Россия — не Сингапур. Какой ВВП нам нужен

Мухин Юрий Игнатьевич

А ЗНАЕТЕ ЛИ ВЫ…

 

 

.. кому ЛЕГКО УВЕЛИЧИВАТЬ СВОИ ДОХОДЫ?

Все мы попадаем в ситуации, когда у нас не хватает денег — зарплаты, пенсии или доходов. Есть даже ироническая сентенция, что финансовая пропасть самая глубокая в мире — в нее можно падать всю жизнь. Что все люди в таких случаях делают? Пытаются увеличить свои доходы — меняют работу, ищут дополнительные заработки, в конце концов, идут к начальнику и просят прибавить жалование. И в большинстве случаев просто «затягивают пояса» — уменьшают свои расходы.

И только 450 человек в России таких проблем не имеют — когда у них не хватает зарплаты, они ее себе просто повышают. Сами. Это, как вы поняли, депутаты Государственной Думы России. Вот стало у них плоховато с карманными деньгами, так они с сентября 2014 года не поленились и увеличили себе депутатское жалование до 420 тысяч рублей в месяц. Каждому. Теперь, как говорится, не стыдно и перед коллегами из других стран, и хотя депутатская зарплата пока еще ниже зарплаты конгрессмена США (в пересчете 480 тысяч рублей), но уже выше зарплаты депутата немецкого Бундестага (360 тысяч рублей) или французского парламентария (315 тысяч рублей). Правда, зарплата американского конгрессмена всего в 3 раза выше средней зарплаты по США, немецкого депутата в 2 раза выше зарплаты среднего немца, а у депутата Госдумы — в 14 раз выше средней зарплаты по России. Но стоит ли на такие пустяки обращать внимание?

Или, скажем, в январе 2013 года поступило в Думу предложение — за счет средств федерального бюджета лечить людей, страдающих редкими заболеваниями, приводящими к сокращению продолжительности жизни гражданина или к его инвалидности. По советской традиции таких больных полагается лечить обязательно, но по существующему закону лечить надо за счет местных бюджетов. Однако лечение таких болезней дело дорогое, и большинство регионов не в состоянии нести расходы на закупку лекарственных препаратов и лечение таких больных. С соответствующими последствиями для больных и их семей. И вот Думе было предложено лечить их за счет федерального бюджета, по сути, за счет огромных в то время отчислений от продажи принадлежащих всему народу ресурсов — нефти и газа.

Так вот, за этот закон в пользу тяжелобольных людей 11 июня высказался всего 201 депутат. А нужно 226. Нет, вы депутатов недооцениваете, остальные не стали голосовать против — как можно! Они просто не проголосовали. Закон не прошел. А осенью 2014 года они проголосовали за закон, по которому приравняли себя к работающим на особо вредных производствах и получили право на то, чтобы лечение депутатов в тех случаях, когда им не хватает медицинской страховки, оплачивалось из государственного бюджета. Мелочь, конечно, но приятно. Депутатам. Вот за этот закон проголосовало 435 депутатов, а против — всего 13.

Мне скажут, что у нас потому так, что в России демократия. Позвольте с вами не согласиться.

 

…ЧТО ДЕМОКРАТИЯ НЕ ТО, ЧТО ВЫ ДУМАЕТЕ?

Я не стремился дать читателю основательные знания в области юриспруденции, приводя в этой части книги краткие сведения о нынешней России как государстве. Для получения таких знаний все же необходимо не просто прочесть книги и статьи по поднятым темам, а самому разобраться в заинтересовавших вас вопросах. Я не ставлю и задачу убедить вас в чем-то, хочу всего лишь показать: в нашей стране при нашем попустительстве все обстоит далеко не так прекрасно, как в этом пытаются убедить нас заинтересованные в обмане народа политики, юристы, писатели и журналисты. Вы это и без меня знаете, но я постараюсь добавить к вашим знаниям конкретики в том, чем занялись бы НАРОДНЫЕ депутаты, если бы они в России были.

Но сначала попробую развеять привычное заблуждение о демократии. Ведь вы наверняка под демократией имеете в виду выборы и болтунов в парламенте. Дескать, раз это есть, то и демократия есть. Нет, это ошибка! Даже если выборы честные, то никакого отношения к демократии — к власти народа — выборы не имеют. Вы же видели в своей жизни власть — различных людей, которые ее имеют. Разве дело в том, что их избирают? Да и большинство из них не избрано гражданами. Разве суть власти в этом? Суть в том, что указаниям этих людей подчиняются, но в нашем случае уместно это подчинение заменить иным понятием — суть в том, что имеющим власть СЛУЖАТ.

Да, демократия — это не выборы начальников, а ситуация, когда народу служат. Кто? Все! Начиная от президента страны, кончая рядовым милиционером и, разумеется, простым гражданином. Ни критика правительства, ни свобода митингов, ни отсутствие цензуры сами по себе не являются демократией, если в стране народу не служат. Служба имеющему власть — это суть любой власти, и в первую очередь — власти народа, демократии. Если в данном государстве все служат народу, то это демократия вне зависимости от того, как образованы властные структуры самого государства. Но если народу не служат, то демократии (власти народа) нет, даже если желающие могут в прессе и ТВ свободно поносить президента, депутатов, Папу Римского, бога — кого угодно. Это не демократия, это утешение дуракам.

Еще на один аспект власти следует обратить внимание, поскольку он вытекает из сути самой власти. Если у кого-то власть, то только он и назначает (подбирает, выбирает) слуг, которые лично ему обязаны служить. (Кстати, и жалование им назначает тоже он.) Если таких слуг назначает кто-то другой, то служить они будут тому другому, а у того, за кем власть числится официально или номинально, власть на этих слуг исчезнет. Применительно к демократии это означает, что народ должен избрать своих непосредственных слуг — это и будет демократия. Далее эти слуги могут сами назначать к себе своих собственных слуг, но это уже не имеет значения — если непосредственные слуги избраны самой властью (народом), то и нижестоящие слуги будут народу служить — старшие слуги их заставят и за этим проследят.

Вот такой порядок, определяющий в данной стране власть ее народа, должен быть вписан в закон, который называется Основным или Конституцией. Однако у нас с Конституцией проблемы.

 

…что с

К

онституцией

РФ

много проблем?

Сначала формальные проблемы.

Энциклопедия сообщает: «Конституция Российской Федерации была принята 12 декабря 1993 года по результатам всенародного голосования, проведенного в соответствии с Указом Президента России от 15 октября 1993 года № 1633 "О проведении всенародного голосования по проекту Конституции Российской Федерации"». Тогдашний Президент РФ Б. Ельцин с сообщниками в октябре 1993 года совершил тяжкое преступление — государственный переворот. Конституционный Суд РФ вынес постановление:

«Конституционный Суд Российской Федерации в составе…, рассмотрев в судебном заседании действия и решения Президента Российской Федерации, связанные с его Указом от 21 сентября 1993 г. № 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и Обращением к гражданам России 21 сентября 1993 года, руководствуясь статьей 165.1 Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части второй и частью четвертой статьи 1, статьями 74 и 77 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, пришел к заключению: Указ Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от 21 сентября 1993 г. № 1400 "О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации" и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года не соответствует части второй статьи 1, части второй статьи 2, статье 3, части второй статьи 4, частям первой и третьей статьи 104, абзацу третьему пункта 11 статьи 121.5, статье 121.6, части второй статьи 121.8, статьям 165.1, 177 Конституции Российской Федерации и служат основанием для отрешения Президента Российской Федерации Б.Н. Ельцина от должности». Преступник Ельцин (а за такие преступления полагался расстрел), тем не менее, довел свое преступление — государственный переворот — до конца. И поскольку преступники не имеют права назначать референдумы и принимать новые Конституции, то уже этот факт ставит нынешнюю Конституцию под сомнение. Но это не все.

Энциклопедия продолжает информировать, что в Указе Ельцина «Термин "всенародное голосование" (а не "референдум") был использован для того, чтобы обойти положение действовавшего Закона о референдуме РСФСР, согласно которому Конституция может быть изменена лишь большинством голосов от общего числа избирателей страны. Конституция Российской Федерации 1993 года вступила в силу в день ее опубликования в "Российской газете" — 25 декабря 1993 года. За новую Конституцию проголосовало 58,43 % от числа принявших участие в голосовании, что при явке в 54,81 % составляло 32,03 % от числа зарегистрированных избирателей в России». То есть, большинство народа России голосовало против или отказался голосовать за Конституцию преступников. Но и это не все. Бюллетени голосовавших были почти сразу же сожжены, что дает основание думать, что не было и явки в 54,81 %, и за Конституцию проголосовало менее 58,43 % от числа голосовавших.

Вот такая у Российской Федерации Конституция. Формально продолжает действовать Конституция РСФСР, но это только формально.

В старину говорили — за неимением гербовой бумаги пишут на почтовой. И нам, за неимением защитников действующей советской Конституции, приходится руководствоваться той, что есть.

Поскольку книга о деятельности депутатов Госдумы, то сразу оговорюсь, что в Конституции РФ 137 статей, из которых 68 статей (Глава 1. «Основы конституционного строя» (статьи 1—16), Глава 2. «Права и свободы человека и гражданина» (статьи 17–64) и Глава 9. «Конституционные поправки и пересмотр Конституции» (статьи 134–137)) не могут быть изменены Думой. Но остальные 69 статей в полном распоряжении Госдумы — в положениях этих статей Дума может и как угодно дополнить Конституцию, и как угодно ее сократить.

 

…что ЗАКОННУЮ ВЛАСТЬ ИМЕЮТ ТОЛЬКО ТЕ, КТО ИЗБРАН НАРОДОМ?

Есть сведения, что текст Основного закона России, ее Конституции, написали в США, и американцы написали этот текст как для своей колонии Russia. Я в это верю даже не потому, что смысл демократии — служба всех в государстве народу — в ней даже не упомянут. Текст конституций пишут те, кто собирается страной править, а они стесняются слов «раб» или «слуга».

Дело в том, что Конституция РФ нарочито запутана и в аспекте назначения своих слуг только народом, то есть в ней заложены предпосылки для реорганизации России в фашистское государство. Нельзя забывать, что фашистские диктатуры — это не следствие монархий, а выродившиеся демократии.

Хотя вообще не упомянуть о власти народа даже американцам, конечно, было невозможно. И формально необходимые для демократии положения в Конституции РФ есть.

Теперь важные подробности.

Конституция (основной закон) России имеет свою Конституцию — это ее первые 16 статей, названные «Основами конституционного строя». Этим основам — положениям этих 16 статей — должны соответствовать не только все законы России, но и все остальные статьи Конституции. Причем эти 16 статей в Конституции, как я только что упомянул, не может изменить ни Государственная Дума, ни референдум, — для их изменения требуется замена всей Конституции.

И в этих основах конституционного строя Конституции РФ всю полноту власти имеет только народ России: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ» (статья 3). Слова «носитель суверенитета» означают нечто вроде «нет бога, кроме бога», то есть никто кроме народа не имеет права на власть в России. Слова «источник власти» означают, что каждая предусмотренная Конституцией власть (непосредственные слуги народа) обязана избираться народом — иметь волеизъявление народа источником своего происхождения.

Далее в статье 3 Конституции РФ устанавливается то, каким способом народ осуществляет свою власть: «2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления», — и как именно осуществляются эти способы: «3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы».

Отметьте, чтобы власть была законной (конституционной) властью, она: а) должна быть избрана на свободных выборах, б) быть предусмотренным Конституцией ОРГАНОМ власти.

Поясню. Народ может на всероссийских выборах путем свободного голосования избрать кого попало, к примеру, «Защитника девы Марии», или «Главу государства», или «Гаранта безопасного секса», — никто не может ограничивать право народа голосовать когда и за кого народ хочет. Но эти избранные народом лица не будут властью и не будут иметь права на власть, если они не будут предусмотренными «Основами конституционного строя» ОРГАНАМИ власти.

 

…что такое

П

резидент

Р

оссии?

Так вот, Основы конституционного строя устанавливают в России всего три органа власти: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны» (статья 10 Конституции РФ).

Вопрос: а кто такой Президент России? Он какой орган? Ведь если президент — не орган государственной власти, то его выборы не имеют значения, поскольку народ осуществляет свою власть только «через органы государственной власти».

Однако на самом деле президент является органом власти, и это следует из статьи 11: «Государственную власть в Российской Федерации осуществляют Президент Российской Федерации, Федеральное Собрание (Совет Федерации и Государственная Дума), Правительство Российской Федерации, суды Российской Федерации».

Получается, что органов власти в России три, а осуществляют власть четыре власти?

Да, уже запутано, однако посмотрите. Из всех названных институтов государства не избирается правительство России, но оно согласно основам конституционного строя является конституционным органом власти — исполнительной власти. Таким образом, становится правительство государственным органом власти только после того, как народом на свободных выборах будет избран глава правительства. Основы конституционного строя России вообще не знают такого деятеля, как премьер-министр, соответственно, в конституционной системе государственной власти России его даже может вовсе не быть.

Во многих странах, в том числе, к примеру, и в США, президент является главой исполнительной власти, именно он является тем, кого называют премьер-министром в парламентских республиках. Соответственно, и в России президент является главой исполнительной власти, а его выборы делают законной исполнительной властью и назначенных им министров — собственно правительство. А как по-другому?

На самом деле в колонии Russia все не так, как установлено основами конституционного строя. Согласно статье 80 Конституции, которую Государственная Дума может (и обязана) привести в соответствие с основами конституционного строя, президент Russia это не глава органа исполнительной власти (правительства) России, а:

— не предусмотренный основами конституционного строя некий глава государства, который не имеет ни прав, ни обязанностей руководить правительством России, при этом сам президент не возглавляет ни один из трех независимых друг от друга государственных органов, которые, согласно основам конституционного строя, имеют право руководить государством Россия от имени народа России;

— гарант Конституции и прав человека, хотя статья 18 Конституции установила, что гарантами прав человека являются суды: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием», — то есть президент в Russia некий судебный помощник;

— согласователь функционирования и взаимодействия органов государственной власти, которые, согласно статье 10 основ конституционного строя, «самостоятельны», то есть никто не имеет права вмешиваться в их деятельность, тем более, что-то им согласовывать, то есть разрешать.

Короче, по статье 80 Конституции в Russia президент — это незаменимый специалист по оказанию помощи тому, кто ни в какой помощи не нуждается.

Есть чем заняться Государственной Думе России, чтобы превратить президента из властного бездельника в главу исполнительной власти — в вид, который требуют основы конституционного строя? А депутаты этим занимаются?

 

…что ТАКОЕ ДЕПУТАТЫ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЫ?

Конституция Российской Федерации в статье 96 установила ПЕРСОНАЛЬНЫЕ выборы каждого из 450 депутатов Госдумы: «2. Порядок формирования Совета Федерации и порядок выборов депутатов Государственной Думы устанавливаются федеральными законами». По-русски прямо написано, что в Думу выбираются депутаты, а не партии. И это соответствует, правда, не основам конституционного строя, а статье 19 Главы 2 «Права и свободы человека и гражданина», которую также никто не может изменить или нарушать: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств».

А ведь в Russia на так называемых «выборах в Госдуму» народ ГОЛОСУЕТ ЗА ПАРТИИ, а не за депутатов Госдумы. Так какое уж тут равенство прав, если не член партии не может стать депутатом Думы?!

Мало этого, в Конституции России нет слов «партия» или «партии», и всего одно слово с корнем «парт» в статье 13: «В Российской Федерации признаются политическое многообразие, многопартийность». Партия — это не субъект и не объект конституционного права: Конституция никак не защищает права партий и не накладывает на партии никаких обязанностей. Партий для Конституции не существует!

И шатающихся по коридорам Думы лиц народ не избирал — их назначила ходить в Думу партийная бюрократия. Следовательно, ЭТО НЕ ДЕПУТАТЫ Государственной Думы Российской Федерации. Поскольку их обязанностью является надавливание на кнопки по команде начальника партии, то совершенно корректное название для них — «кноп-кодавы Охотного ряда».

Не только статья 19, но статья 32 Конституции России разъяснила и подтвердила право ЛЮБОГО гражданина не только ходить на выборы, но и самому быть избранным в Государственную Думу: «2. Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти…» Конституция статьей 30 не допускает ограничения членством в партии этого права человека быть избранным: «2. Никто не может быть принужден к вступлению в какое-либо объединение или пребыванию в нем». В том числе не может быть принужден для избрания его депутатом.

Статья 97 Конституции утвердила право граждан: «1. Депутатом Государственной Думы может быть избран гражданин Российской Федерации, достигший 21 года и имеющий право участвовать в выборах». В этой статье ничего не сказано, что этот гражданин должен быть членом «Единой России» или поклясться в верности ей или еще каким партиям. Множество политически перспективных и активных граждан в Russia, которым уже есть 21 год и которые по Конституции России имеют право быть избранными депутатами Госдумы, сегодня, вопреки статье 32 Конституции РФ лишены этого права.

Это проблема? Есть чем заняться депутатам Госдумы, чтобы превратить себя из кнопкодавов в народных депутатов?

 

…А судьи кто?

Повторю, что Конституция России начинается с Основ конституционного строя (первые 16 статей), которым должны соответствовать все остальные положения Конституции. Повторю, что статья 3 этих Основ сначала определяет, кто в доме хозяин: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ». Воля народа России самому являться единственным источником власти означает, что никто не может получить власть иначе, чем у народа и только у народа. Нельзя получить власть ни у президента, ни у законодателя — у Федерального собрания. Власть получают только у народа, иными словами, только те в России имеют государственную власть, за кого народ России проголосовал!

В Основах конституционного строя, повторю, есть и статья 10: «Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны».

Как следует из этой статьи, депутаты и президент к судебной власти не имеют отношения: народ президента членов Федерального собрания судебной властью не наделял, мало этого, он еще и отгородил статьей 10 судебную власть и от президента, и от Федерального собрания. По положениям пункта 1 статьи 3 Конституции ни президент, ни Федеральное собрание вообще не являются источниками власти, и не могут никого наделять какой-либо, тем более, судебной властью, которая по положению статьи 10, как видите, обязана быть независимой от них.

Ну и как обстоят дела в Russia с органами судебной власти — с судами?

Органы законодательной власти, имитацией свободных выборов как бы получают свою власть из единственного источника власти — от народа. Глава исполнительной власти, хотя он и отказывается им быть, — президент — тоже получает свою власть на выборах. А на каких выборах получают у народа свою власть органы судебной власти, как того требуют Основы конституционного строя? Ни на каких? Ну, так это означает, что в России до сих пор нет судов, созданных на основании закона — на основании Конституции.

Мне скажут, что там дальше в тексте Конституции про судей все написано, в том числе и то, что они отбираются и назначаются президентом. То, что написано в тексте Конституции РФ дальше, в данном случае незаконно и должно быть уже давно исправлено, поскольку статья 16 Конституции завершает положения Основ Конституционного строя требованием: «2. Никакие другие положения настоящей Конституции не могут противоречить основам конституционного строя Российской Федерации». И то, что у нас по Конституции, российские, как бы, судьи не избираются народом, а назначаются президентом, — это не проблема Конституции, а проблема президента и Федерального собрания, поскольку эти статьи Конституции Федеральное собрание и президенты имели право изменить и привести в соответствие с основами конституционного строя. За более чем 20 лет действия Конституции времени было достаточно.

А сейчас у нас десятки миллионов сограждан осуждены лицами, которые не имеют на это никаких конституционных полномочий. Единственный источник власти в России — народ — не давал им судебной власти.

Российские «судьи» — это не судьи, служащие народу и закону, а подчиненные президента, служащие только ему и его людям.

 

…последствия отсутствия судов?

 Начну с такого примера. Вот читаю анонс к размещенному в Интернете видеоролику о новом подвиге кавказцев в России: «Нападения на врачебные бригады в Петербурге стали регулярными, при этом силовики не считают нужным привлекать преступников к ответу». Действительно, все чаще и чаще наталкиваешься на сообщения о безнаказанности наших кавказских сограждан и на реальные подтверждения этой безнаказанности — суды назначают таким гражданам смешные сроки наказания даже за убийство, а самооборона от кавказцев чревата тяжелыми судебными последствиями для обороняющегося русского. В ответ на эту безнаказанность русские националисты направляют свой гнев на собственно кавказских сограждан как таковых.

Это неправильно потому, что это удар не в ту сторону.

Тут нужно просто вспомнить, был ли подобный беспредел в СССР, и понять, что дело-то не в этих кавказцах — и с ними можно было прекрасно жить и дружить, и вместе драться с врагами СССР, несмотря на все кавказские обычаи. И сегодня дело не в архаичных обычаях кавказцев, и даже не в СССР, сегодня дело в судах, вернее, в их отсутствии.

Немного отвлекусь. Вопреки либеральному бреду, в сталинском СССР преступникам не мстили. От преступников защищали честных людей, и в уголовном праве была не мера наказания, а мера социальной защиты. Высшая мера социальной защиты была двух категорий — расстрел и лишение гражданства с высылкой за границу. Если преступник — неисправимый гад, то неважно, каким образом общество от него избавилось — выслало или расстреляло, — главное, что избавилось. Для защиты общества от менее тяжких преступлений применяли иные кары к совершившим эти преступления, причем применялись эти кары не как месть, а с целью остановить остальных желающих совершать такие преступления и с целью попытаться исправить самих преступников. А чтобы остановить преступление, напомню, нужны неотвратимость наказания, публичность и адекватная жесткость к преступникам

 

…ЧТО КАРАТЕЛЬНЫМИ ОРГАНАМИ ЯВЛЯЮТСЯ СУДЫ?

Еще одна распространенная ошибка, бытующая в наши дни, — репрессивными органами считают НКВД, КГБ (ФСБ), милицию или полицию, считают, что все зло от плохих людей именно в этих органах. Плохие люди везде плохие люди, но органом репрессий являются не они, а только суд и никого, кроме суда! В сталинском СССР этого не стеснялись, и суды отчитывались в том, чем занимались (чем и сегодня занимаются) — в «карательной политике». И суд является главным защитником народа от преступников. А перечисленные «правоохранители» — это всего лишь сыскари и обвинители, это помощники суда.

Почему это надо понимать? Потому что «ноги» сегодняшнего беспредела во всех областях жизни растут от суда. Вернее, повторю, от отсутствия у нас судов. И мы беззащитны потому, что нет наших защитников — суды не защищают нас от преступников своими карами. Как от преступников в уголовной среде, так и от преступников в органах власти. Сегодняшние суды не карают преступников в назидание желающим стать преступником. Если бы у нас были суды и судьи, то через год у нас были бы уже сверхчестные прокуроры и менты.

Почему? А представьте, что у нас, как в сталинском СССР, суды бы оправдывали каждого пятого. Ну и как долго прокуроры и следователи, обвинившие невиновных, могли бы объяснять эти обвинения невиновных своей добросовестной ошибкой, а не своим преступным умыслом? Ведь обвинение заведомо невиновного и сегодня является преступлением с наказанием до 10 лет лишения свободы (правда, в сталинском СССР таких следователей и прокуроров могли и расстрелять).

С другой стороны, если суд карами не остановит преступность, то кому нужны такие судьи? Народ таких судей просто не изберет, да и сами судьи будут понимать, что напрасно народные деньги прожирают. Ведь в СССР суды избирались народом, а отвечали за свои приговоры не только перед начальством (хотя это и тогда было законом запрещено, но как без этого), но и прямо перед народом.

Для примера, отчет «Работа Московского городского суда по уголовным делам в качестве суда 1-й инстанции» (обратите внимание, за какой период суд отчитывался!):

«Карательная политика судебной коллегии Московского городского суда по 1-й инстанции по делам общей подсудности за июль — август 1941 г. была следующей:

Из 157 привлеченных к уголовной ответственности:

— осуждено 116 — 73,8 %;

— оправдано 27–17,2 %;

— прекращено дело в отношении 14 человек— 9 %».

Приговорены к расстрелу из этих 116 осужденных — 5 человек. Прекращены дела: в отношении одного — из-за его невменяемости, еще одному сочли его деяние административным правонарушением и у остальных прекратили дело за отсутствием общественной опасности их деяний. И по количеству оправданных суд сделал втык НКВД и прокуратуре: «Значительный процент оправданных объясняется неосновательным привлечением по отдельным делам к уголовной ответственности, без наличия достаточных улик в отношении привлекаемых». То есть суд оправдал подсудимых, хотя сам не был уверен в их невиновности, но халтура следователей и прокуроров не проходила даже в условиях начавшейся войны! Вот так работает суд, когда защищает граждан своей страны от преступников.

Еще пример. Было это в начале 60-х, я был еще пацаном. Случай: три, по нынешней терминологии, «гопника» «тусили» на улице, мимо них шел подвыпивший работяга завода, на котором работал мой отец, один из гопников на спор с другими взялся завалить этого работягу одним ударом кулака. Завалил, работяга ударился о бордюр основанием черепа и умер.

Судили этих трех гопников в заводском клубе, зал на 300 мест был полон. Председательствующий судья и два народных заседателя вместе с секретарем сидели за столом на сцене, прокурор — за столом справа от них, подсудимые, адвокаты и конвой — в первом ряду. Для допроса подсудимые, свидетели и эксперт поднимались на сцену. Хотя само убийство видели только гопники, но суд разбирался с их личностями и вызвал много свидетелей, характеризующих этих гопников, посему суд шел весь день с перерывом. Порядок в зале обеспечивал один участковый. Я это запомнил, поскольку, когда гопота, сидевшая в зале, что-то выкрикнула в поддержку своих судимых товарищей, наш болезненного вида участковый бросился их задерживать, но они выскочили через распахнутые двери клуба на улицу и удрали. Никакой другой милиции в клубе не было. Суд выслушал дело, посовещался в гримерной клуба: подсудимому, ударившему и убившему пьяного, — расстрел, остальным лет по 5.

Вышестоящие инстанции приговор не изменили, Верховный Совет не помиловал.

А недавно смотрю ролик видеозаписи из вестибюля какого-то ресторана. Три мужика спокойно разговаривают с минуту, вдруг сбоку, из зала ресторана выскакивает кавказец и практически сзади бьет одного из троих по голове, тот падает, далее выясняется, что ударяется затылком о каменный пол и умирает. Суд назначает этому лихому кавказцу наказание — два года условно.

И вы с такими судами хотите остановить преступления?? А у вас головка не бо-бо?

В 190-миллионном СССР в 1940 году было 6549 убийств, сегодня, в то ли 140-, то ли в 130-миллионной РФ по официальной статистике около 20 тысяч убийств в год, а с при-плюсованием того, что официальная статистика не считает, то до 80 тысяч в год. Материалов того, сколько реально совершается убийств кавказцами с помощью «правоохранителей», — море.

Всех видов преступлений в 1940 году по всему СССР было 1 253 357, хотя, как ни странно, учитывая войну, но к 1946 году при некотором понятном росте числа убийств (10 304) общая преступность снизилась до 546 275 при раскрываемости 90,8 %.

Не буду сравнивать с нынешней РФ, поскольку меня впечатлили числа по Москве, с ее нынешней численностью населения в 10,6 миллионов человек. 21 января этого года в пресс-центре «АиФ» состоялась пресс-конференция «Как часто воруют в Москве: квартирные и карманные кражи» Не буду мельчить на кражи, остановлюсь только на общей преступности: «В 2013 г. граждане подали в органы внутренних дел 28,35 млн заявлений (мне это число непонятно. — Ю.М.) о преступлениях, но только по каждому 16-му было принято решение о возбуждении уголовного дела. Из возбужденных 1,76 млн уголовных дел не раскрыто около 950 тысяч». То есть сегодня в одной Москве совершается преступлений в 3 раза больше, чем во всем СССР в 1946 послевоенном году! Но поскольку Москва по численности населения в 15 раз меньше, чем тогдашний СССР, то в расчете на 100 тыс. населения это больше в 45 раз! И это при раскрываемости в 54 %.

Вот вам численная разница между судьями, защищающими народ, и бабами в черных халатах, защищающих только тех, кто у власти.

Многое определяет, конечно, сам человек в должности судьи — его глупость, подлость, алчность или продажность, но главное условие объективности все то же — судья не должен находиться в зависимости ни от обвинения, ни от защиты. И в СССР, и в иных странах мира это очевиднейшее условие объективности достигается народным избранием судей.

Но в Russia президент назначает в должность судей, следовательно, он их фактический начальник, но президент и начальник председателю Следственного комитета, и генпрокурору, и всем государственным служащим. Поскольку подчиненные представляют начальника внизу, то в суде и прокурор, и судья представляют одного начальника — президента. Как судья может не удовлетворить требование прокурора? Это же все равно, что не удовлетворить требование своего начальника — президента. (Ниже вы увидите, что это для судьи еще и небезопасно). А мы удивляемся, что в «страшные сталинские времена», да еще во время войны суды искали объективную истину, а сегодня нет оправдательных приговоров. Да не пойдет судья против прокурора — совершит преступление вынесения обвинительного неправосудного приговора заведомо невиновному, но не пойдет!

Я уже в старых работах пересказывал сообщение юриста, слушавшего лекцию председателя Верховного Суда Лебедева. После лекции Лебедеву задали вопрос, почему у нас не осуждают судей за их профессиональное преступление — за заведомо неправосудные приговоры. И Лебедев раздраженно ответил, что в таком случае всех российских судей придется посадить.

Еще один старый анекдот, но в тему. В Russia долго искали честного судью, наконец, нашли и спросили, посадил бы он в тюрьму подсудимого, если бы убедился, что тот совершенно невиновен? Судья возмутился: «Как можно?!… Я бы дал ему условный срок».

Ну, какая уж в таких «судах» объективная истина по делу?!

Таким образом, режиму в Russia нужны в судьях покорные типы, способные без зазрения совести вынести какой угодно приговор по указанию власти. А бабы всегда более покорны, нежели мужики, поэтому у нас в судьях практически одни бабы или бабоподобные мужики. Казалось бы, для режима в РФ это хорошо, но бабы трусливы — они боятся всех и всего — своего непонимания рассматриваемого дела, боятся прокуроров, боятся любого начальства. И, что для народа особенно страшно, они боятся крутых преступников — тех, кто могут их убить. Это уже лет 10 назад было установлено статистикой, что бабы в судьях дают максимальные сроки самым беззащитным, скажем, матерям-одиночкам, и минимальные сроки — рецидивистам. А мы удивляемся, что кавказец за убийство получил два года условно. Ну как баба вынесет приговор кавказцу — она же его боится!

Так что бесполезно и вредно натравливать русских на кавказцев, да и не получится — русские уже много веков не имеют опыта сбиваться в родовые стаи. Выход один — суды должны избираться народом и с помощью этого быть независимыми от остальных властей. Народ начнет избирать в судьи настоящих мужиков, вслед за судьями появятся настоящие прокуроры и менты — помощники судей.

А против этого государственного сообщества никакое национальное сообщество (хоть кавказское, хоть китайское, хоть еврейское) не устоит.

Поэтому еще раз занудно повторю: если бы у нас в Охотном ряду сидели не кнопкодавы, а народные депутаты, они бы уже давно создали в России судебную власть такую, как того требуют основы конституционного строя, как того требует сама суть демократии.

 

…что НАРОД

Р

оссии НЕ ИМЕЕТ НИКАКОЙ ВЛАСТИ?

А может быть народ доволен тем, что президент у нас непонятно кто и с непонятными обязанностями, но зато и дзюдоист, и на лыжах отлично катается, и рыбу ловит, и за амфорами ныряет? Может народ доволен тем, что у нас судей нет? Доволен тем, что его лишили права быть избранным?

А кто и когда народ спрашивал, кто и когда просил народ выразить свою властную волю по этим вопросам?

Вернемся к пункту 3 статьи 3 Конституции РФ: «Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы». Так вот, с 1993 года, когда вступила в действие Конституция, и по настоящее время в России, вернее, в Russia, не было проведено ни единого референдума. Народу не дали высказаться ни по единому вопросу государственного устройства или международных договоров и соглашений.

Сразу отмечу, что глупо уповать на коллективный ум народа всегда и во всем — народ не разбирается ни в вопросах государственного управления, ни в экономических вопросах, кстати, и не хочет разбираться — у народа нет ни знаний, ни времени, ни, соответственно, желания. В той же Швейцарии, о которой я еще буду говорить, в референдумах принимает участие порой всего около 40 % избирателей, а то и менее, и если вопрос уж очень волнующий, то до 60 %.

В связи с этой некомпетентностью народ достаточно легко обмануть, если в твоих руках СМИ. Если СМИ в одних руках и свободы слова нет, то СМИ втолкуют избирателям самое пагубное для народа решение, и избиратели это решение на референдуме примут.

Скажем, СМИ втолкуют, что нужно снизить местные налоги, и одураченный избиратель за это радостно проголосует, а потом окажется, что у простого обывателя налог снижен на 10 долларов в год, а у местных олигархов, заказавших этот референдум и купивших СМИ, — на 10 миллионов. И проголосовавший обыватель, получив 10 долларов, лишится многих социальных льгот, финансировавшихся из тех сотен миллионов, которые раньше платили в местную казну ушлые олигархи.

Или в той же Швейцарии, к примеру, в 1994 году проходил общешвейцарский референдум по вопросу о «законе-наморднике», с приукрашенным названием «уголовное наказание за расизм» или «Антирасистский закон», по которому в тюрьмы в течение 20 лет сажали швейцарских историков, исследовавших холокост. Так тогда (понятно, чьи) СМИ внушили швейцарцам, что Швейцария должна ввести этот закон как подписант Конвенции ООН по правам человека. Теперь ООН указывает — пусть даже достаточно поздно — что это было полным враньем — этот закон нагло попирал права человека.

Так что глупо уповать на то, что референдумы всегда полезны и выражают волю народа, — они легко могут выражать глупость обманутого народа.

Но, во-первых, даже очень сложный вопрос можно объяснить любому человеку, если ты сам его понимаешь, во-вторых, существуют тысячи вопросов, которые понятны избирателю в силу его жизненного опыта, и по этим вопросам и СМИ будут бессильны что-либо внушить избирателю. Это, прежде всего, все, что касается прав человека, все, что касается практики действия принятых депутатами законов, барабанящих по шкурам избирателей.

К примеру, в 2008 году в Калифорнии при отчаянном визге лесбиянок и педерастов, поддержанным Сенатом,

судьями и лично губернатором А. Шварценеггером, состоялся референдум о том, что брак — это союз только между мужчиной и женщиной. За это утверждение проголосовало 52,4 % избирателей, за браки гомосеков — 47,6 %. Можно как угодно оценивать эти числа, но как отрицать то, что избиратели внятно понимали, чего они хотят?

Ну и главное: Конституция — это в своей сути договор народа и между собой, и с органами власти. Как можно считать, что пункты этого договора не понимает тот, кто его заключает? Всю Конституцию в целом рядовому избирателю, может, и лень прочесть и понять, но когда рассматривается отдельное конституционное положение, то что в нем может быть непонятного?

 

…что Есть СТРАНЫ, В КОТОРЫХ СЛУГИ ОБЯЗАНЫ СЛУШАТЬ хозяина — народ?

Конституция — это принципиальный порядок жизни данного государства, но жизнь меняется, и порядки тоже надо менять соответственно изменениям жизни. Вот, скажем, в США федеральная Конституция дает этот порядок жизни в очень общих чертах — в ней всего 7 статей, и дает этот порядок если не на все времена, то на очень длительное время. Причем положения Конституции США очень мало касаются жизни отдельного человека — на то есть конституции штатов. И конституции отдельных штатов США действительно являются более подробными документами, посему требуют более частых изменений в связи с изменениями жизни.

В США изменения конституций штатов проводятся часто, понятное дело — волеизъявлением всего народа — референдумами. Если в Конституцию США поправки вносятся Конгрессом (а начали их вносить через 4 года после принятия Конституции и всего за 227 лет внесли 28 поправок), то очень мало штатов, в которых и сами конституции не поменялись бы полностью. Скажем, в Луизиане Конституция менялась 12 раз, в Алабаме — 6 раз, но в Алабаме на референдумах было поставлено 726 поправок к Конституции и принято 513. На 1 января 1990 года в конституции штатов было внесено референдумами 5632 поправки! И процесс нисколько не тормозился и после. С 1960 по 1989 год было принято 11 новых конституций штатов, за семь лет с 1989 года было предложено 1246 поправок, из которых принято 892.

Однако лидером и старейшиной в деле прямой демократии по праву считается не США, а Швейцария, намного опережающая в этом другие страны, в которых прямая демократия тоже в чести. Напомню, что Швейцария — это федеративная республика, состоящая из 20 кантонов и 6 полукантонов — суверенных государств, со своими конституциями и законами. Имеет 8 миллионов жителей и четыре государственных языка. Девиз Швейцарии: «Unus pro omnibus, omnes pro uno» — «Один за всех и все за одного!».

Что касается демократии, то этому государству более семи веков, а первое голосование по политическому вопросу было проведено в Швейцарии более 720 лет назад. С 1848 года в Швейцарии окончательно оформился институт референдумов, и сегодня это страна, в которой общенациональных референдумов было проведено больше, чем во всех остальных странах мира вместе взятых, а швейцарцы голосуют за год больше, чем англичане за всю жизнь. Причем количество референдумов в Швейцарии увеличивается, и если в середине прошлого века их было в среднем около 3 в год, то сегодня около 9, и на каждом референдуме избиратель получает несколько бюллетеней, в которых от 6 до 12 вопросов. Немудрено, что многие швейцарцы от этого дела сачкуют, тем не менее, остальные справляются. И неплохо.

В Швейцарии проводятся местные референдумы и общенациональные, причем общенациональные делятся на несколько типов. Если высшая власть федерации меняет положения Конституции Швейцарии (договора о вступлении Швейцарии в международные союзы приравнены к изменениям Конституции), то референдум проводится самой властью, даже если все граждане Швейцарии довольны предложенными правками — Конституция меняется только народом!

Если же требование изменить положение Конституции идет не от правительства, а от каких-то политических сил в самом народе, то референдум проводится, если эти силы собрали в поддержку этого предложения 100 тысяч голосов. Эти два типа референдумов считаются конституционными и обязательными.

Необязательными (факультативными) являются референдумы по принятию или оспариванию законов и иных законодательных актов, в поддержку их проведения требуется собрать 50 тысяч голосов.

Статистика по крупным вопросам: с 1848 года Берн провел референдумы по 267 поправкам к Конституции и законам, народом было принято 166 из них (62,2 %). Причем, если поправки к Конституции проходили референдумы в 71,5 % случаях, то законы — всего в 47,8 %. Это объясняется тем, что поправки к Конституции ставятся на референдум обязательно, а законы — только те, которые оспариваются в обществе. То есть на референдум выносятся только заведомо сомнительные законы, а снизу — те, в принятии которых отказывают парламентарии.

Поскольку швейцарский институт референдумов донельзя отработан, то у него множество аспектов, которые нет смысла рассматривать все. Скажу только, что те политические системы мира, которые стараются не обращаться к «народному быдлу», считают политическую систему Швейцарии аномалией — некой придурью высокогорных жителей. Однако те исследователи, которые в швейцарскую политическую систему вникают, считают ее наиболее передовой.

Я же хочу обратить ваше внимание на то, что референдумы в Швейцарии — это не подарок слуг народа народу. Слуги сами обязаны проводить референдум, сами обязаны запрашивать у хозяина — народа — разрешение на свои действия по изменению порядка в стране.

 

…что возможность народа выразить свою волю ОБЪЕДИНЯЕТ ЕГО СО СЛУГАМИ НАРОДА?

Но, даже отдавая должное швейцарской системе, исследователи, на мой взгляд, рассматривают только видимую часть айсберга.

Например, отмечают, что референдумы привели к тому, что все парламентские партии Швейцарии вынуждены идти на компромиссы между собою при принятии законов, при этом учитываются интересы самых незначительных политических сил. Ведь даже для самой маленькой политической силы в Швейцарии не составляет труда собрать 50 тысяч голосов (по расценкам США в 2,5 доллара за собранный голос это всего 125 тысяч долларов) и выставить закон на референдум, указав народу на дефекты закона, — зародить у народа сомнения в целесообразности этого закона. А поскольку статистика показывает 50-процентную вероятность того, что закон на референдуме будет завален, то парламенту выгоднее начать искать компромисс сразу же, как только появились слухи, что какая-нибудь «Автомобильная партия» или «Женская лига» в 500 членов недовольны обсуждаемым в парламенте проектом закона. И, кстати, после принятия любого закона, даже, казалось бы, бесспорного, все равно дается 100 дней, чтобы недовольные законом могли начать организовывать референдум по его отмене.

Для народа Швейцарии никакие авторитеты не святы: швейцарцев надо действительно убедить, что данный закон нужен и полезен. Как убедить — второй вопрос, но убедить, а не видеть в швейцарцах быдло, которое «политическая элита» может гнать куда угодно по своему усмотрению. Народ Швейцарии — это не придурковатый Майдан, который, подобрав сопли и закрыв глаза, тупо лез соединяться с Европой. Например, Швейцария стала членом ООН (организованной в 1945 году) только в 2002 году, а еще в 1986-м практически единогласное решение парламента о вступлении Швейцарии в эту, становящуюся все более и более сомнительной организацию было с треском провалено на референдуме — тогда 75,7 % проголосовавших швейцарцев отказались от сомнительной чести быть членом ООН.

Однако даже благожелательные исследователи не видят или не считают нужным указать на скрытые результаты политической системы Швейцарии, которые она произвела в обществе. Это, прежде всего, максимально возможное качество законов, принимаемых парламентом. Швейцарские парламентарии — это не тупые придурки Думы, штампующие нажатием на кнопки блевотину, присылаемую из администрации президента, блевотину, от которой тошнит всю Россию, блевотину, превратившую Россию в фашистское государство. Из всей массы законодательных актов парламента Швейцарии всего 6–7 % выносится на референдумы, а к оставшимся 93–94 % законов не бывает претензий.

Второй момент. Существует точная сентенция, что лучшим способом государственного правления является монархия, однако у монархии есть страшнейший дефект — народ отучается думать о государстве. Ведь нет необходимости думать, если монарх думает! При монархе мы, народ, можем спокойно думать только о бабах и водке.

Так вот, система референдумов заставляет каждого швейцарца думать о государстве. И чем это плохо? Неужели мысли гражданина о том, разумно ли построить военную базу швейцарской армии на реликтовом болоте в твоем кантоне, менее интересны, чем размышления о скан-дале на свадьбе какой-то певички? Размышлений о тех «новостях», которыми нас пичкают СМИ?

Референдумы, при всем их несовершенстве, превращают людей из быдла в граждан.

Вот сравните мысленно Швейцарию и Украину. В Швейцарии, как и на Украине, даже не три, а четыре народа, разговаривающих на четырех языках — на немецком (65 %), французском (18 %), итальянском (10 %) и ретороманском (1 %). И представьте, что в парламенте Швейцарии каким-то образом собрались придурки, разговаривающие только на архаичном ретороманском языке, и требующие, чтобы все швейцарцы немедленно этот язык разучили и разговаривали только на нем, а все памятники немецкой, французской и итальянской культуры были разрушены. Сколько законов у этих придурков было бы подтверждено референдумами, и сколько из этих придурков осталось бы в парламенте после следующих выборов, как бы СМИ ни старались рекламировать их народу?

Или как, к примеру, мог бы возникнуть в Швейцарии Майдан, начавшийся из-за отказа Януковича вступать в ЕС, если подобный вопрос в Швейцарии ОБЯЗАН рассматриваться не придурками на площади, а всем народом на обязательном референдуме, причем поставить это вопрос на референдум обязана была бы Верховная Рада?

И еще один, не замечаемый результат референдумов — единство власти и народа.

Начну с того, что во времена моей службы в Советской армии даже у нас, танкистов, личное стрелковое оружие хранилось тут же — в оружейных комнатах рот (ключи были у дежурного). А теперь в российской армии стрелковое оружие изъято из частей и хранится на отдельных складах, чтобы та часть народа, которая служит в армии, не смогла им завладеть без разрешения власти. А крымские события показали, что то же самое было и в украинской армии, которую захватили в Крыму в местах дислокации без стрелкового оружия и изгнали из Крыма чуть ли не тряпка-ми. Страх властей Russia и Украины перед своим народом поразителен.

Такой пример: ООН рекомендует иметь 222 полицейских на 100 тысяч жителей, в СССР их было 214. Но сегодня Россия и Украина лидируют в списках самых «полицейских» государств — в Russia сегодня 976 работника МВД на 100 тысяч жителей, на Украине — 780. Это притом, что в Китае сегодня 120 работников МВД на 100 тысяч жителей. И вот в этих числах еще одно подтверждение ужаса властей России и Украины (слуг народа) перед своими народами.

В Швейцарии 214 полицейских на 100 тысяч жителей, но в Швейцарии все стрелковое оружие армии и патроны к нему находятся на дому у военнослужащих запаса швейцарской армии. Трудно найти пример подобного доверия власти и народа друг к другу. Это ведь не Куба или КНДР — это капиталистическое государство! Такого единства власти и народа, как в Швейцарии, нет даже в Белоруссии.

 

…ЧЕМ и КАК НАРОДУ РОССИИ ЗАПРЕЩЕНО ВЫРАЖАТЬ СВОЮ ВОЛЮ?

И понятно, что если власть в данном государстве фашистская, и если эти фашисты творят антинародные дела, то они никак не допустят, чтобы не они, а народ данного государства высказывал свою властную волю — фашисты сделают все, чтобы никаких референдумов, особенно по инициативе народа, не было! Но как это сделать, если в конституциях этих фашистских государств тоже вписан суверенитет (высшая власть) народа? Если указано, что народ заявляет свою властную волю на референдуме?

Фашистами это делается так, как это делается в Russia и на Украине. Для недопущения референдумов по инициативе народа фашисты принимают закон о том, как народ может организовать референдум, и по правилам этого закона народ никогда референдум организовать не сможет.

Вот давайте рассмотрим всего два аспекта организации референдума по инициативе народа — сбор подписей в поддержку референдума и время, которое необходимо для их сбора.

Понятно, что это не дело, когда десяток человек заявят для референдума какую-то придурь, а весь народ обязан будет тратить время, чтобы эту придурь рассмотреть на референдуме. Здравый смысл требует, чтобы заявляемую для референдума идею поддержало действительно представительное количество граждан. Но сколько конкретно?

Я уже писал, что для того, чтобы заявить референдум по изменению Конституции Швейцарии по инициативе народа нужно собрать всего 100 тысяч подписей в государстве с 8 миллионами жителей. В американском штате Аляска есть инициаторы, которые собираются отделить Аляску от США, им для поддержки референдума об этом нужно собрать 100 тысяч подписей. В процентном отношении это количество в 11 раз больше, чем в Швейцарии, поскольку в Аляске живет всего 730 тысяч человек, но это все те же, что и в Швейцарии, 100 тысяч подписей. Понимаете, если вопрос актуальный, то инициативная группа в несколько сот человек сама без проблем соберет эти 100 тысяч подписей, даже если СМИ будут глухо об этом референдуме молчать.

В штате Калифорния, в котором референдумы проходят очень часто, требования очень жесткие. Вот сегодня там есть инициаторы, которые хотят разделить штат на шесть отдельных штатов. Для этого им нужно собрать 807615 подписей, но этот штат по численности примерно равен Украине — в нем проживает 38 миллионов человек. И это число (более чем 800 тысяч подписей) самое большое, которое я нашел по тем странам, в которых народ действительно имеет возможность выражать свою властную волю. Да, 800 тысяч — это реально много, но в Калифорнии инициаторы могут нанять себе в помощь сборщиков подписей, как я упомянул выше, с оплатой в 2,5 доллара за подпись.

А вот теперь задайте вопрос «демократам» Думы и Рады — в связи с чем они заложили в законы о референдуме число подписей в поддержку референдума в 2 (Russia) и 3 (Украина) миллиона человек! Да еще и требование, чтобы их собрали обязательно только члены инициативной группы, зарегистрированные надлежащим образом в ЦИК? То есть правящие режимы наших стран начисто исключили наем для сбора подписей работников или привлечение для этого волонтеров. Ну, вот зачем это количество голосов депутатам? Зачем требование, чтобы голоса собирали только члены инициативной группы? Для того, чтобы дать народу выразить свою волю, или для рекорда в новом виде спорта?

А теперь о времени на сбор подписей. Разумеется, нельзя растягивать сбор подписей в поддержку референдума на 10 лет, а то первые подписавшиеся забудут, о чем речь. Но и спешить куда? Вот в штате Калифорния разрешили инициаторам разделения Калифорнии начать собирать эти 807615 подписей 21 февраля 2014 года, а принести их приказал 14 июля 2014 года, то есть на сбор подписей отведен жесткий срок в три месяца и три недели. Швейцарцы в 1979 году тоже ужесточили условия проведения референдумов по инициативе народа, увеличив вдвое количество необходимых подписей в поддержку референдума (до 100 и 50 тысяч, как я уже писал) и сократив срок для их сбора всего до 18 месяцев. До полутора лет! В Латвии для сбора 150 тысяч подписей дается один год.

Вот такие сроки устанавливают в демократических государствах или государствах, которые хотят выглядеть демократическими.

А в России местная избирательная комиссия берет себе 15 дней просто на регистрацию списка инициативной группы в 500 человек, и ЦИК берет себе еще 10 дней на регистрацию такого же списка — это, оказывается, такое трудное дело! А после этого выделяет этим инициативным группам на сбор 2 миллионов подписей аж 45 дней! А на Украине для сбора 3 миллионов подписей — аж 40 дней!

Кому нужны эти спортивные достижения? Книге рекордов Гиннесса?

Нет, они нужны власти, нужны для того, чтобы лишить народ даже попыток высказать свою властную волю, для того, чтобы наши государства имели вид гнилого импортного яблока — снаружи красненькие, а внутри коричневые.