Разведена и очень опасна

Шилова Юлия

Глава 7

 

Не знаю, услышал ли мою последнюю фразу мой бывший муж, но дверь в зал распахнулась и на пороге появился Артем. Обведя нас крайне недовольным взглядом, он демонстративно посмотрел на часы и, не обращая на меня никакого внимания, деловито сказал:

— Ритуля, мне пора на работу. Проводи, пожалуйста, своего будущего мужа до входной двери. Приду не поздно. Предлагаю вечером где-нибудь погулять.

— У тебя же до окончания обеда еще есть время.

— У нас сегодня малоприятная гостья, — заявил он. — Если бы я знал, что она сюда пожалует, я бы вообще на обед не приходил.

— Вот и правильно! — одобрила я моего бывшего мужа. — Не фига грузить Ритку своим желудком.

— Чем? — не понял меня Артем.

— Желудком! — тут же пояснила ему я. — Он у тебя безразмерный.

— Желудком?!

Желудком! Я, по-моему, ясно выразилась. Мне кажется, тебе его нужно ушить. Сейчас подобные операции везде делают. Или капсулу проглотить, чтобы жрать меньше хотелось. Нормальные мужики на работе обедают. А ежели на работе обедать негде или ты еще на эти обеды не заработал, термос с собой бери, бутерброды. Хавай по своему усмотрению. Сейчас хавчик найти не проблема, только подругу мою не грузи.

— Да у него работа рядом, — заступилась за Артема Ритка. — Зачем ему на работе обедать, если дом рядом? Тем более дома все вкусное и свежее. А в столовой не пойми чего положить могут. Да мне это не тяжело. Мне счастье покормить любимого мужа чем-нибудь вкусненьким.

— Значит, он специально работу рядом с домом искал, чтобы грузить тебя по полной программе. Видимо, ему совсем не важно, какая работа, самое главное, чтобы кормушка была поближе.

— Да нет же! Это совпадение просто, — отчаянно заступалась за своего жениха Ритка.

— Ты из института приезжаешь ему обед разогревать?

— Нет. Когда меня нет, Артем сам себе разогревает. Достанет кастрюльку в холодильнике и на плиту поставит. Это не тяжело.

Видимо, у Артема окончательно сдали нервы, и он влез в наш разговор.

— Рита, что ты перед ней отчитываешься?! — взорвался он. — Я не пойму! Это наша семья, и в своих проблемах мы разберемся сами. Ее они совершенно не касаются. Я больше не хочу терпеть ее общество. Мне пора на работу.

— Между прочим, с этой малоприятной дамой ты жил под одной крышей, и не один день. Ел, спал, сидел у нее в туалете, — вновь встряла я в разговор. — Ив то время она была для тебя совсем не малоприятной.

Но Артем не обратил на мои реплики никакого внимания и, даже не взглянув в мою сторону, обратился к Рите:

— Ты не забыла? Вечером пойдем с тобой погулять.

— Правда? — обрадовалась Ритка и, встав со своего места, чмокнула его в щеку. — Может, чай на дорожку?

— Боюсь, что у меня уже нет времени, да и общество не то, чтобы распивать чаи. Чаепитие должно происходить за приятным разговором и в приятной компании, у нас, к сожалению, таковой нет, поэтому я ухожу зарабатывать деньги.

— Рит, пусть он лучше тебя в ресторан вечером ведет. Раскошелится и поведет. Что значит погулять? Здоровый лоб, а все гуляет. Ты эту лавочку ему прикрой. Не май месяц. На улице снег лежит, а он погулять поведет. Чего задницу-то морозить, если можно посидеть в приличном месте и хорошую музыку послушать?! Ты эти гулянки прекрати. Должен уже давно нагуляться. Такая лбина, а все на улице гуляет!

К моему удивлению бывший муж никак не отреагировал на мои слова, наклонился к Рите и поцеловал ее в щеку.

— Все, любимая. Меня нет. Работа прежде всего. — Сказав это, Артем многозначительно посмотрел в мою сторону и с видом настоящего победителя двинул речь, которой решил, наверное, окончательно меня добить: — Рита, такую женщину, как ты, нужно баловать и баловать. Для такой я готов горы свернуть и бросить весь мир к ногам. Таких женщин нужно боготворить, и я готов доказать это не только словами. Я буду землю рыть, но тебя обеспечу!

Возможно, я бы смогла спокойно отреагировать на его тираду, но перед тем, как уйти, Артем принял важный вид, и я решила его остудить. Встав со своего места, я оперлась о стену и поставила одну ногу на табуретку.

— Не надо рыть землю, — произнесла я спокойным голосом и одарила своего бывшего супруга презрительным взглядом.

— Что?

Рит, у него опять с ушами плохо стало. Наверно, без шапки ходил. Ты ему сегодня вечером их обязательно прочисть, а то он почти уже ничего не слышит. Возьми палочки с ватой и хорошенько прочисть. Да поглубже засовывай, а то там серы, наверно, немерено. Придет на работу, начнет невпопад говорить, его сразу с этой драгоценной работы и погонят. Хотя, в принципе, может, и такой сойдет. Самое главное, чтобы видел, чтоб дорогу знал идо работы мог дойти… — Собрав все силы, я закричала так громко, что сама испугалась своего голоса: — Я говорю, не надо землю рыть, а то нос запачкаешь!!! Ритке же его потом мыть. Нос землей забьется, что тогда делать будешь?! Ты лучше лапой рой, так удобнее, а если ничего не нароешь и тебя с работы погонят, звони мне. Может, я тебя к себе пристрою! Ты стрелять умеешь?! А кассу взять в магазине можешь?! А наезжать на коммерсантов умеешь?! Нет, наезжать я тебя вряд ли поставлю. Ты на ботаника похож, тебя ни один коммерсант не испугается. Если за выручкой ты придешь, они подумают, что это розыгрыш.. Будешь в бригаде вместе с пацанами на стрелки и разборки ездить. Придется тебя научить оружием пользоваться! Ты грозный фейс сделать можешь?! Можешь или нет?!

Ошарашенный бывший супруг тяжело задышал, покрутил пальцем у виска и, произнеся всего одно, единственное слово «Дура!», направился к входной двери.

— И за дуру ответишь! — не могла не крикнуть я ему вслед. — И вообще, между прочим, ты зря со мной ссоришься. Я у тебя, между прочим, на свадьбе свидетельницей буду!

— Что? — Артем остановился в дверях, взялся за дверную ручку и чуть не потерял рассудок. — Что ты сказала?!

— Что Ритке нужно тебе уши прочистить. Ритуль, ты же видишь, что у него слуха практически нет. Наверно, опять без шапки ходил. Ты бы купила ему какую-нибудь шапочку с ушами. Например, буденновку. Она с пуговичкой. Ты бы ему эту пуговичку застегивала, и он бы смело шпарил в своей буденновке на работу. И тетки бы на него меньше смотрели. Далеко не каждая хотела бы иметь дело с мужиком в буденновке.

— Рита, если Сашка будет свидетельницей на свадьбе, то свадьбы не будет!!! — во весь голос прокричал Артем и выбежал из квартиры.

Закрыв за ним дверь, расстроенная Рита вернулась на кухню и подошла к окну.

— Сань, ну зачем ты с ним так?

— Затем, что он тебя подмял. Нельзя допускать, чтобы мужики подобные вещи творили! Зачем ты сейчас встала у окна?

— Я всегда его провожаю, когда он на работу уходит.

— Еще платок достань и помаши им в окно.

— Да, ладно тебе. Расстроенный ушел, даже не обернулся.

— А раньше что, веселый убегал?

— Раньше он мне всегда улыбался и воздушные поцелуи посылал.

Разливая по рюмкам коньяк, я тихо спросила:

— Рит, а тебе оно надо?

— Что именно?

— Эти его поцелуи воздушные…

Рита села напротив меня.

— Саня, ты, наверно, меня не поняла. Я очень люблю этого человека. Ты знаешь, что такое любовь?

— Имею представление.

— Ну, тогда я не понимаю, как ты живешь без любви. Разве это можно назвать жизнью?

— А разве так относиться к мужчинам можно, как ты относишься? — ответила я вопросом на вопрос.

— А как я отношусь? Я просто люблю.

— Не знаю, — сочувственно сказала я. — Ладно, давай выпьем по последней рюмке. За то, что ты выходишь замуж, и за то, чтобы у тебя была счастливая семейная жизнь. Когда я разводилась со своим бывшим, а твоим будущим мужем, мне было невыносимо больно, обидно и жалко себя, и я дала себе обещание больше никогда в жизни не связываться с подобным мерзавцем. Наверное, ты мудрее меня — нашла хорошее в том, что для меня было плохо.

— Я же тебе сказала, что вы были просто не две половинки единого целого. Кстати, а ты не хочешь изменить свою личную жизнь?

— В каком смысле?

— Завести свою семью…

— Но у меня уже есть семья. Криминальная.

— Я имею в виду нормальную человеческую семью, — нахмурилась и поправила меня Рита и осушила свою рюмку. — Тот мужчина, который тебя провожал, по-моему, очень в тебя влюблен.

— Ты знаешь, я пока не могу ничего изменить. Я еще к этому не готова, — призналась я. — Да и бросить я ничего не могу. Ну, ты сама посуди, как при такой работе я могу выйти замуж? Это невозможно. Мне и так хватает мужского внимания. В моей жизни уже была ошибка, я не хочу ее повторять. Связать с кем-нибудь свою жизнь сейчас — это значит потерять те блага, которые я сейчас имею, и тот мир, в котором живу. Это значит признать поражение.

— Я не верю, что ты счастлива, — перебила меня моя подруга. — Ты одинока и ходишь по лезвию бритвы. Через лезвие бритвы можно пройти, но нельзя на нем жить, а ты на нем живешь. Это неправильно. Твоя беда в том, что окружающие мужчины считают тебя стервой.

Это не беда, — улыбнулась я своей широкой улыбкой. — Стерва — это комплимент. Стервами делают нас мужчины. Кто такая стерва? Стерва — это женщина, которая морально намного сильнее любого мужчины. Ее не любят из-за того, что она рушит стереотипы, которые любезно навязало нам наше общество. Ее боятся, потому что она очень хорошо знает мужчин, чувствует их почти звериным чутьем и владеет языком, на котором говорят мужчины. Ее боятся не только мужчины, ее боятся и женщины, потому что настоящая стерва никогда не упустит своего счастья. Мужчины всегда делают больно, но тот, кто сделает больно женщине-стерве, затем хлебнет вдвойне. Стерва никогда не бросится в омут с головой и никогда не расслабляется. Она знает принцип маятника и знает, что если сейчас хорошо, то придет время и может быть очень плохо. Поэтому она всегда держит равновесие, не позволяет маятнику отклоняться слишком резко.

— Тебе в этой жизни легче. Ты с самого раннего детства была красивой, — задумчиво произнесла Рита и поправила свои очки. — С твоей внешностью можно мужиками вертеть, как тебе хочется. А мне тяжелее.

— Ты думаешь, красивые женщины кому-нибудь нужны?! Да никому они не нужны. Мужчины красивых женщин боятся, а обычные женщины их не любят. Как правило, красивые женщины всегда одиноки. Все думают, что у них всего в переизбытке, что у их ног масса поклонников. Но они одиноки. Ты даже не представляешь, как они одиноки. Посмотри на меня повнимательнее. Я ведь никогда не была красивой. Ты только посмотри, какой у меня нос! Меня еще в детском саду звали Буратино. Да и ноги длинные, но кривые. А задница?

— А что задница?

— У меня задница плоская.

— А какая она должна быть? — вновь поправила свои очки Ритка.

Она должна быть аппетитная! — выпалила а. — Понимаешь, аппетитная! Упругая и круглая. А у меня плоская! Я ведь даже юбку обтягивающую надеть не могу. Я все свои недостатки наизусть знаю. Понимаешь, наизусть! Просто вся фишка в том, что свои недостатки я научилась превращать в достоинства.

— Да нормальная у тебя задница, — постаралась успокоить меня подруга.

— А вот и ненормальная! У тебя задница в тысячу раз лучше! Ритка, посмотри на меня внимательно. Я в детстве была гадким утенком. Я никогда не была красивой. Я просто это себе внушила. И тебе, и всем окружающим. Но сначала самой себе. В детстве я внушила это своим одноклассникам, а затем всем остальным людям. Я просто умею внушать! Я умею преподнести себя так, что у окружающих потекут слюнки.

— Тебе по жизни все дается легко, — грустно сказала Рита. — И у тебя есть одно преимущество — тебе не нужно бороться с лишним весом. Я не помню, чтобы ты когда-нибудь поправлялась. А меня, чуть что, сразу прет. На каких диетах я только не сидела. Результат ноль. Мне иногда даже кажется, что я даже от воды вес набираю.

— Да какие, к черту, диеты! Все диеты не так уж и безвредны, как об этом говорят. Если не можешь похудеть самостоятельно, сходи к врачу.

— А я уже ходила, — наконец-то улыбнулась Рита.

— И как?

— Врач выписал мне таблетки.

— Вот это другой разговор. Это уже результат.

Рита встала, открыла дверцу подвесной полки и достала пачку таблеток, положила их передо мной и прочитала название:

— Ксеникал. Врач сказал, что на сегодняшний день это самое эффективное средство для похудения. Представляешь, как все просто: ксеникал не дает жиру из пищи, которую я ем, попасть в кровь и отложиться… ну, везде, где не надо… В общем, есть надежда…

— Вот и хорошо, — обрадовалась я за подругу. — Я безумно рада, что ты собой занялась. Может, и у меня эти проблемы начнутся, то я этот ксеникал тоже куплю. Женщина просто обязана за собой следить — другого выхода у нас нет!

— Ты молодец! — снова улыбнулась Рита. — Меня всегда поражал твой оптимизм. Ты всю жизнь была не такая, как все. Ты целеустремленная, а я… Я всегда была размазня.

— Что ты несешь?! Какая ты размазня?! А ну-ка пошли! — Я схватила подругу за руку и потащила ее к зеркалу.

— Саня, ты куда меня тащишь? — не поняла и попыталась вырваться Рита.

— К зеркалу!

— Зачем?

— Смотри внимательно! — крикнула я командирским тоном.

— Да чего я там не видела… — слабо сопротивлялась подруга.

Я хочу, чтобы ты посмотрела на себя в зеркало и сказала слова, которые необходимы в жизни каждой женщины. Я хочу, чтобы ты произносила их каждое утро, когда только встаешь с постели. Увидишь, как вся твоя жизнь пойдет по-другому. Ты это обязательно ощутишь. Смотри в зеркало и говори: «Я самая красивая, самая замечательная, самая умная. Все, что я делаю, я всегда делаю правильно, и, что бы я ни делала, я всегда лучше всех!» Повторяй.

— Зачем?

— Я тебе говорю, повторяй! — вновь скомандовала я и подтолкнула Риту к зеркалу.

Рита захлопала глазами и повторила все слово в слово.

— Молодец! Ты просто молодец! Делай так каждое утро до тех пор, пока эти слова не станут девизом всей твоей жизни. Вот увидишь, когда ты ощутишь, что полностью соответствуешь тому, что говоришь, вся твоя жизнь пойдет совсем по-другому. Ну, скажи, ты что-нибудь почувствовала?

— Пока не знаю…

— Ничего, нужно время. Когда ты все это прочувствуешь, то поймешь, что Артем — не самый лучший вариант для того, чтобы устроить свою личную жизнь. Если ты хочешь замуж, ты должна не просто выйти замуж, а сделать свое замужество удачным. Вот лично я пока не хочу замуж. Я никогда не завишу от общественного мнения и не хочу замуж только потому, что все вокруг замужем, а я еще нет. Я не хочу сейчас думать о замужестве.

— А разве тобой не движет страх одиночества, безысходности, боязнь остаться одной? — задала мне вопрос подруга. — Тебе уже не восемнадцать.

— Нет, — замотала я головой.

— Мне кажется, что ты обманываешь себя.

Я себя не обманываю, а говорю правду. Для того чтобы не было никаких страхов, нужно повысить собственную самооценку. Я просто уверена в себе, а моя уверенность заставляет меня ничего не бояться. Советую и тебе повысить свою самооценку, тогда ты поймешь, что Артем не самая лучшая партия для тебя. Таких Артемов полным-полно и даже намного больше, чем ты себе представляешь.

Рита нахмурила брови и отошла от зеркала.

— Саня, хватит. Я же тебе говорила, Артем — моя половинка.

— Говорила.

— Тогда давай больше не будем развивать эту тему. Я Артема очень люблю, и мне больше никто не нужен. — Рита вернулась на кухню и подошла к кухонному окну. Немного помолчав, она слегка прокашлялась и добавила: — Если ты, конечно, не против.

— Не против чего? — не поняла я.

— Что мы с Артемом друг друга любим. Если это тебя не задевает…

— Меня?! Да каким боком?! Я же тебе сказала, можешь забирать его со всеми потрохами. Тебе медаль нужно дать за то, что ты такое чудо полюбила. Мне тебя немного жаль…

— Меня не нужно жалеть. Мне с этим человеком очень хорошо. Саня, а это твои ребята в машине сидят?

— Где?

— Подойди к окну.

Я встала рядом с Ритой и увидела Вована, который сидел в машине вместе со своим напарником и разговаривал по мобильнику, не забывая при этом жестикулировать руками.

— Это мои ребята, — ответила я совершенно спокойным голосом а сама подумала о том, что, если бы на месте Вована сидел Лось, мне было бы намного спокойнее.

— Они ждут тебя?

— Меня.

Рита немного помолчала, но все же не выдержала долгой паузы:

— Саш, скажи, а страшно так жить?

— Как? — не поняла я подругу.

— Ну так, как живешь ты?

— А как я живу?

— Ты понимаешь, о чем я… Страшно жить в криминальном мире? Тяжело управлять такими амбалами? Тебе тяжело жить?

— Не могу ответить тебе однозначно. Я уже привыкла.. Ты хочешь знать, страшно ли жить с мыслью, что в любой момент тебе могут пустить пулю в спину?

— Ты чересчур категорична… — смутилась подруга.

— Ты ведь хотела меня спросить именно об этом. Я тебе уже сказала, что я привыкла так жить. Я знаю, что в любой момент могу получить пулю в лоб, да, могу погибнуть в любой момент, но это моя жизнь и другой мне не надо. Быть может, от этих слов у тебя по спине пробежал ледяной ужас, но я привыкла жить с оглядкой.

— Но, если постоянно оглядываться, можно сойти сума!

— Я привыкла так жить. Я надеюсь, что у меня еще очень большой остаток жизни. Я оптимистка, верю только в хорошее.

— Остаток? А я думала, что у тебя жизнь только начинается.

— Она у тебя начинается, — постаралась я успокоить Риту. — А те, кто живет в таком мире, как я, судят ее по остатку. Самое главное всегда верить, что остаток моей жизни будет большой. Возможно, это крайне неприятная и опасная жизнь, но я уже очень сильно в нее втянулась. Такая карма мне выпала.

— А раньше ты так не жила…

— Та жизнь осталась в далеком прошлом. Я туда никогда не вернусь.

— И ты ни о чем не жалеешь?

— Мой девиз — никогда и ни о чем не жалеть. Никогда. Ни при каких обстоятельствах.

Ритка осторожно обняла меня за плечи.

— Саш, я часто вспоминаю наш класс и понимаю, что ты всегда была такая… Ты всегда была готова объять необъятное. Ты была стремительная, решительная, иногда даже резкая, но, знаешь, раньше ты не была такая жестокая.

— Жестокая?! Тебя обидело, как я отнеслась к твоему будущему супругу? Но не забывай, пожалуйста, что твой будущий супруг — мой бывший, и я, как бы тебе ни было это обидно слышать, жила с ним под одной крышей и знаю его намного лучше тебя.

В этот момент раздался звонок в дверь. Всегда спокойная Рита от неожиданности вздрогнула и пожала плечами.

— И кого принесла нечистая? Может, соседка зашла, больше некому. А может, Артем вернулся.

Вот и дожилась ты, дорогуша, до такой семейной жизни, что к тебе, кроме соседки и Артема, больше зайти никто не может.

— Некогда мне ни с кем общаться… — Рита встала со стула и в очередной раз нервно поправила очки.

— А ты не дала ему ключей от квартиры?

— Не успела второй комплект заказать.

— Вот и правильно. Нечего и заказывать. Не приучай его в твоем доме чувствовать себя собственником. Мужик должен знать, что в чужой квартире он всегда гость и в любое время его могут попросить.

Посмотрев на обиженную Риту, я приложила палец к губам.

— Все, молчу! Больше никогда не обижу твоего суженого. Делай что хочешь. Я больше никогда и ничего тебе подсказывать не буду. Можешь ему и свой комплект отдать, а сама ждать его на лавочке. Тем более не за горами весна. Когда потеплеет, тогда и лавочки будут теплыми. Иди, открой дверь.

— Открываю. Сань, только, ради бога, если это Артем, я тебя умоляю, веди себя с ним помягче. Видимо, он что-то забыл, возьмет и сразу уйдет на работу.

— Да мне все равно. Если он раздумал работать и пришел, чтобы почитать газеты, пожалуйста, пусть сделает умный вид и читает до полуночи. Я его трогать не буду, скоро домой поеду. Я приехала потому, что очень по тебе соскучилась, но и подумать не могла, что у тебя мужчина. Мы с тобой так давно не виделись…

Звонок в дверь повторился. Рита вздрогнула и, как ошпаренная, бросилась к входной двери. Затем резко остановилась и, приложив свои руки к груди, посмотрела в мою сторону умоляющими глазами.

— Саня, я тебя умоляю. Не обижай Артема… Это моя личная просьба. Я тебя умоляю…

— А что я должна сделать?

— Оставь Артема в покое и не донимай его репликами, он чересчур болезненно реагирует.

— Не переживай, — постаралась я успокоить подругу. — Он больше ни на что не будет болезненно реагировать. Я поняла, что для тебя его здоровье и спокойствие намного дороже собственного. Иди открывай, а то он сейчас не только звонок сломает, но и двери будет сносить. Хозяин, одним словом. К себе же домой ломится…

— Ну, пообещай мне, пожалуйста, если тебе совсем на меня не наплевать…

— Уж если мне на кого-нибудь и не наплевать в этой жизни, то это на тебя. Можешь в этом не сомневаться. Хорошо, иди открывай, а то, не ровен час, он своими рогами начнет стучать что есть сил да лбом биться с разбегу. Тогда тебе придется ему не только уши чистить, но и лоб зеленкой мазать. Хлопот больше. Я тебе торжественно обещаю, что слова не пророню. Я его в упор не вижу и знать не знаю!

— Спасибо тебе!

Растерянная Ритка бросилась к двери, а я посмотрела на часы и подумала, что у меня нет ни малейшего желания ругаться со своим бывшим мужем и что я должна двигаться дальше, ехать домой.