам человека в Кремле. А теперь не дышит, а теперь Брода в Общественную па­лату засунул. Отчего так? Есть версии?

У меня есть. Власть в России обворовывает Россию, но украденные деньги в России хранить опасается и хра­нит их в банках за рубежом. А тамошние банки под ев­рейским контролем, и будешь себя неправильно вести — не получишь у этих банков своих честно украденных денег. Пока нынешняя власть у власти, она еще может авторитетом России (скажем, угрозой перекрыть газовую трубу) эти деньги сохранить — может себе позволить в некоторых случаях дышать бодро. Но когда она после вы­боров уходит в тираж и теряет влияние на трубу, то тут уж им надо затаить дыхание. А ведь в начале 2008 года у нас выборы президента, посему, хочешь не хочешь, а под­польного резидента Union of Council for Soviet Jews Бро­да засунешь не то что в Общественную палату, а и сразу в премьер-министры.

* * *

Вот теперь и оцените — имело ли для Гитлера смысл взять себе в союзники сионистское лобби тех стран, с которыми он воевал? Ведь, скажем, сегодня зачем вести разговоры с каким-то там Путиным о политическом кур­се России, если сразу можно тайно решить этот вопрос с Сурковым и остальными главарями израильского лобби в России? В те годы маразма в этом деле было, конечно, поменьше, тем не менее, зачем Гитлеру нужно было ре­шать вопросы с президентом США Рузвельтом или премьер-министром Великобритании Чемберленом, если он мог тайно решить эти вопросы с какими-нибудь тогдаш­ними сурковыми?

 

Глава 3. НЕСЧАСТНЫЙ НАРОД

 

О КРИТИКЕ ЕВРЕЕВ

Ладно, — скажут мне оппоненты, — положим, сио­низм с его лобби был нужен Гитлеру, но этот антисемит Гитлер зачем был нужен сионистам??

Сегодня и СМИ, и «официальные источники» поч­ти повсеместно вдалбливают в голову населения мысль, будто Гитлер-то и начал войну для того, чтобы уничто­жить евреев. Но ведь сионизм, как нам опять-таки вдалб­ливают в голову, это евреи и есть, как же они с Гитлером могли быть союзниками? Поэтому нам снова необходи­мо отвлечься, но теперь уже на некоторые особенности как самих евреев, так и политического объединения ев­реев — сионизма.

Еврейскими расистами и израильскими лобби всех стран введено практически в закон, что о каких-либо не­достатках евреев имеют право говорить только евреи, а остальные гои (неевреи), обязаны только восхищаться еврейскими умом и добродетелью. И если какой-то мерз­кий гой посмеет критиковать евреев, то этому гою тут же вешается кличка «антисемит». Меня это не сильно пуга­ет, тем не менее, начну с того, что по вопросу еврейских недостатков дам слово еврею, не без оснований считаю­щемуся выдающимся. Правда, я очень скептически отно­шусь к «гению» этого ученого, его научные изыски счи­таю околонаучным бредом, тем не менее, он был евреем, видел еврейство изнутри и посему вполне мог быть ком­петентным в вопросах еврейских недостатков. Звали это­го ученого Карл Маркс.

В 1843 году он дискутировал с Б. Бауэром о путях эмансипации (уравнения в правах) евреев в Европе и так охарактеризовал сущность своего народа (выделе­но Марксом).

«Поищем тайны еврея не в его религии, — по­ищем тайны религии в действительном еврее.

Какова мирская основа еврейства? Практическая потребность, своекорыстие.

Каков мирской культ еврея? Торгашество. Кто его мирской бог? Деньги.

Но в таком случае эмансипация от торгашест­ва и денег — следовательно, от практического, реаль­ного еврейства — была бы самоэмансипацией наше­го времени.

Организация общества, которая упразднила бы предпосылки торгашества, а следовательно и воз­можность торгашества, — такая организация обще­ства сделала бы еврея невозможным. Его религиозное сознание рассеялось бы в действительном, животвор­ном воздухе общества, как унылый туман. С другой стороны, когда еврей признает эту свою практиче­скую сущность ничтожной, трудится над ее упраздне­нием, — тогда он высвобождается из рамок прежнего своего развития, трудится прямо для дела человече­ской эмансипации и борется против крайнего практи­ческого выражения человеческого самоотчуждения.

Итак, мы обнаруживаем в еврействе проявление об­щего современного антисоциального элемента, доведенно­го до нынешней своем ступени историческим развитием, в котором евреи приняли, в этом дурном направлении, рев­ностное участие; этот элемент достиг той высокой ступени развития, на которой он необходимо должен распасться.

Эмансипация евреев в ее конечном значении есть эмансипация человечества от еврейства. Еврей уже эмансипировал себя еврейским способом».

(Тут, надо сказать, использована игра слов, поскольку Маркс имеет в виду эмансипацию человечества не от ев­реев, как народа, а от торгашества, от власти денег. Упот­ребление слова «еврейство» («Judentum») в смысле тор­гашества связано здесь у Маркса с тем, что в немецком языке слово «Jude», кроме своего основного значения — «еврей», «иудей», употреблялось также и в смысле «рос­товщик», «торгаш».)

Бауэр утверждает очевидные вещи — то, что евре­ям это уравнение в правах с остальными европейски­ми народами не сильно и требуется, поскольку: «Еврей, который, например, в Вене только терпим, определяет своей денежной властью судьбы всей империи. Еврей, ко­торый может быть бесправным в самом мелком из гер­манских государств, решает судьбы Европы», — пишет он. А Маркс к этой цитате добавляет, что дело с еврея­ми значительно хуже, поскольку евреи еще и разврати­ли христиан:

«Мало того, практическое господство еврейства над христианским миром достигло в Северной Аме­рике своего недвусмысленного, законченного выра­жения в том, что сама проповедь Евангелия, сан хри­стианского вероучителя превращается в товар, что обанкротившийся купец начинает промышлять еван­гелием, а разбогатевший проповедник Евангелия бе­рется за торговые махинации».

Короче, по Марксу, евреи — это гнусный и алчный народец, но исправление его предлагается чисто Марксовым способом, при котором человек рассматривает­ся, как бездушная машина. Нужно, оказывается, уничто­жить деньги, после чего евреям не на чем будет прояв­лять свою алчность и им придется волей-неволей стать приличными людьми.

Я, конечно, видел евреев тупых и алчных — после того, как израильское лобби обосновалось в России с комфортом, только таким и дают слово в СМИ. Но я, кро­ме этих животных, знаком с множеством евреев, о кото­рых просто глупо говорить, что деньги — это их мирской бог. Мало этого, я знаю и массу лиц иной национально­сти, которые ведут себя хуже Марксовых евреев, но ут­верждать, что они заразились от евреев, было бы глупо.

В результате, этот «научный» анализ еврея Маркса характерной сущности евреев к науке не имеет отноше­ния. То, что для части евреев деньги являются богом, это не причина, а следствие другой особенности социальной жизни этого народа, о которой еврей Маркс даже не упо­минает. Придется этим вопросом заняться мне — гою.

 

НЕБРОСКАЯ ОСОБЕННОСТЬ СИОНИЗМА

Цель сионизма — создание для евреев своего собст­венного государства. Это цель официальная, и против нее возразить нечего, да и нет смысла возражать. Возникла эта идея почти 200 лет назад. К тому времени евреи, бла­годаря своей международной сплоченности, захватили главенствующие позиции в финансовом деле, т.е. стали главными мировыми ростовщиками, как видите, в немец­ком языке национальность еврея и профессия ростовщи­ка назывались одним словом. Не все евреи, разумеется, управляли финансовыми делами мира, а только опреде­ленная еврейская верхушка, но достижения ее были впе­чатляющи. Апологет сионизма пишет:

«В 1807 году в Берлине было больше еврейских банковских учреждений, чем нееврейских. Признава­лось, что без них ни одно европейское правительст­во не могло бы получать займы на протяжении всей первой половины XIX столетия. Приведем лишь один пример: только в первом десятилетии этого века более 80% правительственных займов Баварии было обес­печено еврейскими банкирами».

Вслед за банковским делом евреи стали энергично ос­ваивать тогда только нарождающиеся отрасли человече­ской деятельности — газетное дело и писательское ремес­ло, постепенно прибирая в свои руки общественное мне­ние стран пребывания. А это привело к тому, что уже во второй половине XIX века практически все страны Ев­ропы уравняли евреев в правах с коренным населением. (К Первой мировой войне не сделали этого формально только Россия и Испания.) Реально такое положение мог­ло бы привести к полной ассимиляции и исчезновению евреев через два-три поколения. Но этот процесс не по­шел благодаря религиозной части еврейства (с исчезнове­нием евреев исчезла бы необходимость и в раввинах), и эта часть еврейства начала выдвигать контридею — идею не ассимиляции евреев в странах пребывания, а создания евреями своего еврейского государства. Эта идея находи­лась в стадии обсуждения и даже частичной или подгото­вительной реализации начиная с начала XIX века, но орга­низационно оформилась в политическое движение евре­ев — сионизм — только к его концу. Это общеизвестные факты, которые свободно и легко обсуждаются.

Но есть у сионизма одна неброская особенность. Надо думать, что если не все, то, по меньшей мере, очень многие евреи не против того, чтобы в мире было еврей­ское государство, и даже готовы ссудить его строитель­ство деньгами, но основная масса даже самых искренних энтузиастов сионизма категорически отказывается в та­ком государстве жить. Заметьте, что даже сегодня, спус­тя 200 лет после возникновения идеи Израиля и через 60 лет после его образования, в Израиле живет едва ли пятая часть евреев мира и уж, во всяком случае, их там меньше, чем в одном Нью-Йорке.

Таким образом, перед романтиками сионизма, та­кими, как Теодор Герцль, перед людьми, положившими свою жизнь на алтарь создания еврейского государства, стояла задача огромной, неразрешимой трудности: в ев­рейском государстве должны жить евреи, а евреев, же­лающих жить в таком государстве, практически не было. (Очень мало желающих жить в Палестине было и среди самих романтиков сионизма, как говорится, «мы больше пользы принесем в тылу — в Париже».)

Вот эта неброская особенность сионизма, которая легко видна даже сегодня (достаточно включить телеви­зор), но которая особенно бросалась в глаза всем и в те времена, когда Израиля еще не было.

Подчеркнем эту мысль: главным препятствием соз­данию еврейского государства было отсутствие доста­точного количества евреев, которые бы согласились в нем жить.

Причина этому тоже легко определяется. Представь­те, возможно ли государство, в котором живут только банкиры, юристы, музыканты, журналисты, артисты и ко­мики-пародисты, но нет крестьян? Что будут кушать все вышеперечисленные?

А ведь за два тысячелетия существования еврей­ской диаспоры во всех странах мира евреи ни в одной из стран никогда не занимались производительным тру­дом, тем более — крестьянским. Множество стран пред­принимало огромные усилия к тому, чтобы окрестьянить евреев, но потерпели полное фиаско. В том числе и ог­ромная Российская империя, которая в свое время суме­ла справиться с Наполеоном, но заставить евреев зани­маться сельскохозяйственным трудом не смогла, несмот­ря на огромные денежные вливания в этот проект.

И вот эта особенность еврейского менталитета — ка­тегорический отказ от производительного труда, который обеспечивает жизнь нации и государства, — тоже хоро­шо всем видна, но обсуждается крайне редко, даже если обсуждается вскользь. Поэтому стоит остановиться на этой особенности несколько подробнее.

Несколько лет назад А. Солженицын, забытый и ЦРУ США, и «пятой колонной» России, написал книгу о евреях «200 лет вместе». Видимо, полагал, что подоб­ная тема приподнимет уважение к нему населения Рос­сии. В книге не забыта и затронутая нами тема, по кото­рой Солженицын делает вывод: евреи, дескать, сельским хозяйством могут заниматься только на родной земле — в Израиле. Книга широко рекламировалась, и еврейская диаспора на нее откликнулась. «Еврейская газета» (№ 38, 2001, с. 5) живо на этот вывод прореагировала, назвав солженицынский маразм мысли последствиями «магии еврейских мифов». И выдвинула свою версию, сославшись на фальшивку, состряпанную век назад от имени русско­го писателя Н. Лескова. Согласно ей, есть две причины того, что евреи не занимаются крестьянским трудом: они за тысячелетия отвыкли от такого труда — это, во-пер­вых, страх еврейских погромов не давал им прочно осе­дать на земле; это, во-вторых, при бегстве от погромов землю, в отличие от денег, с собой не возьмешь.

Наивность подобных объяснений требует исследо­вать этот вопрос подробнее, поскольку без него трудно понять мотивы действий сионистов перед Второй миро­вой войной.

 

ЧИСЛА И ФАКТЫ

Итак, идея создания еврейского государства с сере­дины XIX в. щедро финансировалась еврейскими маг­натами. И уже с тех времен евреи с энтузиазмом брали деньги на переселение в Палестину, но с этими деньга­ми сматывались в другие страны, действительно пояс­няя, что они за тысячи лет гонений отвыкли от сельско­хозяйственного труда. Поэтому наивные сионисты пер­вую сельскохозяйственную школу для обучения евреев крестьянским премудростям открыли в Палестине в г. Миква еще в 1870 г. Но, само собой, без толку. До 1914 г. сотни тысяч евреев по сионистским путевкам выезжа­ли в Палестину, а оттуда в остальные части света. На ру­беже веков из России, Австро-Венгрии и Румынии выеха­ло 2,5 млн. евреев, а к началу Первой мировой войны в Палестине жило всего 85 тыс., включая и коренных, жив­ших там постоянно веками. А из всех евреев в Палестине сельскохозяйственным трудом занималось аж 1200 чело­век и столько же работало в промышленности. Так что выводы Солженицына фактами не подтверждаются — и на родной земле евреев очень трудно соблазнить рабо­той на полях и фермах.

Чуть позже большевистское правительство и паль­цем не пошевелило, чтобы пригласить евреев в Москву, а их там, на зависть Палестине, с 28 тыс. в 1920 г. стало 130 тыс. в 1926 г.. Причем никаких школ менеджеров для евреев не строили, но к этому времени 30% взрослого ев­рейского населения уже работало в органах Советской власти. Остальные тоже без дела не сидели: введенная большевиками в Уголовный кодекс статья о спекуляции тут же получила чуть ли не официальное название «ев­рейской». И это при том, что спекуляцией занималась ЧК, а о ней даже еврей Троцкий писал:

«...огромный процент работников прифронтовых ЧК и тыловых исполкомов и центральных советских учреждений составляют латыши и евреи», в то время как «процент их на самом фронте сравнительно не­велик и что по этому поводу среди красноармейцев ведется и находит некоторый отклик шовинистиче­ская агитация».

(Вообще-то Троцкому можно было и сообщить, сколь­ко евреев устроилось в ЧК и в Красную Армию благодаря его протекции, а не своей способности там служить. Это ведь вопрос интересный, как интересен и вопрос, сколько евреев устроилось в НКВД, благодаря протекции возглав­лявшего Народный комиссариат внутренних дел еврея Г. Ягоды, сколько евреев заняли в Красной Армии команд­ные должности благодаря протекции главного комиссара РККА еврея Я. Гамарника, а не своим способностям ко­мандовать войсками? Строго говоря, в те годы в СССР, могло быть и по-другому. Скажем, должность Гамарника занял еврей Л. Мехлис и начал выметать из армии всю дрянь, пролезшую на командные и политические долж­ности, при этом выяснилось, что среди выгнанных про­цент евреев выше, чем вообще их процент в командно-политических кадрах Рабоче-Крестьянской Красной Ар­мии. И на вопрос по этому поводу, Мехлис ответил, что он не еврей, а коммунист...)

Но вернемся к сионистам. То, что в Палестине в 1914 г. было 1200 евреев — работников сельского хозяйства, не должно нас сильно обманывать, поскольку

«...колонисты из первой алии превратились в плантаторов, и среди жителей этих колоний арабов было больше, чем евреев. По свидетельствам совре­менников, каждый еврейский фермер... обеспечивал работой 3—4 арабские семьи». «Обеспечивал» — это громко сказано, поскольку «арабы работали по 10— 12 часов в день и получали за это 15 пиастров; евреи же добились восьмичасового рабочего дня и ежене­дельной платы в 30 пиастров... К 1910 г. колонисты владели плантациями, на которых трудились в основ­ном арабские наемные рабочие. Своих детей колони­сты посылали учиться во Францию, и многие из них... больше не возвращались в Палестину».

Несмотря на то что об еврейских «крестьян» разби­ли себе лбы и царское правительство, и сионисты, роман­тики-большевики с энтузиазмом тратили деньги, насту­пая на те же грабли. Снова взялись за создание еврейских крестьянских хозяйств и снова на лучших землях — на юге Украины и на севере Крыма. Поскольку в это вре­мя украинских крестьян из-за перенаселения вывозили в Сибирь, то эти мероприятия у украинцев любви к евреям и большевикам никак не добавили. Более того, в проти­вовес Палестине у большевиков возникла идея создать и еврейское государство — еврейскую республику на Даль­нем Востоке. Предполагалось к 1937 г. довести там чис­ленность еврейского населения до 150 тыс. человек. Сво­их 3 млн. евреев для этой цели не хватало, поэтому на­чали импортировать евреев из Польши и Румынии. Не будем рассматривать этапы, а просто констатируем, чем это закончилось.

Для занятия сельским хозяйством в Крыму подъем­ные деньги получили 47740 человек, к 1939 г. в деревнях оставалось 18065 евреев. Численность Еврейской авто­номной области на Дальнем Востоке к этому году достиг­ла 108938 человек, из них 17695 евреев, из которых на селе жило 4404 человека. Евреи в своей массе ясно да­вали понять, что работать на полях их ни царизм, ни ка­питализм, ни сионизм, ни социализм не заставят!!!

Но все же именно в СССР идеи свободного труда в справедливом государстве, в котором высшим поче­том и уважением пользуются рабочие и крестьяне, дали максимальный эффект. И пусть не в еврейских колхозах, пусть и не на еврейских предприятиях, но в сельском хо­зяйстве и промышленности СССР начало работать такое количество рабочих и крестьян — евреев, которое и не снилось сионистам за сто лет их пропагандистской ра­боты: перед Второй мировой войной из примерно трех миллионов общей численности, около 900 тысяч евреев (вместе с семьями) были заводскими рабочими и 300 ты­сяч — крестьянами.

Да, сегодня в Израиле есть и евреи-крестьяне. Вот, к примеру, израильский журнал «Алеф» за август 2001 г. дает статистику еврейских крестьян из общей численности ев­рейского населения Израиля в шесть миллионов человек:

«За прошедший год население кибуцев сократи­лось на 4 тысячи. В 1999 г. в них проживали 62 тыся­чи человек, а в 2000-м — 58. Кроме того, 3100 человек взяли отпуск из кибуцев, и большинство из них, ско­рее всего, обратно не вернутся».

И я, безусловно, верю, что в этих кибуцах (сельхоз­предприятиях, организованных на принципах коммуны) завхозы, завсклады, секретари, учетчики и контролеры — все евреи. А кто по национальности те, кто реально ра­ботает на полях и фермах?

 

ИЗРАИЛЬ — МОСКВА?

Несколько лет назад мне дали почитать книгу Вади­ма Томашпольского «Наоборот и другие возмутительные писания». Книга издана «бешеным тиражом» — 150 эк­земпляров, характерным для «культурного Израиля» и нынешней России. Посему я перепечатал ее с сокраще­нием в «Дуэли». Томашпольский не журналист-профес­сионал (хотя как профессионал превосходит стада жур­налистов), в СССР он был организатором производства, и хорошим организатором, поэтому, поработав на произ­водствах в Израиле, вполне компетентно описал то, что там происходит. Вот, что он увидел.

«Некоторое время назад мне довелось рвать жилы в одном отдельно стоящем цехе, расположенном ми­нутах в пятнадцати езды от основного завода, завода-гиганта. На гиганте пахало около сотни трудящихся. Там же базировался административно-надзиратель­ский костяк, то есть прорва огромных, больших, сред­них и малых начальников». У этого «завода-гиганта» «снабжение идеальное, кадры надрючены до совер­шенства, технология отлажена еще в период между ту­рецким и английским игом и с тех пор не менялась, продукцию хватают даже в Монголии вследствие ее редкостно низкой цены, а низкая цена вытекает сами понимаете из чего...»

Набравшись опыта, он так суммировал свои наблю­дения.

«Ко многим определениям, данным Израилю пи­шущим и непишущим людом, я бы добавил и такое: это СТРАНА ПРОВЕРЯЛЬЩИКОВ. Ани эвдок (я про­верю)! — это почти стопроцентно ожидаемая и сбы­вающаяся реакция нормального израильтянина на лю­бое предложение, сообщение, а уж тем более — прось­бу. Что же касается так называемой производственной сферы, то здесь контроль есть основное и единственное содержание труда непроизводственного персонала.

Чем, например, можно объяснить тот поразитель­ный факт, что израильские предприниматели явно во вред своему карману держат такую армию капо (так называли вербуемых из самих заключенных надзирате­лей в немецких концлагерях. — Ю.М.), которая сопос­тавима, а иногда и превышает по численности количе­ство подлежащих надзору з/к (заключенных. — Ю.М.). Во вред собственному карману — это в Израиле не шутка, это явление абсолютно невероятное. Но — оче­видное. При том, что истинным солнцем страны явля­ется не жгучее небесное светило, а — ШЕКЕЛЬ.

По-моему, объяснить это можно только таким ка­чеством, как тотальная недоверчивость. Если все врут всем, врут привычно и беззастенчиво, врут по-боль­шому и по-маленькому, если ложью пропитаны все сферы жизни, от быта до политики, если, наконец, вранье есть норма, а правда — редкая диковина, эк­зотика, то оружие одно: не верить. Никому и никогда. Не верить и проверять. Но и проверяльщиков надо проверять. И проверяльщиков проверяльщиков...»

Томашпольский дает и еще одно очень ценное на­блюдение и даже иллюстрирует его таблицей сравнения с СССР. В СССР различного рода «сидельщики» в конторах — чиновники, — не пользовались большим уважени­ем и их должности не считались престижными, а в Из­раиле этих должностей жаждут, на них устраиваются «по блату», их обладателям дружно завидуют. Общественное мнение жаждет именно такой работы. Пример вожделен­ной в израильском обществе должности Томашпольский, может, и с излишней злобой, описывает.

«Этому Шмулику чуть больше двадцати. До багрута (аттестат зрелости) он не дотянул вследствие не­обузданной тяги к познанию женской анатомии. Имея суперблату Шмулик мог бы вообще не посещать школу и переходить из класса в класс «за так». Но он как раз посещал, вот в чем дело. А посещая — задирал юбки учительницам. Или пробовал сдернуть с них штаны. Что же до учителей мужского пола, то с них он ничего не сдергивал, а просто говорил им всем, что они хара (говно). Ясно, что даже суперблат не удержал Шмули­ка в седле до 12-го класса.

Сегодня юноша занимает пост начальника отде­ла эстетики в нашем поселковом совете. У него есть все, о чем можно мечтать: семь штук в месяц, квиют (постоянство, т.е. статус работника, которого очень трудно уволить), бесплатный телефон дома и в тачке, сама тачка, а точнее, две, своя и казенная, и к обеим казенный бензин.