Россия — не Сингапур. Какой ВВП нам нужен

Мухин Юрий Игнатьевич

ПОД ПЯТОЙ БЕЗОТВЕТСТВЕННЫХ ЗАКОНОДАТЕЛЕЙ

 

 

Любой ЗАКОН — ПОКУШЕНИЕ НА СВОБОДУ НАРОДА

Кто помнит времена СССР, тот вспомнит, что депутаты Верховного Совета СССР и верховных советов республик в столицах не сидели (не было у них там квартир и служебных машин), да и зарплату депутатов они не получали. Они жили дома и работали на своих постоянных рабочих местах, и имели лишь некоторые льготы, в основном, в виде бесплатного проезда по депутатским делам во всех видах общественного транспорта (кроме такси). И собирались депутаты в столицах на свои сессии всего несколько раз в год. Но их эффективность (если считать эффективностью работу на благо народа) как законодателей была несравнимой с эффективностью нынешних парламентских паразитов во всех странах.

Начиная от первых большевиков, да и просто революционеров, и почти до самого конца СССР в его управлении сохранилось если не понимание, то традиция того, что любой закон — это ограничение свободы народа. Поэтому новых законов в СССР до перестройки практически не было — практически все законы СССР были приняты еще задолго до Великой Отечественной войны, и сам по себе новый закон или новый вариант старого закона были событием для всей страны.

Вот у меня в памяти за 42 года жизни в СССР остались только ужесточение борьбы с хулиганством, какие-то отголоски об ужесточении борьбы с валютной спекуляцией, приведшие к изменению соответствующих статей уголовного кодекса, но изменение всего кодекса я не помню — был очень мал. Почему-то в памяти осталось обсуждение пересмотра кодекса законов о семье и браке, да еще, разумеется, новая Конституция, о которой шумели и обсуждали ее вряд ли менее года. Правда, я не юрист, и до момента, пока я не стал руководить людьми, меня, как и всех граждан, все это законодательство не сильно волновало.

Поэтому и думаю, что депутат Верховного Совета СССР за свою четырехлетнюю бытность членом ВС мог участвовать всего в нескольких правках к существующим законам, да и то — если повезет. Делалось это так.

Новый закон или правки публиковались Президиумом ВС для всенародного обсуждения за много месяцев до своего принятия. Большинству населения это было, конечно, безразлично, но те активные граждане, которых это интересовало, и у которых возникали сомнения или предложения, выражали их своему депутату тут же, по месту жительства, в то еженедельное время, когда депутат обязан был принимать избирателей. Или писали прямо в Президиум ВС. Писали и в газеты, которые повсеместно обязаны были вести и вели обсуждение проектов, намеченных для принятия их Верховным Советом. Если организовывалось собрание избирателей по обсуждению проекта нового закона или правки (а власть и такое требовала), то депутат обязан был присутствовать в президиуме собрания и выслушать всех. Шло обсуждение действительно народное. Активные депутаты сами посылали правки в Президиум. Там все правки оценивали и дельные учитывали в окончательном проекте. Депутатам с дельными предложениями предлагали выступить на сессии. Затем собиралась сессия, депутаты полностью (этого не скроешь) зарежиссирован-но, по бумажке читали свои выступления, и закон принимали единогласно. Но, с другой стороны, а чего умничать, если закон уже обсужден-переобсужден?

Несколько большая работа была по планам и бюджетам. Бюджеты СССР и республик, годовые и пятилетние планы тоже обсуждались, но они уже прямо касались каждого избирательного округа и требовали сугубо профессиональных знаний. И вот тут к депутатам (в существенной своей части — простым рабочим и крестьянам) обращалось областное начальство и директора предприятий с объяснениями, что там, в планах, к чему и почему «в нашей области надо так, а не иначе», — что и зачем нужно в плане и бюджете иметь. И депутаты еще до сессии писали, ездили в Москву и отстаивали эти пункты плана в Президиуме ВС и в Совмине СССР. И если им отказывали, то они понимали, что отказывают им потому, что так требует благо всего СССР. Ну и чего было на сессии голосовать против плана или бюджета? Хотя особо упорные депутаты просили слово и еще и на сессии выступали со своими предложениями и по своим вопросам к плану.

Внешне, повторю, все это выглядело не уже привычным нам сегодня «демократическим парламентом» с руганью, криками и мордобоем, а глухо зарежиссированным спектаклем — это так, но только внешне. А ведь важен не внешний вид, а суть, а в своей сути это была реальная и полезная законодательная работа.

И еще подчеркну — до Горбачева в СССР как-то понимали, что любой закон — это покушение на свободу своих граждан. Как-то понимали, что закон обязан быть официальным оформлением обычаев народа, поэтому его надо дать народу обсудить, чтобы он проверил закон на соответствие своим обычаям, своим понятиям о справедливости.

А что сегодня?

 

БЕЗМОЗГЛЫЕ ДИКТАТОРЫ

А сегодня мы имеем в законодателях дорогостоящих паразитов и полный «законотворческий» маразм со всех точек зрения. Наиболее бросается в глаза количественная сторона дела.

Только Госдума пятого созыва (2007–2011 годы) «приняла 1 тысячу 581 федеральный закон и одобрила 27 федеральных конституционных законов», — как похвастался напоследок ее спикер Грызлов. Во, блин, «стахановцы, гага-новцы, загладовцы»! По два закона в рабочий день! Это означает, что эти наглецы, именующие себя депутатами, нажимали на кнопки, не соображая, за что именно они голосуют. И это называется «законодательная власть»?

В настоящее время количество нормативных актов таково, что незнание человеком законов неизбежно в принципе: например, «Система ГАРАНТ» содержит банк правовой информации объемом более 3,9 миллионов документов. Это значит, что если знакомиться с каждым уже имеющимся документом не более 2 минут, то уйдет целая жизнь (40 лет по 8 часов ежедневно). В Государственной системе распространения правовых актов в электронном виде (ГСРПА) ежемесячный прирост информационно-правовых фондов составляет порядка 10 тыс. документов — т. е. база растет со скоростью более 330 документов в сутки, при этом не успевают публиковать даже некоторые кодексы в действующей редакции как, например, это было с Налоговым кодексом.

А Конституцией им за 20 лет было не досуг заняться…

Ведь ни зюгановцы, ни жириновцы, ни временами ошивавшиеся в Думе либералы и патриоты, даже не пикнули о том, что конституционные положения не соответствуют основам конституционного строя. Депутатов всех мастей это либо устраивало, либо Конституция для них — это документ невиданной сложности, либо и то, и другое, поскольку по моему опыту, даже, казалось бы, не глупые депутаты, не представляют, что требует Конституция. Понимаете, если человек идет в Думу, чтобы нажимать на кнопку по команде начальника, то на кой черт ему какая-то там Конституция?

И, что интересно, кнопкодавы Дум разных созывов еще и соревнуются друг с другом! В самом начале работы Думы нынешнего созыва, Нарышкин пообещал, что по количеству принятых законов они переплюнут своих предшественников — Думу пятого созыва.

Тем, что составляло главную работу депутатов СССР — планами развития страны, тем, какой ей быть в следующем году и через пять лет, — ни Депутаты, ни Президент не занимаются. Тогда по какому поводу они на кнопки давят, да еще и так часто?

Западные дегенераты — в пример!

Давайте об этом, но сначала отвлекусь на то, что кноп-кодавы Охотного ряда очень хотят быть похожими на своих коллег — парламентариев «цивилизованного мира». Как вы знаете, сегодня у всего «цивилизованного мира» главная проблема — как ублажить гомосексуалистов. Уж и так, и эдак мир их ублажает. Простите, но ведь если это не вынужденные гомосексуалисты, как, скажем, в тюрьмах, то это больные люди, это сравнимо с сифилисом, это дегенераты, это вырожденцы. Это мусор человеческого генофонда. Их лечить надо, а не ублажать. В нормальном государстве за гомосексуализм наказывают, как наказывают за распространение сифилиса.

В крайнем случае, можно не замечать этих дегенератов, если они ведут себя скромно и не лезут со своей болезнью всем, особенно детям, в глаза. Ну, живут два мужика в одной квартире, или две бабы, ну догадываемся мы, что там к чему, но это их квартира и пусть делают, что хотят, когда их никто не видит. Ну, даже соглашусь, любят они друг друга, нам это не понять, но они больные люди — они свою любовь как-то переживают. Ну, хотят, чтобы их имущество осталось партнеру. Какие проблемы? Пусть напишут завещания друг на друга и все вопросы этим завещанием решатся. Семья создается для рождения и воспитания детей и с этой целью обществом здоровых людей уважается и защищается. У гомосеков не может быть детей. Зачем им от здоровых людей бумага об их «браке», и зачем обществу об их отношениях знать и этим вопросом заниматься?

И вот свежее сообщение.

«С 2016 года в Эстонии будут легализованы браки между представителями сексуальных меньшинств.

В четверг утром эстонский парламент проголосовал за принятие закона о сожительстве. «За» проголосовали 40 депутатов, против — 38.

Закон вступит в силу с 2016 года и позволит не состоящим в браке парам (как разнополым, так и однополым) регистрировать сожительство и регулировать отношения друг с другом и с третьими лицами. «Законом будут регулироваться: порядок заключения договора о сожительстве, права и обязанности зарегистрированных сожителей и основания для завершения сожительства. Договор будет утверждаться нотариусом. Договор будет заноситься в регистр», — сообщает эстонский новостной портал Delfi.

Как поясняют СМИ, данный закон даст гомосексуальным парам те же права и обязанности, что есть у гетеросексуальных пар».

Блин, какие права и обязанности гомосеков?! Детей воспитывать? Это больные люди, у них от болезни могут быть свои бредовые заморочки, к примеру, вот потребовалось им иметь совершенно не нужное (если учесть, кто они такие) свидетельство о браке. Ну, пусть врачи им объяснят, что у них к чему. Обществу-то, повторю, уже не «зачем», а на хрена этим заниматься?

Понимаете, дело уже не в реальных педерастах, дело в тех моральных и умственных пидарасах, которые сидят в парламентах. Которые никак не отвечают за последствия своего сидения там. И у которых не хватает ума работать над вопросами, действительно нужными государству, и которые от безделья не знают, чем им заняться.

Наши кнопкодавы Охотного ряда до таких забот о сексуальных меньшинствах пока еще не докатились, но на этом их заслуги перед народом заканчиваются. Поставив пред собою цель как можно чаще нажимать на кнопки, они давят народ Russia, как я полагаю, даже не замечая этого.

Вот в качестве примеров кучки их законотворческих потуг за 2014 год.

Отдых «на природе» запрещен мимоходом. В порыве трудового энтузиазма кнопкодавы периодически принимают поправки в разные законы. И в результате у нас действует закон, запрещающий оставлять машину на берегу, то есть, фактически запрещающий отдыхать на берегу любого водоема! Если это ручей, длиной до 10 км, то машину запрещено ставить ближе 50 м, если речушка, длиной до 50 км, то не ближе 100 м, и если нормальная речка, то машину запрещено ставить ближе 200 м. Статьей 65.15.4 Водного кодекса РФ запрещено: «движение и стоянка транспортных средств (кроме специальных транспортных средств), за исключением их движения по дорогам и стоянки на дорогах и в специально оборудованных местах, имеющих твердое покрытие». А для нарушителей придумана статья 8.42 КоАП Российской Федерации, которая в качестве наказания предусматривает для граждан-нарушителей административный штраф в размере от 3000 до 4500 рублей. Если пошарить по интернету, то уже можно найти массу случаев, когда граждане не слабо попортили себе отдых на природе спорами с ментами и прочими ушлыми инспекторами, быстро сообразившими, на чем они могут зашибить лишнюю пару тысяч рублей взяток.

Спросил у знакомого депутата, зачем они это сделали, и наткнулся искреннее изумление — он и не представлял, что Дума приняла что-то подобное. И вот такой вал «законотворческой продукции» захлестывает граждан, как прорвавшая канализация.

Свободы собраний полностью нет. Страх российских «слуг народа» перед народом, особенно собирающимся без их контроля, таков, что бедная статья 31 Конституции, «Граждане Российской Федерации имеют право собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование», на практике уже давно имеет такое содержание: «Граждане могут собираться только с разрешения фашистского режима в месте им разрешенном и после личного обыска, а также обязаны соглашаться со всеми провокациями фашистской власти и обвинениями в своем незаконном собрании». Что еще кнопкодавам надо, «чтобы спокойно встретить старость»? Нет, 19 сентября вышло еще одно дополнение о том, что «свободные граждане» Russia свободно собираться могут только с 7 утра до 10 вечера. Что еще придумают? Чтобы и наручники с собою приносили на свои собрания?

Свода выбора языка общения перечеркнута. Или вот сообщение:

«Комитет Госдумы по культуре одобрил в среду, 18 июня, законопроект, согласно которому неоправданное использование иностранных слов будет наказываться штрафом от 2 до 50 тысяч рублей. Об этом сообщает ИТАР-ТАСС.

Инициатива была внесена группой депутатов фракции ЛДПР в прошлом году, позднее появилась ее новая редакция.

«Выступая с подобными инициативами, надо сказать, что мы здесь не первые. Первыми были французы, так как они были обеспокоены англицизмами и исчезновением великого французского языка. Я очень уважаю французов, но не менее уважаю и свою собственную страну, и свой язык — язык Толстого, Пушкина и так далее», — сказал зампред комитета Госдумы по культуре, режиссер Владимир Бортко.

Он также подчеркнул, что «при введении ограничений главное не перегнуть палку». «Но сама тенденция в том, чтобы не использовать иностранных слов — она совершенно правильная», — уверен парламентарий.

В первом чтении законопроект, предположительно, будет рассмотрен 1 июля».

А как же быть с 26-й статьей Конституции: «Каждый имеет право на пользование родным языком, на свободный выбор языка общения, воспитания, обучения и творчества»? Ну, такая была статья безобидная, ну никого не трогала. Так нет — и ее достали!

Законотворческий онанизм, еще и безграмотный. И вот тоже радостное сообщение о деятельности кнопкодавов. Дам его полностью.

«Право россиян на использование оружия может быть расширено — гражданам предлагают разрешить убивать преступников, угрожающих их жизни, особенно в собственном жилье. Об этом сообщает газета «» со ссылкой на вице-спикера Игоря Лебедева.

Парламентарий разрабатывает законопроект об изменении пределов личной самообороны. Данный проект закона является аналогом своего предшественника образца 2012 года, который не был принят правительством. Как отмечает сам депутат, он твердо намерен добиться принятия этого проекта парламентом.

"Это важно довести до ума. Вспомните случай, когда девушка в метро, защищаясь от преступников, применила оружие и получила срок больший, чем преступники. Это же бред. К тому же было бы правильно внедрить в российское законодательство концепцию «Мой дом — моя крепость». Если гражданин защищает собственный дом, собственную семью, себя, применяет оружие против бандита, залезшего в его дом, это не должно караться наказанием. В этот раз мы используем современные технологии, разместим текст документа на портале, посмотрим все плюсы, минусы и пожелания и внесем в осеннюю сессию в Госдуму", — сказал Лебедев.

Так или иначе, вопросы самообороны на сегодняшний день регламентируются статьей 37 Уголовного кодекса России — "Необходимая оборона", согласно которой причинение физического вреда нападавшему не считается только в том случае, если жизни и здоровью защищавшемуся или другим лицам действительно угрожала опасность. При этом защищавшийся впоследствии будет обязан доказать суду, что физический вред нападавшему наносился не умышленно, а в пределах необходимой обороны».

Парламентарий считает, что критериев допустимой самообороны в законе не существует, и зачастую людей, вынужденных защищаться, приговаривают к реальным срокам. Лебедев привел в качестве примеров несколько случаев. Так, он напомнил о случае со студенткой Александрой Лотковой, которая открыла огонь из травматического оружия и тяжело ранила одного из нападавших, нанесшего ножевое ранение ее другу. В 2013 году суд признал Лоткову виновной по 111 статье Уголовного кодекса — «Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» — и приговорил ее к трем годам колонии.

Концепция «Мой дом — моя крепость» уже давно существует в США. Согласно закону, жилище гражданина США является неприкосновенным, а любое проникновение в собственность владельца без его разрешения является заведомо преступным. Таким образом, житель или владелец жилища может атаковать преступника любым доступным средством, вплоть до причинения смерти, для того, чтобы защитить себя, семью и собственность от нападения или вторжения, которое может закончиться нападением» (см. ).

Статья 37 УК РФ названа правильно, но нужно ее процитировать:

«1. Не является преступлением причинение вреда посягающему лицу в состоянии необходимой обороны, то есть при защите личности и прав обороняющегося или других лиц, охраняемых законом интересов общества или государства от общественно опасного посягательства, если это посягательство было сопряжено с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия.

2. Защита от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица, либо с непосредственной угрозой применения такого насилия, является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно несоответствующих характеру и опасности посягательства.

2.1. Не являются превышением пределов необходимой обороны действия обороняющегося лица, если это лицо вследствие неожиданности посягательства не могло объективно оценить степень и характер опасности нападения.

3. Положения настоящей статьи в равной мере распространяются на всех лиц независимо от их профессиональной или иной специальной подготовки и служебного положения, а также независимо от возможности избежать общественно опасного посягательства или обратиться за помощью к другим лицам или органам власти».

Что в этой статье непонятного? Непонятного вам, а не судье или прокурору. Если уж они смысла этой статьи не понимают, то они заняли свои должности мошенническим путем.

Пусть вы ничего об этом положении закона никогда не слышали, но разве у вас вызовет сомнения справедливость обычая убивать тех, кто покушается на убийство?

Нюанс — превышение пределов обороны. Кому это может быть непонятно? В старом американском фильме «Новые центурионы» старый полицейский учил молодого полицейского не умничать, и, по сути, пределам необходимой обороны: «Забудь все эти карате и джиу-джитсу. Если на тебя лезут с кулаками — бей дубинкой, если достали нож — стреляй». А какие еще могут быть пределы даже у полицейского, если у преступника нож — орудие убийства?

Дело Лотковой нет смысла даже обсуждать — весь инцидент был снят на камеру видеонаблюдения метро, показан по ТВ и выложен в Интернете.

Что интересно: если бы Лоткова стреляла по нападавшим из боевого оружия, то и в этом случае она не была бы виновата, поскольку у одного из нападавших был нож, и он этим ножом уже нанес ранения тому, кого Лоткова защищала. Но Лоткова стреляла издалека из травматического пистолета, то есть, оружия, опасность которого заведомо ниже пределов необходимой в данном случае обороны. Так в чем причина того, что она получила три года? В несовершенстве закона или в судье, который плюнул на закон и осудил заведомо невиновную? А кнопкодавы Охотного ряда, как видите, вместо того, чтобы избавить Россию от таких судей, «совершенствуют» закон. Так ведь если у нас преступники-судьи, то они будут плевать и на совершенный закон, как они плюют на нынешний.

Ну и попутно. А кто собрался совершенствовать законы? Ведь ни Лебедев, ни пересказавший его идеи журналист не знают элементарного. С чего они взяли, что «…защищавшийся впоследствии будет обязан доказать суду, что физический вред нападавшему наносился не умышленно, а «в пределах необходимой обороны»». С каких это пор у подсудимых появилась ОБЯЗАННОСТЬ доказывать свою невиновность? А статья 49 Конституции РФ: «Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность»? А статья 14 УПК РФ: «Подозреваемый или обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность. Бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения»? В Охотном ряду ничего про Конституцию РФ не слыхали?

На кой черт вам то, что «концепция «Мой дом — моя крепость» уже давно существует в США», если у вас в статье 25 Конституции РФ устанавливается: «Жилище неприкосновенно. Никто не вправе проникать в жилище против воли проживающих в нем лиц…»? И опять-таки, ну что из того, что будет новый закон, если судьи безнаказанно нарушают российские законы и Конституцию?

И повторю, что Государственная Дума России по Конституции имеет право и обязанность ввести выборы судей, а не назначение их Президентом. Но кнопкодавы Охотного ряда этого не делают, а занимаются за наши деньги вот таким законотворческим онанизмом.

Им бы пилы в руки… Еще мелкий пример. 27 июня 2014 года правительственная «Российская газета» сообщила очередную радостную новость о кнопкодавах Охотного ряда: «Депутаты хотят защитить школьных учителей от оскорблений и насмешек, приравняв их в этом плане к представителям власти____Запретить "наезды" на учителей хотят как детям, так и родителям. Не будут допускаться оскорбления, насмешки, упреки в некомпетентности, поучения в отношении педагогов. А применение насилия или публичное оскорбление при исполнении служебных обязанностей хотят сделать равным оскорблению или насилию над представителем власти. И, соответственно, карать уже по Уголовному кодексу. Если проводить параллель с представителями власти, то получится, что нарушителям грозит или штраф, или исправительные работы на срок от 6 месяцев до года. Но это для взрослых. Детей просто исключат из школы».

А почему учителей? А почему не запретить «наезды» на сантехников или журналистов? Что, эти придурки в Охотном ряду никогда не видели статью 19 Конституции РФ? Цитирую: «1. Все равны перед законом и судом. 2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств»? И как это «Детей просто исключат из школы»? А как же статья 43 Конституции РФ: «Гарантируются общедоступность и бесплатность дошкольного, основного общего и среднего профессионального образования в государственных или муниципальных образовательных учреждениях и на предприятиях»?

Нет, ну оцените, какая работоспособность этих кнопкодавов! С каким трудолюбием они давят на кнопки. А если бы им в руки пилы и топоры? И в тайгу? Сколько бы кедров и лиственниц они за смену повалили! Китайцы бы нервно курили в сторонке.

 

К

акую свободу слова народ себе установил

Прежде, чем написать о том, о чем собрался, для примера попрания кнопкодавами гражданских свобод, кратко рассмотрю, как кнопкодавы не оставили в Russia и следа от свободы слова. Да, я понимаю, 99 % граждан в этой свободе просто не нуждаются — они в своей жизни просто не интересуются тем, для чего требуется свобода слова, поэтому пребывают уверенности, что в России такая свобода есть. Да, в Конституции России свобода слова действительно прописана, но ведь в Russia на практике Конституция не действует. Немного подробностей.

Конституция РФ устанавливает свободу слова статьей 29:

«1. Каждому гарантируется свобода мысли и слова.

2. Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду. Запрещается пропаганда социального, расового, национального, религиозного или языкового превосходства.

3. Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них.

4. Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. Перечень сведений, составляющих государственную тайну, определяется федеральным законом.

5. Гарантируется свобода массовой информации. Цензура запрещается».

Да, в Конституции России свобода слова защищена даже лучше, чем в Конституции СССР, в последней, к примеру, не было конкретики — не упоминалось запрещение только агитации или пропаганды, а в Конституцию России они прямо вписаны. Что важно и на что следует акцентировать внимание — никакого отношения к собственно свободе слова запрещенные деяния «агитация» и «пропаганда» не имеют, поскольку в пунктах 1, 3, 4, и 5 статьи 29 нет никаких отсылок к пункту два, скажем, они не сформулированы: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них, кроме мнений и убеждений, запрещенных пунктом 2 данной статьи», или «Каждый имеет право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом, кроме информации, указанной в пункте 2 данной статьи», или «Гарантируется свобода массовой информации, с ограничениями по пункту 2 данной статьи. Цензура запрещается, за исключением случаев, оговоренных в пункте 2 данной статьи». Этого нет!

Свобода слова по Конституции РФ ничем не ограничена, а пункт 2 статьи 29 имеет отношение только к случаю ведения людьми преступных пропаганды и агитации. Говорить можно, что угодно, нельзя агитировать и пропагандировать указанное в перечне. Это плохо понимают, поэтому в двух словах об этом.

Слово — это не преступление, это всего лишь орудие, которым можно совершить преступление. А можно этим орудием — словом — спасти, предупредив. Вот у меня один из комментаторов, отчаянно защищающий в фашизм Russia, привел такой «убойный» довод: «в США был судебный процесс, где судья выдал вердикт — свобода слова не предполагает, что можно в зрительном зале во время сеанса закричать "Пожар"». То есть даже в сверхдемократичных США свобода слова, дескать, тоже ограничена.

Но если запретить слово «пожар», то как вы предупредите людей о реальном пожаре? Тут или комментатор дурак, или дурак судья, поскольку в данном случае преступлением является не слово, а хулиганство, а если из-за паники будут задавлены зрители, то убийство. А слово было всего лишь орудием этих преступлений. Как, скажем, топор. Им ведь можно убить, но это не значит, что владельцев топоров нужно осуждать за убийство.

Так и в данном случае с пропагандой и агитацией. Чтобы осуждать за то, чего не допускает Конституция, обвинители должны доказать, что с вашей стороны имели место пропаганда или агитация, а не, скажем, предупреждение людей об опасности или сообщение вами своего убеждения, свободного в соответствии с Конституцией: «Никто не может быть принужден к выражению своих мнений и убеждений или отказу от них».

Наконец. Преамбула Конституции РФ (цель Конституции) звучит так:

«Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость ее демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем КОНСТИТУЦИЮ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ».

То есть Конституция определяет свободы и обязанности только и исключительно граждан России, причем ныне живущих. В Конституции нет положения о том, что «многонациональный народ Российской Федерации» стремится «обеспечить благополучие и процветание» граждан иностранных государств или предков. Это надо понимать, когда рассматривается обвинение старых текстов в экстремизме (о чем будет ниже), к примеру, «Протоколы сионских мудрецов» и тому подобное. Ну, какое отношение евреи из «Протоколов сионских мудрецов» (даже если к ним и вызывается ненависть и вражда) имеют к ныне живущим гражданам Russia? Какое отношение «Майн кампф» Гитлера имеет отношение к ныне живущим гражданам России? Нацистская идеология? Простите, а где в Конституции запрещены нацистские организации или хотя бы нацистские пропаганда и агитация?

Понятно, что все это имело бы практический смысл, если бы у нас в Russia были суды и судьи, а не бабы в черных халатах в местах расправы над жертвами «кривосу-дия». Тогда зачем я все это пишу? Чтобы вы, попав в лапы этого кривосудия, не посчитали себя сдуру преступниками. Преступники, силой властных полномочий лишившие народ России свобод, — это власть нашей Russia.

 

К

ак свободу слова удушили

Итак, начиная прямо с 1993 года власть в Russia начала целеустремленно вести уничтожение конституционной свободы слова изменениями в законах, которые обязаны соответствовать конституции, в данном случае — в Уголовном кодексе Russia.

В ныне действующем Уголовном кодексе (статья 282) бывшие там агитация и пропаганда, как умышленные деяния, были убраны и прямо введено наказание только за слова:

«Действия, направленные на возбуждение ненависти либо вражды, а также на унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, а равно принадлежности к какой-либо социальной группе, совершенные публично или с использованием средств массовой информации».

Вы видите, что в теперешнем тексте этой статьи и намека нет на «умышлено», «пропаганда и агитация» и «граждан». Теперь любые ваше мнение, убеждение, информация, являющиеся «действием», при желании режима будет выдано за преступление. С юридической точки зрения на уровне законов свобода слова была полностью уничтожена.

Мало этого, режим освободился от доказывания наличия у вас умысла, мало этого, режим взял «под защиту» все человечество всего мира и во все времена. Вы можете рассуждать об Англии или Древнем Риме, а вас все равно обвинят в разжигании розни, поскольку и англичане «человеки», и в Древнем Риме жили «человеки». А то, что у вас и мыслей не было возбуждать национальную рознь в Древнем Риме, не имеет значения, поскольку для вашего осуждения ваш умысел уже не требуется.

Обыватель, особенно политизированный, понимает, что с этой статьей что-то не так, идут протесты, статью уже назвали «русской», хотя с таким же успехом можно было назвать и «мусульманской», обыватель требует эту статью отменить. Однако никто правильно не называет причину, почему это надо сделать. А причина наверху и «аж кричит» — эта статья вопиюще антиконституционна, поскольку Конституция запрещает только агитацию и пропаганду, а в статье 282 даже понятия эти не упомянуты! И во всем Уголовном кодексе нет статьи, которая бы наказывала за то, что запрещает Конституция, зато введено наказание за то, что она гарантирует — за свободу слова.

Между прочим, если говорить о всем мире, то и международные законы не ограничивают свободу слова и требуют наказания только за деяния человека, использовавшего слова, как орудие преступления. В последнем по времени международном законе — «Международном пакта о гражданских и политических правах» — нормы статьи 20, отделены от норм статьи 19, в которой провозглашается свобода слова, поскольку нормы статьи 20 рассматривают не вопросы свободы слова, а вопросы преступных деяний физических лиц. А эти преступные деяния заключены не в выражении и распространении ими мыслей («всякого рода» информация свободна), а в пропаганде и подстрекательстве:

«1. Всякая пропаганда войны должна быть запрещена законом.

2. Всякое выступление в пользу национальной, расовой или религиозной ненависти, представляющее собой подстрекательство к дискриминации, вражде или насилию, должно быть запрещено законом».

А документ ООН CCPR/C/GC/34 четко это растолковал:

«52. Государства-участники обязаны иметь законные запреты только в отношении конкретных форм выражения мнений, указанных в статье 20. В каждом случае, когда государство-участник ограничивает право на свободное выражение мнений, ему необходимо обосновывать запреты и их условия в строгом соответствии со статьей 19». Формы выражения мнения — это либо разрешенная информация или дискуссии, либо запрещенное подстрекательство. А статья 20, как вы видите, имеет всего два случая, когда можно запретить саму информацию.

Мой опыт говорит, что эта тонкость трудно понимается, а она решающая. Раньше, когда статья 282 УК запрещала, как того и требует Конституция, пропаганду и агитацию, прокуратуре требовалось доказать, что имеют место именно эти деяния, а это для следователей не просто, поскольку основная масса народу никого не подстрекает. Посему применение 282 статьи было крайне редким. Сейчас же следователям нужно только получить заключение подлого или тупого эксперта-лингвиста, и суд влепит вам срок за то, что вы критикуете фашистский режим. Вот в чем практическая тонкость этих антиконституционных изменений в УК. И пользуясь тем, что в Russia отсутствуют избранные народом судьи, а в судах вместо судей сидят назначенные режимом тетки, режим с помощью статьи 282 УК Russia удушает всякое выступление против преступников, если это преступники являются членами самого режима.

 

Для ЧЕГО НУЖНА СВОБОДА

Вот пример. Бывший министр печати РФ Борис Миронов написал статью, в которой разоблачил уголовное преступное сообщество, орудовавшее в Новосибирской области толи под руководством, толи под крылом губернатора Новосибирской области В. Толоконского. Написал, что выдающаяся роль в этом преступном сообществе принадлежит помощнику Толоконского Солодкину и сыну Солодкина, которого Толоконский поставил вице-мэром Новосибирска на освободившуюся (ниже увидите почему) вакансию.

Думаете, по результатам этого расследования Бориса Миронова прокуратура бросилась возбуждать уголовные дела или хотя бы проверять обвинения против Толоконникова и Солодкиных?

Нет. И воспользовалась прокуратура именно статьей 282 УК. Поскольку в этом преступном сообществе были евреи, и Толоконский с Солодкиными тоже евреи, то против Миронова возбудили уголовное дело национальной ненависти, Миронова арестовали.

Но спустя 4 года, весной 2010 «Российская газета», все же, вынуждена была анонсировать: «14 апреля в Центральном районном суде решали вопрос об изменении или продлении ареста вице-мэра Новосибирска А. Солодкина. Высокопоставленный чиновник оказался на одной скамье подсудимых со своим отцом, советником губернатора. Со-лодкиных обвиняют в руководстве бандой киллеров, на счету которой десятки преступлений. Судья, зачитывая свое решение о продлении ареста для Солодкина-младше-го, заявила, что дела против него и его отца были объединены в одно производство с делами об убийствах вице-мэров Новосибирска И. Белякова и В. Марьясова». (Понятно, откуда в Новосибирске возникали открытые для бандитов вакансии вице-мэров?)

Далее, из материала «Социально опасный вице-мэр» мы узнаем:

«По словам следователя по особо важным делам Романа Цыганкова, деятельность организованного преступного сообщества охватывает 1995–2009 годы, в настоящий момент при расследовании объединено уже более 20 уголовных дел, установлено более 40 потерпевших. Сообщество имело четкую иерархию и было глубоко законспирировано, утверждал Роман Цыганков. В частности, одно из подразделений сообщества выполняло функции технической разведки: с помощью современных технических средств не только прослушивались переговоры потенциальных жертв, но и собиралась информация о деятельности правоохранительных органов, чем и объясняется столь длительное "беспроблемное" существование преступной группы.

Кроме оценок следствия, которые Роман Цыганков назвал «клеветой и оскорблением», в запасе у защиты вицемэра были и более серьезные аргументы. Так, с личным поручительством о том, что Александр Солодкин не скроется и не будет угрожать свидетелям, в суде выступили депутат Госдумы Николай Харитонов (была зачитана его правительственная телеграмма), а также Герой России и прославленный спортсмен Александр Карелин. Кроме того, о неприменении к вице-мэру строгих мер пресечения лично ходатайствовал перед судом губернатор Новосибирской области Виктор Толоконский: в тексте ходатайства было обещано, что Александр Солодкин будет активно содействовать следствию. Заметим, что в данный момент вицемэр отказывается давать показания по делу, о чем напомнил суду Роман Цыганков. "Как губернатор мог подписать такое ходатайство, не ознакомившись с материалами дела, неясно", — прокомментировал следователь по особо важным делам». Мог только в одном случае — если Толоконский все подробности уголовных похождений Солодкиных знает лучше следствия, то есть, если он сам организовывал их преступления.

Уже было установлено, что банда убила 8 человек и подозревается в еще 40 эпизодах, и убивала эта банда, как вы видите, при помощи прокуратуры и судов, которые Миронова, разоблачающего этих убийц, держали в тюрьме. И держали, напомню, по статье о свободе слова! В результате, как сообщает Википедия: «9 сентября 2010 года указами Президента Российской Федерации Дмитрия Анатольевича Медведева принята отставка губернатора Новосибирской области, и Виктор Толоконский назначен на должность полномочного представителя президента в Сибирском федеральном округе». Без слов! Режим своих не сдает!

Вы должны понимать, почему режим в Russia сегодня ненавидят не только думающие люди, но и все бизнесмены, — невозможно честно жить и работать в этой преступной атмосфере, установленной в России фашистской кликой. Это же ведь люди Толоконникова только двух вице-губернаторов убили, а сколько бизнесменов? А хочется жить честно…

Вы можете как угодно критиковать Путина и любого политика — это не опасно, так как в Russia никто не обязан вас слушать. А вот на сообщения об уголовных преступлениях обязана реагировать прокуратура, а мировое сообщество от таких преступлений режима Russia тоже не в восторге, поэтому такие сообщения для режима опасны. Вот для подавления таких, особо опасных сообщений кнопкодавы Russia и уничтожили свободу слова.

Вопрос: мы безвольные черви или способны оказать хоть какое-то сопротивление?

На нас, русских, нужно ставить крест, как на народе, или мы еще способны организовать свое государство, политики которого служили бы нам?

Вот теперь давайте рассмотрим государство, политики которого служат своему народу.