Россия — не Сингапур. Какой ВВП нам нужен

Мухин Юрий Игнатьевич

ЛУЧШИЙ РУКОВОДИТЕЛЬ ГОСУДАРСТВА В СОВРЕМЕННОЙ ИСТОРИИ

 

 

Немного о делократии

23 марта 2015 года на 92-м году жизни скончался Ли Куан Ю — самый выдающийся руководитель государства среди всех руководителей государств в новейшей мировой истории. Начиная с 60-х годов прошлого века — с послесталинских времен, — с ним просто некого сравнивать, поскольку остальные государственные деятели мира в области хозяйственной деятельности выглядят по сравнению с ним уж очень мелкими. Я начал писать эту работу задолго до смерти Ли Куан Ю с целью показать действие делократической системы управления в практике управления государством, но, к сожалению, начать должен с этого скорбного факта его смерти.

Понимание делократической системы управления людьми очень тяжело дается массам, всю жизнь прожившим при бюрократической системе управления и жаждущим жить только при ней. Достаточно сказать, что наше предложение подписать петицию, являющуюся первым и главным шагом на пути делократизации государственного управления Россией, не только не встретило оживления даже интеллектуалов Интернета, но нашлось и 62 кретина, проголосовавших против.

Причина в том, что очень немногие люди связаны с управлением чем-либо, посему просто не понимают, о чем речь. Но и те, кто чем-то управляют, очень редко задумываются о принципах и законах управления. Массы просто не понимают, о чем это я пишу. Понятно, что людям нужны примеры делократизированного управления, и я, казалось бы, их даю, но это опять-таки примеры из сферы управления, кроме того, это примеры из управления войсками, из управления сельскохозяйственными предприятиями, из управления промышленной фирмой — все из той же далекой от рядового «интеллектуального» читателя области деятельности.

Но и это было бы полбеды, если бы те руководители, которые уже ввели элементы делократии в управление своим делом, понимали, что именно они сделали, — понимали принципы того, отчего у них получился эффект. Однако авторы делократических примеров смотрят на эти собственные примеры, как на удачные находки, смотрят очень узко, в связи с чем, не ищут обобщающую причину, а весь эффект своей деятельности связывают с конкретными приемами — либо с введением единоначалия, либо с удачной схемой оплаты работников, либо с самостоятельностью работников как таковой.

И когда эти руководители, авторы этих делократиче-ских находок, лично добившиеся огромных успехов, начинают учить других руководителей, и даже искренне учить, то они не могут внятно объяснить, как именно они изменили управление в принципе. А конкретные детали их управления не подходят их ученикам — руководителям из иных предприятий. В результате, авторы частичной делократи-зации управления приобретают вид неких уникумов, успехи которых опровергнуть нельзя, но и применить их советы у себя тоже нельзя.

В этом плане особо впечатляющ пример бразильского владельца поначалу небольшого машиностроительного завода Рикардо Семлера. Примечательно, что он частично делократизировал управление своего завода из лени — ну, не хотелось ему, юристу по образованию и сибариту по призванию, работать вообще, тем более в области инженерии! Не хотелось!

И он от лени ввел некоторые принципы делократизации в управление своей фирмы Semco, назвав их «демократическими». В результате, в условиях хронически кризисной экономики Бразилии, производство Semco сначала выросло с 4 до 35 миллионов долларов (без цента кредитов), производительность труда на фирме по общей выручке подскочила почти в 9 раз, а по добавленной стоимости — в 6,5 раз. Впечатляет?

«The Wall Street Journal» назвал Рикардо Семлера бизнесменом года еще в 1990 году, само собой, Семлер был дважды назван бразильским бизнесменом года. Он переехал в США, читает лекции на семинарах мастер-класса и преподает в Гарвардском университете, беря за лекцию для высших управленцев по 100 тыс. долларов. А как же его фирма Semco? А фирма Semco за это время увеличила свой доход до 160 миллионов долларов! В 40 раз увеличить доход — это неплохо?

Первый вариант книги Семлера об опыте реорганизации его компании «Смена ролей» разошелся тиражом 400 тысяч экземпляров и 4 года был бестселлером, второй вариант книги, «Маверик», переведен на 29 языков и издан миллионными тиражами. Бизнесменов интригует его опыт! Фирму Semco посетили специалисты по управлению крупнейших, в том числе, широко известных в мире компаний, среди которых: IBM, General Motors, Ford, Kodak, Bayer, Nestle, BASF, Chase Manhattan, Siemens, Dow Chemical, Mercedes-Benz, Yashica… Но!

Но Интернет сообщает: «практика показывает, что внедрить систему аналогичную той, что существует в Semco, в виде отдельных элементов не представляется возможным». А, что нужно менять в принципе, Семлер сам не знает. «Руководители высшего звена и стипендиаты Школы менеджмента Слоун внимательно слушают Семлера, смеются в нужные моменты и делают себе пометки. Но не совсем понятно, что они выносят из этих встреч. "Когда он рассказывает, он немного напускает тумана, — говорит Брюс Мак Керн, директор магистратуры Слоун Высшей школы бизнеса университета Стэнфорд. — Он делает вызов почти всем предрассудкам корпоративного управления, но это происходит так быстро, что вы не совсем понимаете, что же он конкретно вместо них предлагает". "Я не знаю ни одной американской компании, которая руководствовалась бы этими принципами, — говорит Дэн Шеффилд, исполнительный вице-президент компании RGIS Inventory Specialists, Оберн Хилз, Мичиган, у которой совместное предприятие с Semco для обслуживания клиентов в Южной Америке, включая Wal-Mart. — Я не уверен, что даже в Бразилии менеджеры так тщательно придерживаются принципов демократического управления, как это хотелось бы Рикардо".

Кроме сталинского опыта применения делократиза-ции в государственном строительстве (не осмысленного и самим Сталиным, и быстро удушенного бюрократией КПСС), у меня не было мало-мальски внятного примера де-лократизации государства. А теперь он есть. Это опыт, изложенный в книге бывшего премьер-министра Сингапура Ли Куан Ю (которого я в дальнейшем для краткости буду называть и просто по фамилии — Ли). Ли за 30 лет своего нахождения у руля Сингапура встречался с массой руководителей многих стран — от Косыгина с Горбачевым и Мао с Дэн Сяопином до Клинтона с Рейганом и Тэтчер с Блэром. И многих его собеседников интересовали причины успехов Сингапура. Но когда Ли даже лично делился своим опытом управления государством с руководителями иных государств, то повторялась история того, как Рикардо Семлер делится опытом с руководителями фирм.

Вот, к примеру, в 1974 году Ли прилетел в Париж по своим частным делам, но узнав об этом, его пригласил на завтрак президент Франции Валери Жискар д'Эстен. В это время дела Франции шли неважно. «Он был французом до мозга костей во всем: в мышлении, в подходах, в логике, — пишет Ли. — Его интересовало, почему Сингапур развивался, а другие страны — нет, он хотел узнать, что они упускали».

Вот тут меня удивляет президент Франции. Он что — считал, что Ли мог ему какую-то управленческую тайну открыть за пятнадцать минут? Да если бы такая тайна существовала, то Жискар д'Эстен знал бы ее без Ли — из газет, докладов своих министров или французских банкиров. Но и ответ Ли тоже удивляет, хотя Ли как бы ничего от Жискара д'Эстена не скрывал: «Я ответил ему, что на то имелись три главных причины: во-первых, согласие и стабильность в обществе; во-вторых, заложенные в культуру населения стремление к достижению поставленных целей, трудолюбие и бережливость наших людей, которые всегда откладывали "на черный день" и для инвестиций в будущие поколения; в-третьих, глубокое уважение к образованию и знаниям». В принципе все так, но вы, читатели, что-то поняли из того, что именно Ли сделал? Вы поняли, что вам нужно делать в своем государстве? Вот и Жискар д'Эстен ничего не понял: «Он не считал, что это был полный ответ, и не был удовлетворен им».

Между тем, Ли ответил, как мог точно, — он рассказал о базовых приемах, какими он поднял Сингапур. ПРИЕМАХ! Но Ли и сам не понимал ПРИНЦИПОВ того, почему у него эти приемы сработали, а другие на эти приемы смотрят, как на чепуху. То есть повторяется история с Рикардо Семлером — и Ли ничего не скрывает, и Ли искренне делится опытом, но для слушателей толку от того, о чем он рассказывает, не много. Да, Ли Куан Ю искренне так видит то, что сделано в Сингапуре, но, повторю, что толку остальным от такого видения?

Образно говоря, отковали некие кузнецы железную бочку, бросили в реку — а бочка плывет! Собрались со всего мира остальные кузнецы, опыт перенимают — внимательно слушают, как эти мудрые кузнецы греют железо, на какой наковальне куют, каким молотом — все подробности выяснили того, как плавающее железо делать! Приезжают домой и сами куют — один зубило, другой лом. Бросают в реку, а они тонут! И непонятно, что же мудрые кузнецы делают такое с железом, что оно не тонет??

Но ведь не в железе дело, а в форме, которую ему придают! А вот этого наставники объяснить не могут.

Вот такое примерно состояние с попытками перенять опыт делократизации без понимания того, что это такое.

У меня есть основания считать Ли Куан Ю одним из самых выдающихся государственных руководителей мировой истории, поэтому появилась необходимость рассказать, как и за счет каких творческих идей Ли стал таким выдающимся руководителем. И как он делократизировал управление государством, основываясь исключительно на здравом смысле. Я буду рассказывать об этом, анализируя его книгу «Сингапурская история: из третьего мира — в первый». Книга, к счастью, довольно подробная и объемная, издана на английском в двух томах, а на-русском должна занимать около 900 страниц, для меня эта книга очень интересна.

И вот тут вопрос — а вы об этой его книге и о самом Ли что-либо слышали?

Еще не начав писать эту книгу, я попал в компанию трех человек уже в годах: журналиста, специализирующегося на политических темах; бывшего депутата Госдумы двух созывов и бывшего губернатора одной из областей России. Я спросил сразу всех троих, знают ли они, кто такой Ли Куан Ю? Возникло недоуменное молчание, прерванное наконец шуткой: «Китаец». Понятно, что китаец. Непонятно только, почему вы называетесь журналистами и политиками. Впрочем, я ведь тоже ничего о Ли Куан Ю не знал до прочтения его книги, да и текст книги мне прислал товарищ, так чего уж мне кому-то пенять…

Понятно, почему о Ли молчит пресса, — журналисты не понимают красоты того, что он совершил, — не по уму им это. Кроме того, Ли никогда хорошо и не жил с еврейскими СМИ мира.

Но вот почему о нем молчат государственные деятели, для которых его книга должна быть любимым чтением? Думаю, потому, что сейчас уже давно в мире только такие «государственные деятели», которые не только не понимают того, что и зачем делал Ли, но и не стремятся понять. По сравнению с тем объемом творческой работы, которую пришлось совершить Ли Куан Ю, все эти клинтоны-обамки вместе с тэтчерами-блэрами такие гномы, о которых и упоминать не стоит, а что касается всяких там горбачево-пути-ных и прочих кравчуках, то в присутствии Ли произносить их фамилии просто неприлично.

Поэтому давайте о достижениях Ли Куан Ю и немного о нем.

 

Начальные условия: хуже не бывает

Государство Сингапур расположено на одном мало-мальски крупном острове и еще на 62 мелких островках у южной оконечности Малаккского полуострова, а на самом полуострове расположено государство Малайзия. Собственно, географически Сингапур часть этого полуострова, отсоединенная от материковой части узким проливом, через который переброшены мосты и водовод. Далее на юг, через пару десятков километров Сингапурского пролива — Индонезия. Когда Ли принял Сингапур под свое управление, общая площадь этого государства была 581,5 квадратных километра — это половина площади, которую сегодня занимает город Москва. К настоящему времени сингапурцы намыли берега, и площадь стала 718 квадратных километров, но все равно это, скажем, в 38 раз меньше площади полуострова Крым и в 29 раз меньше территории государства Израиль. Собственно, если представить площадь Сингапура прямоугольником, то это где-то 20 на 36 км. И на автомобиле сильно не погоняешь.

Бывает, конечно, что мал золотник, да дорог. Скажем, государство Катар, расположенное на полуострове, имеет площадь всего в 16 раз больше, чем у Сингапура, но у Катара гигантские запасы нефти и газа. И у Крыма, пусть и не много, но есть нефть, газ, соли, железная руда, строительный камень. У Израиля есть медные и железные руды, горючие сланцы, фосфаты, соли, прекрасное сырье для строительных материалов, найдены нефть и газ.

А у Сингапура ничего нет. Совсем ничего. Принципиально ничего. Строительный песок и тот на остров импортируется, пресную воду на остров подают из Малайзии, а сейчас и из Индонезии по трубам. Песок для пляжей из Индии завезли.

Единственно, чем этот остров был хорош, — это замечательное пиратское гнездо в узком месте Малаккского пролива, соединяющего восточную Азию с западной, а также с Европой и Африкой. Поэтому в середине позапрошлого века англичане колонизировали Сингапур и построили на нем свою военно-морскую базу. Когда они приплыли на остров, там была деревня со 120 малайскими рыбаками, а англичанам нужны были работники и слуги. Поэтому они завезли работников из Индии и Малайзии, но основную массу — из Китая. Эти рабочие построили Британии военную базу и порт, через который англичане вывозили товары из своих колоний и из голландской Индонезии, расположенной на другом берегу пролива. Кроме работ в порту и на английской базе, население было слугами в домах англичан, занималось первичной переработкой сырья, работой на каучуковых плантациях, выращиванием свиней и прочим крайне низкоквалифицированным трудом. Когда в 1959 году Ли Куан Ю стал премьер-министром правительства Сингапура, он получил 1,5 миллиона населения (75,4 % китайцы, 13,6 % малайцы, и 8,6 % индусы) с ежегодным национальным продуктом на душу населения менее тысячи долларов США, причем, основную массу (20 % национального продукта) денег сингапурцы зарабатывали у англичан — в их военных базах, портах, доках и коттеджах, благо англичане не привыкли отказывать себе в слугах. Скажем, к началу ХХ века на каждых трех лейтенантов британских войск в Индии полагалось три коттеджа и туземные слуги: один садовник, три водоноса, четыре прачки и один сторож.

Однако англичане, которым американцы в ходе Второй мировой войны выкрутили руки и вывернули карманы, в 60-х годах прошлого века уже не в силах были содержать все свои военные базы. Кроме этого, внутри колоний росло национально-освободительное движение, включая вооруженное, в том числе и в Сингапуре, в результате чего англичане сначала в 1953 году предоставили Сингапуру статус самоуправляющейся колонии, а в 1959 году предоставили ему независимость. А в 1968 году предупредили, что они в скором времени вообще уйдут с острова, закрыв свою военную базу, а для Сингапура это было страшно не только с экономической точки зрения.

Но даже это нельзя назвать главной проблемой.

Дело в том, что с обретением независимости странами Юго-Восточной Азии, резко обострились отношения между Малайзией и Индонезией — Сингапур уже по этой причине попал между молотом и наковальней. Мало этого, население Сингапура на 75 % состояло из китайцев, а в самом Китае победили коммунисты из тех, которые уверены, что «винтовка рождает власть». В результате и в Малайзии, и в Индонезии появились коммунистические партизанские отряды, в большинстве своем состоящие из китайцев, соответственно мусульмане на китайцев начали смотреть как на опасных врагов, и (несмотря на то, что Малайзия и Индонезия враждовали друг с другом) лозунг «китаяку на гиляку» стал популярным сразу в обеих странах.

Тем не менее, сингапурцы в 1963 году все же напросились войти в состав Федерации Малайзия. Но их девиз «Малайзия для малазийцев» вошел в конфликт с девизом «Малайзия для малайцев», кроме того, даже без учета ком-мунистичности китайцев, сингапурские китайцы подняли процент китайского населения Малайзии до уровня, при котором китайцы могли победить на федеральных выборах. То есть сингапурцы уравняли китайские силы с малайскими, что уже чревато очень жестокой гражданской войной, а с настроениями «свидомых» малайцев «китая-ку на гиляку», это вызывало резню за резней. К примеру, в

1964 году в Куала-Лумпуре в результате очередной резни по официальным малазийским данным было убито 25 малайцев, 13 индийцев, 141 китаец, 15 представителей других национальностей, и ранено — 439 человек. Присутствовавшие иностранные корреспонденты оценили численность убитых в 800 человек.

Надо сказать, что политики Малайзии все же отличались и отличаются от идиотов в Киеве в лучшую сторону, что, кстати, можно оценить по уровню душевого национального продукта Украины и Малайзии (8 651 против 23 160 долларов в 2013 году). Поэтому малайские лидеры Малайзии (в отличие от «свидомых» кретинов Украины в деле с Крымом) уменьшили себе головную боль, и через два года попыток подавить межнациональные конфликты в 1965 году просто выбросили Сингапур из состава Федерации Малайзия, окончательно превратив Сингапур в полностью независимое государство. Но ненависть к Сингапуру у малайцев осталась: «После нашего отделения от Малайзии 9 сентября 1965 года динамика сингапуро-малайских отношений фундаментально не изменилась. Малайзия настаивала на нашем выходе, потому что мы отстаивали идею "Малайзии для малазийцев", а они — "Малайзии для малайцев". Лидеры ОМНО не воспринимали идею мультирасового общества равноправных граждан в 1965 году, не смирились они с ней и в 1999 году». Поэтому в дальнейшем отношение Малайзии к Сингапуру было полностью подобным нынешнему отношению Киева к Крыму. Ли вспоминает: «Тогдашний министр финансов Сингапура Хон Сун Сей, — наиболее терпеливый и благоразумный из всех моих коллег, писал мне: "Отношение Малайзии к экономическому сотрудничеству с нами представляет собой смесь зависти и презрения. Они верят, что Сингапур не сможет выжить без Малайзии, и что наше процветание полностью зависит от них. Тем не менее, их раздражает тот факт, что, несмотря на наши размеры и уязвимость, наши успехи превзошли их ожидания"».

Еще проблема — к моменту обретения полной независимости все силовые структуры Сингапура, включая армейские и полицию, были укомплектованы только малайцами. Китайцы руководствовались древней идиотской пословицей: «Из хорошего железа не делают гвоздей, хорошие люди не идут в солдаты». Дело дошло до того, что некому было защитить само правительство Сингапура и китайца во главе его, в связи с чем англичане командировали для защиты Ли Куан Ю своих гуркхов.

Само собой, что, окрепнув, убедив и китайцев служить в силовых структурах и укрепив сами структуры, правительство Ли Куан Ю принимало в Сингапуре жесткие меры, чтобы предотвратить межрасовые столкновения, но ситуация улучшалась очень медленно благодаря таким соседям, как Малайзия и Индонезия. К примеру, и в 1969 году в столице Малайзии Куала-Лумпуре вновь прошли погромы китайцев, в ответ в Сингапуре китайцы начал громить малайцев: один китаец и трое малайцев были убиты, 11 китайцев и 49 малайцев — ранены. Чтобы подавить волнения, 684 китайца и 349 малайцев Сингапура были арестованы, 18 китайцев и 18 малайцев получили сроки до 10 лет.

Вот такая была ситуация с населением Сингапура.

Добавьте к этому, что треть избирателей голосовали, как пишет Ли, «за коммунистов» (на самом деле, за маои-стов), поэтому никто в правительствах западного мира не собирался Сингапуру помогать, поскольку было очевидно, что помогать Сингапуру — это за свои деньги строить в Юго-Восточной Азии будущий непотопляемый авианосец для председателя Мао.

Такой вот момент, который сам Ли не связывает с отношением к Сингапуру Запада, чтобы книга получилась «политкорректной» на современный лад.

Правительство Ли принимало пропагандистские меры для повышения у китайцев сингапурского патриотизма и обеспечения всеобщей воинской повинности, но иметь большую постоянную армию Сингапуру было не по карману. Было решено иметь маленькую армию, но оснащенную с самого начала самым современным оружием. Для овладения этим оружием и тактикой боя с его использованием, нужны были инструкторы. Казалось бы — какие проблемы? Мы же, как бы знаем, что только заикнись, и США немедленно пришлет этих инструкторов сколько угодно, мало этого, на Сингапуре ведь все еще были английские базы — англичане обучат! Черта с два! И правительство Ли тайно нанимает инструкторов-израильтян. Тайно потому, что после Шестидневной войны ненависть у мусульманского мира к Израилю зашкаливала, поэтому не то что посольства, никакого представительства Израиля в Сингапуре не могло быть, чтобы не вызвать бунта мусульман в самом Сингапуре и у соседей.

Один из президентов Индонезии остроумно назвал Сингапур «красным пятнышком в зеленом море» (88 % индонезийцев из 250 миллионов населения Индонезии и 62 % малазийцев из 30 миллионов населения Малайзии — мусульмане). Думаю, что именно так — как на будущий авианосец Мао с красным флагом — на Сингапур смотрели все лидеры Запада.

В 20-х годах прошлого века большевики были в тяжелейшем положении, но, думаю, что в 50—60-х сингапурские руководители завидовали даже им. В той ситуации, в которую попал Ли Куан Ю, не стыдно было просить помощи у кого угодно, включая черта и дьявола. Действительно, Ли и просил, и требовал, и хитрил, и «разводил» Запад — он был главой народа и обязан был делать все, чтобы облегчить участь своего народа. Но отдайте ему должное — своему народу и себе он с самого начала четко сказал: «Мир не обязан нас кормить. Мы не можем кормиться нищенством». Сказал народу и СЕБЕ!

И что в результате? Результат поразителен!

 

Феноменальные достижения

В 2013 году по валовому внутреннему продукту на душу населения, рассчитанному по паритету покупательной способности, Сингапур (5,3 млн жителей) находится на третьем месте в мире после Катара и Люксембурга. (Катар имеет 1,9 млн жителей и сидит на нефтяной и газовой бочке мира, Люксембург имеет 0,5 млн. жителей, являясь офшорной зоной, то есть числящиеся в нем фирмы на самом деле работают не в Люксембурге). А Сингапур свои 78 762 доллара на душу населения зарабатывает честно: всего 22 % — доходы банков, но 26 % — доходы промышленности, остальное — транспорт, туризм и прочее.

Сингапур строит и ремонтирует морские суда и боевые корабли, выплавляет олово, производит электронику (являясь крупнейшим производителем CD-приводов), производит самые современные лекарства, элементы авиационной и космической техники, бронетранспортеры, фанеру и мебель. Выращивает орхидеи, перерабатывает натуральный каучук, является третьим по величине мировым центром нефтепереработки после Хьюстона и Роттердама, крупнейшим мировым центром нефтехимии и производит многое, многое другое, начиная от зонтиков и кончая боеприпасами. По своей сути Сингапур — крупнейшая фабрика мира, немудрено, что по плотности населения это второе государств на планете.

Сингапурский порт по грузообороту до 2005 года был первым в мире (его обогнал порт Шанхая), сингапурский аэропорт является узловым для Юго-Восточной Азии, принимает и отправляет в год 44 миллионов пассажиров и 2 миллиона тонн грузов.

По прогнозам банки Сингапура по объему вкладов обгонят в этом году (2015) Швейцарию. Сингапур — крупнейшая торговая держава Юго-Восточной Азии (третий крупнейший мировой центр торговли нефтью после Нью-Йорка и Лондона, и самый крупный торговец мазутом), с объемом внешнеторгового оборота 454,8 млрд долларов (2009 год). Для сравнения, рекордный внешнеторговый оборот Украины — 153,5 млрд долларов (2012 год), Израиля — 71,1 млрд долларов (2005 год).

Сингапурский холдинг Raffles, выросший из сингапурского отеля с таким же названием, сегодня владеет международной сетью отелей, уже купив швейцарскую международную сеть гостиниц Swissotel (в Москве отель «Красные холмы» у Павелецкой). Кстати, этот маленький и еще недавно пустой остров Сингапур сам принимает 7 миллионов туристов в год, а Израиль, со всеми своими историческими достопримечательностями и святыми местами — 2,9 миллиона.

Это не все. Согласно определению, средний класс — это «социальная группа людей, имеющая устойчивые доходы, достаточные для удовлетворения широкого круга материальных и социальных потребностей. Ресурсы, которыми располагает средний класс, достаточны для обеспечения "достойного" качества жизни». Считают это «достойное» качество по-разному, скажем, по расчетам Всемирного банка среднемесячный доход представителя среднего класса мирового уровня начинается с 3500 долларов и к данному классу можно отнести всего не более 8 % от всего населения мира.

(Политики в России с таким подсчетом не согласны. У нас любят считать, что средний класс — это люди, чьи доходы всего в полтора раза превышают национальный уровень бедности, и при таком счете в России к среднему классу относится аж 55,6 % населения. Но если считать по возможности россиян купить обычные для среднего класса блага, то 16 %).

В образцовых для всего западного мира США высший класс и два подкласса среднего класса в сумме составляют 53 % населения, а 47 % — бедные.

А по подсчетам Всемирного банка в Сингапуре 80 % граждан относятся к «среднему классу», остальные — к классам богатых и бедных. 91 % граждан Сингапура живут в собственных квартирах или домах (рыночная стоимость квартир от 150 до 450 тысяч долларов), причем непрерывно переезжают в более комфортабельное жилье: «Более половины тех, кто покупал жилье в 90-х годах, уже были домовладельцами, желавшими улучшить свои жилищные условия». А вот впечатление приехавшего на работу в Сингапур русского: «Изобретательность сингапурских архитекторов безгранична. Стилевые находки, милые глазу несимметричности, не по-нашенски вычурные, но все же элегантные линии зданий делают город чудом архитектуры XXI века, и я не преувеличиваю. На небольшом острове, который можно без особых усилий пересечь в авто с запада на восток за три часа, на котором нет особых исторических достопримечательностей или музеев мирового калибра, который еще пару сотен лет тому был лишь куском джунглей пополам с миазматическими болотами (впрочем, этого и сейчас здесь вволю), только одно может привлечь человека для длительного поселения — надежное, комфортное и красиво построенное жилье».

Несмотря на то, что правительственные расходы в Сингапуре практически вдвое ниже, чем в странах «большой семерки» (20 % ВНП, по сравнению с 37 %), результаты деятельности правительства и в иных областях не могут не впечатлить. По уровню здравоохранения Сингапур стоит на 6-м месте в мире, причем, последние 20 лет имеет самую низкую детскую смертность. В Сингапуре одна из лучших систем образования, школьники Сингапура нередко занимают призовые места на международных олимпиадах.

Международный институт управления поставил Сингапур на первое место в мире в сфере безопасности, указав, что в Сингапуре «существует полная уверенность людей в том, что их личность и собственность защищены». Сингапур неизменно занимает первое место в рейтинге самых безопасных для проживания стран: к примеру, в 2011 году в Сингапуре было совершено всего 0,3 убийства на 100 000 жителей, а в тех же США этот показатель был равен 4,9, в России — 9,2. А это, как вы понимаете, не только полиция и толковые законы, но и справедливые суды.

Но вернемся к экономическим показателям. Сравним: у Сингапура на душу населения приходится 78 762 доллара, а у тех же США всего 53 001 доллар. Но США слишком большая страна, разумнее сравнить с государством, в котором живут самые умные люди планеты — с Израилем. (Ведь если бы все, кого вы видите на экранах телевизоров и про которых читаете в прессе, указывали свою национальность и национальность хозяина своего СМИ, то вы бы сами пришли к выводу, что умнее евреев в мире нет). По численности населения нынешний Израиль (8,5 млн одного порядка с Сингапуром (5,3 млн), оба государства приглашают иммигрантов, но душевой национальный продукт Израиля всего 32 717 доллара. Причем Израиль до сих пор сидит на шее США, получая оттуда дотации в этот свой доход (в 2011 году Израиль получил от США 3,029 млрд долларов). Понятное дело, что сравнивать 78 762 доллара Сингапура с душевым национальным продуктом России в 24 298 доллара (полученным от распродажи недр, принадлежащих и будущим поколениям) уже как-то неприлично, тем более, сравнивать с уже помянутым душевым валовым национальным продуктом Украины (8 651 даже в спокойном 2013 году).

Причем этот успех Сингапура не временный — он не сегодняшнего дня.

Если вы помните, Ли Куан Ю принял Сингапур с валовым душевым доходом менее 1 тысячи долларов в год, а уже к 1985 году он был 6 500 долларов США, но тогда в Великобритании валовый доход все еще превышал сингапурский — 8 200 долларов. Однако к 1995 году по доходу на душу населения Сингапур (26 000 долларов) уже обошел и Великобританию (19 700 долларов). Мало этого: «Наши рабочие не только зарабатывали больше британских, но также владели собственными домами и имели больше сбережений (в Центральном фонде социального обеспечения и на счетах в "ПОС-бэнк"), чем британские рабочие», — сообщает Ли. Причем когда Ли покинул в 1990 году пост премьер-министра, в промышленности работало 29,2 % трудоспособного населения, а в сфере услуг — 70,6 %, но промышленность давала 33,5 % ВВП, а сфера услуг — 66,4 %, то есть промышленное производство по своей эффективности превосходило сферу услуг (0,2 % населения работало в сельском хозяйстве, добавляя в ВВП 0,1 %). Всего за одно поколение под руководством Ли Куан Ю Сингапур скакнул из стран третьего мира в страны первого мира, а через 50 лет, уже под руководством его преемников, — в первые из первых.

На острове без каких-либо природных ресурсов превратить разнородное население, состоявшее в своей массе из рикш, грузчиков, свинопасов и домашней прислуги в средний класс общемирового уровня — это надо уметь? Если таким хозяевам, как Ли Куан Ю, не давать Нобелевские премии в области экономики, то кому тогда эти премии вообще нужны?

Итак, в 1959 году народ Сингапура голосованием выдвинул Ли Куан Ю в свои руководители и поставил перед ним задачу обеспечить народу хорошую жизнь, под которой народ имел в виду много барахла. Ну, что же, — сказал Ли, — барахла так барахла! И обеспечил сингапурцам много-много барахла, а также безопасность их жизни и их барахла. Надо сказать, что в книге он нигде на себя успехи Сингапура не принимает — он все объясняет работой команды единомышленников: «Мне повезло, — пишет Ли Куан Ю, — со мной работала сильная команда министров-единомышленников. Это были способные люди, преследовавшие общие цели, которые мы все разделяли. Костяк команды оставался неизменным на протяжении двух десятилетий. Кен Сви, Раджа, Суй Сен и Ким Сан были выдающимися людьми. Все они были старше меня и прямо говорили, что думали, особенно когда я ошибался. Они помогли мне оставаться объективным, уравновешенным и спасли меня от мании величия, которая легко могла развиться за долгие годы пребывания на высших государственных должностях. Со мной также работали То Чин Чай, Он Пан Бун, Эдди Баркер, Ен Ньюк Линь (Yong Nyuk Ling), Кенни Бирн (Kenny Byrne) и Ошан Вок, — способные, честные, преданные делу люди».

Все это понятно, однако у всех министров правительства Сингапура при возникновении вопросов, которые они не способны были решить, был простой путь — обратиться за решением этих сложных вопросов к Ли Куан Ю. А вот ему уже обращаться было не к кому — только к Делу. Но о Деле в конце, а сейчас, пожалуй, сравним его с «демократическими» правителями СНГ.

 

Ли Куан Ю и АЗИАТСКИЕ ЦЕННОСТИ

Диктатор Казахстана Назарбаев считает, что демократия в Азии должна строиться на принципах автократизма. «Ли Куан Ю всю жизнь критиковали за автократизм, что там нет демократии и так далее. Он убеждал, что азиатское общество имеет свои особенности, мораль, свои традиции и культуру», — сказал Назарбаев на форуме молодежи «С лидером нации к новым победам!»

«В странах Восточной Азии построили свою демократию на трудах Конфуция. Многие успешные страны — абсолютные монархии, арабские страны, например. Их экономика при этом процветает, и граждане живут в достатке. Кому-то это не нравится, это их дело. Этим народам, странам нравится, они живут нормально», — цитирует Назарбаева агентство «Новости-Казахстан».

Пока Ли Куан Ю был жив, правители СНГ помалкивали. Оно и понятно — эти моральные и интеллектуальные убожества приняли экономически высокоразвитые осколки СССР, но своим воровством и тупостью довели эти осколки до уровня стран с папуасским управлением. К примеру, по данным «Российского статистического ежегодника» в 1990 году в Советской России проживало 148 млн человек, а валовой внутренний продукт составлял 1102 млрд долларов США (число занижено, но возьмем его — официальное!). На душу советского населения Советской России приходилось 7446 долларов. А в Южной Корее в этом же 1990 году — 5917 долларов. То есть средний гражданин РСФСР был богаче среднего южного корейца на 26 %. По данным ЦРУ (теперь уже завышенным) в 1999 году душевой валовый продукт России упал вдвое по сравнению с Советской Россией и составлял 4 200 долларов, а у Южной Кореи валовый продукт вырос более чем вдвое и составлял 13 300. Потом скакнули вверх цены на нефть и энергоносители, вслед за ними скакнул и валовый продукт России до 24 298 долларов в 2013 году, но к этому году и Южная Корея, не имея нефти и газа, довела свой душевой валовый продукт до 33 791 доллара. А Казахстан с его огромными запасами нефти и руд и всего с 17 миллионами населения и сегодня не дотягивает и до России, имея в 2013 году душевой валовый продукт в 23 038 доллара, несмотря на свою «азиатскую культуру и традиции».

После смерти Ли Куан Ю убогие во главе стран СНГ, как видите, повеселели (отвечать на их глупости стало некому) и стали приписывать Ли то, чего у него и близко не было.

В частности, при жизни у Ли не было ни принципов автократизма, ни придурочной азиатской модели: «Азиатской модели как таковой не существует», — писал Ли. Более того, Назарбаеву не стоило бы упоминать Ли и в связи с некоей «азиатской культурой и традициями», поскольку Ли о них говорил так (выделено мною. — Ю.М.): «В своих ответах я избегал использования термина "азиатские ценности", ибо существует несколько отличающихся друг от друга систем азиатских ценностей. Вместо этого я говорил о конфуцианских ценностях, преобладающих в культурах Китая, Кореи, Японии и Вьетнама, — стран, которые использовали китайскую письменность и находились под влиянием конфуцианской литературы. Кроме того, в Юго-Восточной Азии проживает примерно 20 миллионов этнических китайцев, чьи конфуцианские ценности не совпадают с индуистскими, мусульманскими или буддистскими ценностями народов Южной и Юго-Восточной Азии». То есть китайские ценности уже сами по себе не совпадают и входят в конфронтацию с мусульманскими ценностями, декларируемыми в Казахстане, а уж ценности Ли никак не могут совпадать с ценностями казахстанской воровской элиты.

Да и к китайским ценностям Сингапур не имеет отношения. Кстати, Ли довольно емко охарактеризовал эти ценности в разговоре с канцлером Германии Шмидтом на его вопрос, может ли КНР стать демократической страной: «Китайский народ никогда не имел правительства, чья власть основывалась бы на подсчете голосов избирателей, а не на том, чтобы рубить головы подданных. Любая эволюция в направлении установления демократического правления должна быть постепенной». И устройство Сингапура, благодаря именно Ли Куан Ю, и близко не похоже на Китай. Как говорят в Одессе, это «две большие разницы»!

По книге видно (да Ли особо этого и не скрывает), что он англоман и считает старую Великобританию образцом для подражания: «Мы использовали те преимущества, которые Великобритания оставила нам: английский язык, юридическую систему, правительство парламентского большинства и администрацию, лишенную партийных пристрастий». «Исторически мы оказались запертыми в рамках британской системы образования. Наша профессиональная классификация привязана к официальным британским ассоциациям: доктора, адвокаты, бухгалтеры, архитекторы, инженеры и так далее. Профессиональные связи сохраняются на всех ступеньках общества. Тем не менее, в некоторых сферах, например, в медицине, американцы превзошли англичан, потому что Америка тратит на нужды здравоохранения примерно 14 % ВНП, — вдвое больше, чем Великобритания. Мы постепенно налаживали контакты с американскими учреждениями в сфере здравоохранения, но наше базовое медицинское образование все еще является британским. Примерно такая же ситуация складывается и по другим специальностям».

Поэтому в Сингапуре парламентская республика, как в Великобритании, та же одномандатная система избрания парламента, главой страны является премьер-министр. Та же, что и в Англии, судебная система, кроме того, поскольку Сингапур является членом Британского содружества наций, то и конечная судебная инстанция (Апелляционный суд) находится в Лондоне — это высшая судебная инстанция для всего Содружества. Правда, нет своей королевы, но сингапурцы придумали себе президента Сингапура с такой же примерно властью, как и у королевы Великобритании.

За правящую Партию народного действия (ПНД) голосует 60–75 % избирателей, но благодаря английской одномандатной системе выборов эта партия уже 55 лет имеет абсолютное большинство в парламенте. Однако, как видите, в Сингапуре нет ни советского, ни китайского единодушия — от четверти до трети избирателей голосуют за оппозицию. Скажем, на выборах 2011 года ПНД получила 60,14 % голосов и 81 из 87 избираемых мест.

От такого победного соотношения мест в парламенте и проистекает постоянное пребывание премьеров ПНД у власти, и это не имеет никакого отношения к авторитаризму. У вас к честности выборов в Сингапуре есть претензии? Нет? Но если основная масса избирателей Сингапура с каждым годом становится богаче и богаче, то чего массе голосовать за кого-то другого? Чтобы смешнее было?

То есть Ли Куан Ю установил и поддерживал в стране режим, который в странах Запада безусловно считается западным эталоном демократии. По сути, Сингапур — копия Великобритании, но только населена эта копия азиатами.

А теперь пора поговорить о самом Ли Куан Ю — кто такой и откуда взялся.

 

Ли Куан ю как личность

Ли Куан Ю не еврей, мало этого, хотя его и нельзя обвинить в антисемитизме, но его очень не любят мировые СМИ за то, что он уж очень независимо ведет себя с их «талантливыми» представителями. Поэтому русскоязычная Википедия о Ли сообщает очень скупо:

«Родился 16 сентября 1923 года в Сингапуре, в семье китайского происхождения. Учился сначала в сингапурских заведениях — в школе Телок Курау и Раффлз-коллед-же (ныне Национальный университет Сингапура), — затем в Кембриджском университете (1945–1949).

В 1949 году вернулся на родину. С 1950 года занимался адвокатской практикой в Сингапуре в компании Laycock and Ong, участвовал в профсоюзном движении. В 1954 году избран генеральным секретарем партии "Народное действие", пришедшей к власти в 1959 году. С 1959 по 1990 годы занимал пост премьер-министра. В 1990–2004 годы был старшим министром в правительстве Го Чок Тонга. В августе 2004 года получил должность министра-ментора (наставника) в правительстве своего сына Ли Сяньлуна.

Под руководством Ли Куан Ю Сингапур из бедной страны третьего мира превратился в одно из самых богатых государств (см. Модернизация Сингапура под руководством Ли Куан Ю).

Почетный доктор МГИМО.

Является членом международного попечительского совета школы управления "Сколково".

Считал преимуществом бывшее британское владение Сингапуром, в частности, сохранил в стране английский язык и британскую правовую систему, отвергал социалистические методы. Впоследствии Ли Куан Ю выражал восхищение Маргарет Тэтчер, которая в свою очередь заявила: "когда-то Сингапур учился у Великобритании, а теперь мы учимся у Сингапура".

Ли Куан Ю приписывают следующий ответ на вопрос о методах, с помощью которых ему удалось побороть коррупцию: "Начните с того, что посадите трех своих друзей. Вы точно знаете, за что, и они знают, за что"».

Это все, что Википедия сочла нужным сообщить об этом выдающемся государственном деятеле.

Я считаю, что этого мало, и прежде, чем говорить о том, как Ли достиг выдающегося успеха на поприще руководителя государства, следует остановиться на ряде его личных качеств, не упомянутых в Википедии.

Сам Ли о себе в личном плане практически ничего не пишет, однако, собирая «с миру по нитке», выясняется, что он был из четвертого поколения китайских эмигрантов, приехавших в Сингапур в середине позапрошлого века, и дед Ли владел каучуковыми плантациями, то есть по своему происхождению Ли был выходцем из состоятельной семьи. Мало этого, с детства родным языком Ли Куан Ю был английский, во времена японской оккупации Сингапура юный Ли выучил японский (скорее всего, так-сяк), а вот собственно китайский китаец Ли освоил только к 1955 году, когда активно занялся политикой и ему потребовалось выступать перед избирателями.

Достаточно важно для понимания его карьеры и то, что где бы Ли Куан Ю ни учился, он заканчивал обучение с отличием, и вообще он учился всегда и у всех (хотя уже очень скоро массе мировых политиков следовало бы учиться у него). К примеру, став премьером страны, находящейся в катастрофическом состоянии, Ли, естественно, 10 лет не брал отпуск, а когда взял его, то поехал в США… и провел практически весь отпуск в Гарвардском университете, «где я находился примерно с 200 студентами и 10 слушателями и прошел курс "погружения" в американскую культуру. Нейштадт подготовил для меня широкую программу общения с американскими учеными в различных областях, в основном охватывавших сферу правительственного управления и политическую жизнь в Америке, проблемы экономики, производительности и мотивации. Программа была насыщенной и включала утренние дискуссии с одной группой, рабочий обед с другой группой, послеобеденный семинар и ужин с известными учеными. В Гарварде я был диковинкой: 45-летний азиатский политик, взявший отпуск, чтобы "подзарядить батареи" и подучиться в академии после 10 лет пребывания у власти. Поэтому они с готовностью устраивали для меня ужины, на которых я встречался с интересными людьми».

Следующее, что следовало бы подчеркнуть, это то, что Ли Куан Ю был китайцем. «Эка невидаль! — скажут мне. — Ведь все имеют какую-то национальность».

Нет, в данном случае для русского читателя это очень важно, поскольку у интеллектуально развитых китайцев иной менталитет, резко отличающийся от менталитета российского интеллигента. Всмотритесь — всю свою историю российский интеллигент (даже без помощи местечкового интеллекта) смотрел и смотрит на русский народ, как на быдло, тупое и глупое, ни на что в интеллектуальном смысле не способное. А вот Запад! Все умное для российского интеллигента было там, на Западе, и все качественное оттуда. Иностранец для российского интеллигента — это высшее существо, сравнимое с богом.

Помню, как-то в суде я в присутствии интеллектуалов «Эхо Москвы» Венедиктова и Ганапольского начал: «Когда в 1941 году вся вшивая Европа напала на СССР…» — и интеллектуалы «Эха», перебивая меня, взвились в возмущении: «Европа?! Вшивая??!». (А я ведь, жалея Европу, даже не стал упоминать, что она была еще и сифилисная). В их понимании вшивой могла быть только Россия, а как могут быть вшивыми боги?

Вот сейчас на Донбассе десятками в день гибнут русские люди вообще и наши соотечественники в частности. Кто об этом скорбит в Кремле? Но вот в Париже были убиты французские мерзавцы, зарабатывающие деньги на оскорблении мусульман. Какое горе! Лавров поехал в Париж скорбеть!

А вот поведение китайцев в похожем случае. У Ли Куан Ю был пунктик — чистота Сингапура. Всю свою деятельность на посту премьера он прилагал героические усилия, чтобы добиться чистоты от довольно нечистоплотных китайских крестьян, изначально заселявших Сингапур. Правительство Ли даже ввоз и употребление жевательной резинки запретило, что до сих пор вызывает издевательские насмешки всего «цивилизованного мира». И на мой взгляд это слишком, но я посоветую москвичам и гостям столицы при выходе из станций метро посмотреть на тротуары перед этими станциями. Вот не хотел Ли, чтобы в Сингапуре были такие тротуары. Ну не хотел!

Так вот, приезжает в Сингапур бойкий и свободный 15летний американский подросток и свободно так на улицах Сингапура пульверизатором с краской раскрашивает граффити более 20 автомобилей. Они же чистенькие, ну как их не изрисовать? В результате этих художеств «судья приговорил Майкла к шести ударам палками и четырем месяцам тюрьмы. Американские средства массовой информации пришли в ярость от перспективы того, что жестокие азиаты в Сингапуре будут избивать американского мальчика палками по ягодицам. Они подняли та-кой шум, что президент США Клинтон обратился к президенту Он Тен Чиону с просьбой о помиловании подростка». Вы же понимаете, что когда президент США «просит», то это серьезно. И президент Сингапура помиловал американца — заменил шесть ударов пальмовой тростью по заднице четырьмя ударами. И Ли оправдывает президента не болтовней про то, что, дескать, «закон суров, но закон есть закон», — нет. Он пишет: «Положение Сингапура стало невозможным: если мы не могли подвергнуть этого мальчика телесному наказанию только потому, что он был американцем, как мы могли подвергать телесным наказаниям своих собственных нарушителей?». Понимаете? Это и есть китайский менталитет: как они могут наказать палками китайца, если не могут наказать какого-то паршивого иностранца? По китайскому менталитету это невозможно.

Поэтому не удивляет вывод Ли Куан Ю и по теме перестройки в КНР: «Американцы и европейцы по праву торжествовали и ликовали, когда давление в области соблюдения прав человека и демократии, которое они оказывали на Советский Союз в соответствии с Хельсинскими соглашениями, помогло разрушить его. Но их надежды повторить этот процесс в Китае оказались нереалистичными. В отличие от русских, китайцы не считали, что культурные нормы Запада превосходили их собственные, а потому и не собирались их копировать». Это тоже китайский менталитет.

Теперь следует обсудить политическую принадлежность Ли Куан Ю. Опять-таки, Ли о ней сам практически ничего не пишет, хотя пару раз упоминает о встречах, которые были в связи с пребыванием Ли на социалистических конгрессах в той или иной стране. Действительно, Партия народного действия (ПНД), председателем которой до 1992 года был Ли, являлась членом Социалистического Интернационала, именно она в содружестве с коммунистами добилась независимости Сингапура, и именно благодаря поддержке коммунистов Ли стал первым премьер-министром правительства Сингапура. Таким образом, считается, что ПНД является партией демократического социализма. Однако в скором времени правительство Ли начало борьбу с коммунистами и, воспользовавшись старым британским законом, посадило их лидеров в тюрьму, причем без открытого суда и на бессрочно. Кроме этого, левые вышли из ПНД, организовали собственную партию и в союзе с Рабочей партией Сингапура составляют по настоящее время оппозицию ПНД. Казалось бы, есть основания делать вывод, что Ли является крайне правым реакционером, по сути — фашистом. Однако из книги следует, что Ли крайне уважительно относится к коммунистам, причем только за то, что они в своей борьбе бескорыстны. Бескорыстны! Для него вот это бескорыстие коммунистов делает их близкими. Но он сажает их в тюрьму. Правда, выясняется, что любой сидящий в тюрьме коммунист будет тут же выпущен на свободу, если пообещает прекратить вооруженную борьбу за власть. И таким коммунистам Ли лично помогал устроиться. Мы еще поговорим о целях и подробностях этого антикоммунистического террора, но как вам эти условия выхода на свободу?

И глава 7 его книги (может быть, даже в пику не только англичанам, но и американцам) называется «Справедливое общество, а не "государство благосостояния"», и в этой главе описываются цель деятельности Ли — установить справедливость! И, согласитесь, эта цель резко отличается от целей Запада.

Так кто он?

Вот несколько цитат для понимания образа мыслей Ли Куан Ю и того, на чем его взгляды строились.

«У представителей первого поколения лидеров Сингапура честность была привычкой. Мои коллеги отвергли бы любую попытку подкупить их. Они подвергали свою жизнь опасности, добиваясь власти не для того чтобы разбогатеть, а для того чтобы изменить общество».

«Моей главной заботой было обеспечение каждому гражданину его доли в богатстве страны и места в ее будущем».

«Мы не следовали их схеме развития и прогресса, согласно которой страна, достигшая определенного уровня развития свободной рыночной экономики и процветания, должна была стать более похожей на Америку — демократической, свободной и не имеющей ограничений свободы печати. Поскольку мы не соответствовали их нормам, то американские либералы не признавали, что правительство, за которое сингапурцы неоднократно голосовали, могло быть хорошим».

«Мы верили в социализм, в то, что каждый имеет право на справедливую долю общественного богатства». Но! Но «позже мы узнали, что для успешного развития экономики личная заинтересованность в результатах работы и вознаграждение за труд также являются жизненно важными». Как видите, не просто важными, а ЖИЗНЕННО важными!

Ли китаец, и Ли государственный деятель в самом полном и высоком смысле этого слова. Он видит то, чего мы не видим или не хотим видеть. Скажем, ведь в большинстве своем мы воспринимаем коммунизм как всеобъемлющую халяву, для получения которой нужно только ловко устроится в «этой стране». И большинству населения коммунистических стран было наплевать, заработали ли они то, что получили из общего пирога, или нет.

А вот согласно нормам конфуцианской морали, сторонником которой является китаец Ли Куан Ю, получать не заработанное из любого источника — стыдно! Стыдно!! Посмотрите на, так сказать, руководителей СНГ. Они похожи на людей, которым может быть стыдно хоть за что-то?

Культура — это способность человека уметь использовать максимум знаний, накопленных человечеством. Государственному деятелю, взявшемуся рывком поднять культуру своего народа, совершенно не подходил коммунистический девиз маоистов: «Лучше быть красным, чем специалистом (Better Red than Expert)».

Поэтому, на мой взгляд, бессмысленно выяснять, кто по своей политической окраске Ли Куан Ю, — он был выдающимся государственным деятелем истории, и этого достаточно.

Нужно оговорить и вопрос, был ли Ли Куан Ю искренним при написании книги. Вот этого, как говорится, не дождетесь! Во-первых, он человек, и как любой человек, избежит разговоров о том, что его не красит. Это понятно. Правда, исходя из порядков, которые он же и установил в Сингапуре, все, что написано в книге, правда. Поскольку за ложь в Сингапуре очень сильно наказывают, а его книга уже апробирована там критикой, но никто не подал на него в суд. Однако нет сомнений, что Ли не стесняется описывать нам только одну сторону правды, а не всю правду в целом.

Кроме того, Ли руководитель, который всю жизнь общался с такими, как он руководителями, и при написании книги он не всегда разъясняет простому читателю то, что понятно руководителям. К примеру, он предупреждает: «И любой, кто считает, что с русскими покончено как с великой нацией, должен вспомнить об их ученых, работавших в космической и атомной области, шахматных гроссмейстерах, олимпийских чемпионах, которых они воспитали, несмотря на весь ущерб, причиненный стране системой централизованного планирования. В отличие от коммунистической системы, русские — не те люди, которых можно выбросить на свалку истории». А из этих слов буквально следует, что Ли абсолютный сторонник рыночных отношений и ярый враг централизованного планирования. И после такого заявления простому читателю может быть непонятно, почему, рассказывая, чем занималось центральное правительство Сингапура, Ли сообщает: «Наша работа заключалась в планировании, постановке крупных экономических задач на длительный период времени, в течение которого мы могли их достичь. Мы регулярно рассматривали планы и корректировали их по мере того, как менялась ситуация. Чтобы удовлетворить потребности предпринимателей, планирование развития инфраструктуры, обучения и подготовки рабочих должно было осуществляться за многие годы до того, как в них возникала нужда». Шизофрения? Ли не помнит, о чем написал в предыдущих абзацах?

Нет, просто читатель не знает подробностей того, во что выродилось планирование в СССР, а Ли знает эти подробности, потому о планировании в СССР так и пишет, и поэтому в этих двух его высказываниях нет никакого противоречия.

Но есть и другой момент. Сингапур — его детище, и Ли это постоянно помнит, он переживает за Сингапур и до конца дней будет за него переживать (этот текст я написал еще до его смерти). Ли наверняка понимает, что всякая его оценка, сделанная им даже о прошлых временах, может сегодня быть использована против его детища. Поэтому, чтобы понять Ли, его книгу порою надо читать между строк.

Например, вот он выдает как бы панегирик США: «После распада Советского Союза американцы стали такими же догматиками и евангелистами, какими когда-то были коммунисты. Они хотели повсеместно насаждать концепцию демократии и прав человека, за исключением тех стран, где это вредило их собственным интересам, например, в богатых нефтью государствах Персидского залива. Тем не менее, даже в этом случае американцы остаются наиболее мягкой из всех великих держав и, определенно, куда менее властными, чем любая из потенциально великих держав. Поэтому, какими бы ни были прения и разногласия между нами, все некоммунистические страны в Юго-Восточной Азии предпочитают, чтобы в общем балансе сил в регионе доминировала Америка».

Как видите, Соединенным Штатам отвешен комплимент — они не очень властные и очень мягкие. А СССР, надо думать, был властен и жесток. Но если вы внимательно вдумаетесь в то, что именно написал Ли, то увидите, что США в его понимании — это хищник, которому наплевать на всякие там демократии и права человека, и которому нужна только выгода и ничего кроме выгоды. Соответственно, алчность такого хищника может сдержать только сила. Ли об этом, естественно, не пишет, но какой иной вывод можно сделать, раз Ли не промолчал о хищничестве США, а упомянул, что США поддержит любой режим, лишь бы это было выгодно?

Ладно, давайте займемся им как руководителем.