Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно

Мухин Юрий Игнатьевич

ЧАСТЬ IV. ДОРОГА ОБРАТНО

 

 

ГЛАВА 1. А НУЖНО ЛИ ИДТИ ОБРАТНО?

 

ОБ УМЕ

Нужна ли демократия, нужно ли состояние в стране, когда власть имеет народ, когда его интересам все подчиняются? Вопросы эти не случайны, поскольку подавляющее число людей путают понятие «власть» с понятием «люди, дающие указания». И тогда в ход пускается мысль о том, что такие указания должен давать не кто попало, не кухарка, не какой-либо Ванька, а некая яйцеголовая элита, люди большого ума. Эта мысль идет от мудраков, поскольку они, как правило, именно себя к этой элите и причисляют. Может быть, они правы?

Основополагающие вопросы управления государством просты и доступны пониманию обычного человека. Государство управляется с помощью законов, именно в них обозначается цель управляющего воздействия и способы ее достижения. А так как это пишется для исполнения гражданами, то должно быть понятно всем. Если закон не понятен обычным людям, – они не понимают, что он им диктует, – то это не закон. Скорее всего, это или бюрократическая инструкция, написанная государственным аппаратом для самого себя, или жульническое покушение на демократию, на власть народа.

Не может народ иметь власть, не понимая, что написано в законах, данных от его имени. Зачем народ превращать в идиотов, которые сами себе дают указания, не понимая, зачем они нужны и как их исполнить? Если такие законы есть, то, значит, не народ здесь виноват, а очередные идиоты-депутаты, которые очередным законом похоронили в стране демократию.

Снова повторим пример Уголовного кодекса. Почему думают, что кухарка не может понять цель этого закона – общественную безопасность? Почему она не может понять, что этот закон обусловливает поведение всего населения и ее поведение в том числе для того, чтобы действовала ее конституционная гарантия на неприкосновенность личности, собственности, жилища? Почему она не поймет, что для этого нужно наказывать за убийство, кражи и т.д.? Почему нужно считать, что кухарка не сумеет принять этот закон, будучи депутатом, или не сумеет оценить действия избранного ею депутата, принявшего этот закон?

Слухи о том, что властью должна обладать элита, распускаются теми, кто претендует на это звание. И их действительно можно называть элитой по многим параметрам, но только не по уму.

И среди рабочих и крестьян есть люди и глупее среднего и умнее, но нужно сказать, что автор не имеет оснований заявить о том, что рабочие в среднем глупее интеллигенции. И это не реверанс в сторону рабочих, автор достаточно с ними общался и общается, чтобы знать, что среди них достаточно и тупых, и алчных, и подлых.

Но... все-таки тупых среди них не больше, чем среди тех, кто называет себя интеллигенцией, а умных – не меньше. Как это ни кажется странным.

Дело в том, что у нас ум очень часто путают с памятью, забывая, что абсолютная память (это установлено наукой) бывает обычно у абсолютных идиотов. В Париже лет тридцать в одном из ресторанов работал гардеробщик, который не выдавал номерков, так как помнил, у какого посетителя какую одежду он брал. Интересно, что он помнил посетителей не одного дня, а вообще всех посетителей за тридцать лет своей работы. Вот такой был компьютер с видеомагнитофоном. Но никакую другую работу он делать не мог – был глуп как бревно.

Естественно, что если у человека неплохая память, то ему легко запомнить те формальные знания, что дают в школе, запомнить цитаты, хорошо сдать экзамены в институт или университет и хорошо его закончить... Но ведь это заслуга памяти, а не ума.

Автор, как русский, не может любить Уинстона Черчилля просто потому, что Черчилль за свою жизнь много чего успел сделать против СССР. Но автор не может не восхищаться самим Черчиллем как человеком – его умом, отвагой, решительностью. Кстати, кроме того, что Черчилль был умный политик, он был великолепным художником – его картины даже под псевдонимом покупал Лувр, его книги по истории стали учебниками. Но маленькому Уинстону совершенно не давалась математика, даже с репетитором. Не то, что в университет, он после окончания школы не смог поступить даже в пехотное училище и с большим трудом осилил экзамены только в кавалерийское. (У офицера-кавалериста в Англии жалованье не окупало расходов на дорогостоящую амуницию и необходимые развлечения.) Не будь он из рода Мальборо, не заботься о его судьбе королева Англии, наверняка он был бы простым офицером. Но значит ли это, что он был бы от этого глупее?

Ум – это не память, это способность самостоятельно оценивать взаимосвязь между фактами, самостоятельно достигать новых для себя выводов, вырабатывать объективно верные решения. Память этому помогает, но она не заменяет ума.

Автор писал, что почти два десятка лет профессионально занимался наукой и в этом плане просматривал массу сообщений о различных технических новшествах. Обычно, на 99,9 процента – это некоторое совершенствование старого. Блестящих, парадоксальных изобретений очень и очень мало. Что сделаешь, и маленькие блага – это тоже блага. В обычной работе, если новшество дает 1 процент повышения производительности труда, то это очень много. Часто приходится довольствоваться и 0,1 процента.

Автор сталкивался по работе с сотнями ученых, от кандидата до члена-корреспондента Академии наук. И среди них не было людей, в чьи головы пришла бы какая-либо идея, которая могла бы кардинально, в несколько раз что-то улучшить. (Зато, кстати, был ректор одного института, который очень обиделся на автора и считал консерватором только за то, что автор не захотел потратить заводские деньги на создание вечного двигателя по проекту этого ректора.)

В то же время автор знает достаточно много рабочих, которые в своих делах достигали поразительных успехов именно благодаря уму, находили решения, которым на тот момент просто не было аналогов.

Несколько примеров. Профессии слесаря-инструментальщика автора учил толковый слесарь Герман Куркутов. И потом, когда автор стал работать самостоятельно, Герман за ним присматривал. Так уж ведется, но молодым рабочим часто дают работы нудные, малооплачиваемые, более квалифицированные рабочие их делать обычно не хотят из-за малого заработка. Как-то раз автору попала большая партия забракованных фрез для исправления, а поскольку считалось, что фрезы уже изготовлены, да и слесарной работы по ним не предусматривалось, то расценка ее была оскорбительно мала. Протест автора мастер подавил, и пришлось приступить к работе. За первую смену – 9 штук, за вторую -11. Снова пошел к мастеру просить, чтобы это горе он распихал и по другим слесарям тоже. Опять отказ. Подошел Герман, посмотрел на фрезу с минуту, взял напильник, заточил его на наждаке и дал автору, объяснив, что надо делать, В эту смену автор сделал 140 фрез, а на следующий день к обеду закончил всю партию! И ни до того, ни после автор никогда не встречал этого способа работы.

Точно так же получилось и с разметкой листов под газорезчика. Сама разметка не пугала – автор читал чертежи и чертил неплохо. Но обкернить разметку было мукой, поскольку резчик в темных защитных очках плохо видел и требовал, чтобы пятно от керна было чуть ли не 5 миллиметров диаметром. Из-за этого никто в цехе разметкой не хотел заниматься. Подошел Герман, посмотрел с минуту и предложил автору попробовать вместо керна центр от токарного станка. Работа ускорилась раз в пять, и автор стал нормально на ней зарабатывать.

Уже работая шефом исследовательской службы завода, автор, наверное, с месяц думал над одной проблемой и наконец оформил решение рацпредложением. Главный инженер принял предложение и отдал его в конструкторский отдел для изготовления чертежей. Но там дело затягивалось, автор напомнил главному, тот рявкнул на начальника конструкторского бюро, и к автору пришел конструктор за уточнением деталей. Начали говорить, и вдруг стало ясно, что разговор идет не о том, что автор предложил. Действительно, конструктор показал рацпредложение на эту же тему простого рабочего. Но это был шедевр, это было настолько изящно, что автор только руками развел. Раз в пять дешевле, чем автор предлагал, и раз в сто надежнее! Пришлось автору отказаться от своего рацпредложения и дать конструктору пояснения по предложению этого рабочего.

Миф о том, что руками работают глупые, то есть рабочие, идет от тех, кто никогда с рабочими дела не имел. Строго говоря, есть основания считать, что сейчас рабочие в среднем более умные, чем те, кто не состоит при Деле. Ведь Дело заставляет думать.

Ну скажите, разве вы найдете шофера с 20-30-летним стажем, чтобы он не знал, что у автомобиля есть двигатель, тормоза, что нельзя ехать на красный свет? Да сам по себе этот вопрос звучит дурацки.

А вы посмотрите на наших академиков-экономистов, на всех этих Шаталиных и Явлинских. Ведь эти люди просто не знают самого элементарного в экономике. Весь их авторитет зиждется на не понятных никому, да и им, пожалуй, но «умно» звучащих словах: «эмиссия, ваучер, приватизация, харизма, хилиазм, теодицея и т.д. и т.п.». Такие слова – радость для мудрака, но обычные люди, те же рабочие, смущаются. Обычно они думают: «Раз этот тип такие слова знает, которые я и выговорить не умею, то, может быть, он действительно умный?»

Обидно, что слушают и верят мудракам люди действительно умные, Люди, которые без труда могут во всем разобраться, попробуй они не верить, а понимать.

 

О ГЛУПОСТИ

Да, этим можно возмущаться, можно негодовать, но подавляющая масса избирателей предпочитает не думать, а просто верить. Мы, к сожалению, стадо, а стадо верит своим пастырям, не утруждая себя самостоятельным поиском логических связей между фактами и явлениями нашей жизни, не делая собственных выводов.

В качестве пастырей у нас подвизается интеллигенция, которая делится на две категории: на тех, кто именно так себя и называет (ученые, журналисты, писатели, артисты и т.д.), и тех, кому в этом названии первой категорией отказано – руководители, инженеры предприятий, офицеры.

Внешне разница очевидна: вторые являются официальными пастырями, а первые (комедианты) владеют органами формирования общественного мнения. И посредством этих органов первая категория постоянно внушает стаду, что официальным пастырям верить нельзя, а можно верить только неофициальным, дескать, у них нет корыстных целей по отношению к стаду.

Внутренние различия глубже. Первая часть интеллигенции никогда в своей жизни ни своей зарплатой, ни должностью, ни честью не отвечала за получение результатов, жизненно важных для избирателей, – за Дело, а это не стимулировало ее ни думать над жизнью людей, ни изучать ее. Поэтому она алчна, самовлюбленна, но глупа – глупее стада, хотя и ведет его за собой.

С началом перестройки эта часть интеллигенции повела за собой избирателей, и мы видим, что в стране начали твориться дела чрезвычайные.

Смотрите. Избиратель из своего кармана платит всем – министрам и чиновникам, генералам и президентам. Совершенно естественно, что если этих лиц станет больше, а это неизбежно при делении страны, то он вынужден будет кормить больше ртов, а сам жить беднее. В одиночку, своим умом, даже кухарка в безобразно пьяном виде не смогла бы до развала страны додуматься. А с этими пастырями – пожалуйста!

Опыт исследований во многих областях дает основание утверждать следующее. Если взять в каждом населенном пункте СССР процент «интеллигенции» первой категории и соотнести его с результатами референдума в марте 91 -го, то будет выявлена прочная зависимость между этими параметрами, В Москве более тысячи набитых «научной» интеллигенцией институтов плюс министерства, конторы, вся союзная пресса. Так чего удивляться, что московское стадо с такими пастырями проголосовало за развал СССР?

Автора могут обвинить в предвзятости, ведь в составе этой интеллигенции находятся наши славные ученые – люди общепризнанно умные. Здесь кроется ошибка, характерная для обывателя. Не зная, как у нас становятся учеными, он не знает, что ум и ученое звание — это разные вещи, но и в случаях, когда это совпадает, пользоваться умом ученого нужно крайне осмотрительно и только в той области, где он действительно специалист. Потому что в остальных областях он, как правило, глупее всех обычных людей.

Давайте рассмотрим, почему это так, а потом подтвердим это примерами.

Представим двух парней, одинаково умных, которые, допустим, окончили автомобильный институт. Один пошел работать водителем, а второй — в аспирантуру.

Диссертаций на тему «Автомобиль» не пишут – об этом все известно. Поэтому тема диссертации аспиранта будет, вероятнее всего, звучать так: «Исследование влияния графита на фрикционные свойства тормозной колодки левого заднего колеса карьерного самосвала». Лет через 5-6 один станет уже опытным водителем, а второй, защитив эту диссертацию – ученым, кандидатом автомобильных наук.

Молодой ученый начнет писать докторскую диссертацию, которая с 95-процентной вероятностью будет развивать тему кандидатской, например: «Исследование влияния графита на фрикционные свойства колодок обоих задних колес карьерного самосвала». Пройдет еще лет 10. Первый будет уже классным водителем, а второй, вполне заслуженно, доктором автомобильных наук.

Первый проедет миллион километров в степях, горах, в болотах и лесах, научится возить людей и бетон, доски и сено, а его однокурсник будет выдумывать новые испытательные стенды и проводить новые исследования. В конце концов он закончит их монографией: «Графит и тормоза карьерного самосвала», после чего его изберут в академию, и он станет академиком автомобильных наук. Он действительно будет ученым-автомобилистом, и действительно в" плане его работ его можно будет считать знающим, но только в плане его работ. К этому времени он уже забудет, что такое автомобиль и как на нем ездят. Знания об этом у него будут даже не институтскими, а детскими, поскольку без использования все знания забываются.

А первый забудет, что такое «графит», что такое «фрикционные свойства», ведь и его знания не вечны, но он будет знать, что у его автомобиля есть тормоза, и уметь отлично ими пользоваться.

И вот представьте, что этому академику предложили вести автомобиль. Учитывая академические амбиции, он может и согласиться, но мы-то что должны от него ожидать?

Заметьте, было время, когда мы ничего не слышали про наших славных академиков-экономистов. И благосостояние народа неуклонно повышалось. А потом Горбачев дал возможность засиять звездам Абалкина, Аганбегяна, Шаталина, Бунича. А у Ельцина госсовет вообще практически полностью был составлен из академиков. И что мы имеем? Полный развал экономики! Обывателю непонятно, почему это. Ну а как могло быть по-другому?

Карем Раш в статье «Армия и культура» без ссылок на источник цитировал примерно такую мысль Ленина: «Упаси господь допустить профессоров к власти. Нужна консультация по специальному вопросу – пригласите и проконсультируйтесь, но к власти – ни в коем случае!» Как видим, Ленин понимал кое-что в профессорах и жизни. И немудрено. Он ведь сам писал свои работы, сам разрабатывал программы, сам делал доклады. Академики не были ему нужны, он не Горбачев и не Ельцин, он был лидером, а не чтецом-декламатором. Свои программы «500 дней» готовил он сам, а не еще не знающий экономики Явлинский с уже забывшим ее Шаталиным.

Короче, если вам нужно изгадить какое-либо дело, обязательно пригласите академиков, чтобы они подготовили вам программу по его улучшению. Незаменимые специалисты для этого!

Но есть и субъективные факторы академической тупости. В обюрокраченном СССР процесс получения ученого звания стал настолько формальным, что обладателем его мог стать любой, самый безграмотный и просто неумный человек.

Возьмем, к примеру, Г.Х.Попова – вождя русской «демократии». Он считается доктором экономических наук, будучи депутатом, на Первом Съезде народных депутатов СССР удачно рассказал залу примитивную хохму про курочек и яйца. Она очень понравилась московской «интеллигенции», все газеты заполнились хвалебными статьями Г.Попову, ему тут же была выдана кличка интеллектуала и профессионала-экономиста.

Между тем сам Г.Попов уровня своего умственного развития никогда не скрывал, так как писал статьи и книги, и не виноват, что «интеллектуалы» их не читали, а если читали, то не могли понять глубину глупости идей Гавриила Харитоновича, его элементарную безграмотность. Перед выборами в ВС России, тот самый ВС, что и довел Россию «до ручки», он в тогда многотиражном «Огоньке» (№ 10, 1990 г.) опубликовал длинную статью: «За что голосует Россия». Поскольку Россия и Москва проголосовали именно за него и его сторонников, давайте вспомним, на каких идеях он демонстрировал избирателям и их пастырям свой интеллект.

В этом опусе есть вещи, которые, наверное, будут смешны только для специалистов. Например, он пишет: «Как экономист, я не понял, что значит фигурирующая в платформе (патриотов. – Ю.М.) «хозрасчетная цена». Ведь до сих пор в экономике было две цены: подлинная цена, цена свободного рынка, и волевая цена бюрократии, устанавливаемая государством». Смысл этой фразы для специалиста примерно таков: «Как шофер, я не понял, что значит автомобиль. Ведь до сих пор имеются только два средства передвижения: волы и лошади».

Но и не специалистам, а просто людям со средним образованием есть чему удивиться. Например, Попов вопрошает: «Может ли стать свободным крестьянин без свободного рынка?» – не замечая, что это звучит так же, как и вопрос: «Может ли в огороде расти бузина, если в Киеве живет дядька?» Естественно, что на идиотский вопрос обязан быть и идиотский ответ. Он есть у Г.Попова: «Если крестьянин не будет иметь права свободно торговать на свободном рынке по устанавливающимся там в ходе конкуренции ценам, то никакого «свободолюбивого российского крестьянства» не будет. А будет традиционный российский крепостной – помещичий ли, государственный ли, удельный или колхозный. Он будет в полной зависимости от тех российских бюрократов, которые, естественно «во имя общенародных интересов», будут диктовать ему, что и когда сеять, кому и за сколько продавать».

Порой кажется, что Г.Попов специально издевается над тупостью российских «интеллектуалов». Ведь человеку, изучавшему даже не экономику, а просто историю в начальной школе, известно, что все крепостные жили в условиях именно того свободного рынка, о котором мечтает Попов, торговали там по ценам, устанавливающимся в ходе конкуренции, и никто и никогда не указывал крепостным, что и когда сеять, кому и за сколько продавать. Эти сентенции – умствование малообразованного для малообразованных.

Впечатление такое, что хохма с яйцами совсем истощила умственные возможности Г.Попова к моменту написания статьи. Он глубокомысленно вопрошает: «Может ли быть «не государственной» общественная собственность?» Любой, не причисляющий себя к «интеллектуальной элите» России сразу же ответит, что столетиями в России существовала общинная собственность на землю, до которой государству не было никакого дела. Это любой, но не Гавриил Харитоныч. Разберем его ответ по предложениям, так как здесь он бросился бороться с философской мыслью.

«Как человек, изучавший марксизм, я был уверен, что ничьи козни не могут изменить объективность отношений собственности. Напротив, они сами все определяют». Понятно, что это грек писал, но судя по всему «они» относится не к «козням», а к «отношениям». Следовательно, Г.Попов был уверен, что факт принадлежности собственности частному лицу, обществу или государству определяет «все». Написав эти два предложения, Г.Попов ни с того ни с сего вдруг пишет третье: «А зависят они не от людей, а от уровня развития производительных сил». Так ведь только что писал, что отношения собственности все определяют, что никакие козни... и вдруг пишет, что они уже зависят. Кроме этого, производительные силы – это люди и средства производства, получается, что отношения собственности зависят не от людей, а от людей со средствами производства. Согласно мысли в третьем предложении, если люди образованны и работают на высокопроизводительных средствах производства, то отношения собственности должны измениться, скажем, обладание средствами производства перейдет от частных лиц к государству. Ладно, двигаемся к четвертому предложению: «Если какая-то форма собственности не соответствует, производство или хиреет, или проигрывает в соревновании с другими видами собственности». То есть снова «на круги своя». Опять «отношения собственности» определяют все. Только что производительные силы все определяли, а теперь снова «их определяют».

Итак, философ Г.Попов при помощи всего четырех коротких предложений сумел дважды изменить точку зрения на противоположную. Это для книги Гиннесса. Устав от трудов, он подытожил: «С этой точки зрения (с какой? – Ю.М.) наши экономические беды я связываю прежде всего с всеобщим огосударствлением на базе государственной собственности». Ну это знакомо – всеобщая механизация на базе механизмов, экономика должна быть экономной и т.д.

И, заметьте – это не записки из сумасшедшего дома, это идеи лидера, за которого, радостно блея, проголосовала Москва. Сколько же в ней людей, которые читать умеют? Ведь Г.Попов ничего не скрывает, его ум как на ладони. Он ясно пишет: «Если у гражданина будет уверенность, что он сможет жить в обществе совершенно независимо от государства, то такое государство никогда не сможет быть тоталитарным и такой гражданин никогда не будет винтиком».

Но гражданин – это человек, который служит государству и находится под его защитой. Государство защищает граждан руками и жизнью своих граждан, и для этого они должны быть зависимы от него. Если граждане не зависимы от государства, то нет ни граждан, ни государства. Останется только человеческое стадо, и только стадо и могло проголосовать за вождя с такими идеями. Ну, не обидно ли?

На Первом Съезде народных депутатов СССР рядом с яйцами Г.Попова (прошу прощения за двусмысленность) засияла звезда академика Сахарова – апостола «демократии», его святого.

Под занавес он залез на трибуну со своим «Декретом о власти». Горбачев, его брат по разуму, прочесть декрет не дал. Тем не менее, декрет был опубликован, его можно было прочесть, если, конечно, человек хотел его прочесть. Ведь святой все-таки, апостол, а апостолов надо изучать, тем более что сам Сахаров просил депутатов внимательно изучить текст декрета.

Нет нужды цитировать его весь, достаточно первых двух пунктов. Вернее – второго.

«Декрет о власти.

Исходя из принципов народовластия, Съезд народных депутатов заявляет:

1. Статья 6 Конституции отменяется.

2. Принятие Законов СССР является исключительным правом Съезда народных депутатов СССР. На территории союзной республики Законы СССР приобретают юридическую силу после утверждения высшим законодательным органом союзной республики».

Заметьте, утвердить или не утвердить может только старший младшему, начальник подчиненному и никогда, повторяю – никогда, наоборот. Если союзные республики получают право утверждать Законы СССР, то, значит, самого СССР уже нет, они старшие в Союзе. При этом, не только депутат Сахаров, но и все депутаты Съезда превращаются в пустопорожних болтунов, чья болтовня союзным республикам абсолютно не нужна. Более того, они автоматически перестают быть союзными, так как союз – это единство действий, а его обеспечивали единые союзные законы.

Обычный человек, но знающий жизнь, например – кухарка, подобного Предложить не мог. Такой декрет мог предложить либо дурак, не имеющий представлений даже об элементах общественной жизни, государственного устройства, политике, либо очень умный проходимец, знающий, что внимать и следовать ему будут люди, для которых название «идиот» является не оскорблением, а диагнозом. И он должен был знать, что таких людей в Москве много.

Неужели России только осталось, что иметь власть такой элиты? Неужели это лучше демократии, лучше власти людей, привыкших отвечать за свою жизнь, за свое Дело? И неужели кто-то может надеяться на то, что эта власть долго простоит?

 

ГЛАВА 2. ДЕМОКРАТИЧЕСКОЕ ГОСУДАРСТВО

 

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ОБЯЗАННОСТИ

Прежде чем искать дорогу обратно, мы обязаны ясно представлять себе, куда идем. Иначе говоря, как должно быть устроено демократическое государство.

Мы уже говорили, что главная и единственная обязанность демократического государства – организация защиты народа от всех возможных опасностей и проблем. Ни для чего другого оно народу не требуется.

Организуются в государство 10 – 100 – 200 миллионов человек. Создают единый для всех законодательный центр, подчиняются ему, возлагают на него обязанности. Но вот вопрос: надо ли, чтобы центральная власть организовывала абсолютно все виды защиты для всех сразу? Надо ли, чтобы министр внутренних дел, сидящий в Москве, имел в числе своих обязанностей защиту граждан города Урюпинска от местных хулиганов? Может быть, урюпинцы и без него обойдутся? Если государство взялось обеспечить всем бесплатное медицинское обслуживание, значит ли это, что всеми больницами надо управлять из Москвы? По-видимому, не надо.

Отсюда вытекает, что силы всех граждан государства нужно сосредоточивать только на тех вопросах защиты народа, которые действительно могут быть решены только усилиями всех граждан. Остальные дела просто не имеет смысла поручать центральной власти, качественно она их исполнить физически не сможет.

Что нужно поручить центральной власти государства?

Прежде всего, разумеется, военную защиту страны от внешнего врага. Армия, флот и все, что с этим связано, должно быть во власти центра.

Затем государственную безопасность, то есть преследование и предотвращение тех преступлений, что опасны сразу для всех граждан страны. Разведка, контрразведка, военные трибуналы и прокуратура должны быть у центральной власти.

Ей нужно отдать также розыск преступников на всей территории страны и вне ее, а вот от суда над ними центральную власть требуется освободить. Единственно, и только с точки зрения экономической целесообразности, ей можно поручить приведение приговоров в исполнение в общегосударственных местах заключения.

Центральная власть должна взять на себя дипломатическую защиту и государства, и каждого отдельного гражданина.

Центральная власть обязана взять на себя управление экономикой ораны, как об этом писалось в первой части книги.

Кроме этого, в стране всегда будут крупные технические, экономические, экологические проблемы, которые невозможно будет разрешить силами отдельных регионов. Силы и средства для их решения должна сосредоточить центральная власть.

В плане защиты интеллектуального потенциала страны центральная власть должна развивать науку, в том числе и в тех областях, где скорого эффекта может и не ожидаться.

Кроме этого, центру придется заняться государственными органами формирования общественного мнения, развитием национальных культур, стихийными бедствиями национального масштаба, помощью другим странам.

Вот, пожалуй, и все, что было бы целесообразно поручить центральной власти, дать ей на это деньги и людей и право по этим поводам издавать распоряжения.

Источник остальных распоряжений нужно перенести как можно ближе к гражданам, как можно ближе к народу. Если какой-либо колхоз в состоянии будет обеспечить своим гражданам оставшиеся виды защиты, то тогда его выборный орган должен стать законодательным для территории колхоза и будет обязан эту защиту осуществить. Но вряд ли в жизни удастся приблизить законодательные органы так близко к людям. Воссоздать русскую общину не удастся по многим причинам, и в первую очередь по причине экономической нецелесообразности. Вероятнее всего, местная власть государства расположится на уровне существующих городов и районов. Давайте по старой памяти эти города и районы с функциями законодательной власти будем называть общинами, имея в виду, что община – это территория со средствами производства и люди, которые живут здесь и в основной массе работают на этих средствах производства. Общины должны обеспечивать живущим на их территории людям коллективную защиту: содержать больницы, милицию, суд и т.д. Конечно, в каких-то случаях общины могут иметь и общие с другими общинами больницы, и общие милицию и суд. Но все-таки надо стремиться приблизить местную власть как можно ближе к людям, дать им возможность влиять на те законы, которые для них и принимаются. Восстановить общинный принцип единогласия не удастся, общиной так или иначе будет управлять не общее собрание жителей, а депутаты, но эти депутаты будут жить рядом с людьми и принимать решения по вопросам, суть которых им будет понятна и которую и депутаты легко смогут обсудить со своими избирателями.

Как будет называться законодательный орган общины, сколько в нем будет депутатов, на какой срок их избирать – это решит сама община. Этот орган, назовем его Совет, примет все необходимые законы для защиты граждан на своей территории. Он же будет определять, кому, какие и как налоги платить и как исполнительной власти общины их тратить.

Центральная власть издаст Уголовный кодекс, где скажет, как она будет наказывать государственные преступления, а обычные уголовные преступления, по специальному перечню, поручит расследовать и наказывать общинам, и как наказывать — каждая община решит для себя.

Кроме этого, община может пополнить общий перечень иными действиями, которые на своей территории сочтет преступлениями. Например, многоженство или вождение машины в пьяном виде. Общинные суды будут судами первой и последней инстанции. Обжаловать их приговоры или просить помилования можно будет только в Совете общины. Таким образом, нынешние областные и Верховные суды с прокуратурами станут ненужными и прекратят занятия любимым делом – пересылкой бумаг друг другу. Преступнику, попавшему на территорию незнакомой общины, нужно будет ознакомиться с ее Уголовным кодексом – узнать, что за что здесь дают. Может быть, дают столько, что выезжать надо срочно.

Учитывая, что защищать права граждан нужно на территории всех общин, уголовно-процессуальный и гражданско-процессуальный кодексы должны быть едины для всего государства.

Пенсионное обеспечение – это дело общин, это их обязанность. Если они решат создать единую для всей страны систему пенсий, то инициатива должна исходить от них и центральная власть в это вмешиваться не должна. Законы о пенсиях – дело Советов общин.

То же самое касается законов о труде. Длительность рабочего дня, минимум зарплаты, выходные, трудовые споры – все это дело общин.

Ни в одной стране нет бесплатного медицинского обслуживания. Так или иначе деньги у людей изымаются либо прямо, либо через страховые компании, либо налогами. Это также дело общин – как они сочтут целесообразным, так и поступят. Медики общин заключат договор с клиниками и институтами, дающими специализированную помощь высокого класса, и за деньги общин будут посылать туда сложных больных. Делократизация медицинского обслуживания не представляется очень сложной, но автор не будет обсуждать этот вопрос.

Среднее образование даст всем своим детям община, она же разрабатывает и требования к нему. А вот что касается высшего, то здесь несколько сложнее. Мы привыкли говорить, что люди с высшим образованием нужны государству. Это вредная ошибка, которая, между прочим, позволила расплодить нам так много дерьмократов. Государству, народу люди с высшим образованием не нужны. И платить за их обучение государству незачем. Специалисты с высшим образованием нужны конкретным отраслям экономики и общественной жизни. Инженеры нужны заводам и исследовательским институтам, юристы – судам, милиции и прочим, выпускники литературных институтов – редакциям и издательствам, медики – клиникам и т.д. и т.п. Вот они и должны платить за подготовку себе кадров.

Причем разумно это сделать так. Люди со средним образованием безо всяких экзаменов должны иметь право записаться на первый курс любого вуза. Но вуз потребует оплатить обучение в нем. Следовательно, одновременно с поступлением студент должен будет взять в банке ссуду на свое обучение. А вернет эту ссуду банку то предприятие или учреждение, куда выпускник поступит на работу по окончании вуза. Если он окажется никому не нужен, то тогда должен будет вернуть деньги банку самостоятельно, либо банк возвращает их через суд, если выпускник откажется платить. У студента сразу после поступления в институт должна начать болеть голова о том, где он будет работать и кому нужен, а своей учебой он должен доказать, что действительно кому-то нужен.

Все это отдельные детали, которые можно будет решить в процессе возврата к демократии. Главное в другом – необходимо в государстве делить между «ветвями власти» не права, а обязанности государства и понимать, зачем мы это делаем. Это не реорганизация ради реорганизации.

Мы организуем низшее звено государственного управления с тем, чтобы максимально приблизить его к населению, и делаем это не в рекламном восторге. «Во какие мы демократы!» Мы добиваемся этим, чтобы большинство законов были максимально действенными, максимально приноровленными к данной местности, данным условиям, данным людям. Вспомним, почему в немецкой армии предоставлялась максимальная свобода нижестоящим командирам? Почему единоначалием им давалась законодательная власть? Мюллер-Гиллебрандт писал, что делается это для того, чтобы «...реализовать скрытые потенциальные возможности, которые таятся в любой обстановке, но которые редко удается своевременно распознать (из центра. – Ю.М.) и использовать в своих целях... обеспечить за собой наряду с материальными факторами силы возможно больше других предпосылок для достижения успеха». Чем ближе источник команды к исполнителям, тем более компетентна эта команда.

Поэтому законодательные функции нужно придать самым нижним социальным объединениям: не республикам, не областям, а общинам. Возложив на общины государственные обязанности, мы должны дать им под эти обязанности и государственные права. Это право назначать и взимать налоги самостоятельно.

Центральная власть будет назначать и взимать налоги уже с общин, а не с конкретных людей или предприятий.

Возглавлять и центральную и местную власть будут избранные народом Советы депутатов, как они конкретно будут называться – не имеет значения.

Итак, делократическое государство строится следующим образом. Население выбирает депутатов в два законодательных органа – высший и местный. И тот и другой издают законы, обязательные для исполнения населением. Законы различаются по видам защиты. Там, где защита народа осуществляется по всей стране и силами всей страны, законы дает высшая власть. Во всех остальных случаях – местная. Местная власть максимально приближена к народу.

Будут ли трудности при реорганизации нынешних систем в такое государство? Не более, чем в любых подобных случаях. Между прочим, за основу своих законов местная власть может взять ныне действующие, какие сочтет нужными, а потом уже, не спеша, пересмотреть их и уточнить.

 

ИСПОЛНИТЕЛЬНАЯ ВЛАСТЬ

Законодательная власть установит законы. В них укажет цели – те защиты, которые эти законы дают народу. Укажет поведение граждан по достижению этих целей.

Теперь нужна исполнительная власть, которая, во-первых, проследит, чтобы поведение всех граждан соответствовало законам, во-вторых, организует их на достижение целей законов.

Исполнительная власть – это сугубо исполнитель воли народа, выраженной в законодательных решениях. Она обязана быть подчиненной законодательной власти без каких-либо оговорок, без каких-либо попыток самой издавать законы.

То, что в ряде стран есть президенты, избранные прямо избирателями -это глупость, оправданная для стран без больших исторических потрясений. Но уже на опыте развалившегося СССР – России и «суверенных» государств – можно видеть, до какого маразма может дойти институт президентства. Не в Ельцине здесь дело, хотя, конечно, будь на его месте умный и порядочный человек, он бы многое успел сделать. Причина в том, что не может быть у подчиненного двух одинаковых по уровню власти начальников. Президент же избирается народом, и парламент народом. Для аппарата исполнительной власти и для граждан – они равноценные начальники. Хорошо, если время спокойное и есть определенные традиции по подчинению президента парламенту. А если нет? Тогда это драка между этими двумя начальниками за первенство и развал управления с анархией в стране. Хотя исполнительная власть и подчинена законодательной, тем не менее любые силы, приходя к власти, норовят в первую очередь назначить своих людей министрами, начальниками и т.д. И это понятно. Деньгами, собранными с народа по приказу законодательной власти, распоряжаются чиновники правительства. А это и государственные должностные оклады, и привилегии, и возможность брать взятки и воровать.

Уже с этой точки зрения весьма сомнителен принцип сменности исполнительной власти. Скажем, президент меняется через четыре года. Это зачем? Сам со своими людьми наворовался – дай украсть другому?

И уже совершенно не выдерживает критики принцип сменности с точки зрения управления.

Чиновник правительственного аппарата – это профессионал, а если это профессионал, то чем больше он работает, тем больше набирается опыта, тем больше от него отдача, тем больше пользы для Дела, для страны. Его нельзя менять через какой-то срок. Его могут сменить только старость, карьера и плохая работа. Он должен быть спокоен. Никакие политические пертурбации в законодательной власти его не должны касаться.

Это профессионал. Скажут ему: «Построй социализм! – он построит. Скажут построить капитализм – он и его построит. Например, задача военного государственного чиновника — командира полка — уметь своим полком уничтожить врага. Какая ему разница, с точки зрения его задачи, какая нынче власть в стране? Враг – сегодня один, завтра другой – все равно будет, и уничтожать его все равно надо. Какой смысл с приходом к власти новой партии менять полковников?

Впрочем, относительно полковников это все понимают, но доходит дело до министров, премьер-министра, президента – и стоп! Вот их, считают, менять надо. А какая разница? Ведь люди на этих постах тоже обязаны быть специалистами, они тоже обязаны набираться опыта. Что же мы на эти должности смотрим так, как будто на них можно посадить любую обезьяну лишь бы из своей партии?

Пришли к власти в России дерьмократы, насадили на должности президентов, премьеров, министров самых лучших дерьмократов, один гений Гайдара чего стоил! А каков эффект? Экономика России от этих «министров» получила удар сильнее, чем она получила его от вермахта в 1941 году. В других странах дело, конечно, получше. Там умные люди приходят на министерские посты. Но от этого все происходящее и там не становится более осмысленным.

Наиболее разумно с точки зрения делократизации исполнительной власти организована монархия. Там монарх с детства знает, что будет монархом, по крайней мере, морально к этому готовится. А взойдя на престол, он подбирает себе министров, исходя из своего понимания Дела и их способностей. Министры и все чиновники спокойны: пока они честно исполняют свой долг, с ними ничего не случится. Их не заменят лишь только потому, что в парламенте победила партия, укомплектованная более способными демагогами и проходимцами.

Мы уже говорили, что монархия в чистом виде дает генетические сбои. Наследник может никак не повторять отца. Но сама по себе управленческая идея, заложенная в ней, не становится от этого хуже.

Здесь надо вот еще что понять. Обычный карьерный рост чиновника идет с самых малых должностей. В результате способный человек, быстро поднимаясь по служебной лестнице, имеет дефект – отсутствие нормального опыта в каждой должности. Этот дефект он обычно компенсирует способностями. А ведь хотелось бы, чтобы и способность и опыт сочетались.

Идеальный случай – это когда человек в молодости поступил на службу и на одной и той же должности прослужил до пенсии. Вот у какого человека был бы опыт так опыт! Но это, к сожалению, по ряду причин невозможно. Система управления все-таки требует способностей не средних. Более способные желательны для более высоких постов, и не потому, что там уж такие сложные задачи. Просто более способный реже ошибается, а даже простительная ошибка внизу стоит дешевле, чем такая же вверху. Поэтому система управления и стремится приподнять способных, пренебрегая недостатком у них опыта. Мы говорим, конечно, о системе управления Делом, а не о чисто бюрократических организациях.

Дело, которое давит на начальника, делают его подчиненные, и он крайне заинтересован, чтобы они были поспособнее. Иначе ему нужно будет работать за них самому. Толковый подчиненный очень ценен, его берегут и стремятся, чтобы у него не возникало желание куда-либо уйти. Правда, подчиненный может уйти вверх, и если речь идет о нормальном, деловом коллективе, а не о бюрократическом гадючнике, то препятствий не будет. Нужны не только способные подчиненные, но и способные начальники.

Автор в системе Управления Делом передвигался не только вверх, но и поперек, то есть попадал на равнозначные должности в совершенно новой для себя деятельности. И всегда, пока не появлялся опыт, он чувствовал поддержку подчиненных, которые формально могли были бы занять его место.

В принципе в системе управления любого нормального, неглупого и ответственного человека можно назначить на любое место, даже самое высокое, но нужно дать ему время получить опыт и научиться. Скажем, в военном деле мы ведь знаем не только полководцев типа Суворова, которые начинали службу солдатами, но и Александра Македонского или Евгения Савойского, которые становились полководцами сразу, без прохождения всех ступеней воинской службы.

К чему эти размышления? Пост главы исполнительной власти очень важен, и весьма желательно, чтобы глава государства попадал на этот пост насколько возможно раньше и находился на нем до тех пор, пока сможет. При этом он должен быть уверен, как и любой чиновник, что, пока законы государства исполняются четко, защита граждан, осуществляемая под его руководством, надежна, с ним лично ничего не случится, никто его не снимет и не отправит на пенсию в молодые годы.

По идее – это царь (автору не нравится из-за иностранного оттенка слово «президент»), но само собой разумеется, что мы называем так главу исполнительной власти страны. Обратите внимание еще на одну существенную деталь монархии. Первый царь избирается, но затем династия воспроизводится самостоятельно. Поскольку царя не избирают, то он ни от кого и не зависит. А поскольку он ни от кого не зависит, то может требовать исполнения законов равно ото всех, а это справедливость. Справедливость исполнительной власти.

Нам желательно в демократическом государстве иметь исполнительную власть, которая бы ни от кого не зависела и сама себя воспроизводила. В этом случае она бы без колебаний требовала ото всех исполнения законов страны до тех пор, пока законодатели их не изменят, какие бы страсти ни бушевали вокруг этих законов. И еще, конечно, хотелось бы, чтобы во главе страны стоял человек неглупый, мужественный, решительный и преданный народу.

Главу высшей исполнительной власти можно назвать хоть горшком, но почему бы не назвать его царем? Выборы первого царя можно проводить, как президента, а можно его назначить и парламентом, был бы человек подходящий, а выборы – это уже второй вопрос. Однако дальше исполнительная власть должна воспроизводить саму себя.

Это может быть так. Установить, что царь отрекается от престола (воспользуемся и соответствующей монархии терминологией) при достижении им возраста 65-70 лет. Лет за 10-12 до его шестидесятипятилетия в стране надо начать поиски наследника престола.

Каждая община должна будет выбрать из своих членов претендента -мужчину или женщину 30-35 лет. Затем губерния должна провести между претендентами конкурс и выбрать одного. Претенденты от губерний попадают в распоряжение министров и царя, которые за 2-3 года путем различных испытаний должны их изучить. После чего царь со своим Советом Министров выберет преемника и его товарища (в будущем вице-царя). Причем кто из них кто, можно сразу и не объявлять. Далее после того, как исполнительная власть окончательно утвердится в своем решении, она начнет обучать и воспитывать наследника престола и его товарища. Обучение должно проводится в течение определенного времени, достаточного и для знакомства со спецификой Дела, и для проявления способностей. Им нужно поручать ответственные дипломатические поручения, команду военными округами и разрешение военных конфликтов, руководство ответственными государственными проектами. То есть лет десять они будут практиковаться в принятии ответственных решений по делам, максимально приближенным к Делу царя.

После ухода царя от дел и отречения от престола он назначит нового царя и его товарища на престол, они дадут уже царскую присягу Высшим законодателям и коронуются.

Конечно, это звучит старомодно – царь, престол. Ну, давайте в угоду дуракам назовем их президентами или вождями. Не в этом дело.

Предположим (не дай Бог) у вас геморрой. Неужели вы объявите «свободные выборы на альтернативной основе», чтобы из всяких любителей, болтунов и прочих претендентов избрать себе хирурга для лечения? Нет! Вы будете искать хорошего хирурга, который успешно делал такие операции много раз. Когда речь зайдет о личной заднице, у всех «демократическая» дурь из головы вылетит. Так неужели наша Родина заслужила, чтобы во главе ее стояли «демократически» избранные дебилы типа тех, кто возглавляет ее сегодня? Ведь дело не в том, как человек попал на место, а в том, умеет ли он Дело делать, предан ли ему!

Но продолжим. Сначала о пустяках. Общину и губернию, которые дадут народу царя, нужно поощрять – может быть, налоговыми льготами. Сделать их вотчиной царя, построить там резиденцию, куда царь удалится после отречения от престола. Пусть общины стараются дать народу царя и гордятся тем, что именно они его дали.

Более серьезно. Царь не может принадлежать ни себе, ни своей семье. Вся личная собственность его и супруги в момент вступления на престол должна быть учтена и обособлена. Его дети и несколько поколений потомков обязаны стать под жесткий государственный и финансовый контроль. Должно быть установлено, что они не могут жить нигде, кроме родины.

Надо помнить, что того, у кого нет личного имущества, невозможно купить. Царь сможет иметь бесплатно все, что пожелает, но это все будет принадлежать государству, и после его смерти новый царь распорядится его имуществом.

И наконец, основное – взаимоотношения исполнительной и законодательной властей. Глава страны – законодательная власть, глава государства, глава органа, организующего защиту страны, глава специалистов этого Дела – царь.

Между ними могут возникнуть трения. Законодатели решат принять новый закон. Как автор писал, в нем обязана присутствовать полезная народу цель, она обычно дается в преамбуле. Далее идут статьи, определяющие поведение населения по достижению этой цели. Организовать поведение населения и контролировать его должен царь со своими чиновниками-специалистами: им лучше, чем кому-либо, видно, можно ли указанными в законе средствами достичь желаемой цели.

Отсюда следует, что конкретные действия закона должны обязательно согласовываться с исполнительной властью. Подпись царя на законе – его согласие: «Да, таким путем цели закона можно достичь и исполнительная власть их достигнет».

Может случиться, что на сегодня исполнительная власть просто не видит способов достижения цели и предложит законодателям отказаться от нее. Могут и законодатели счесть предложенные исполнителями способы достижения цели неприемлемыми для населения.

Скажем, законодатели решат, что для защиты граждан будет полезно каждому гражданину иметь бриллиантовую диадему. Исполнители скажут, что это можно, но придется ввести дополнительный налог в 2 миллиона рублей в расчете на каждого гражданина. Законодатели должны подумать, нужно ли гражданам задавать в законе такое поведение – выплату двух миллионов – под намеченную в нем цель.

Но это скорее шуточный пример. Давайте рассмотрим более реальный конфликт.

Скажем, на дружественную страну нападает враг. Царь считает необходимой немедленную военную помощь. А законодатели полагают возможным оставить друзей без помощи. Царь убежден, что надежная защита народа, то есть не только сегодняшних граждан, но и будущих поколений, невозможна без надежных союзников, а депутаты боятся упреков за похоронки.

Как быть? В этом случае не зависимый ни от кого царь должен иметь право заставить законодателей срочно провести свои перевыборы. Но если новый состав парламента его не поддержит, то он должен немедленно отречься от престола. Значит, он плохой исполнитель.

Однако в свете тех предложений, что будут сделаны позже, даже такой вполне реальный конфликт автор считает маловероятным. Обе власти будут жить очень дружно.

Мы говорим о высшей власти, на местах исполнительную власть следовало бы организовывать по этому же принципу. Но там это не так важно, там исполнители на глазах людей, их действия понятны, там нет необходимости столь строго подходить к их руководителям. И не забудем, Это дело общин, каких им иметь исполнителей.

Исполнительная власть — это не только столица, это еще и чиновники по всей стране: армия, милиция и т.д. Общины разумно объединить в губернии, губернатору вменить в обязанность защиту данного населения теми видами защит, за которые отвечает верховная власть, подчинить ему всех местных государственных чиновников. Он же будет контролировать сбор налогов с общин.

Заканчивая главу, просуммируем выводы. Демократическое государство с точки зрения управления людьми выглядит следующим образом. Законодательная власть избирается всеми гражданами страны и по своим обязанностям делится на два вида: высшую и местную. Под эти обязанности органам власти даются соответствующие права. Исполнительная власть -это не зависящие ни от населения, ни от депутатов специалисты. Это дает им возможность зависеть только от Дела, рвет бюрократические связи в системе управления. Это демократия, это та цель, которую нам необходимо достичь.

 

С ЧЕГО НАЧАТЬ?

До этой главы вся книга – это, по сути, оценка обстановки. Мы выяснили, что все те проблемы, которые возникали в СССР, это проблемы управления огромной страной, огромным народным хозяйством. Нельзя для такой страны систему правления оставлять бюрократической. Мы выяснили, что существуют законы поведения людей, и их знание позволяет внедрить в управление не только бюрократические, но и делократические принципы. Но до сих пор никто, кроме армии, этим не занимался.

Автор надеется, что сумел показать Россию и СССР как весьма своеобразную страну, народ которой под воздействием внешних сил выработал в себе определенную систему ценностей, отличную от ценностей западного человека. Это очень свободолюбивый народ, с болезненным чувством справедливости, с чрезвычайной преданностью своему государству и, как следствие, с внутренним чувством государственной и общественной дисциплины. Русский народ выработал для своего государства схему правления, которая в идее обеспечивала ему максимальную защиту от всех возможных напастей, и, следовательно, по своей сути Русское государство было наиболее демократичным.

На протяжении столетий это государство подвергалось внутреннему разрушению со стороны бюрократии, и это в конце концов привело его к пределу маразма, к созданию на его месте неких дерьмократических образований.

Мы выяснили, что если не вмешиваться в события с пониманием того, что и зачем мы делаем, то их развитие не может не привести нас к гражданской войне русского типа – безжалостной и беспощадной. В результате демократия русского типа вновь возродится, но крови прольется необычайно много.

Автор считает, что те советские люди, которые чувствуют свою ответственность за страну, за развитие событий, те, кто способен думать, просто обязаны отыскать путь, обходящий гражданскую войну. И не только потому, что очень страшно, но и потому, что подобный исход будет браком, оскорбительным для русского ума, поскольку автор уверен – выход есть. Можно справиться с дерьмократами и без физического уничтожения их сторонников.

Для того, чтобы выйти на обратную дорогу к демократии, нужно сделать первый шаг. Он очень важен. Если он будет правилен, то мы или перешагнем гражданскую войну, или сделаем ее малокровной, превратим ее в подавление бунта дерьмократов.

Этот первый шаг – действия народа по реорганизации управления страной, причем эти действия могут показаться внешне никак не связанными с тем, что мы рассматривали выше. Но это на первый взгляд. Если мы возьмем для примера хронологию Великой Отечественной войны, то описанное в этой главе государство – это 9 мая 1945 года. Это Победа. А сейчас у нас только август 1942 года. Рано говорить о полной победе. Сейчас время приказов: «Ни шагу назад!» Нам надо разработать свою операцию «Уран» и надо выиграть это сражение. Это будет первый шаг к демократии.

 

ГЛАВА 3. ШТАБНАЯ РАБОТА

 

ОЦЕНКА ОБСТАНОВКИ

Прежде чем наносить удар по системе управления страной, созданной дерьмократами, надо ясно себе представить, как она устроена, а также какова раскладка сил. Займемся штабной работой. Схему управления будем рассматривать только для высшей власти – власти страны – и начнем с того, что мы хотели бы иметь.

Схема 1. Упрощенная идеальная схема управления демократическим государством.

Эта схема и не полная, и не рабочая – она идеальная. Но автор считает, что читатели на ней несколько привыкнут к прямоугольникам и стрелочкам.

Верхний прямоугольник – народ, тот самый «демос», образующий первую половину понятия «демократия». Стрелочка – это власть, та самая «кратос», что составляет вторую половину слова. Этот прямоугольник с идущей от него стрелочкой показывает, что власть народа распространяется на всех, ему все подчиняются. С другой стороны, на схеме нет стрелочки, нацеленной на прямоугольник «народ», и это говорит о том, что он сам не подчиняется никому и является высшей властью, как того и требует демократия.

Напомним, что народ – это не только ныне живущие люди, но и будущие поколения. Поэтому никаких команд народ дать не может, подчинение же ему состоит в следовании его интересам. И только когда в этом смысле Он имеет власть — в стране царит демократия.

Следующий прямоугольник – избиратели, ныне живущие граждане страны, имеющие право голоса и избирающие депутатов высшей власти страны. Избиратели должны подчиняться интересам народа, ведь если они не подчиняются им, то власти народа не будет, демократии не будет, стрелочку между прямоугольниками «народ» и «избиратели» придется убрать. В стране будет то, что называется другим словом – охлократия – власть толпы.

Законодательной власти непосредственно подчиняется все население страны. Это может выглядеть несколько странно, ведь в обыденной жизни мы ни с какой законодательной властью дела не имеем, контакты у нас только с чиновниками исполнительной власти – с милиционером и клерком собеса, мастером и директором. Тем не менее это так. Исполнительная власть никаких самостоятельных, от себя инициированных указаний населению давать не может. Предварительно законодатели должны дать указание и уж после этого чиновники исполнительной власти могут дать свои указания, организующие нас на исполнение воли законодателей. Поэтому и построены стрелки таким образом – исполнительная власть усиливает власть законодательной, но сама она также подчиняется ей и самостоятельного значения не имеет.

Обратите внимание на особенность схемы — к каждому объекту управления подходит только одна стрелка! Подчиняться можно только одному начальнику. Когда их появляется больше, то тогда объект управления может лавировать между ними и фактически не подчиняться никому.

А давать команды можно, естественно, нескольким объектам управления.

Но мы назвали эту схему и идеальной, и упрощенной. Она может работать только на бумаге, а не с живыми людьми.

Очевидный дефект этой схемы – нет ни малейшей гарантии, что избиратели подчиняются воле народа. Посмотрите на шахтеров, прячущих глаза от непривычки предавать, но тем не менее предающих. Тех самых, которые за паршивые тридцать сребреников предали страну, выпихнули к власти дерьмократов. Вы посмотрите, с какой энергией омоновцы за небольшие, в общем, деньги избивают стариков, ветеранов войны. Да дайте им денег побольше – они мать родную зарежут и детей своих придушат. О каком их подчинении идеалам народа может идти речь? И ведь это не единицы, их столько, что без больших натяжек можно сказать: «Это мы!»

Эти люди-животные, без узды они жить не могут. И такая узда есть. Есть власть, которая в состоянии держать их в человеческих рамках, но может и опустить их до уровня животных.

Власть эта – органы формирования общественного мнения. И хотя сюда относятся и священники, и просто люди, распускающие слухи, мы для краткости назовем их «пресса».

 

ПРЕССА

Существует два определения журналистики. Одно из них, характеризующее качественный состав людей, занимающихся этим делом, утверждает, что журналистика – вторая древнейшая профессия, считая первой проституцию.

Второе определение утверждает, что пресса – это четвертая власть, имея в виду, что первые три власти – это законодательная, исполнительная и судебная.

В отличие от тех проституток, которые в силу ли склонности или необходимости выбирают себе эту профессию, но при этом абсолютно точно понимают, чем они занимаются, журналисты напоминают проституток, умственно недоразвитых, то есть тех, кто в массе своей и не догадываются, что они делают, да и не думают об этом. (Автор при этом не хочет обидеть журналистов-проституток, которые точно знают, что делают.)

Вызвано это следующим. Чтобы понять смысл большинства явлений жизни, большинства ее проблем, надо пожить и позаниматься этими проблемами как своим Делом, отвечать за них. В журналистику идут с младых лет, то есть туда поступают люди, которые в своей жизни никогда ни за какое Дело не отвечали по в сути своей ни о чем, кроме животных инстинктов, понятия не имеют. Да, они умеют хорошо писать, хорошо говорить, имеют богатый словарный запас. Но все это «красивый шкаф с убогим содержимым».

Какие выводы о действиях руководителя страны может сделать человек, который никогда не руководил профессионально даже колхозной свинофермой? Как он может понять ответственность за Дело, если сам никогда за Дело не отвечал?

Эти люди, бюрократы по образованию и воспитанию, в подавляющей массе – мудраки. Им просто делать нечего. Не имея собственного понимания происходящего, они принимают любую оценку событий, если она кажется им происходящей из «мудрого» источника, и считают ее собственной оценкой. Меняется источник «мудрости», и они меняют свои убеждения, не испытывая ни малейших угрызений совести. Не иметь своих мнений и убеждений – это их профессия; в связи с чем тогда совесть будет беспокоит» этого «профессионала»? У проститутки половой акт – это тоже профессия и ее из-за этого совесть тоже не мучает.

Сравните, как выступают лидеры шахтеров-забастовщиков и журналисты. Первые тупят глазки, им неудобно смотреть прямо в глаза народу, их мучают остатки совести, они начинающие проститутки, они еще не вытравили из своего сознания полностью такие понятия, как честь и достоинство. И это люди, которые никогда в жизни не кормились за счет народа или партийных взносов. Они кормились только за счет своего тяжелого труда.

А посмотрите, как выступают все эти полторанины, цветовы, волкогоновы. Вчера еще они убеждали всех, что коммунизм — это молодость мира, а сегодня – что капитализм это молодость мира, и ни малейшего стыда в глазах! А чего им стыдиться? Ведь это вам не простые б...., это проститутки-профессионалки!

Понимание сути происходящего или приверженность к определенным убеждениям не позволяет человеку продаваться. Легче всего купить того, кто профессионально не имеет ни убеждений, ни понимания. И действительно, пресса по сути своей наиболее продажная организация из всех организаций страны. Это профессионально.

Положение с качественным составом журналистики в СССР усугубилось еще и тем, что с перестройкой произошла замена более умных людей более подлыми и далеко не умными. Да, при коммунистах преданность коммунистическим убеждениям журналистов была главным. А что стоило прикинуться убежденным? В этом плане они все были одинаковыми, и отбор шел по уму, по знаниям.

С перестройкой, расталкивая прежних ведущих журналистов, к газетным полосам и телевизионным экранам рванули те, кто до этого был в тени. Разумеется, это были не только молодые и наиболее подлые, но и наименее умные и образованные.

Может быть, наиболее характерным или наиболее видным (в полном смысле этого слова) является кадровый состав телевидения дерьмократов. Мальчики и девочки, мелькающие на экранах, каждый раз, открывая рот, извергают потоки глупости. Им бы учиться, учиться и учиться, как завещая великий Ленин, но его-то они как раз и не почитают, возможно, именно в связи с этим завещанием.

На российском канале одно время был диктором молодой человек, рыжеватенький, лысоватенький и усатенький. Исходя из того, что он обычно говорил, следовало, что он сам убежденный дерьмократ, так сказать, до мозга костей. Как-то он рассказывал об армянско-азербайджанском конфликте, показал зрителям пистолетную гильзу и сообщил, что это «пуля от нагана Макарова». Только для женщин, которым простительно незнание некоторых областей деятельности мужчин, поясним, что это высказывание рыженького аналогично тому, как если бы он показал с экрана бюстгальтер и заявил, что это грудь бабьей женщины. Для мужчины же незнание разницы между патроном, гильзой, пулей или конструкторами оружия Наганом и Макаровым непростительно.

Потом он исчез, и можно было думать, что своей глупостью он доконал и дерьмократическое начальство телевидения. Ан нет! Спустя некоторое время он снова появился на экранах уже как корреспондент дерьмократов в Англии. С увлечением вел репортаж из английской тюрьмы, в котором рассказывал, что в цивилизованной Англии заключенным начали давать специальность и работу. Ну очень интересная новость для нецивилизованной России, ну просто очень!

Так стоит ли удивляться при проявлениях кретинизма в более сложных вещах? Телевидение Останкино может сегодня показать репортаж из села о массовом забое молочного стада и птицы, а на следующий день радоваться сообщению правительства, что Россия имеет большие запасы зерна. Но зерно – это корм для скота, и если российский скот режут от бескормицы в то время, когда корм есть у правительства, то надо не радоваться, а плакать. Но для этого должно быть немного ума в голове.

Вы посмотрите, как тешатся своим интеллектом журналисты во всех телепередачах, как бахвалятся им, как кичатся. В то же время с каким тупым энтузиазмом они мусолили макакавку перестройки, не понимая, что это; макакавку рыночных отношений; макакавку ельцинских реформ – и ни в одном случае не последовало ни малейших потуг ума понять, что это такое, зачем нужно народу, что это дает столь любимой им демократии. Полный суверенитет языка от мозгов!

Когда пишутся эти строки, пресса России с урчанием возится с очередной макакавкой – ельцинской конституцией. Вызывают к экранам идиотов от профессоров до вице-премьеров. Все с пеной у рта доказывают, что ельцинская конституция даст толчок «реформам», без нее «реформы» невозможно внедрить. И не один не скажет, какие именно конкретные действия реформ тормозит действующая конституция и какие статьи в новой отпускают эти тормоза. Говорят, что ум человеческий имеет предел, а глупость беспредельна. В этом смысле пресса дерьмократов беспредельна.

Теперь о другом определении прессы, о том, что она «четвертая власть». Это правильно, но лишь наполовину. Она власть, но не четвертая, она – первая власть.

Поэтому в схему управления страной прямоугольник «Пресса» мы вставили между прямоугольниками «Народ» и «Избиратели». Это ее место. Над прессой власть может иметь только народ, но ведь он-то и самый беспомощный. Это ведь миллиарды тех, кто еще не родился. Народ не в состоянии кого-либо заставить, можно только добровольно ему подчиняться. И если пресса не подчиняется, то она и есть первая, самая высшая власть в стране. Свобода прессы – это в первую очередь свобода ее от служения, от подчинения интересам народа, это ее высшая власть в стране со всеми вытекающими материальными последствиями для журналистов. Свобода для прессы очень желанна!

Тем не менее, полная идеальная схема управления страной выглядит так:

Схема 2. Полная идеальная схема управления страной.

Эта схема все еще демократического управления. Пресса формирует у избирателей идеалы служения народу. Избиратели выбирают депутатов, приверженных этим идеалам. Кроме этого, пресса воздействует и на население, убеждая его в правильности законов страны, в правильности действия исполнительной власти, да и следит за тем, чтобы эти законы и действия действительно были на пользу народу.

Но это идеал. А в действительности, где мы найдем журналистов, обладающих такими нравственными ценностями? Откуда их взять? Где найти комедиантов, которые бы хотели служить не себе, не своей славе, не алчности, а народу? Это поиск Богородицы в борделе.

Никакой связи «Прессы» и «Народа» просто так, при «свободной прессе» нет и быть не может. И схема управления преобразуется:

Схема 3. Реальная неполная схема управления страной при «демократии западного типа».

Как видите, народу по схеме 3 никто не служит, демократии нет, правда, пресса будет вовсю орать, что это и есть демократия. И ее можно понять, она становится главной силой в стране. Она непосредственно воздействует и на избирателей, и на население. Она может убедить население или его часть не подчиняться ни законодательной, ни исполнительной власти, и все последствия этого мы видели и в Тбилиси и в Прибалтике. Это пресса взяла власть в стране для дерьмократов при наличии, казалось бы, мощного государства.

Глядя на эту схему, ведь можно понять Наполеона, который утверждал, что одна дерьмовая газета заменяет дивизию? Эта газета может парализовать солдата, сделать его дезертиром, трусом, просто талдыча, что его смерть в бою никому не нужна. Ведь это французская пресса превратила перед второй мировой войной французов в стадо трусливых баранов, которых немцы в 1940 году просто разогнали. Ту войну даже войной-то считать неудобно. И французская исполнительная власть была бессильна: ее чиновники – офицеры – жизни для Франции не жалели (мы уже приводили цифры – они умирали в боях в шесть раз чаще, чем их китайские коллеги), но сделать ничего не могли. Не успели и не смогли они из баранов сделать снова французских граждан.

Можно понять Ленина, который не мудрствуя лукаво позакрывал во время гражданской войны все правые газеты? Ведь гражданская война -это раскол общества, прекращение войны — объединение. Как же мог ответственный руководитель во имя похвал идиотов за демократичность терпеть обострение конфликта и гибель граждан?

Можно понять Сталина, столько времени уделявшего всем этим комедиантам, подвизающимся в органах формирования общественного мнения, читавшего почти все выходившие книги и смотревшего все фильмы.

Ответственный руководитель просто не может отдать власть в стране толпе алчных, безответственных и продажных глупцов.

Немного забегая вперед, скажем, что, пока пресса в руках дерьмократов, ни о какой демократии говорить не приходится. Пресса – это самое главное, пресса – это почти все.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ ОЦЕНКИ ОБСТАНОВКИ

Предложенная выше схема реальна, но она неполная. Из-за своей подлости и глупости высшая власть страны – пресса – может не подчиняться народу (с него нечего взять), но не подчиняться вообще никому она не в состоянии в силу качественного состава журналистов – они не знают никакого Дела, они по сути своей мудраки. Поэтому дополним схему еще одним необходимым компонентом:

Схема 4. Реальная дополненная схема управления.

«Другие силы» в схеме 4, как видим, управляют всем – они прямо командуют и прессой, и законодателями (которые в этом случае становятся просто не нужны), и исполнительной властью. И людьми с помощью прессы и исполнительной власти командуют они. Наверное, некоторые читатели сочтут, что «Другие силы» – это политические партии, движения, объединения и т.п. Нет, в любых этих партиях в конце концов заправляет небольшая группа людей с реальной властью, и борьба внутри партий — это борьба таких лидеров между собой.

«Другие силы» (их всего лишь две) – это люди с деньгами и люди с идеями.

Люди с идеями должны иметь идеи, которые разделит большинство общества хотя бы в какой-то момент. Тогда-то общество и может поставить этих людей фактически над всеми. Но поставит сбоку, а не сверху, так как эти силы не действуют по схеме. Они не подчиняют себе прессу, а та избирателей и т.д. Они подчиняют себе сразу всех, берут себе сразу все функции в государстве. И однажды взяв, не выпускают. Вот здесь очень важно, кому подчиняются сами эти силы. Если народу, то получается схема управления демократического государства. Но сразу заметим, что эти силы ничем не обязаны служить народу, а заставить их это сделать некому. В итоге получается схема монархии и демократии восточного типа или фашистской диктатуры, то есть то, что было и в СССР до дерьмократической революции, а в Германии до 1945 года.

В этом случае «Другие силы» – это вождь, причем вождей может быть много, например, Политбюро, но действовать эти люди должны как один человек, без вынесения внутренних разногласий наружу.

Схема 5. Схема управления страной с вождем.

Как видите, если вождь подчинен только интересам народа, то мы получаем пусть громоздкую, но схему управления, обеспечивающую демократию. Но беда в том, что на человека, попавшего в вожди, действуют и другие силы: его собственные бредовые идеи и мудраки.

Хорошо, если это человек умный и с характером, способный понять, что народу нужно, и направить на служение ему население страны. По мнению автора, такими были Иван Грозный и Петр Великий, Екатерина Великая и Сталин.

Но дефект этой схемы в том, что принятая в ней преемственная власть не обеспечивает непрерывную череду таких вождей. Сплошь и рядом власть получают типы, внимающие мудракам тех или иных мастей. Такими типами были и цари Александры, и цари Николаи, Хрущев и Брежнев, и (уж совсем предел маразма или маразм без предела!) Петр Ш и Горбачев.

Но особенно опасным становится вождь с бредовой идеей. Дело в том, что в этой идее внешне присутствует какой-то интерес народа, но интерес подленький, и бредовая идея играет на этой подлости. Подлость, как правило, в том, что народ соблазняют получением преимуществ за счет других народов. Примером вождя с бредовой идеей может служить Павел I, которому очень захотелось завоевать Индию. Но к чести русских дворян, они Павла сразу придушили. А вот немцы Гитлера оставили в живых, уж больно им его идея об исключительности арийской нации пришлась по душе.

В общем, такая схема – вещь достаточно опасная, чтобы за нее бездумно хвататься. Ведь что в этой схеме для нас главное? То, что вождь подминает под себя самую подлую власть – прессу, но вождь – не единственный, кто это может сделать. Однако прежде чем заняться этим вопросом, надо рассмотреть и вторую часть «Других сил» – людей с деньгами. Эта схема выглядит следующим образом.

Схема 6. Реальная полная схема управления государством типа «западной демократии».

Внешне эта схема очень похожа на схему с вождем, но вместо вождя здесь выступает группа людей, имеющих деньги, и, кроме этого, в системе появляется масса двойных и даже тройных связей подчинения.

Ну, а кто это – «Люди с деньгами»? Это все те же, о ком мы писали раньше. Это люди, которые отбирают у тружеников часть заработанного либо в виде прибавочной стоимости (капиталисты), либо в виде налогов (бюрократия) и этими деньгами самостоятельно распоряжаются.

С капиталистами все ясно, их деньги – это деньги в полном смысле слова. И прессу, и чиновников исполнительной власти, и законодателей они покупают либо прямо, путем взятки, либо косвенно, но тоже деньгами: оплатой рекламы, пустячной работы, счетов, путешествий, застолий и т.д.

Бюрократия покупку нужных себе людей ведет только косвенно. В ее среде «Люди с деньгами» – это очень узкий круг чиновников, имеющих реальную власть в области распределения финансов, налогов и должностей, содержащихся на налоги.

Покупают прессу, законодателей и чиновников назначением на соответствующую должность либо угрозой снятия с нее, выдачей государственных дотаций прессе (у нас – выделением госквартир, машин по льготным ценам и т.п.), предоставлением государственных заказов капиталистам с тем, чтобы уже они платили тем, кому укажет бюрократ. И так далее. Это и объясняет то вожделение, с каким все политические партии, победив на выборах, рвутся к должностям в исполнительной власти.

Теперь о подчинении. Как видим, по схеме 6 население подчиняется сразу трем инстанциям. Минуя законы и вопреки им, исполнительная власть может заставить население поступить так, как сочтут нужным люди с деньгами. И не только в сегодняшней маразматической России с Ельциным во главе, но и в «сверхдемократичных» США. Вспомним хотя бы дела «Уотергейт» или «Иран-контрас». Да и раньше исполнительная власть США сгоняла со своей земли индейцев вопреки не только законам США, но и решениям Верховного суда США.

Пресса также действует вопреки законам в нужном людям с деньгами русле: развращает население, сеет в нем панику, поощряет неисполнение законов. Тут можно опять вспомнить пример времен американо-вьетнамской войны, когда десятки тысяч призывников США жгли свои повестки, обессиливая собственную армию.

Но остается и внешне выглядит весьма жесткой связь «Законодательная власть» – «Население». О законах говорят очень уважительно, масса различной шумихи, призывов к строгому исполнению законов, а на деле все это имеет одну цель – прокорм армии нахлебников особого рода -юристов.

И связь «Избиратели» – «Законодательная власть» также выглядит прочной. На выборах все депутаты прямо рвут себя на части, стараясь понравиться избирателям, давая им массу обещаний.

Возникает вопрос: «А почему люди с деньгами не прервут полностью связи «Избиратели» – «Законодательная власть» – «Население» так, как в схеме с вождем?»

Причин здесь две. Во-первых, профессиональная ориентированность депутатов. Они стремятся удержаться на этой должности не один срок, и им очень важна их личная репутация. Они не могут показать себя избирателям столь явными проститутками, как то имеют возможность делать депутаты съездов СССР и России. Во многих странах депутаты – это кандидаты на посты в исполнительной власти, это карьера и это еще один довод внешне вести себя порядочно.

Там депутаты не могут допустить явного нарушения своих законов -это будет крах их карьеры. Такой по сегодняшним российским меркам пустяк, как подслушивание Никсоном телефонных разговоров конкурентов, вынудил Конгресс США объявить ему импичмент и завести уголовное дело.

А разворовывание России членами правительства Ельцина, даже после сообщения об этом вице-президента, депутаты ВС России сочли, видимо, чем-то вроде курения в неположенном месте. Публикации о том, что Ельцин, оказывается, назначает министров, руководствуясь не государственными интересами России, а по указанию американского президента, вообще предпочли не заметить. Но это уже из другой схемы управления. Вернемся к причинам прочности связи между избирателями и законодателями в схеме 6. Первую из них мы рассмотрели, но есть и вторая.

Да, людям с деньгами хотелось бы, конечно, эти связи разорвать, как это подсказывает командующая ими алчность. Но эти люди руководствуются и еще одним командиром – страхом, что это кончится, как в СССР, и никакая власть над прессой не поможет избежать революции. Поэтому люди с деньгами крайне заинтересованы в сохранении описанных связей. Им необходима стабильность, необходимо законопослушание. Им, обворовывающим народ, абсолютно не требуется, чтобы их самих грабили бандиты, рэкетиры или мафиози. Поэтому пресса, с точки зрения людей с деньгами, должна настраивать людей на исполнение законов страны.

Получается та схема управления страной, о которой с таким вожделением стонут российские мудраки, именуя ее вершиной цивилизации, вершиной демократии.

Да, конечно, при такой схеме могут найтись и энтузиасты в парламенте, и добросовестные чиновники, и порядочные журналисты, чтобы добиться какого-либо решения, важного для народа, добиться осуществления демократии, а не охлократии. Но это бывает нечасто и касается не самых важных вопросов. А вот предательство Чехословакии Чемберленом, вызвавшее тяжелейшую и для Англии войну, было одобрено 80 процентами членов английского парламента, несмотря на то, что в оппозиции предательству был такой незаурядный политик, как Черчилль.

Схема управления странами Запада такова, что говорить о демократии в них несколько преждевременно.

Но нам необходимо вернуться к своей стране, к такой обожаемой нашими мудраками отечественной дерьмократии.

Схема управления дерьмократической России выглядит так:

Схема 7. Управление страной бюрократией без головы.

Наконец, мы подошли к схеме того, что нам предстоит преобразовать. Честно говоря, она, конечно, имеет некоторые тонкости. Например, небольшая часть прессы пытается служить народу, но она настолько незначительна и находится под таким постоянным преследованием исполнительной власти, что мы не сильно ошибемся, не проводя стрелку от нее к населению.

Инстанция «Воры», безусловно, имеет власть и над частью законодателей, но на данном этапе гораздо более существенную власть над ними имеют чиновники исполнительной власти.

Этой схемой управления законодательная власть, как и в схеме с вождем, превращена в марионетку. Это нечто, что должно освятить решения исполнительной власти- Население и избиратели держатся в повиновении послушной исполнительной власти прессой.

Наиболее умной является инстанция «Узаконенные воры, просто воры». Их интересам, не считая интереса удержаться у власти, почти полностью подчинена исполнительная власть. Узаконенные воры – это люди, которые грабят государство при помощи законов, принятых законодательной властью в угоду исполнительной. Это те самые «коммерческие структуры», которыми никак не могут налюбоваться дерьмократические мудраки. Как они действуют на основании этих законов, мы уже писали, поэтому дополнительно приведем только маленький пример, как исполнительная власть «законным путем» передает им деньги народа.

Покупатели – что частные (мы с вами), что заводы, фабрики, колхозы в принципе одинаковы: для покупки им нужны деньги. Правительство выпускает новые деньги пропорционально росту стоимости товаров, которые за эти деньги нужно купить. (Это упрощенно, без учета оборота денег.) Если количество товара одно и то же, а цена его резко возросла, то правительство обязано покупателям добавить денег, чтобы они могли друг с другом рассчитаться. Ведь товар-то принадлежит этим же самым покупателям, с помощью денег они только обмениваются им. Следовательно, и деньги -символ товара – тоже принадлежат покупателям.

Предположим, вы долгие годы производили табуретки, которые продавались за 5 рублей, а вы получали за них зарплату 200 рублей в месяц. Наконец настал момент, когда вы на сберкнижке накопили 15 тысяч рублей -стоимость автомобиля. То есть настал момент, когда вы произведенные за много лет табуретки можете обменять на автомобиль. Но цена автомобиля в одночасье поднялась в сто раз и стала 1 500 000 рублей. Само собой разумеется, что справедливость и здравый смысл требуют, чтобы и цена всех сработанных вами табуреток поднялась в сто раз и ваши накопления тоже. Иными словами, ваши сбережения должны были индексироваться – увеличиться пропорционально подъему цен. Правительство обязано отдать эти деньги вам – это ваши деньги, это ваш труд за много лет. Но оно их не отдало вам. Оно отдало их «коммерческим структурам» — банкам под сумасшедшие проценты. Банки же – что им остается? – стали предлагать вам ваши же деньги в долг под столь же сумасшедшие проценты. Вас ограбили, но законным путем. А правительство и коммерческие банки получили в распоряжение огромные деньги, на которые способны купить любую прессу, любых убийц, любого чиновника.

Но это узаконенные воры. Кроме них, существуют и просто воры, в основном это различные чиновники исполнительной власти. Ведь они получили в свое распоряжение все имущество страны и тем самым возможность брать за его передачу любые взятки. Об этом, собственно, и говорил -на заседании Верховного Совета России вице-президент Руцкой.

И те и другие воры крайне заинтересованы в такой ситуации, они крайне заинтересованы именно в такой исполнительной власти и всей своей массой денег стараются, чтобы она продержалась как можно дольше. Они трезвые люди и понимают, что о сколько-нибудь длительном нахождении у власти дерьмократов речи быть не может хотя бы потому, что сами дерьмократы ведут дело прямо к гражданской войне.

Смотрите. Пресса непрерывно восхваляет новых коммерсантов за то, что те «отстегнули» какую-то малость из наворованного то детскому дому, то инвалидам, то пенсионерам, то 100 путевок в пионерские лагеря подарили детям Ленинграда. Но совершенно нет сообщений, что эти коммерсанты надолго располагались бы в своей стране. Никто не строит новых заводов, фабрик и т.д. Зато люди с деньгами готовят себе базу за рубежом: имеют вклады в заграничных банках, строят там новые дома, покупают недвижимость. То же самое делают и чиновники.

И все это держится на всесилии самой высокой власти страны – прессы. Именно она подлостью и обманом заставила четыре десятка миллионов человек в апреле 1993 года проголосовать за эту власть, за эту систему.

И именно поэтому так судорожно цепляются за прессу и воры и чиновники нынешней исполнительной власти.

В Москве оппозиция просила, казалось бы, мизер – на 10 минут в день допустить ее к экранам телевизоров. Ельцин и Лужков идут на все – избивают оппозицию, пытаются любыми путями заставить ее замолчать, делают все, чтобы не дать им этих 10 минут.

Казалось бы, оппозиции разрешают все: захотела оппозиция 9 мая 1993 года, вопреки запрету Ельцина, пройти к Кремлю – прошла; несла лозунги типа: «Ельцин, пьяная свинья, — убирайся из Кремля!» – облизнулись, но стерпели. Но к телевидению – ни в коем случае!

Автор писал, что нынешняя ситуация подобна осени 1942 года, когда планировалась операция «Уран» по разгрому и окружению немцев под Сталинградом. Так вот, подчинение прессы интересам народа будет падением Берлина 2 мая 1945 года. Взять народу прессу – и до конца войны останется 7 дней.

Автор считает, что обстановку мы оценили достаточно, пора вырабатывать решение.

 

ГЛАВА 4. РЕШЕНИЕ

 

ДАЛЬНЕЙШАЯ ЗАДАЧА

Сейчас нам надо понять, что необходимо сделать народу СССР, чтобы построить демократическое государство. Нам необходимо принять решение как основу для приказа исполнителям и в нем указать две цели, две задачи – ближайшую и дальнейшую, основную. Нужно это для того, чтобы в случаях, когда точное время решения первой задачи невозможно предугадать, исполнитель не остался в простое, но главное – для того, чтобы он не оставался бараном, чтобы, делая одно Дело, понимал, зачем оно и как его исполнение повлияет на последующие события.

 Поэтому, хотя нам сейчас надо заниматься решением ближайшей задачи, мы схематично рассмотрим варианты решения дальнейшей задачи и уже затем будем планировать решение ближайшей.

Наша дальнейшая, основная задача – подчинение прессы народу. Мы уже обсудили, что ожидать этого события без вмешательства бесполезно, не те в прессе собрались люди, чтобы служить народу без доброго пинка под зад. Они нуждаются в подчинении и должны быть подчинены. Вопрос: «Кому?»

Вспомним предыдущую схему, все входящие в нее инстанции. Что будет, если подчинить прессу исполнительной власти либо людям с деньгами, мы уже знаем. Избиратели слишком разрозненны, а начальник должен быть в одном лице. Что будет, если создать группу людей, скажем, партию с руководящей ролью, и ей подчинить прессу, мы тоже знаем: все эти детки Арбата – капээсэсовские выкормыши. А народ руководить и контролировать не может, народ безмолвствует, народу можно только подчиниться.

Остается одна инстанция – законодательная власть. Понятно, что сегодня это безответственная банда, которая народу не служит, но этим мы займемся при решении первой задачи. А сейчас просто констатируем, что если кому и давать контроль над прессой, то законодательной власти -больше некому. Это главная составляющая часть нашего решения, ее достаточно, чтобы заняться ближайшей задачей, но следовало бы несколько слов сказать о том, как надо будет организовать подчинение прессы законодательной власти.

Конкретно приемы контроля будут выработаны после решения первой задачи, однако надо заметить, что самый очевидный путь здесь – путь Ленина – одновременно и самый паршивый. Да, можно пойти ленинским путем – создать при законодательном органе комиссию и поручить ей заткнуть рот всей желтой прессе.

Но, во-первых, где гарантия, что комиссия законодателей по контролю за прессой не окажется укомплектованной большими подлецами и идиотами, чем идиоты в прессе? Что эта комиссия сразу же не заполнится Яковлевыми и Полтораниными? И вместо власти народа мы получим их власть?

Второе. Все, что мы делаем, – это делократизация управления. Согласно ее принципам исполнителя нужно подчинить Делу. Дело прессы – формирование общественного мнения населения, нужного народу. Закрывая прессе рот, одновременно можем закрыть рот народу. Какой бы ни была законодательная власть, но это не народ.

Читатели обратили внимание, что автор с достаточным презрением относится к болтовне о таком понятии, как свобода. Каждый раз, как он слышит от прессы это слово, у него возникает вопрос: «А от кого и чего, собственно, ты собираешься освободиться, подлец? От службы народу?» Ведь свобода прессы – это свобода редакторов и журналистов продаваться тому, кто больше даст. И только! Повторяем, подчиняться двум начальникам сразу нельзя. Подчиним прессу законодателям, и даже если они будут как никто преданы народу, все равно остается риск, что они народ не поймут или поймут неточно.

Что имеется в виду? Мы создадим ситуацию, когда все будут служить народу, добиваться нужных ему целей. Но ведь пути их достижения будут разные! И где гарантия, что законодатели выбрали лучший? Где гарантия, что в народе нет человека, который видит лучший путь и пытается сообщить о нем, но вся пресса вопит «одобрям-с» тому пути, что избрали законодатели?

Нет, затыкать прессе рот – это не выход.

Закрывать газеты нельзя ни в коем случае, даже если это порнографическое издание или явно клеветническое. Судить прессу за клевету и оскорбление – это одно, но закрывать нельзя. Сделать это может и должен сам народ, вернее, живущая ныне его часть – население. Перестанет покупать эти газеты, перестанет смотреть эти телепередачи и фильмы, перестанет слушать радиопрограммы – этим и закроет.

Вы спросите, как? Несколько лет телевидение нещадно лжет и обманывает народ, но разве его перестали смотреть? Правильно. Но какой процент населения может разобраться в этом потоке лжи? Стали бы люди смотреть на этих симпатичных мальчиков и девочек с пионерски честными глазами, на этих убеленных сединами мудрецов, если бы после каждой передачи шла передача, поясняющая, где именно зрителям солгали эти подлецы, где извратили факты мерзавцы, где показали глупость титулованные мудраки? Что осталось бы от обаяния этих «звезд»?

Желтую прессу нужно убить морально, закрыть идеологически, но для этого надо выйти на то «поле боя», где она монопольно орудует. Надо уничтожить эту монополию, так как сила желтой прессы именно в монопольном владении умами. Она держит читателя или зрителя возле себя эксплуатацией какого-либо его животного инстинкта и одновременно «вправляет» ему мозги так, как ей заказали те, кто имеет над ней власть.

И отвоевать эти «поля» для демократов должны законодатели. Нужно установить, что законодательная власть может заставить любое издание, любую телепрограмму дать мнение тех людей, которым она верит. Эти люди докажут на страницах желтой прессы читателям ее, что постоянные журналисты этих органов нагло обманывают их, покажут, как обманывают, и подлость обманщиков.

Вот это и составит контроль законодательной власти над прессой, этим она и подчинит ее народу. Повторим, не закрытием неугодных изданий, не снятием и назначением редакторов, не «вправкой им мозгов», а своим правом в любой момент отобрать у этих органов часть страниц или эфирного времени для собственного вмешательства в формирование общественного мнения.

Но сначала законодательной власти нужно самой подчиниться народу.

 

БЛИЖАЙШАЯ ЗАДАЧА

Представим, что рассмотренное выше решение мы сделаем ближайшей, а не дальнейшей задачей; законодатели, без сомнения, охотно с этим согласятся. Несколько поупирается исполнительная власть со своими «спонсорами» – ворами, но в конце концов согласятся и они, поскольку образуется схема управления, пусть и не очень для них выгодная, но в целом приемлемая.

без головы, но с подчинением прессы

Схема 8. Управление страной бюрократией

законодательной власти.

Как видно из схемы, «процесс пошел», прямую связь воров и исполнительной власти с прессой таким образом можно разорвать. У этих инстанций появляются трудности по части влияния на избирателей и население в целом. Они должны теперь действовать не прямо, а через законодателей. Нет сомнений, что исполнительная власть со своими «спонсорами» эти трудности преодолеет.

Но ни о какой демократии пока речи быть не может, пресса еще народу никак не подчиняется, поскольку народу не подчиняются и законодатели.

Стало быть, займемся делократизацией законодательной власти. В чем состоит Дело законодательной власти? Ее Дело – защита народа. Чтобы подчинить законодателей Делу, нужно создать условия, при которых народ мог бы самостоятельно наказывать и поощрять законодательную власть.

На первый взгляд, трудности чуть ли неразрешимые – депутаты избираются не народом, а избирателями, народ даже в этом простом вопросе бессилен.

Остановимся и присмотримся внимательнее к народу. Да, сегодня это люди, которые не могут пользоваться своими политическими правами потому, что они либо слишком молоды, либо еще не родились. Но они смогут воспользоваться ими через пять лет, через двадцать лет. Народ – это избиратели, отложенные во времени. Они пока не могут подойти к урнам голосования, но они подойдут к ним, в этом нет сомнения. И если сегодня законодательная власть совершила что-либо против народа, то народ в состоянии с ней рассчитаться, но только ему нужно дать возможность для этого. Эта возможность – отмена срока давности. Если мы установим, что по преступлениям и заслугам законодательной власти нет срока давности, то объединим этим две управляющие инстанции – «Народ» и «Избирателей». Если им подчинить законодательную власть, то вершина схемы управления преобразуется:

Схема 9. План делократизации вершины управления демократическим государством.

Мы получили жесткое управленческое кольцо (кстати, план ликвидации группировки фашистов, окруженной под Сталинградом, имел кодовое название «Кольцо»). В этом кольце сейчас надо обеспечить жесткость и надежность связи «Народ» – «Законодательная власть». Чем жестче будет эта связь, тем меньше вероятность, что круговую оборону народа смогут прорвать посторонние властные силы – люди с деньгами или чиновники исполнительной власти, даже такие, как монарх или «всенародноизбранный» и «натретьвсенародноодобренный» Ельцин.

Обеспечить это нужно так. Мы знаем, что для делократизации законодательной власти надо, чтобы народ имел возможность отблагодарить или наказать ее. Поэтому необходимо, чтобы законодательная власть приняла закон о своей ответственности за результаты управления страной.

Согласно этому закону, законодательная власть по окончании срока полномочий депутатов должна отдать себя на суд народа.

Технически этот суд будет проводиться следующим образом. По окончании срока полномочий действующего состава депутатов законодательной власти избиратели пойдут на выборы новых депутатов. Помимо бюллетеня с именами кандидатов в депутаты, каждый избиратель получит бюллетень-вердикт, бюллетень-приговор всему старому составу законодательной власти.

В приговоре будет две строчки: «Достоин благодарности» и «Достоин наказания». Если большинство избирателей вычеркнет «Достоин наказания» и оставит «Достоин благодарности», то всех до одного депутатов старой законодательной власти нужно наградить орденами и установить им . пожизненную пенсию за такую отличную службу народу. Если большинства не получит ни один из вердиктов, то все депутаты старого созыва оставят свою службу народу без последствий для себя. Но если большинство избирателей оставят в бюллетенях вердикт «Достоин наказания», то все до одного депутаты должны сесть в тюрьму, как полагает автор, на срок не ниже того, что они пребывали у власти. Более того, если впоследствии вскроется, что какое-то решение законодательной власти нанесло ущерб народу, то любые будущие поколения избирателей могут потребовать опять привлечь депутатов к своему суду по вновь вскрывшимся обстоятельствам. Таким образом, угроза быть наказанным народом будет висеть над депутатами всю жизнь, а это от них потребует принимать только такие решения, за которые было бы до смерти не стыдно смотреть в глаза народу.

Такое положение совершенно изменит и состав и интересы депутатского корпуса. Все болтливые мудраки побегут от ответственности, как черт от ладана, их выметет этим законом из парламента, как поганой метлой. У оставшихся интересы резко изменятся. Им будет уже не до речей с трибуны на публику. Какая разница, что именно ты лично говорил, если посадят всех – и красных, и желтых. На исполнительную власть они уже не будут смотреть, как на источник личного благополучия, подбирать туда будут только специалистов.

Брать взятки деньгами или квартирами за решение, наносящее ущерб народу, станет просто невыгодным. Сядешь в тюрьму, а твои сменщики в законодательной власти издадут закон, по которому у тебя все конфискуют, и ты после отсидки будешь утешать себя мыслью, что бедность – не порок.

При полной свободе прессы обсуждать решения депутатов и при угрозе отрицательного вердикта избирателей для депутата останется только один путь – самому служить народу и прессу заставить ему служить.

Вот такой выход из дерьмократии указывают законы поведения людей и принципы управления ими.

Мудраки доказывают, что такого нет нигде в мире, а значит – не мудро! Но давайте сами себе зададим вопрос: «Если такого нет нигде в мире, если нигде избранные депутаты законодательных органов не отвечают за свои действия перед избирателями, перед народом, то для кого это хорошо – для депутатов или для народа?» И стоит ли тогда и называть такие государства демократическими?

Ведь ответственность руководителя за последствия своих действий не диковинка, даже если у этого руководителя не было ни грамма злого умысла. Возьмите Уголовный кодекс и почитайте, какой заботой окружили законодатели тех, кто занят Делом. Вы найдете в нем много статей, предусматривающих наказание хозяйственным руководителям за любые их действия, начиная от нарушения правил техники безопасности, бездействие или халатность и кончая преступной бесхозяйственностью. Разве руководители Чернобыльской АЭС хотели взрыва? Их даже не было в этот момент на станции, они не могли лично вмешаться в идиотские действия экспериментаторов, тем не менее по 10 лет они получили. Почему же народные депутаты СССР, на глазах которых была взорвана доверенная им страна, спокойно смотрят людям в глаза, как будто они именно это и обещали своим избирателям?

Да разве на одних руководителях дело замыкается? Возьмите простого водителя автобуса. Если он по своей халатности, допустим, попадет в аварию и его пассажиры погибнут, его немедленно осудят. Ведь он взял с пассажиров деньги за доставку их в конечный пункт маршрута, а не в морг или больницу.

А наши депутаты, взяв с нас деньги за доставку нас в «цивилизованное общество», довели страну до экономического краха, до гражданской войны, до миллионов беженцев и тем не менее как ни в чем не бывало выступают перед телекамерами.

Сейчас ряд левых организаций, типа «Трудовой России», поднимают людей на борьбу с дерьмократией. Организуют демонстрации, митинги, пикетирования и тому подобное. Цель их – борьба с Ельциным, борьба с дерьмократами.

Это ошибка, и не только потому, что она ведет к гражданской войне. Нельзя поднимать людей на борьбу просто против кого-то. Нужно поднимать людей на борьбу за что-то. А уж если этому чему-то мешает кто-то, ну что же, тогда борьба за что-то должна включать в себя и борьбу против кого-то. Ведь в 1941-1945 годах советский народ боролся не против немцев, а за свою свободу. Эта свобода невозможна была без уничтожения фашистских армий, и поэтому с ними боролись и их уничтожали. Что толку убрать Ельцина с подельщиками, если за ними придут такие же дерьмократы? Да, Анпилов сейчас может быть и хорош, Макашов – хорош, ну а Ельцин разве в своей предвыборной кампании меньше «болел» за народ?

Сейчас надо поднимать народ только с одной целью – заставить депутатов принять закон о своей собственной уголовной ответственности за последствия своего правления. Будут упираться – назначить референдум по этому вопросу. Делать все, чтобы они этот закон приняли. Это сейчас ближайшая задача всех демократических сил, и на ее решение необходимо нацеливать народ.

И тогда, после победы, схема управления нашим демократическим государством будет выглядеть так.

Схема 10. Управление демократическим государством.

 

ПОДАВЛЕНИЕ ДЕРЬМОКРАТИЧЕСКОГО БУНТА

Надо думать, что дерьмократия своей власти так просто не отдаст, и не только потому, что этим она будет оторвана от кормушек. Даже не в них дело.

Как только в республиках появится законодательная власть, отвечающая перед народом, они немедленно начнут объединяться в союз, в союзе сразу вспомнят о тех, кто развалил его, и этим людям грозит статья «Измена Родине», а это статья нешуточная. Гарантировать, что будет проведена амнистия, что забудется воровство, натравливание ОМОНа на народ и прочее, никак нельзя.

Надо обратить внимание, что основным козырем дерьмократов в их пропаганде является то, что как только они уйдут от власти, то начнется гражданская война. Этой войной они пугают население непрерывно.

Но спросите их: «А почему, собственно?» Ведь когда коммунисты были свергнуты, никакой войны не началось. Почему она должна начаться, если будут свергнуты дерьмократы?

У свергнутого правительства коммунистов не хватило духа исполнить свой долг и защитить народ, но у них и не было смертной вины перед народом, им не было необходимости во имя собственной жизни гнать на смерть подчиненных им граждан. У дерьмократов такая необходимость, есть, и они погонят.

Между прочим, это понимают и так называемые простые люди. Многие на референдуме проголосовали за Ельцина из страха, что если народ его отвергнет, то он начнет войну, в которой погибнут дети или близкие голосовавших.

Страх дерьмократов за свою судьбу очевиден по тому, как лихорадочно они увеличивают штат своих телохранителей и корпус охраны и как шантажируют отколовшихся от них снятием этой охраны. Не было еще в СССР руководителя, которого так сильно волновал бы этот вопрос. Даже Сталин в мирное время на стройки Москвы (которыми он очень интересовался и за которыми следил лично) выезжал только с одним начальником личной охраны Власиком. А в нынешней России, по данным и Руцкого, и Хасбулатова, для охраны Ельцина «со товарищи» поставлено под ружье 11 тысяч человек, да еще и кремлевский полк. Боятся и, конечно, не без оснований.

И оппозиция боится Ельцина по этой же причине. То, что он неумен, но злобен, понятно всем, кто с ним встречался, и это, вполне естественно, вызывает страх. Ведь у Ельцина не только личная охрана, у него в подчинении вся российская армия.

Этот страх парализует большую часть оппозиции, дает возможность дерьмократам вести себя крайне дерзко. Хотя в сути своей дерьмократы крайне слабы. Вся их сила основана на том, что им действительно подчиняется армия, МБ, МВД, но подчиняется только потому, что никто другой не дает им приказ. А взять на себя самостоятельно инициативу в определении целей, подлежащих уничтожению, офицеры не решаются. В армии так не принято. Там цели определяет командир, а офицеры лишь решают, как эти цели поразить. Но такого командира в стране нет. Как пел в своей песне В.Высоцкий: «Мы не устроили скандала — нам вождя недоставало, настоящих буйных мало – вот и нету вожаков». Это позволяет дерьмократам блефовать и блефовать, спекулируя войной.

Автор считал, что вожаком мог бы быть А.Лукьянов после выхода из тюрьмы. В те дни автор опубликовал в газете «День» проект указа, который, по мнению автора, Лукьянову надо было бы издать. К сожалению, в это время в домах на Старой площади был задержан майор Кислов со взрывчаткой, заготовленной якобы для покушения на Ельцина, и «День» статью сильно кастрировал, несмотря на то, что его редактор А.Проханов человек достаточно решительный. В оригинале же текст статьи был такой.

«Приснился мне сон. Вышел из тюрьмы единственный не отказавшийся от своих обязанностей высший руководитель Советского Союза А.ИЛукьянов и, осмотревшись, издал следующий Указ.

«Советский Союз находится в состоянии гражданской войны.

 

ПРОТИВОБОРСТВУЮШИЕ СТОРОНЫ

Красные. Народ. Те, кто плавит сталь и сеет хлеб, своим трудом умножает богатство страны и из своих денег, взятых налогами, содержит организацию по своей защите – государство Советский Союз. На единственном за всю историю СССР референдуме красные безоговорочно высказались за целостность этого государства. Это их интерес и цель, так как только в этом случае их собственные усилия по своей военной защите и их налоговое бремя являются минимальными.

Желтые. Люмпенизированная бюрократия СССР. Те люди, которые в СССР по своему трудолюбию, знаниям и умственным способностям не смогли занять государственные должности, на которых они могли бы кормиться, ввиду того, что таких должностей в едином СССР было мало и конкуренция в интернациональном государстве была велика. Их цель – развалить единое государство на множество мелких, мононациональных, так как в этом случае количество чиновничьих мест в целом по СССР возрастет пропорционально делению, а конкуренты других национальностей устраняются. Побочная цель — уничтожить социализм, так как в этом случае у желтых появляется возможность быстро лично разбогатеть на взятках и комиссионных от продажи народной собственности.

 

ПОДГОТОВКА К ВОЙНЕ

Подготовка к войне началась сразу с объявлением гласности. ЦК КПСС вместо использования гласности для поиска путей развития СССР предоставил органы формирования общественного мнения желтым, и те стали развивать у наименее устойчивой части населения животные инстинкты -алчность, недоверие к согражданам, жажду отобрать все, что возможно, у ближнего. Практический выход предлагалось найти в капитализации, в грабеже других национальностей путем разделения своего народа на коренных и некоренных. Избирателей подло соблазняли получением любых благ нетрудовым путем, например, за счет изгнания «пришельцев» или установления монопольных цен на сырье, добываемое на своей территории. Понятие «товар в доме» было подменено понятием «товар в магазине», и на этой основе доказывалось преимущество капитализма, так как «там в магазинах все есть».

В результате в состав народных депутатов попали люди преимущественно из лагеря желтых либо случайные, соблазненные славой, не понимающие смысла происходящего, не чувствующие внутренней ответственности за судьбу страны.

В таком составе Съезд народных депутатов СССР начал осуществлять цели желтых, парализуя и дискредитируя исполнительную власть страны, то есть изгоняя тех чиновников, на места которых зарились желтые и их лидеры. Исполнительная власть СССР, возглавляемая самовлюбленным болтуном, не выполнила свой долг по защите народа, не оказала желтым сопротивления, а те отдельные чиновники, кто пытался это сделать в Тбилиси, Литве и других горячих точках СССР, были дискредитированы и изгнаны Съездом народных депутатов. Советские законы перестали действовать, граждане СССР оказались беззащитными перед желтой бюрократией.

Съезд народных депутатов стал марионеткой в руках желтых, в этом его огромная вина перед советским народом, и нет на свете такой страшной казни, которая была бы достаточной для искупления вины каждого народного депутата. В первую очередь – моей.

 

 НАЧАЛО ВОЙНЫ, ПЕРВЫЕ СРАЖЕНИЯ

В августе 1991 года часть высших чиновников СССР – красная бюрократия – попыталась исполнить свой долг перед народом, попыталась, введя чрезвычайное положение, силой остановить мятеж взбунтовавшейся желтой сволочи. Но измена их руководителя – главы исполнительной власти СССР решила исход этого сражения в пользу желтых.

Съезд, который собрал я — глава законодательной власти СССР, под давлением набравшей силы желтой бюрократии самораспустился, а я, как известно, был арестован желтыми мятежниками России и содержался в тюрьме.

Было совершено невиданное в истории человечества предательство -большинство народных депутатов СССР, клявшихся служить его народу, в угоду личным интересам и желая выслужиться перед новой желтой бюрократией, презрели желание народа СССР жить единой семьей и добровольно передали власть в руки антинародных желтых клик.

Получив власть, эти клики немедленно стали осуществлять свою цель – рвать великую и единую страну на мелкие части, садясь князьками каждый в своем огороде. Если до победы в этом сражении желтые, чтобы сделать развал СССР необратимым, стравливали между собой народы, то после их победы межнациональные войны стали естественным проявлением гражданской войны в СССР.

Желтые побеждают на всех фронтах. Красные не оказывают сопротивления, так как их главнокомандующий – законодательная власть СССР -их предал, их командиры – исполнительная власть СССР – их тоже либо предали, перебежав к желтым, либо разогнаны.

Придя к власти на местах, желтые своими делами доказали, что их умственные способности действительно не позволяли им в СССР занимать те должности, которых они так желали. За многие сотни лет страна впервые стала беззащитной, правительства западных стран руководят правительствами наших так называемых суверенных государств, большая часть народа катастрофически нищает, так же быстро растет богатство маленькой кучки людей, быстро разворовывающих страну и отправляющих наворованное за границу. Везде льется кровь.

Вызов брошен, война началась – к оружию, граждане Советского Союза!

Ситуация сейчас такова, что вы не в состоянии выбрать себе главнокомандующего, который объединил бы вас. Желтые не дадут провести выборы.

Нам придется заставить стать нашим главнокомандующим того, кого вы уже выбрали, – Съезд народных депутатов СССР. Эти люди под угрозой ухудшения личного благополучия продали вас желтым. Угрозой лишения жизни заставьте их вернуться к своим депутатским обязанностям и возглавить вас до тех пор, пока вы не изберете себе лучшего полководца.

Учитывая, что: – я последний высший руководитель СССР, не отказавшийся от своих обязанностей и долга перед народом СССР; – я был избран Съездом народных депутатов СССР его главой в то время, когда над волей Съезда еще не довлела желтая бюрократия и эту волю можно назвать свободной; – воля советского народа о сохранении СССР высказана им свободно и однозначно

от имени Советского Народа я даю всем гражданам СССР

УКАЗ

1. Провести очередной Съезд народных депутатов СССР в городе Москве, в Кремле, во Дворце Съездов, начало его 1 мая 1993 года в 10 часов утра.

2. Всем народным депутатам СССР, избранным в 1989 году, способным к этому времени ходить, прибыть на съезд.

3. Повестка дня Съезда: – назначение исполнительной власти СССР; – проведение исполнительной властью выборов на всей территории СССР нового состава Съезда народных депутатов; – законодательное обеспечение действий исполнительной власти по проведению выборов.

4. Во обеспечение исполнения пунктов 1-3 настоящего Указа объявить врагами советского народа и поставить вне закона: – народных депутатов СССР, не явившихся на Съезд без уважительных причин или симулировавших их; – должностных лиц республик от президента до милиционера, которые попытаются воспрепятствовать депутатам прибыть на Съезд; – редакторов газет, радио, телевидения, умолчавших в течение недели об этом Указе; – лиц, препятствующих советским гражданам исполнить свои обязанности по п. 7 настоящего Указа либо пытающихся наказать их.

5. Объявление вне закона происходит автоматически: – для народных депутатов СССР – после установления факта отсутствия убедительных причин неявки их на Съезд; – для должностных лиц, препятствующих депутату прибыть на Съезд -после объявления их фамилий народным депутатом либо после установления этих фамилий; – для редакторов – спустя неделю умолчания после подписания этого указа; – для лиц, препятствующих советским гражданам исполнить свой долг по п.7 настоящего Указа либо пытающихся наказать их – после свершения ими исполнительных, законодательных или судебных действий.

6. Объявление вне закона влечет за собой смертную казнь немедленно после надежного опознания. Выбор времени и способа казни – по усмотрению исполнителя.

7. Приведение в исполнение смертной казни находящимся вне закона врагам советского народа является формой участия советских граждан в боевых действиях гражданской войны и является их обязанностью по отношению к своей Родине. В первую очередь эту обязанность должны исполнить люди, которые имеют необходимое оружие либо имеют доступ к нему или к врагам советского народа.

8. Советским гражданам, уничтожившим в этой войне врагов советского народа в ранге президента, министра, прокурора, судьи или начальника милиции (полиции), присваивается звание Героя Советского Союза с предоставлением соответствующих льгот им и их семьям.

Советские граждане, уничтожившие остальных, поименованных в Указе врагов народа, награждаются орденом Красного Знамени с предоставлением им и их семьям соответствующих льгот.

9. Наше дело правое – Победа будет за нами!

Председатель Президиума Верховного Совета СССР А.И.Лукьянов».

Вот какой приснился мне сон. Но представляете, каково было бы жить нашим дерьмократам после такого указа, будь он принят на самом деле? А ведь такой указ (по смыслу) мог бы издать и ВС России для защиты своей власти и ввиду риска быть разогнанным Ельциным. То есть предупредить всех, что если правительство дерьмократов попробует любым способом воспрепятствовать проведению Съезда или будет заставлять народ исполнять свои собственные законы, а не те, что приняты Съездом, то оно автоматически становится врагом народа с вытекающими отсюда последствиями. Возможный бунт дерьмократов надо задушить с помощью тех сил, на которые дерьмократия собирается опереться в гражданской войне.

Вы скажете, что никогда, никогда личная охрана «всенародно избранного» не исполнит указов никаких Лукьяновых и Хасбулатовых и не посягнет на жизнь «народного любимца»! Те, кто так думают, думают так напрасно. Они, видимо, полагают, что личная охрана – это скоты с медными головами.

В качестве примера приведем такой случай, отысканный И.Т.Прыжовым. Как известно, гетманы на Украине так же были всенародно избранными, как и Кравчук, и Ельцин. После смерти Б.Хмельницкого, объединившего Украину с Россией, мудраки убедили его сына, – Ю.Хмельницкого, ставшего гетманом – снова отделить Украину и стать «независимыми и суверенными». Стали. Дальнейшие события Прыжов описывает следующим образом:

«С тех пор положение дел, устроенных Б.Хмельницким, начинает изменяться... В Малороссии, развращенной польским шляхетством, все стремилось к порабощению друг друга; освобожденная Б.Хмельницким, она не знала свободы, угнетаемой со стороны и подорванной смутами честолюбцев. Раз в 1660 году Юрий Хмельницкий пировал в своем замке, окруженный приятелями, и с хохотом слушал рассказы татар об их удальстве над украинцами. Несколько казаков стояли у дверей и тоже слушали, потом бросились на него, на татар. Татар изрубили, а израненного Хмельницкого вывели на площадь, долго мучили и, издыхающего, бросили собакам».

И заметьте – личная охрана Юрия Хмельницкого изрубила всенародно избранного суверенитетчика даже без приказа. Нам даже не известно, наградил ли кто-нибудь их за этот подвиг. Да, были люди! Богатыри, не мы.

Вот, пожалуй, и все, что автор хотел сказать читателям. Приведу лишь в заключение цитату из письма князя Багратиона, который после сдачи французам Смоленска в 1812 году писал: «Скажите ради Бога, что наша Россия – мать наша – скажет, что так страшимся и за что такое доброе и усердное отечество отдаем сволочам? Чего трусить и кого бояться?»

Июнь, 1993 г.

ББК 66.3(2) 1 М 92

ОТ АВТОРА

Мухин Ю.И.

М 92 Путешествие из демократии в дерьмократию и дорога обратно. – М.: Издательство «Гарт», 1993. – 288 с.

Автор остропублицистической книги, человек с большим практическим опытом работы в промышленности и науке, один из руководителей крупного предприятия, критически оценивает ситуацию в стране. Он размышляет о своеобразии исторических путей России, прослеживает глубинные истоки и причины политического и экономического кризиса последних лет, предлагает радикальные меры по его преодолению.

М 0803010200 – 1 Без объявл.

5У6(03) – 93

ISBN 5-87213-001-5

ББК 66.3(2) 1

© Ю.И. Мухин, 1993

© Издательство «Гарт», 1993

Юрий Игнатьевич МУХИН

ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ ДЕМОКРАТИИ В ДЕРЬМОКРАТИЮ И ДОРОГА ОБРАТНО

Редакторы

И.Ю.ЛЕБЕДЕВ, Б.В.ПОНКРАТОВ

Художественный редактор

Н.А.КОНОПЛЕВА

Корректор

В.Л. АВДЕЕВА

Сдано в набор 3.08.93. Подписано в печать 12.08.93.

Формат 84x108/32. Бумага офсетная. № 1Гарнитура "Таймс"

Печать офсетная. Усл.печ.л. 9,0. Уч.-изд.л. 24,8.

Тираж 120 000 экз. Заказ № 373 44 Типография АО "Молодая гвардия": 125015, Москва, ул. Новодмитровская, 5а.