Счастливый брак

Йорк Андреа

3

 

Большой дом Кристофера занимал весь верхний этаж одного из недавно выстроенных высотных зданий Гринвилла. Линда пришла сюда не в первый раз, но на рождественских вечерах, которые Кристофер устраивал для служащих, не было, конечно, такого великолепия, как сейчас – хрустальные бокалы, серебро столовых приборов, голландские скатерти и цветы, украшавшие столы…

Дворецкий во фраке церемонно поклонился ей и предложил пройти в гостиную, откуда доносились звуки струнного квартера и приглушенный гул голосов. Линда расправила плечи и напомнила себе, что непременно нужно продержаться этот вечер, не выдавая своего настроения.

Гостиную окружала широкая терраса, и в этот теплый июльский вечер все двери на нее были открыты. Погода стояла чудесная. Длинные кремовые шелковые занавеси на окнах слегка колыхались от легкого ветерка. От арочной двери, где остановилась Линда, гостиная выглядела как настоящий дворцовый зал: мерцание серебра, пламя свечей в хрустальных канделябрах, роскошь ковров с длинным мягким ворсом.

Линда всегда удивлялась, почему Кристофер купил эту квартиру. Возможно, из-за Деллы. Сам он чувствовал бы себя удобней в каком-нибудь лесном домике, надев одну из своих любимых фланелевых рубашек и куря сигару на свежем воздухе, где никто не жаловался бы на запах табака. Но сегодня даже самая придирчивая светская дама не могла бы сделать никаких замечаний по поводу его внешнего вида. Костюм сидел на нем безупречно, седые серебристые волосы были модно подстрижены и аккуратно уложены.

Заметив вошедшую гостью, Кристофер улыбнулся и, подхватив бокал шампанского с подноса официанта, направился к ней.

Мне это шампанское поперек горла встанет, подумала Линда. Но как она могла отказать Кристоферу? Придется сделать глоток ради приличия.

– Хорошая штука, да? – заметил хозяин.

Линда кивнула.

– Но если я это выпью, то совсем забуду, зачем я здесь.

– О, я передумал. Тебе не надо ни за чем следить. Просто наслаждайся и хорошо проведи время.

Линда удивленно приподняла брови.

– Я перечитал еще раз контракт с обслуживающей фирмой, – признался Кристофер. – Оказывается, я уже заплатил за целый танкер шампанского и теперь, откровенно говоря, решил, что предпочту не знать, пошло ли оно на угощение моих друзей или на мытье посуды. – Он улыбнулся. – Делла, между прочим, в столовой, если ты хочешь поздороваться. А Брайана я последний раз видел на террасе.

– Разве они не вместе?

– Делла намерена удивить всех. – Его взгляд остановился на группе гостей, которые только что вошли в гостиную. – Извини, Линда, долг зовет.

Итак, хоть она и пришла позже, ей не удалось избежать торжественного момента оглашения новости. Интересно, однако, будет посмотреть, как Делла сообщит о помолвке. Конечно же, не должно быть ничего вроде плебейского торта в форме переплетенных колец. Хотя если бы торт был украшен гигантской пачкой акций компании Стронгов…

Ладно, не стоит злорадствовать. Это может только озлобить, и тогда кто-нибудь заметит, как она расстроена.

Из «Безопасного дома», как заметила Линда, приглашенных оказалось немного. Ей даже не с кем было уединиться в уголке и поболтать о делах. И Джеральда тоже что-то не было видно. Но раз он получил повеление свыше явиться на это торжество, значит, будет обязательно, хотя, возможно, только под самый занавес, так как он не любитель подобных мероприятий.

Она снова подумала о Брайане и тут же, как по волшебству, увидела его в открытых дверях на террасу прямо перед собой.

У девушки участилось дыхание и зашумело в ушах. Но не бежать же отсюда. С какой стати? Она приглашена. К тому же ему нечего больше ей сказать, по крайней мере на людях.

Брайан не замедлил шаг, проходя мимо нее, однако по его настороженному взгляду было ясно, что он опасается неожиданной выходки с ее стороны. И почему она раньше не замечала, какой у избранника холодный, расчетливый взгляд?

Линда поставила пустой бокал на поднос, взяла у проходившего мимо официанта полный и прошла на террасу. Прятаться она не собиралась, но и не стоять же как дурочка в центре… Тихий спокойный уголок в данных обстоятельствах был для нее очень даже привлекателен. К тому же никто ее не хватится, в этом она была уверена.

На террасе тут и там стояли небольшие группки гостей. Линда прошла в дальний угол, где никого не было.

Держа в руке бокал с шампанским, она наклонилась над парапетом и посмотрела вниз, откуда доносился приглушенный шум уличного движения. Каменная стенка оставалась теплой, несмотря на вечер. Она была прочной и достаточно широкой, чтобы усесться на нее – если, конечно, кто-то захотел бы сделать такую глупость.

Она почти видела эту картину: неясная одинокая фигура взбирается на парапет, вот покачнулась, потеряв равновесие, и… Ее рука с бокалом дрогнула, шампанское пролилось. Она обхватила бокал обеими руками. Упавший с двадцатиэтажной высоты хрустальный бокал мог стать смертельным орудием. От этой мысли у нее закружилась голова, и она на мгновение растерялась – отпрянуть ли как можно быстрее от края или закрыть глаза и держаться за стенку, пока не пройдет головокружение.

– Линда! – Сильные руки схватили ее за плечи и встряхнули. – С тобой все в порядке?

Она увидела перед собой взволнованные карие глаза.

– Глупый вопрос, – пробормотал Джеральд. – Конечно нет. Пойдем сядем.

Линда покачала головой.

– Все нормально, – удалось выговорить ей. – Только немного закружилась голова. Из-за высоты, наверное.

Уголки ее рта слегка приподнялись в улыбке.

– Ну, тогда не стой у края и не смотри вниз, – порекомендовал он, – пока крылья не вырастут.

Она рассмеялась. Это было так типично для шефа – хладнокровно и с шуточкой.

Джеральд уже не держал ее так крепко за плечи.

– Ну, это же просто здравый смысл. Если боишься высоты…

– Но я… имею в виду… Я не боюсь подъемников или стремянок. – Девушка не добавила, что в тех случаях, когда приходилось иметь с ними дело, она не была так накачана шампанским. Кстати, о шампанском. Линда посмотрела на свой бокал и с удивлением отметила, что не раздавила его. Она снова перевела взгляд на Джеральда: – Вам совсем не нужно оставаться здесь со мной, вы же знаете. Я чувствую себя превосходно, правда.

Он отпустил ее, но продолжал стоять рядом, желая убедиться, как она справится одна. Линда прислонилась к каменному парапету и выпрямилась. Однако Джеральд, вместо того чтобы оставить ее и вернуться в зал, взялся руками за парапет и слегка наклонился вниз, глядя на расстилавшийся под ними город.

Линда незаметно оглянулась, ожидая увидеть Маргарет, приближающуюся к ним на всех парах в поисках своего ухажера. Но, подумав, решила, что, возможно, девицы здесь и нет. Когда она вышла на террасу, Джеральд, вероятно, сидел где-то на галерее. Если бы он появился из гостиной, она услышала бы его приближение. И хотя на террасе стояло несколько уютных плетеных кресел, Маргарет действительно нигде не было видно.

– А что вы здесь делаете? – спросила она, хотя ее это, в общем-то, и не касалось.

– Размышляю. – Его голос прозвучал немного грустно.

И это Джеральд, который ни при каких обстоятельствах не терял чувство юмора?

– О чем? – спросила она тихо. – О том, кто ждет вас с гостиной?

Джеральд быстро повернул к ней голову и слегка улыбнулся:

– Нет, я думал, какой позор, что музей искусств нашего города выглядит как склад для промышленных отходов.

Линда чуть не расхохоталась. Он был совершенно невозможным, удивительно здравомыслящим в этом сумасшедшем мире.

– В самом деле? Я всегда считала, что при строительстве музея по ошибке были использованы архитектурные проекты федеральной тюрьмы.

– На тот случай, если картины свяжут свои шнуры вместе и решат бежать? – Теплые глаза смеялись, но в их глубине просматривалась скрытая печаль.

Неожиданно мысль, что он тоже страдает от боли, стала ей невыносима, и она положила руку ему на плечо.

– Серьезно, Джерри. Что вас беспокоит? Помолвка Деллы?

Он посмотрел на Линду так, будто никогда раньше не видел.

– Почему? Думаешь, у меня могут появиться какие-то сомнения?

Линда вовремя остановила себя. Не должно было создаться впечатление, что у нее самой на этот счет могут быть какие-то сомнения. Она небрежно повела плечом.

– Делла еще очень молода.

– Ей двадцать три. – Он оценивающе посмотрел на нее. – Не намного моложе тебя, Линда.

Конечно, ссылка на возраст Деллы была неуклюжей уловкой. Она могла бы сразу догадаться, что Джеральд не купится на нее. Линда внимательно изучала небо, будто хотела запомнить расположение звезд на всю оставшуюся жизнь.

– Три года. Это существенно.

– Ты имеешь в виду, что тебя не баловали и не портили так, как Деллу?

– Я этого не говорила. – Она закусила губу и добавила сухо: – У меня нет никаких прав обсуждать вашу сестру.

– О, не извиняйся, я согласен. Делла еще совсем незрелая и наивная. Но она по-детски упрямо хочет добиться своего, и бессмысленно убеждать ее в чем-либо, так ведь, Линда? – Помолчав, он добавил: – Я не слышал, чтобы кто-нибудь называл тебя иначе как Линда.

Она замерла. Только Брайан, подумала она с горечью.

– Ты дрожишь. Пойдем в зал.

– Нет. – Линда покачала головой. – Я предпочитаю остаться здесь. – Где темно и никто не видит ее лица. – Мой отец звал меня Линни. – Она повернулась к Джеральду, сама удивившись своим словам. – Знаете, я совсем забыла об этом.

– Забыла? Разве можно забыть, как называл тебя отец?

– Я была совсем малышкой, когда он умер. – Линда задумалась. – И даже не уверена, было ли это на самом деле или я все помню из рассказов матери. Хотя мать не стала бы говорить о такой ерунде.

Джеральд удивленно приподнял брови.

– Мать не рассказывала тебе о нем? Линда уже попала во власть воспоминаний и даже не расслышала вопроса.

– Она снова вышла замуж, – наконец ответила девушка. – Это… это была не очень удачная попытка. – Она посмотрела на Джеральда и, только тут поняв, что плачет, быстро отвернулась. Как глупо! Оттого что ей сейчас так больно, не нужно пускаться еще и в горестные воспоминания! – Старая история, – пробормотала она. – Мне совсем не хочется задерживать вас, Джеральд.

– Если ты беспокоишься, что сейчас здесь появится Маргарет и обвинит тебя в том, что пытаешься меня украсть, то не стоит беспокоиться, – сухо заметил он.

Линда принужденно рассмеялась:

– С ее стороны было бы очень глупо даже предположить такое, не так ли?

– Да, – с холодком в голосе ответил Джеральд. – Но в любом случае для беспокойства нет повода, поскольку я не пригласил ее на этот вечер.

Линда судорожно попыталась найти в сумочке носовой платок, но не смогла удержаться от вопроса:

– А почему?

Джеральд с удивлением посмотрел на нее.

– Используй свою смекалку. Мужчина, приглашающий даму на помолвку сестры, напрашивается на неприятности.

– Понимаю. Вы думаете, она может прийти к выводу, что если Делла и Брайан женятся, то и вам следует?

– Что-то в этом роде.

– О, думаю, вы в безопасности. Маргарет не глупа. – Линда не смотрела на него.

– Искренне надеюсь, что нет.

Спустя мгновение кто-то еще появился на террасе.

– Итак, вот вы где. Обсуждаете дела? – раздался недовольный голос Брайана.

Линда пожала плечами.

– Вообще-то, я не собиралась составлять расписание своих действий на время вечеринки, – произнесла она со сладкой улыбкой.

Брайан стиснул зубы.

– Делла хочет тебя видеть, Джерри. Пора объявить о помолвке.

Джеральд даже не взглянул на него.

– Мы будем через минуту. Думаю, нам хватит места.

Брайан пробурчал что-то себе под нос и скрылся в зале.

У Линды пересохло в горле.

– Джерри, я бы не… – Она остановила себя в последнюю секунду. Как ей не стыдно отказываться присутствовать на торжестве в самый кульминационный момент? – Я хотела сказать, что не принадлежу к семье и мое место не в первых рядах, – в отчаянии импровизировала она.

– А кто сказал, что я собирался встать рядом со счастливой парой? – Он твердо взял девушку за локоть и повел к двери. – Постоим где-нибудь в толпе, если ты не хочешь фотографий. Пойдем, надо же поприсутствовать.

В столовой Джеральд поставил на стол пустой бокал Линды и вручил новый. Девушка покорно взяла его и осторожно огляделась.

Рядом с уставленными закусками столом стояла Делла с отцом. Она полностью оправдала ожидания Линды. Усыпанное блестками облегающее темно-красное платье искрилось в свете люстр и канделябров, а глубокий вырез привлекал внимание к пышным формам бюста.

Нет, ее нельзя винить в том, что она выставляет напоказ свои достоинства, подумала Линда. На ее месте я, возможно, поступила бы так же.

Кристофер поднял свой бокал и, когда шум в комнате стих, заговорил. До Линды доносились только отдельные слова. Она старалась сосредоточиться на том, чтобы сохранить на лице безмятежное выражение. Ей пришлось подумать даже над позой – она стояла, слегка наклонив голову, словно прислушиваясь.

– Ну, сейчас начнутся поздравления, – прошептал ей на ухо Джеральд.

Тем временем Кристофер закончил свой тост и поманил Брайана из глубины комнаты. Молодой человек обнял нареченную и с энтузиазмом поцеловал ее. Гости оглушительно зашумели и бросились к счастливо улыбающейся молодой паре.

– Мы действительно всех провели, правда? – Делла почти захихикала от удовольствия, и Брайан ласково потрепал ее по щеке.

Линда подумала, что она-то уж меньше всех должна удивляться тому, насколько убедительно все это выглядит, – ведь у нее было достаточно времени, чтобы раскусить, какой Брайан превосходный актер.

Ей ничего не оставалось, как присоединиться к хору поздравлений. По крайней мере, нечто положительное здесь все же было – наличие превосходного шампанского. Ну а теперь, когда, наконец, главное событие вечера произошло, можно потихоньку улизнуть.

Когда Делла и Брайан, сопровождаемые многочисленной толпой гостей, вступили на танцевальный круг, Линда, отойдя немного в сторону, фальшиво зевнула.

Джеральд бросил в ее сторону удивленный взгляд.

– Я слишком долго вчера засиделась на работе, – пояснила она. – Делла и не заметит, что я исчезла.

– Делла не заметила бы, если бы исчезло полмира, при условии, что в той половине не окажется Брайан Никсон. Сколько шампанского ты выпила? – спросил он прямо.

Линда выпрямилась.

– Если вы думаете о том, как я сяду за руль, то можете вызвать мне такси. Именно так я и собиралась отправиться домой. Джеральд допил шампанское.

– Теперь, когда главные страсти отшумели, я тоже собираюсь удалиться. Я тебя отвезу.

Линда хотела было отказаться, но передумала. Она не уговаривала его уйти с вечеринки, это уж точно, так что, если он сам ищет для этого благовидный предлог, ей же лучше.

– Прекрасно. Когда женщине предлагают поездку в новом «порше», не очень мудро настаивать на такси.

От высотной башни с роскошными апартаментами до скромной квартиры Линды было несколько миль. Мотор работал так тихо, что его было почти не слышно. Джеральд не делал никаких попыток завести разговор. Его молчание немного беспокоило девушку, пока она не поняла, что так и не ответила на вопрос и Джеральд, возможно, пришел к неправильным выводам.

– Я выпила совсем немного, – сказала Линда. – И я не намеревалась бросаться вниз. А машину я не взяла только потому, что не хотела идти ночью от стоянки до дома.

Когда они подъехали, Джеральд припарковал машину на свободное место прямо перед домом.

– Ну вот, теперь я еще и лгунья, – пробормотала Линда, закутываясь в шаль.

Джеральд усмехнулся и вышел из машины. Поймав ее удивленный взгляд, он твердо сказал:

– Я провожу тебя. Уже поздно.

Она чуть не сказала, что обычно возвращается с работы домой почти в это же время, но, посмотрев на темный вход в здание, подумала: я не хочу входить одна в свою квартиру, зная, что впереди долгая ночь и еще более длинный выходной день.

Голова немного кружилась. Может, Джеральд прав – она действительно выпила слишком много шампанского? Но разве три бокала могли вызвать такую реакцию? Если только… Линда неожиданно вспомнила, что не обедала и совсем не притронулась к закуске на вечеринке. Ничего удивительного, что на нее так подействовало шампанское.

Она позволила Джеральду забрать у нее ключ и, когда он открыл замок, нерешительно спросила:

– Не хотите выпить кофе?

Даже не глядя на Стронга, она почувствовала его удивление.

– Просто кофе. – Девушка глубоко вздохнула и постаралась не покраснеть. Ей не хотелось, чтобы он неправильно понял ее.

– Кофе не помешал бы, – спокойно ответил Джеральд, и Линда облегченно расслабилась.

Он оставался в комнате, пока она на кухне кипятила воду и сыпала кофе в чашки. Плохо, конечно, что кофе только растворимый, но она нашла крекеры, сыр и твердую салями и положила все это на блюдо. Насколько она знала, Джеральд тоже ничего не ел на вечеринке.

Когда она вошла с подносом в комнату, он разглядывал фотографии на камине.

– Семейные снимки?

Она покачала головой.

– В основном друзья.

– Вот почему я не вижу сходства. – Он коснулся рукой фотографии в позолоченной рамке, размером больше остальных. – За исключением вот этой.

Это был довольно расплывчатый снимок молодого человека в военной форме.

– Мой отец.

– Можно судить по подбородку, – с удовлетворением заметил Джеральд.

– Удивительно, что вы вообще заметили сходство. Это лучшее, что реставраторы могли сделать, учитывая, с чем им пришлось работать. – Она прочла в его глазах вопрос, и что-то заставило ее продолжить. – Я нашла лишь одну маленькую карточку в вещах матери после ее смерти.

– О, Линда!.. – Он опустился рядом с ней на кушетку.

Так глупо было с ее стороны заговорить об этом. Даже Брайану она этого не рассказывала. Ты даже за чашкой кофе не знаешь, о чем говорить, Линда Бразерс, сделала она себе суровый выговор.

– Простите, – извинилась девушка. – Я обычно не утомляю гостей такими историями. – Она взяла в руки чашку и улыбнулась лучезарной дежурной улыбкой, как бы говоря, что все хорошо и пора сменить тему разговора.

Линда, возможно, и справилась бы, если бы не посмотрела гостю в глаза и не увидела в их бархатной глубине участие и сочувствие. И понимание. И еще что-то…

Ее рука сжалась в кулак и ногти больно врезались в ладонь.

– Пожалуйста, – прошептала она.

Он не спросил, что она имеет в виду. А если бы спросил, то не нашлась бы, что ответить. Но когда его губы прикоснулись к ее губам – ласково, нежно, горячо, она знала, чего хочет. Это было исцеляющее прикосновение, то, в чем она сейчас так нуждалась…

Линда подняла руку к его лицу. Джеральд обнял ее за плечи и опустил на мягкие подушки кушетки.

Он, казалось, понимал, как ей необходимо почувствовать себя желанной, любимой, и ответил на ее немую мольбу. Линда не знала, сколько времени прошло – может быть, несколько мгновений, а может, вечность. Для нее существовал только он, его прикосновения, поцелуи… Девушка почувствовала необыкновенное удовлетворение, сменившееся голодом, затем всепоглощающим отчаянием, которое, однако, испугало ее.

Джеральд взял в руки ее лицо.

– Мне лучше уйти.

Его голос трудно было узнать.

– Нет, – прошептала она. – Не уходи, пожалуйста.

– Ты знаешь, что случится, если я останусь?

– Знаю. – Линда облизала пересохшие губы.

Он снова поцеловал ее.

– Ты сказала, будет только кофе.

– Женщина имеет право передумать.

– При условии, что она в состоянии думать.

На это нечего было ответить, и Линда просто притянула мужчину к себе.

– Черт возьми, ты действительно понимаешь, что делаешь? – спросил он охрипшим голосом.

– Да! – Это была безрассудная ложь. Но девушка уже не могла ни о чем думать. Брайан сказал – она слишком хладнокровна, чтобы действовать под влиянием чувств, но оказалось, это совсем не так. Сейчас она начинала понимать, что иногда отдаваться на волю чувств очень и очень приятно.

Рассвет едва забрезжил, когда Линда открыла глаза. Было холодно. Одеяло сползло на пол.

Она попыталась укрыться и лишь тогда полностью проснулась. На ее груди лежала рука. Мускулистая, загорелая. И принадлежала, она мужчине, который глубоко спал.

Широко раскрытыми глазами девушка уставилась на прижавшегося к ней Джеральда, которому, очевидно, совсем не было холодно. Кровь постепенно прилила к ее лицу, когда она вспомнила свое безумство прошлой ночью. Линда абсолютно не контролировала себя. Но неужели она действительно занималась с ним любовью, полностью отдавшись безумному желанию?

Да, вынуждена была признать она. Определенно так и было. И нечего сваливать все на шампанское – иначе ее воспоминания не были бы такими реальными. Она помнила каждый поцелуй, каждое прикосновение, даже свои ощущения… И никогда уже ей не забыть испытанного чувства полного удовлетворения.

Линда снова упала на подушки. Как можно было, попав в затруднительную ситуацию, сделать ее в десять раз хуже. А еще считала, что у нее до этого были проблемы!

Как же ей вести себя, когда Джеральд проснется? Когда они должны будут посмотреть друг другу в лицо? Ведь прошлой ночью она, Линда Бразерс, хладнокровно и умело, как будто только этим и занималась, соблазнила своего шефа.