Растоптанное счастье, или Любовь, похожая на стон

Шилова Юлия

Глава 5

 

Заехав на свою фирму, я наплела с три короба по поводу того, что заболела моя родственница и что мне просто необходимо уехать за город для того, чтобы помочь ей встать на ноги. Написав подробное заявление, я взяла отпуск за свой счет и поехала в центр, в офис компании, которой заведует Илья. Припарковав машину у довольно роскошного здания, выделяющегося на фоне других самым современным и изысканным фасадом, я вышла на улицу, прочитала красивую вывеску с названием нужной мне компании и обратилась к стоящему у входа охраннику, который смотрел на меня подозрительным взглядом:

— Здравствуйте, я по поручению Ильи Романовича. Меня ждет его секретарь. Он ей звонил — Как вас представить? — голос охранника был не менее суровым, чем его вид — Светлана, — слегка растерялась я и хотела было войти в здание, но охранник тут же загородил вход и произнес одно-единственное слово:

— Ждите.

Пока он связывался с кем-то по телефону, я пыталась переосмыслить то, что только что рассказала мне Натка, и искренне ее пожалела. Вся эта эпопея с наследством была немного подозрительной, и тут было о чем подумать Если кто-то знал о наследстве — вернее, болтливая Натка явно о нем кому-то проговорилась, — то проще всего было вынести все драгоценности, когда ее не было дома, чем знакомиться с ней в баре, засвечивать свою внешность и ехать к ней домой. Ее удобнее было обворовать в тот момент, когда она была на «Брюсове», ситуация была больше чем подходящая.

Неужели этот «Илья с Рублевки», или как там его зовут, получил свою добычу совершенно случайно?

Это же как выигрыш в казино — сделал ставку на нужную женщину. Но между прочим, драгоценности фамильные, и их не так просто будет продать, ведь их уже объявили в розыск Так что вполне вероятно, что Наткин «принц» попадется на продаже. Хотя… Вполне может быть, что сам он всего лишь вор, а реализацией награбленного займется кто-то другой. Вообще-то, если сильно постараться, можно продать украшения так, что они нигде не всплывут, не засветятся и навсегда останутся в руках у своих новых хозяев, у тех, кто их купит. Как говорится, было бы что продавать, а уж как это продать, не проблема.

— Заходите, — суровым голосом перебил мои мысли охранник. — Второй этаж. Последняя дверь налево.

Поднявшись на второй этаж, я прошла мимо еще одного грозного охранника и, открыв указанную дверь, попала в приемную. За столом сидела молоденькая девушка с пухлыми чувственными губами, ярким макияжем и безумно красивыми волосами, словно с рекламы какого-то модного шампуня.

— Здравствуйте. Я от Ильи Романовича, — улыбнулась я своей широкой улыбкой разглядывающей меня девушке и пошла навстречу красавице.

— Вы Светлана? — спросила она.

— Да.

— Проходите, пожалуйста. Шеф мне звонил.

Встав со своего места, девушка тут же продемонстрировала свои длинные ноги, едва прикрытые чересчур короткой юбкой, подошла к двери и открыла ее нараспашку.

— Проходите. Это кабинет Ильи Романовича.

Я зашла в довольно просторный, со вкусом обставленный кабинет и почему-то сразу подошла к большому панорамному окну, из которого был виден исторический центр Москвы.

— Вам нравится? — с интересом спросила меня девушка-секретарь.

— Прямо дух захватывает.

— Илья Романович может стоять здесь часами.

Он долгое время искал под свою компанию такое здание, чтобы весь центр был виден как на ладони.

Особенно эти купола. Вы только посмотрите, как они переливаются на солнце.

— Я даже забыла, что пришла по делу. Так бы все стояла и смотрела…

— А вас никто и не торопит, — пошутила девушка, не отводя от меня цепкий и критический взгляд.

— Я не могу вас задерживать, вам нужно работать, — вздохнула я и повернулась к окну спиной.

Затем я подошла к большому письменному столу, за которым, видимо, и сидел обычно Илья Романович. Я взяла ноутбук и, отодвинув кожаное кресло, открыла верхний правый ящик стола. Девушка-секретарь строго следила за моими действиями и с любопытством меня рассматривала. И в этом любопытстве читалось какое-то женское соперничество, которое выражалось в каждом ее взгляде и жесте.

— Илья Романович сказал мне взять две пачки дискет, — на всякий случай поставила я девушку в известность.

— Конечно. Он мне об этом сказал, — кивнула она.

Достав две пачки дискет, я остановила взгляд на красивой фотографии, которая стояла в резной рамке на рабочем столе Ильи. На фотографии была изображена симпатичная молодая женщина в ярком цветастом купальнике, сидящая на берегу моря. Обычно у себя на столе держат портреты и фотографии дорогих и близких сердцу людей, чтобы всегда смотреть на их любимые лица и таким образом ощущать их присутствие. Глядя на эту фотографию, нетрудно было догадаться о том, что Илью в жизни окружают только красивые женщины. Девушка с фотографии, девушка-секретарь… Что ж, такой обеспеченный мужчина, как Илья, может себе позволить подобную слабость.

— Красивая женщина. Правда? — с улыбкой спросила девушка-секретарь.

— Интересная. Это супруга Ильи Романовича?

— Да нет, что вы! Илья Романович уже давно не живет со своей женой. Правда, официально он развелся совсем недавно, но не живут они уже долгое время. Портрет жены Ильи Романовича не стоит здесь уже года полтора. Хотя не буду лукавить, она очень красивая женщина. Вернее, очень ухоженная.

Оно и понятно — при таком муже грех за собой не ухаживать. Знаете, на столе моего шефа обязательно стоит портрет какой-нибудь красивой девушки, но меняются они с завидной периодичностью. Такой мужчина, как Илья Романович, может себе это позволить. Это его новая пассия. Фотография стоит уже месяца три. Можно сказать даже, что она задержалась дольше всех предыдущих. Девушка пару раз приезжала к нам в офис… Простите, а вы Илье Романовичу кем приходитесь? — в глазах девушки проявилась обида, смешанная со жгучей ревностью.

Видимо, она устала ждать своего звездного часа в отношениях со своим любвеобильным боссом.

— Не переживайте. Мой портрет не появится на этом столе. Я не могу конкурировать с настоящими моделями. Я всего лишь обычная женщина, которая никогда не была писаной красавицей и не строила особых иллюзий по поводу своей внешности.

— Вы так критично к себе относитесь?

— Я просто смотрю правде в глаза. Однако это не значит, что у меня низкая самооценка. У меня есть жизненный драйв и блеск в глазах, а это не менее ценные качества, чем природная красота.

— А вы мне очень симпатичны.

— Вы мне тоже. Кстати, а вот у вас есть природная красота. Надеюсь, вы умеете ею пользоваться?

— Я стараюсь. Но у меня проблемы с жизненным драйвом и блеском в глазах.

— А над этим нужно поработать. Я думаю, у вас все получится.

— Ваши слова вселили в меня надежду.

— Не переживайте. Я всего лишь знакомая Ильи Романовича. Нас нельзя назвать даже друзьями. Мы просто знакомые.

— Я не переживаю. Вы простите меня за мою бестактность.

— Я ее уже не помню.

— Возьмите сумку от компьютера. Так его будет легче нести. Вы можете повесить ее на плечо.

Девушка-секретарь положила сумку на стол, уложила в нее компьютер и принялась закрывать замок.

Она была так грациозна в движениях, что я не могла ею не залюбоваться.

— Сюда же положим и дискеты.

— Спасибо, — кивнула я, продолжая наблюдать за секретаршей. Ни с того ни с сего мне пришла в голову совершенно дурацкая мысль: состоит ли Илья с этой девушкой в близких отношениях? Наверно, просто невозможно видеть такую красоту каждый день и ни разу к ней не притронуться. Илья же живой человек, и ничто человеческое ему не чуждо. Значит, скорее всего он спит со своей секретаршей. А как же девушка с фотографии? Моментально опомнившись, я устыдилась собственных мыслей и подумала о том, что я лезу в те вопросы, которые совершенно меня не касаются. Никаким боком! А мужская верность — понятие абстрактное, особенно для обеспеченного мужчины, не связанного брачными узами. В конце концов, Илья не вызывает во мне никаких чувств, кроме раздражения и даже какой-то злости за то, что он появился в моей жизни в тот момент, когда я ждала его меньше всего, и создал те проблемы, которые мне придется расхлебывать довольно долгое время.

— Готово! — девушка протянула мне компьютер и еще раз оглядела меня с головы до ног с нескрываемым любопытством. — Хотите кофе? — спросила она вкрадчивым голосом. Видимо, мои слова вселили в нее надежду и ей не терпелось познакомиться со мной поближе и немного пооткровенничать.

— Я бы с удовольствием, но тороплюсь.

— Искренне сожалею. Мне было бы очень приятно, если бы вы составили мне компанию.

— Извините. Как-нибудь в следующий раз, — я внимательно посмотрела на девушку и произнесла дружелюбным голосом:

— Побольше блеска в глазах, побольше куража, и я уверена, что вы добьетесь любой цели.

— Спасибо, — девушка одарила меня благодарным взглядом и открыла мне дверь.

Перекинув сумку с компьютером через плечо, я еще раз поблагодарила девушку за оказанную мне помощь и вышла из кабинета Ильи. Спустившись по лестнице под чутким взглядом охранника, я вышла из здания и, встав рядом со своей машиной, посмотрела на веранду японского ресторана, который находился через дорогу. Я и сама не могла понять, почему направила свой взор именно в эту сторону, ведь я никогда не была поклонницей японской кухни. Возможно, я посмотрела туда потому, что почувствовала чей-то пристальный взгляд. Хотя… Может быть, я ошибаюсь.

Открыв дверцу, я положила на заднее сиденье компьютер и уже хотела сесть за руль, но все же зачем-то еще раз посмотрела на все ту же летнюю веранду японского ресторана. Посмотрела и почувствовала, как начинаю по-настоящему задыхаться, и от нехватки кислорода у меня со страшной силой потемнело в глазах. Дело в том, что за одним из столиков японского ресторана сидел… Илья. Сидел и откровенно меня разглядывал.

Сначала я подумала, что мне померещилось. Неужели я и правда медленно, но верно схожу с ума? Да нет же! Я еще раз внимательно пригляделась и спустя минуту уже не сомневалась в том, что за столиком летней веранды сидел не кто иной, как именно Илья. Он был одет в черную футболку, которая просто идеально подчеркивала его красивую фигуру, а на лбу у него были приподняты стильные, широкие очки от солнца.

Наверно, для того, чтобы получше меня разглядеть.

Некоторое время я стояла как вкопанная, боясь даже пошевелиться. То, что я видела, никак не укладывалось у меня в голове и не вызывало у меня совершенно никаких мыслей. А затем у меня почему-то задрожали руки. Но все же я смогла собрать свое самообладание.

Я щелкнула сигнализацией и, словно в тумане, направилась в сторону японского ресторана.

Перейдя дорогу, я подошла к столику, за которым сидел Илья, и, стараясь принять как можно более безразличный вид и унять дрожь в голосе, как бы между прочим бросила:

— Привет.

— Привет, — тут же поздоровался со мной Илья.

— Давно не виделись.

— Давно.

— Ты что тут делаешь?

— На тебя смотрю.

— Забыл, как выгляжу?

— Вспоминаю.

— Не изменилась?

— Да нет.

Илья кивнул и посмотрел на меня с таким интересом, словно видел в первый раз в жизни.

— А ты что здесь делаешь?

— Как это «что»? Ты же сам послал меня в свой офис за компьютером!

— Ну и как?

— Что «как»?

— Ты его взяла?

— Ты же прекрасно видел, что я только что положила его в свою машину.

Стараясь унять нервную дрожь, я окинула Илью ничего не понимающим взглядом и, махнув официантке рукой, заказала себе стакан пепси.

— А ты хорошо выглядишь для больного. Голова, я смотрю, совсем не кружится.

— Для больного? — Илья сделал вид, что не понял, о чем я.

— Ну да. Словно у тебя никогда и не было сотрясения мозга. Переоделся где-то… Послушай, а на чем ты сюда приехал? Почему сидишь в этом кафе? Зачем вообще ты меня сюда посылал? Я что-то ничего не пойму. Может, ты мне что-нибудь объяснишь? Может, ты и не болел вовсе?!

Не выдержав, я перешла почти на крик и почувствовала, как на нас стали обращать внимание люди, сидевшие за соседними столиками.

Илья попытался сгладить обстановку и, оглядевшись по сторонам, взял меня за руку:

— Послушай, прекрати кричать. Мы не одни.

Что ты от меня хочешь?

Его вопрос окончательно выбил меня из колеи, и я почувствовала себя еще хуже.

— Что я от тебя хочу?..

— Действительно, что ты от меня хочешь? — спокойствию Ильи оставалось только позавидовать.

— Это ты от меня чего-то хочешь. Так что тебе от меня нужно?

— Ничего. Я приехал в ресторанчик, потому что соскучился по японской кухне. Сижу, наслаждаюсь суши. Вдруг влетаешь ты и начинаешь на меня кричать.

— Все так просто?

— А зачем все усложнять? Что я тебе сделал плохого?

— И ты меня еще спрашиваешь?

— А что, я не имею права спросить? Прежде чем публично кричать, ты объясни, что случилось.

— Ты послал меня к себе в офис, предварительно напугав тюрьмой, а сам в прекрасном расположении духа поехал следом за мной. Значит, ни черта ты не болел, а был здоров, как бык. Наверняка на тебе пахать можно, а я, как дура, тебе бульончик варила, соседку на ноги подняла… Боялась непонятно чего… И в твою компанию за компьютером поехала, и отпуск за свой счет взяла! Одним словом, возилась с тобой непонятно зачем. Ты думаешь, мне заняться нечем?

Да у меня дел выше крыши и жизнь бьет ключом! А ты в эту жизнь влез и перевернул все кверху дном. Разыграл из себя тяжелобольного… А ведь я тебе и вправду поверила! И зачем я только с тобой столько времени возилась?!

— Тебя никто не просил.

— Что значит меня никто не просил?

— Я могу еще раз повторить то, что сказал. Тебя никто не просил.

— Послушай, а ты хам… И не вздумай меня пугать! Все твои угрозы мне до одного места. Если ты хоть чем-то будешь мешать мне спокойно жить, то поверь, я в долгу не останусь. Это я тебе обещаю.

Придурок! Я, как идиотка, взяла на работе отпуск за свой счет, поехала к нему в офис исполнять его поручение, а он сидит себе как ни в чем не бывало напротив своего офиса и наблюдает за мной со стороны… Можно подумать, что мне больше заняться нечем, только и дел у меня что бегать по твоим офисам… Комедия!

Поднявшись со стула, я хотела было уже уйти, но Илья тоже встал, опустил на глаза темные очки и все тем же спокойным голосом произнес:

— Извини. У меня в голове какие-то сдвиги в последнее время. Я сам не знаю, что со мной происходит. Какие-то провалы в памяти. Расскажи мне, что со мной случилось и где я был?

— Как это? — мне показалось, что я вообще перестаю что-либо понимать.

— Я вижу знакомое лицо, но даже не помню, как тебя зовут. Где мы познакомились? Я совершенно не помню, как очутился в этом ресторане.

— Что значит не помнишь? Ты шутишь?

— Мне сейчас не до шуток!

— Ты надо мной издеваешься?

— Я не умею издеваться над женщинами. Я с тобой честен.

Я вновь опустилась на стул и вытерла пот со лба.

Илья сел рядом со мной и посмотрел такими несчастными глазами, что мне сразу показалось — он меня не обманывает.

— Ты что, не помнишь, на чем ты выбрался с моей дачи?

— Нет, — покачал головой Илья. — Мы познакомились с тобой на даче?

— Ты надо мной издеваешься? Ведь сегодня утром ты был вполне нормальный.

— Я же тебе уже сказал, что не издеваюсь. Почему ты не хочешь мне поверить?

— Я даже не знаю… Я просто в шоке.

— Я сам в шоке — Разве такое бывает?

— Ты знаешь, я уже давно не в том возрасте, чтобы просто так включать дурака и ломать бессмысленную комедию Я взрослый мужчина, но я попал в такую жизненную передрягу, что не знаю, как из нее вылезти.

— Ничего не пойму.

— После того как ты уехала, в моей голове что-то перемкнуло. И все. Опять провал в памяти. Я взял такси и поехал куда глаза глядят. А затем уселся в этом ресторане. Увидел твое лицо, и оно мне показалось очень даже знакомым. Расскажи, кто ты и как я очутился у тебя на даче?

— Я нашла тебя на дороге. Тебя сбила какая-то машина, — заговорила я глухим и немного испуганным голосом — Затем я привезла тебя к себе на дачу и начала лечить. Вернее, лечить тебя начала не я, а моя соседка. Сегодня утром тебе было немного получше. Я сварила тебе бульон, а ты попросил меня взять отпуск за свой счет, чтобы посидеть с тобой, пока ты выздоровеешь. Тебе нужен постельный режим, ведь у тебя сотрясение мозга. Ты попросил меня заехать к тебе в офис за компьютером и дискетами Сегодня вечером я должна была вернуться на дачу, — я замолчала и посмотрела на Илью подозрительным взглядом. — Вот, пожалуй, и все. Рассказывать больше нечего.

— Ты уехала, я взял такси и приехал сюда. А почему я приехал именно сюда? Потому что это здание мне знакомо.

— Конечно. Это же твоя компания — Моя копания? — Илья искренне удивился.

— Понятное дело, что не моя. Это именно твоя компания. Ты ее президент.

— Я президент?

— Ты — Вот бы никогда не подумал, что я президент.

— Только ты президент не этой страны, а компании. А то ты, наверно, уже возомнил, что тебе нужно в Кремль.

В этот момент у меня в сумочке зазвонил мобильный, и я тут же поднесла трубку к уху.

— Света, ты когда ко мне приедешь? Я уже почти умерла, — тихонько всхлипнула в трубку Наташка.

— Скоро. У меня у самой тут какая-то неразбериха происходит.

— А ты где?

— В японском ресторанчике на Покровке.

— А ты долго там будешь?

— Думаю, что нет Ты меня дождись. И пожалуйста, не делай никаких глупостей!

— Ты имеешь в виду, что мне еще рано умирать?

— Думаю, что у тебя еще вся жизнь впереди.

Сунув трубку обратно в сумочку, я еще раз посмотрела на Илью и сказала как можно тише:

— Илья, по-моему, тебе нужно в больницу.

— Ты думаешь?

— Понимаешь, сегодня утром ты был практически нормальным, а после того, как я уехала, у тебя вдруг случилось затмение. Это не шутки. Думаю, что тебя нужно срочно проверить. Видимо, твои мозги не просто сотряслись. Они поменялись местами. Ты; что, и вправду ничего не помнишь?

— Ничего. Я, если честно, и тебя-то не сразу узнал. Просто смотрю — лицо знакомое, а вспомнить тебя не могу. Послушай, а как же я лежал на дороге?

Что со мной произошло?

— Этого я не могу знать, — я тут же постаралась уйти от ответа.

— Получается, что ты спасла мне жизнь?

— Ну, не то чтобы спасла… — я не смогла скрыть то, что в душе у меня всколыхнулась гордость. — Я просто приложила все усилия, чтобы твое выздоровление произошло как можно быстрее.

— И все же не лукавь: ты вытащила меня с того света. Я даже не помню, где находится твоя дача.

— Ой, это в сорока километрах от Москвы по Киевскому направлению.

— В деревне, что ли, какой?

— Я и сама не знаю, как это место зовется — то ли поселок, то ли деревня. Дачный поселок «Родник».

— Название такое интересное — «Родник». Там что, действительно есть родник?

— Да нет вроде. Хотя, может, когда раньше и был. Ты знаешь, я чувствую себя так, как будто меня по голове кирпичом ударили. Ведь еще утром ты был вполне нормальный…

— А ты можешь себе представить, как я себя чувствую? У меня состояние, будто меня не только кирпичом шарахнули, но еще и трактором переехали.

— Ну просто фантастика какая-то!

— Тебе легко говорить. И все же мне повезло, что я встретил именно тебя, потому что если бы я тебя не встретил, то неизвестно куда бы поехал дальше. А ты хоть немного прояснила мне обстановку..

Увидев, что к японскому ресторану направляется девушка-секретарь, я тут же наклонилась к Илье и быстро спросила:

— Видишь ту красивую, длинноногую девушку?

— Где?

— Которая переходит дорогу.

— В короткой синей юбке?

— Да.

— Вижу. Какая-то модель.

— Эта модель — твоя секретарша.

— Такая красивая? — не поверил своим глазам Илья.

— Какая есть.

Подойдя к нашему столику, девушка тут же раскраснелась от неожиданной встречи со своим боссом и заговорила ласковым голосом:

— Илья Романович, здравствуйте. Вот уж не ожидала вас здесь увидеть… Вы же по телефону сказали, что вас несколько дней не будет, что вы в командировке.

— Меня действительно сегодня не будет. У меня тут встреча, — не растерялся Илья.

— Там накопилось столько нерешенных вопросов. Вы сказали мне, что будем решать все вопросы с вами по телефону. Мне соблюдать ваши инструкции?

Ничего не изменилось? Вы не подниметесь в офис?

— Если я сказал связываться со мной по телефону, то вы должны так и делать. Сегодня меня нет.

— Хорошо, как скажете, — девушка окинула меня чуть ревнивым взглядом и продолжила:

— Я пришла сюда за суши. Я в офисе поем, я уже заказала. Вы не волнуйтесь, что я покинула свое рабочее место. Я вышла ровно на пять минут.

— Ничего страшного.

— Спасибо, Илья Романович. Если будет что-то срочное, я вам позвоню. А вы когда на работе появитесь?

— На днях.

— Мне просто не терпится вас увидеть. Так приятно работать под вашим началом. Я буду ждать, — девушка попыталась изобразить в глазах блеск, и у нее действительно что-то получилось.

Я улыбнулась и дружелюбно ей подмигнула:

— Я тоже буду ждать встречи с вами.

Илья расплылся в улыбке и посмотрел вслед уходящей девушке:

— Обалденная красавица. У меня и так сейчас в голове пустовато, а при виде этих ног я потерял последний рассудок. — Чего не отнять у нее, того не отнять, — произнесла я немного грустным голосом.

— Кто бы мог подумать, что у меня такая сногсшибательная секретарша…

— Видимо, ты знаешь, кого нужно брать на работу.

— А ты не знаешь, у меня с ней что-нибудь было?

— Этого я не могу знать. Если учесть то, как она на тебя смотрит, то можно сказать, что было. Не переживай. Как только придешь в себя, сразу проверишь.

Не прошло и минуты, как девушка вышла из ресторана с бумажным свертком в руках. Еще раз окинув Илью преданным взглядом, она пошла в направлении к зданию, принадлежащему компании, плавно и даже чересчур сексуально покачивая бедрами.

— С ума сойти, — еще больше покраснел Илья. — И почему я подобную красоту раньше не замечал?

— А может, и замечал, — тут же поправила я Илью. — Просто сейчас ты смотришь на нее так, как будто в первый раз в жизни видишь.

Как только секретарша скрылась за дверями здания, Илья тут же перевел взгляд на меня и вновь заинтересовался моей персоной.

— Ты знаешь, когда ты стояла возле машины, я и подумать не мог, что ты можешь ко мне подойти.

Оказывается, я просто тебя забыл.

— А ты представь мое состояние, когда я увидела тебя за этим столиком. Я просто дар речи потеряла.

Мне даже на минуту показалось, что я сошла с ума.

Ведь я оставила тебя утром на своей даче и должна была вернуться к тебе вечером. У меня прямо перед глазами все поплыло.

Я замолчала и заговорила уже более серьезным голосом:

— Илья, ты понимаешь, что ты серьезно болен и что у тебя амнезия? Хочешь, мы вместе с тобой зайдем в здание компании, и я покажу тебе, где твой кабинет? Может быть, ты сядешь в свое кресло и тут же начнешь приходить в себя?

— Нет, — категорически отказался Илья и отрицательно замотал головой.

— Почему?

— Как я могу прийти в компанию, если я ничего не помню?

— А как ты вообще собираешься дальше жить?

— Нужно подумать. Ведь во многих случаях память восстанавливается. Я слышал о таких случаях, — Значит, тебе нужно лечиться, — задумчиво посмотрев на пустой стакан от пепси-колы, я вдруг подумала: если бы я знала о том, что Илья потерял память, то я бы вообще сделала вид, что его совершенно не знаю, и уехала бы подальше от этого здания и от этого ресторана. А я в очередной раз заявила, что нашла его на дороге, подставляя себя под лишние подозрения и ненужные вопросы.

— От чего лечиться-то? — спросил тем временем он.

— От амнезии.

— А она точно лечится?

— Иногда, да. Если ты начнешь встречаться с людьми, которых когда-то знал, и навещать те места, в которых когда-то был, то ты должен все вспомнить.

— Ты думаешь?

— Может быть, мы все-таки пройдем в твою компанию?

— Какая к черту компания, если я даже свою секретаршу, у которой ноги от ушей, совершенно не помню?! Разве такие ноги можно забыть?

— Если ты не помнишь секретаршу, это еще ни о чем не говорит. Вдруг ты вспомнишь кого-нибудь из других сотрудников.

— Мне нельзя в компанию, — по-прежнему стоял на своем Илья. — Если в совете директоров кто-нибудь чухнется по поводу того, что у президента компании амнезия., считай, что я уже не президент.

Ты должна прекрасно понимать, что при такой должности, как у меня, целая куча народу хочет меня подсидеть. То, что ты предлагаешь, — это реальный шанс выйти из игры и остаться за бортом. Для начала я должен прийти в себя. Ты не знаешь, что я сказал по телефону своей длинноногой секретарше? Чем объяснил свое отсутствие?

— Ты сказал, что тебя пока не будет, потому что ты занимаешься делами и в течение некоторого времени будешь связываться со своей длинноногой только по телефону. А как ты посчитаешь нужным, то сразу объявишься.

— А она как на это отреагировала?

— Я не понимаю, зачем тебе нужна ее реакция?

Ты сказал, что в твоей компании работают люди, которые никогда не задают лишних вопросов.

Это уже радует.

Так что же ты будешь пока делать?

Отлежусь дома. Поговорю с врачами. Но в компанию в таком виде я не хочу появляться.

— А ты знаешь, где он, твой дом?

— Нет, — немного смутился Илья.

— Не переживай. У меня есть твой адрес. Ты паспорт с собой не захватил?

— Нет.

— Ты что, все документы на даче оставил? И паспорт, и бумажник?

— Я ничего не взял.

— Ну ты даешь. Не переживай, у меня есть все твои координаты.

— Правда? — в глазах мужчины появилась надежда.

— Пока ты спал, я достала твой паспорт и переписала данные из него себе в блокнот.

В подтверждение своих слов я достала блокнот и тут же прочитала адрес Ильи:

— Вот видишь, у тебя московская прописка, и живешь ты в самом центре. На Арбате.

— На Арбате?! — не поверил моим словам Илья и, взяв в руки блокнот, внимательно изучил запись. — Я что, такой крутой? На старом Арбате…

— Ты не просто крутой. Ты президент.

— Ну не страны же.

— Не страны, но своей компании точно. А это, между прочим, тоже немаленькая должность. Ты вон какую компанию отгрохал. Так что то, что ты живешь на старом Арбате, вполне приемлемо для твоей должности.

— А я женат? — в глазах Ильи читалась какая-то надежда.

— Разведен.

— Слава богу, — заметно повеселел он.

— Но ты развелся совсем недавно.

— Это не имеет значения. Главное, что разведен.

— Ты развелся всего месяц назад после десяти лет брака. Правда, с женой ты уже не живешь года полтора.

— Представляю, как она меня достала.

— Ты настолько отрицательно относишься к браку?

— Мне как-то больше по душе находиться в свободном полете.

— Тем не менее у тебя есть какая-то девушка. Ее портрет стоит на твоем рабочем столе. Ты с ней уже месяца три, и она пару раз приходила к тебе, в офис.

Думаю, она придет к тебе еще раз, и ты обязательно ее узнаешь.

— Красивая?

— Ты окружил себя только красивыми женщинами.

— Что, она красивее моей длинноногой секретарши?

— Не знаю. С этим ты как-нибудь без меня разбирайся. У мужчины свой взгляд на красоту.

Немного помолчав, я вновь посмотрела на Илью и непонимающе развела руками.

— И как только ты к этому ресторану приехал? — задала я вопрос, который крутился у меня в голове и никак не хотел оставить меня в покое.

— Я словно что-то почувствовал. Попросил таксиста остановиться именно в этом месте. Когда я мимо здания ехал, меня словно током шибануло. Сел тут за столик и не мог оторвать взгляд от входа в здание. Я и представить себе не мог, что это, оказывается, моя империя.

— И все же тебя к ней потянуло. Значит, какой-то подсознательный механизм сработал. Я уверена, что пройдет немного времени, и все восстановится.

Украдкой посмотрев на часы, я бросила взгляд в сторону своей машины и всем своим видом показала, что мне пора ехать.

— Илья, давай я довезу тебя до твоего дома. Адрес у нас есть. Возьмешь из машины свой компьютер с дискетами, покажешься врачам. Я думаю, что у тебя все наладится. А твои документы я тебе потом передам. Конечно, постараюсь побыстрее. Я же прекрасно понимаю, что паспорт тебе очень даже нужен и что ты бы хотел получить его побыстрее, поэтому постараюсь приложить все усилия в этом направлении.

Я тебе позвоню, и мы договоримся о встрече, чтобы я смогла передать тебе документы.

— А телефон свой я тоже забыл.

— Вот тебе раз!

— Так получилось…

— Тогда я прямо на днях по домашнему адресу все доставлю. И твой телефон тоже привезу. Не переживай.

— Не думаю, что это смертельно. Я буду ждать.

— Ладно, пора ехать. Меня подруга ждет. У нее крупные неприятности.

— Как скажешь. Пора так пора.

— Я думаю, что все обойдется. Мне сейчас нужно с подругой разобраться. Голова идет кругом! У всех сплошные неприятности…

— Тогда давай я возьму из твоей машины компьютер и дискеты и поеду на такси. Кстати, а ты не знаешь, что на дискетах?

— Ты особо не распространялся по этому поводу, но я думаю, что какая-то документация. Что-то связанное с делами твоей компании. Ты хотел поработать на даче. Но я была против, ведь это нагрузка для зрения. А при сотрясении нужно соблюдать определенные правила.

Илья встал, поправил ремень "на своих наглаженных брюках и улыбнулся:

— Послушай, давай я не буду тебя задерживать. Заберу свои шмотки и поеду на такси, а ты езжай к подруге. Документы завезешь по домашнему адресу.

— Может быть, я все-таки тебя довезу?

— Не переживай. Я уже большой мальчик. Адрес есть, а значит, я обязательно найду свой дом, — Но ведь ты не простой мальчик, а мальчик с амнезией…

— Еще скажи, что я мальчик, больной на голову, — как-то по-детски рассмеялся Илья.

— Ну, вот видишь! Ты уже шутить начал. Может, тебе служебную машину взять?

— Это исключено.

— В твоей компании уж наверняка какая-нибудь крутая машина с военизированной охраной имеется.

— Я еще не готов ездить на крутой машине с военизированной охраной.

Я плохо поняла, что произошло дальше. Мы уже хотели было идти к моей машине для того, чтобы я отдала Илье компьютер, как вдруг… Из подъехавшего к ресторану такси выскочила растрепанная Наташка и бросилась на Илью с кулаками:

— Ал ты, гад недорезанный! Ах ты, сволочь! Сейчас ты ответишь за мои драгоценности! Рублевка хренова! Милиция! Милиция! Быстрее зовите милицию!!!