Путь воина

Сушинский Богдан Иванович

10

 

– Челом тебе, гетман, – возник в сумраке кабинета сотник Савур. – Прибыл гонец из Крыма.

– Из Перекопа? – довольно безразлично поинтересовался Хмельницкий. Его резиденция располагалась в небольшом особняке какого-то польского аристократа, почти в центре Чигирина. И целый день он был занят тем, что принимал у себя командиров небольших отрядов и даже неплохо организованных полков, прибывающих к нему из Брацлавского, Киевского, Подольского и Волынского воеводств.

Разнесшаяся по Украине весть о победе его армии под Желтыми Водами укрепила в вере сомневающихся и указала путь тем, кто уже давно, еще с ранней весны, громил польские усадьбы в своих волостях, ожидая вестей из Сечи от Хмельницкого.

Поначалу эмиссары [29] гетмана не очень-то торопили предводителей местных восстаний с уходом из родных краев. До поры до времени те должны были оставаться в своих волостях, чтобы будоражить народ, собирать разрозненные отряды в полки, а главное – оттягивать на себя часть польских войск и дворянского ополчения. Зачастую ополченцы вообще не решались оставлять свои воеводства, зная, что, стоит им уйти, как ряды восставших увеличатся во стократ, и защищать их земли будет, по существу, некому.

– Не из Перекопа, – ответил Савур. – Оттуда гонцы прибывают в основном к Тугай-бею. Этот-из Бахчисарая. С письмом от самого хана Ислам-Гирея.

Командующий откинулся на спинку высокого, грубовато сколоченного дубового кресла и, заинтригованно повертев свитком с только что написанным на имя польского короля посланием, коротко, победно рассмеялся.

– А ведь не появись этот гонец, пришлось бы слать в Крым своего. Ко мне гонца от хана!

– И еще… Прибыл небольшой отряд из Русского [30] воеводства. Около ста пятидесяти прикарпатских гайдуков.

– Из Русского? – не поверил Хмельницкий. – Ты точно расспросил?

– Сам атаман – из-под Галича.

– Он мне понадобится. Из этого воеводства у нас еще, кажется, нет ни одного воина. Пусть пока побудет у резиденции, а пока что зови посла Ислам-Гирея.

Что-то знакомое почудилось командующему в гигантской фигуре этого гонца-крымчака – арабский тип лица, черные курчавые волосы, которые немного странно было видеть глазу, привычному к чалме и бритым, отливающим медью загара головам ордынцев. Но что самое удивительное – на нем был мундир прусского офицера, очевидно, вызывающий в магометанских душах соплеменников этого воина чувство личного оскорбления.

– Вы ли это, Карадаг-бей?! – поднялся Хмельницкий ему навстречу. И, прищурив слабеющие глаза, утвердился в своей догадке: – Ведь Карадаг-бей, я не мог обознаться?

– Я, сераскир Хмельницкий, я, – спокойно подтвердил воин. – Слишком уж я выделяюсь – и в одежде, и по внешности своей – в общей массе татар, чтобы можно было обознаться.

– Как же вы оказались гонцом Ислам-Гирея? Вы, будущий правитель Таврийского ханства? – с шутливой иронией поинтересовался гетман.

– Скорее королевства. К ханству душа моя не лежит. Мы живем в Европе. И коль уж судьба занесла нас на ее поля битв и жатв, придется жить по-европейски.

– Прекрасное объяснение, – жестом пригласил он посла к столу. – Но все же мне придется повторить свой вопрос.

– Не только гонцом, господин командующий, но и автором письма, увековеченного печатью хана и его росписью. Для меня лично это был повод прибыть сюда с чамбулом в пятьсот сабель, не попадая с ним под покровительство Тугай-бея.

Командующий сдержанно, понимающе улыбнулся. Он помнил, что с некоторых пор перекопского мурзу, ставшего теперь соперником Карадаг-бея, и будущего правителя Таврийской королевской орды – разделяла хрустальная восточная вежливость.

– Не желая попадать под командование Тугай-бея, вы тем самым обрекаете себя на необходимость находиться под моим командованием, – напомнил Хмельницкий. – Вас это не очень пугает, полковник Карадаг-бей?

– Полковник?

– Генеральского чина у нас нет. Коронный хорунжий, коронный есаул… Европейцам, уважаемый Карадаг-бей, трудно разобраться в этих званиях. Как и в звании гетмана, происходящего от германского «гауптман», которое означает у них там всего лишь что-то вроде нашего сотника, капитана. У казаков же полковник – высший армейский чин. Кроме разве что гетмана.

– Меня сие не пугает, господин командующий. Хотя помощи от меня будет немного. Тем более что сейчас я пребываю в ссоре с ханом белгородской орды. Пока вы будете отвоёвыватъ земли для своей будущей державы на территории Украины, мне то же самое придется делать в буджакских степях.

Задумчиво взглянув на Карадаг-бея, Хмельницкий не стал продолжать этот диалог. Ему и так стало ясно, что будущий правитель степного королевства не намерен терять воинов на полях сражения, слава которых не затронет его даже краешком своего неблагодарного крыла.

– Не так часто приходится услаждать свой взор ханскими письменами, полковник, – принял он из рук Карадаг-бея бумажный свиток.