Соперницы

Йорк Андреа

В жизни Дженнифер наступили приятные перемены. Появилась любовь, потрясающий мужчина, о каком можно только мечтать, готов носить ее на руках и сделать своей женой.

Но вместе с любовью и замужеством приходят серьезные испытания. В отношения вмешивается сводная сестра любимого, Арабелла. Счастье Дженни висит на волоске. Как принять неожиданные повороты судьбы, преодолеть все трудности и сохранить свою любовь?

 

1

Этот день должен был стать самым счастливым в ее жизни. Самым счастливым, а не самым несчастным. Она ждала, что он будет наполнен восторгом, умилением и слезами радости на глазах. Так ведь, кажется, полагается чувствовать себя невесте на свадьбе, не правда ли? Однако переживания Дженни не имели с этим ничего общего. Она готова была застонать от отчаяния. Потеря иллюзий, растерянность, невыносимая жалость к себе — вот, что она испытывала. Какой уж тут праздник!

Дженни забилась в глубину кожаного сиденья лимузина. Отрешенным взглядом смотрела она на пышные складки подвенечного платья из белоснежной шелковой тафты. Она не представляла, каким образом сможет заставить себя заговорить. А сказать нужно было всего лишь: «Я не могу выйти за него замуж». Дженни понимала, что рано или поздно эти слова все равно придется произнести, а пока они тяжелым молотом немилосердно стучали в голове.

Она почувствовала, как в груди возникает щемящий холодок, какой бывает, когда летишь вниз на качелях. Чтобы избавиться от него, Дженни закрыла глаза и стала медленно считать в уме до десяти. Ей следовало уехать домой сразу, как только закончился девичник. Зачем она поддалась на уговоры Арабеллы? «Ну еще пара коктейлей… Ну, пожалуйста…»

Непоправимая ошибка. Лучше бы ничего не знать. Дженни нервно провела языком по сухим губам. То, что рассказала Арабелла, лишило ее покоя на всю ночь. Чтобы заглушить душевные муки, она готова была рвать на себе волосы.

Дженни бросила взгляд на отца. Видный мужчина. Респектабельный, немного высокомерный. Он весь прямо-таки сиял от самодовольства. Удрученная его счастливым видом, Дженни не нашла в себе силы сообщить ему о своем решении.

Ее сердце замирало и летело в бездну. А роскошный лимузин продолжал между тем упорно нестись вперед, и на его длинном и широком капоте встречный воздушный поток яростно трепал такие неуместные теперь издевательски-яркие ленты. И уже неотвратимо надвигалось на нее каменное здание церкви. И Норман. И сотни гостей. Ее обдало жаром.

— Опаздываем, Дженнифер, — сердито пробурчал отец. — Это ты виновата. А народу-то сколько! Смотри, какая толпа.

Он махнул рукой, унизанной кольцами, и сверкание драгоценных камней на секунду ослепило ее.

— Не упускают повода развлечься, — заметил отец с презрительной снисходительностью к обитателям заштатного Уиклоу. — Свадьба и похороны, вероятно, дают им возможность встряхнуться, пережить острые ощущения, которых так недостает в их пресной жизни.

Они получат острые ощущения, подумала Дженни. Будут им сразу и свадьба и похороны. И грандиозный скандал в придачу. Мысль об этом заставила ее содрогнуться. Страшась произнести роковые слова, она медленно подняла руку и положила ее на запястье отца. Как сквозь сон, доносились до нее ликующие крики гостей, встречавших автомобиль.

Глубоко вздохнув, она прошептала:

— Не выходи. Свадьба отменяется. — Ей пришлось с силой проталкивать каждое слово сквозь бледные занемевшие губы.

— Что-о-о? Дорогая!.. — Отец хотел удержать ее дрожащую руку, но Дженнифер быстро убрала ее и осторожно отодвинулась на противоположный край сиденья.

— Нет, — упрямо выдавила она. — Я не тронусь с места. Смирись с этим. Уговаривать меня бесполезно.

— Ты сошла с ума! — Отец криво усмехнулся. Водитель! Сделайте, пожалуйста, круг по площади. Дженнифер, что ты такое выдумала? Я заставлю тебя выйти из машины, даже если мне придется применить силу…

— Думаю, гости будут удивлены, когда невеста прибудет на бракосочетание, вопя и извиваясь в руках отца. — Его дикое намерение заставило Дженни нервно рассмеяться. В тот же момент она поняла, что сейчас разрыдается. Напряжение последних часов было слишком велико. — Мне жаль, — сочувственно проговорила она. — Действительно жаль, но ничего уже нельзя поделать. Я не сейчас это придумала. Я долго мучилась, прежде чем принять такое решение.

— Ну так перемени его побыстрей. Если ты не сошла с ума, — брезгливо оттопырив нижнюю губу, потребовал отец.

— Скорее наоборот, — обреченно проговорила Дженни. — Как раз сейчас я в здравом уме. В том-то все и дело.

— Подожди, но с тех пор, как я приехал сюда пять дней назад, я только и слышу все время: «Норман, Норман, Норман». Ты просто переволновалась. Выбрось из головы всю эту ерунду. — Заметив, как плотно сжались ее губы, он изменил тактику. Место упрямого грубоватого ворчуна занял тонкий дипломат, тактичный, сочувствующий, вкрадчиво обаятельный. Этот прием беспроигрышно срабатывал у него в общении с женщинами. — Постарайся справиться с собой, дорогая. Отказаться сейчас от свадьбы было бы безумием. Медовый месяц на Канарах — пальмы, синее небо, яркое солнце… Дорогое удовольствие! Один только номер в коттедже стоит…

— Я знаю. Мне повезло. Ты уже говорил это. — Дженни печально улыбнулась. Практический взгляд на вещи всегда одерживал в нем верх. — Я ведь понимаю, как ужасно обошлась с тобой. — Ее огромные зеленые глаза смотрели на него виновато и умоляюще. — Пап…

Тот нахмурился.

— Называй меня Фрэнк. Я ведь просил! Не надо напоминать мне, насколько я стар, если имею двадцатичетырехлетнюю дочь. Ну все, Дженни, пора очнуться. Ну же!

— Именно это со мной и произошло. Я очнулась, — сказала она еле слышно.

И почувствовала себя страшно одинокой. Она так нуждалась сейчас в дружеской поддержке. Но трудно было ждать этого от отца. Ему хорошо удавалась только одна роль — роль умелого обольстителя. Дженнифер грустно смотрела на его крашеные черные волосы и странно негармоничный профиль. Пластическая операция привела к тому, что он очень мало напоминал теперь того человека, который на фотографии из домашнего альбома стоял рядом с ее матерью. Чужой. Она совсем не знала его.

И Нормана она тоже не знала. Это горькое открытие пронизывало сердце Дженни острой болью. Солнечный свет, проникая в окно, осветил ее судорожно сплетенные пальцы и ослепительно блестевшее на них золотое с бриллиантами обручальное кольцо. Она надела его всего неделю назад. Вот так бывает. Мечты рождаются, мечты сбываются… мечты умирают.

— Фрэнк, пожалуйста, смирись с этим ради меня, — попыталась сказать она спокойно. — Я не могу выйти замуж за Нормана. Я все понимаю: если отменить свадьбу, будет ужасно неловко и возникнет масса проблем. Но лучше спохватиться сейчас, чем выйти замуж, а потом всю жизнь проклинать себя за поспешность или даже помышлять о самоубийстве. До сих пор я не имела возможности остановиться и как следует подумать. Меня будто закружило вихрем. Он не давал мне опомниться, не оставлял одну, он просто вынудил меня дать согласие.

— Да, это похоже на Нормана. Он настырный. Бьет в одну точку, пока не достигнет своего, — процедил Фрэнсис.

— Откуда ты знаешь, какой он? — Дженни нахмурилась. — Вы же познакомились совсем недавно.

— Мы беседовали несколько раз, — угрюмо объяснил отец, не вдаваясь в подробности.

— Беседовали? — удивилась Дженни. — Мне казалось, вы недолюбливаете друг друга. Неужели, пока я была занята в отеле, вы коротали время за болтовней?

— Да, мы не очень-то нравимся друг другу. — Фрэнк повысил голос. — Но это ничего не меняет в вопросе о свадьбе. Обратного пути нет. Слишком поздно. Тебе придется подчиниться его желанию.

— Придется — что? — Ей показалось, что она ослышалась.

Лицо отца стало жестким, сквозь его неестественную моложавость внезапно проступили старческие черты. Он проговорил раздраженно:

— Будь умницей и постарайся не выводить его из себя своими выходками. Ты должна сделать то, что он хочет. Иначе все может очень плохо кончиться.

— Звучит весьма мелодраматично. — Дженни не знала, что может скрываться за этой угрозой, но почувствовала безотчетную тревогу.

— Это не шутки, — продолжил отец, насупившись. — Спроси у тех, кто его знает. Опасный человек. И вспыльчив, как порох. С досады может многое натворить. Не перечь ему хотя бы ради меня. И ради себя тоже.

Дженни стало страшно. С лица мгновенно исчез румянец. Когда она взглянула на отца, ее глаза, обрамленные густыми ресницами, напоминали два тлеющих угля.

— Я знала, что Норман что-то скрывает. Расскажи мне, в чем дело. Я буду сидеть в машине до тех пор, пока не выясню все.

— О боже! — прорычал Фрэнсис. Несколько секунд он колебался. Промедли отец еще немного, и Дженни бы не выдержала. — Хорошо, — тяжело согласился он наконец. — Я попал в трудное положение. Теперь я в его руках. Он может заказывать музыку, а я буду плясать. Собственно говоря, мы оба будем плясать под его дудку. Ты — часть выкупа, который я был вынужден ему обещать. Он должен тебя получить.

— Выкупа? — пронзенная этим словом, Дженнифер застыла. Пересохшие губы сжались в тонкую ниточку.

— М-да. Этот дьявол крепко взял меня за горло.

— Ты имеешь в виду Нормана? — спросила Дженни, с трудом разлепив губы. В ее груди начало возникать сосущее холодное ощущение пустоты. Она с силой прижала руку к лифу платья.

— Нормана, — жестко подтвердил отец. — Нормана, черт бы его побрал, Реджинальда. Безжалостного инквизитора.

— Опаздывает.

Замечание старого друга заставило Нормана нахмуриться.

— Привилегия невесты, — отрывисто бросил он.

— Да-а… Ты уверен, что делаешь именно то, что нужно? — спросил Эдгар с мудрой проницательностью. Он видел, что жених взвинчен с самого утра. — Сейчас еще не поздно уйти.

— И упустить единственный в жизни шанс? — с жаром возразил Норман. Он сердито дернул плечом и стал напряженно наблюдать за входом в церковь. Если невеста не появится, он испепелит ее отца, а его прах развеет над их договором.

Элегантная. Грациозная. Неподражаемая Арабелла. Она помахала ему рукой, затянутой в перчатку Норман улыбнулся, удивляясь в очередной раз ее совершенной красоте, идеальному макияжу, безупречному платью. Она послала ему воздушный поцелуй. Ее лицо, как обычно, смягчилось под его взглядом и стало томно-нежным.

Норман саркастически поднял бровь и театрально пожал плечами, как бы говоря: «Уж и не знаю, приедет ли Джейн вообще?» В ответ Арабелла понимающе покивала головой.

Нетерпение, охватившее Нормана, перерастало в раздражение. Злая улыбка застыла на его губах, и старый друг Эдгар, случайно заметив ее, почувствовал себя неуютно. Норман был сложным человеком, и в глубины его души Эдгар Боулинз даже не решался заглянуть.

— Потерпи еще немного, — сочувственно сказал он. — Она стоит того.

Норман бросил взгляд на церковный вход и снова встретился глазами с Арабеллой. Несколько секунд они не отрываясь смотрели друг на друга, потом Норман отвернулся.

— Да, — подтвердил он, — она того стоит.

— Водитель! Сделайте еще один круг, — недовольно потребовал Фрэнк.

Дженни резко опустилась на сиденье, вызвав недовольный шелест пышного подвенечного платья.

— Дженнифер! Ты должна мне помочь, — взмолился отец. — Все мое дело под угрозой. Сотни людей в разных частях света могут потерять работу, и виновата будешь ты! Я на грани краха.

— Из-за Нормана? Каким образом? — не поняла Дженни. — Вы знакомы всего несколько дней!

— Да, мы встретились недавно. Но он годами следил за мной. За мной и моей деятельностью. Только и ждал, когда я совершу оплошность, чтобы наложить лапу на мою собственность.

— Но что даст ему женитьба на мне? — Дженни не могла разобраться в массе неожиданных сведений.

— Половину всего, что мне принадлежит, — глухо ответил отец.

— Значит, я должна пойти на это, чтобы в результате он получил… Что? Деньги? — еле слышно спросила Дженнифер.

— Деньги, собственность, контроль. Половина капитала и недвижимости, которой я владею, переходит к нему в качестве твоего приданого. Другая половина остается за мной. — Его рот жалко скривился. — Взамен он обещает хранить молчание о кое-каких налоговых махинациях и сомнительных сделках. У меня семь миллионов долга. По американским законам меня могут приговорить к тремстам годам тюремного заключения.

— К тремстам годам!.. О, папа! — подавленно прошептала Дженнифер.

Наконец-то все стало ясно. Арабелла тоже предостерегала ее. Потрясенная, подавленная, Дженни чувствовала, что теряет силы. Неужели Норман предал ее? Как мог он так откровенно лгать? Выкуп! Она закрыла глаза и, отказываясь верить безжалостным фактам, в отчаянии покачала головой.

Мучившие ее неясные сомнения по поводу их поспешной свадьбы оборачивались чем-то действительно серьезным. Уже дав согласие, Дженни пыталась отсрочить бракосочетание, чтобы еще раз все обдумать. И вот оказалась обрученной с человеком, которого даже не сможет уважать. Который, вероятно, ничего к ней и не испытывает.

— Но он… говорит, что любит меня! — воскликнула она со слабой надеждой.

— Ну, конечно, любит! — горячо уверил ее отец, стараясь избавить от сомнений.

— Я думаю, не так уж трудно полюбить женщину, — с несвойственным ей цинизмом ехидно сказала Дженни, — которая сходит по тебе с ума и к тому же обладает солидным приданым.

Отец пожал плечами.

— Ты тоже получишь немало. Во-первых, половину его так называемого приданого. А после моей смерти и мою половину собственности. Ты же знаешь, ты — единственная наследница.

Дженни с грустью отметила, что в планы отца не входит оставить хоть что-нибудь ее матери.

— Надеюсь, ты не рассчитываешь купить этим мое согласие? — невесело спросила она.

— Тебе самой понравится быть богатой, — сердито заметил отец. — Это всем нравится.

— А Норман знает, что потом я унаследую твою долю? — задумчиво спросила она.

Отец кивнул.

— Так или иначе, он в конце концов получит в свои загребущие руки все состояние Хоксфилдов. Полностью. Ну, так что с того? Он любит тебя. Ты любишь его. Это не так уж плохо.

— Просто замечательно! — возмутилась Дженнифер. — Ты думаешь, я могу выйти замуж за расчетливую крысу?

— Множество женщин поступает именно так, — благодушно заметил отец. — Почему ты должна быть исключением?

Потому что ей хотелось любить, выйти замуж за любимого и быть счастливой всю жизнь. Потому что ей хотелось, чтобы ради нее он мог пройти босиком по горячим углям, чтобы был ей поддержкой в несчастье и ни на кого другого не взглянул бы до тех пор, пока их не разлучит смерть. И еще она не понимала, как можно соединить свою жизнь с человеком, который преследовал и шантажировал ее отца.

А ведь тому, наверное, очень нелегко будет расстаться с половиной своего богатства. Его роскошная жизнь во Флориде обходится недешево. Да и операции по омоложению наверняка требуют огромных средств.

— Норман приехал в Уиклоу не случайно? — внезапно догадалась Дженни. — Это не было совпадением?

— Совпадением? Ты что, шутишь? — усмехнулся Фрэнк.

Она застонала. Ей было невыносимо чувствовать себя обманутой. Значит, та встреча на морском берегу была тщательно подготовлена? Норман давно мечтал завладеть деньгами отца. В конце концов, он вынужден был прибегнуть к уловкам и жениться на… на них, на деньгах!

Ей говорили, что он весьма ограничен в средствах. Судя по тому, как просто он одевался, это было похоже на правду. Дженни вспомнила, что во время продолжительных прогулок они, если хотели есть, утоляли голод захваченными из дому сандвичами, а рестораны обходили стороной.

Она горько улыбнулась. Забавно: по словам ее тети, отец стал владельцем компании Хоксфилдов в результате расчетливого брака. Ради наследства вдовы Мориса Хоксфилда он бросил первую жену, мать Дженни. А теперь этот лакомый кусочек уплывал от него к такому же, как он, ловкачу. И, что интересно, тот использовал аналогичный прием. Ей пришло в голову, что Норман и отец очень похожи. Оба — умелые обольстители. И оба — лгуны. Дженнифер зябко поежилась.

— Ты обязана выйти за него, — продолжал настаивать отец.

Дженни не смогла сдержать возмущения.

— Ты просишь, чтобы я пожертвовала ради тебя своим будущим?! — с негодованием воскликнула она. — Если не считать прошедшей недели, ты видел меня до этого всего несколько раз. С твоего последнего посещения Уиклоу прошло уже немало лет. И ты рассчитываешь на мою безоговорочную поддержку?

Рука отца, как тиски, сжала ее плечо.

— Если ты откажешься, Норман натравит на меня таможенников и полицию, и я потеряю все. Я хотел бы вернуться к твоей матери. Она любит меня…

— Да, — с тяжелым вздохом подтвердила Дженни. — Даже несмотря на то, что ты ушел, когда мама была беременна мной.

Мать и сейчас продолжала любить отца, прощая ему все — неверность, обман, равнодушие. Дженни понимала, что примирение сможет воскресить ее. Приходилось, к сожалению, признать, что ключи от ее счастья находились в руках отца.

— Ну вот. Приехали наконец, — ворчливо объявил Фрэнк. — Приготовься. И не забывай, что у твоей матери неважное здоровье.

Боль пронзила все ее существо. Дверца открылась, и к ней протянулась затянутая в перчатку рука шофера. Дженни смотрела на нее невидящими глазами. Отец, уже обогнувший машину с другой стороны, оттолкнул водителя и схватил дочь за запястье, сильно сдавив его унизанной кольцами рукой.

— Слишком многие заинтересованы в этом браке, — прошипел он. — Возьми себя в руки и выполни свой долг.

Ошеломленная его грубым натиском, Дженни растерянно вышла из машины. Гости и друзья с радостными возгласами обступили ее, и она неуверенно прошла несколько метров по направлению к церкви. Ее слух невольно ловил доносившиеся из толпы обрывки фраз, и слова «прелестная», «бесподобная», «очаровательная» при других обстоятельствах не оставили бы Дженни равнодушной.

Короткая остановка, чтобы сделать фото. Не желая обнаруживать на людях своего смятения, Дженни терпеливо выдержала все манипуляции фотографа, смущенно выслушивая бесчисленные восторженные комплименты окружающих. Она видела, что все искренне восхищаются ею. А будущий муж? Какие чувства к ней испытывает он?

Раз выяснилось, что Норман — просто лживый и беспринципный охотник за богатством, значит, в тот момент, когда она станет его женой, он превратится для нее в отвратительное чудовище. Точно так же и мать была обманута обаянием отца. Неужели дочь унаследовала ее слепоту?

— Улыбайтесь! Улыбайтесь! — суетился фотограф.

Дженни старалась изо всех сил, однако губы ее дрожали. Изображать из себя счастливую невесту было мучением, но она продолжала позировать, чтобы как-то потянуть время.

— Может быть, еще? — несмело предложила она.

Дженни поправила шпильку, поддерживавшую ее светло-каштановые с рыжеватым отливом волосы. Норман говорил, что их цвет напоминает ему отблески заката на морской глади. Ему нравилось, когда они вольно спадали ей на плечи. Но сегодня утром Арабелла соорудила из них затейливые локоны и короной собрала вокруг головы. Украшают, как жертву на заклание, подумала тогда Дженнифер.

Если бы только она подождала немного, чтобы узнать Нормана получше! Но он с его упорством смог бы и белого медведя уговорить расстаться со своей шкурой.

— Ну все, достаточно. — Отец крепко взял Дженни за руку. — Поторопись, дорогая! И помни, мать будет очень переживать, если я окажусь в тюрьме.

Она побледнела. Да, Фрэнк знал, на каких струнах играть, чтобы сделать ее покорной. И, в конце концов, при всех его недостатках и пороках он оставался ее отцом. Всю жизнь она мечтала завоевать его любовь. Она страстно к этому стремилась, но каждый раз во время его редких визитов, когда она пыталась подластиться к нему, это вызывало у него только раздражение, и он еще более увеличивал дистанцию между ними.

Теперь отец нуждался в ней и нельзя было подвести его. И потом, Дженни действительно любила Нормана.

Так ничего и не решив, Дженни вступила в прохладную тень, отбрасываемую портиком церкви. И венчание, и отказ от него одинаково вселяли в нее ужас.

Напряженная и молчаливая, она ждала, пока Крис, ее подруга, поправит корсаж подвенечного платья и закончит возиться с длинными шелковыми перчатками. Та укладывала их красивыми мелкими складками у локтя. Дженни вдруг стало неловко за свое слишком, как ей казалось, обнаженное тело. Она начала торопливо натягивать перчатки до самого плеча, но те упорно соскальзывали вниз.

— Оставь их в покое, дурочка. Ты выходишь замуж не за монаха, а за безумно влюбленного в тебя мужчину, — ласково поддразнила ее Крис.

— Влюбленного… — рассеянно повторила Дженни.

Но ведь так оно и было! Его глаза, нежные опьяняющие слова, требовательные губы подтверждали это. Неукротимая сила жила в нем под маской вежливой обходительности. «Ты получишь потрясающий секс, дорогая», — нашептывала ей утром Арабелла, заставляя заливаться краской до корней волос.

Но сейчас мысли Дженни текли совсем в ином направлении. Горячий темперамент зачастую означает неуемное мужское желание, стремление к новым чувственным впечатлениям. Бывает, что он проявляется в безрассудной неистовой ярости.

При мысли о том, что и то и другое может войти теперь в ее жизнь, Джейн почувствовала глухую тоску. Она панически боялась людей, обладающих таким характером. Перед глазами стоял пример, как похожий человек разрушил жизнь ее матери.

Однако до сих пор Норман был исключительно тактичен и внимателен. В этот момент Дженни вдруг отчетливо поняла, что выйдет за него замуж. Она сама удивилась своей непоследовательности, однако, приняв решение, смогла впервые со вчерашнего вечера свободно вздохнуть.

Она любит его и сумеет доказать, на что способна всепобеждающая сила любви. Да, она верит, что любовь смягчает и облагораживает самые жестокие характеры. Что она перерождает человека. М-да… красивая сказка. Ее мать, со всей своей безграничной любовью, не очень-то в этом преуспела.

Но вдруг у Дженни все будет по-другому?

Выйдя замуж за Нормана, она сможет помогать матери, сделать ее жизнь более спокойной и устроенной. Дженни вспомнила, как тяжело перенесла мать последнюю ангину. Болезнь была продолжительной и очень ослабила ее. Если что-нибудь случится с той, которая посвятила ей всю свою жизнь…

— Я готова, Фрэнсис, — сказала она твердо.

— Наконец-то, — обрадовался отец и легонько подтолкнул ее в спину.

Зазвучал свадебный марш. Шурша роскошными юбками, Дженни вошла в церковь. Пройдя пару шагов, она остановилась, судорожно вцепившись в рукав отцовского смокинга.

Глаза всех присутствовавших обратились к ней. Слева, возбужденно переговариваясь, толпились друзья и знакомые Дженнифер по Уиклоу. Их милые приветливые лица излучали доброжелательность. Многие из них были служащими отеля, где работали они с матерью, и где она встретила Нормана.

Небольшая группа гостей Нормана заняла позицию справа от входа. Не ожидавшая, что знакомые будущего супруга принадлежат к такому блестящему обществу, Дженни испуганно озирала этот источавший благополучие и достаток роскошный салонный кружок. Она была потрясена великолепными нарядами, экстравагантными шляпками, изысканным ароматом дорогой парфюмерии. Арабелла говорила ей, что Норман обожает вращаться в компании состоятельных людей. Неужели он из тех, кто, как и отец, любит пускать пыль в глаза? Кто тратит последние деньги, чтобы вести образ жизни, доступный только богачам. Она не знала этого. Боже мой, она же ровным счетом ничего не знает о нем!

— Смотри, эта компания потянет на несколько миллионов фунтов, — проворковал отец ей на ухо. — Ты умная девочка.

— Фрэнк! — Дженни вспыхнула от стыда и гнева: один из гостей Нормана услышал его замечание и смерил их ледяным взглядом.

Опустив голову, она пошла, медленно и неуверенно, по длинному проходу между рядами скамей, украшенных белыми и алыми розами. Цветы пьянили ее сладким дурманящим запахом.

Наконец она отважилась поднять глаза на Нормана. Он стоял к ней спиной. Его широкие плечи в прекрасно сидевшей визитке, темная волна волос и под ней — узенькая полоска покрытой загаром шеи вызвали у нее прилив нежности. Все ее существо заныло от желания прикоснуться к нему, прижаться к груди, погладить загорелую кожу.

О боже! Как она любила его! Дженни прожигала взглядом его спину. Если он сейчас обернется, загадала она, все будет хорошо. А тревоги и опасения развеются как дым. Ей так хотелось, чтобы в этот день все были счастливы: и мать, и отец, и друзья, и Норман… И она сама.

— О, Норман! — бессильно выдохнула она.

— Дженни, дорогая! — прошептал кто-то так близко от нее, что она вздрогнула. Она узнала глубокий, мягкий голос той, которая многие годы была Норману самым близким другом. Перед ней появилось прекрасное точеное лицо Арабеллы.

— Что с тобой? Ты выглядишь нездоровой. Может быть, увести тебя?

На душе у Дженни потеплело: кто-то волновался за нее.

— Нет, спасибо, — негромко откликнулась она, благодарно глядя на Беллу.

В этот момент отец коснулся ее руки, и даже он, всегда занятый только собственной персоной, почувствовал, как холодна она и как вся дрожит.

— Успокойся, дорогая, — сказал отец неожиданно дрогнувшим голосом.

А вот это ей никак не удавалось. Не получалось обманывать себя. Она слишком доверилась своей любви и стала принимать желаемое за действительное. Теперь с присущей ей рассудительностью Дженни снова оценила и себя, и Нормана. Все было не так, как она себе нафантазировала. В возведенном ею воздушном замке явно зияли бреши.

Норман вдруг резко обернулся. Сейчас он увидит ее. Слабая искра надежды заставила сердце Дженнифер забиться чаще. И тут же погасла. Вместо обожания и восхищения в его взгляде читалось недовольство. И чуть ли не ненависть вспыхнула в его глазах, когда он посмотрел на отца.

— О нет, — в отчаянии простонала Дженни. Ее охватила паника. Бежать, немедленно бежать из Уиклоу и никогда больше здесь не появляться. Она выдернула пальцы из отцовской ладони. Если бы не пышные юбки и шлейф платья, мешавшие ей свободно двигаться в узком проходе, она в ту же секунду оказалась бы у дверей.

 

2

Недоуменный ропот пронесся по церкви, когда Дженни, рывком подобрав юбки, отпрянула от жениха. Но тут же была схвачена за руку отцом. Он с силой притянул ее к себе и яростно прохрипел на ухо:

— Ты что, хочешь опозорить и меня и мать?

— Я хочу быть счастливой, — истерически прошептала Дженни в ответ. Ноги у нее подкашивались. Кровь гулко стучала в висках. Осуждающие возгласы становились все громче. Она в смятении обернулась к Норману. На того жалко было смотреть. Растерянность сменилась на его лице выражением безнадежного отчаяния, лоб покрылся капельками пота.

Дженни смешалась, мысли ее спутались. Задыхаясь, она прижала руку к груди и судорожно вцепилась в корсаж платья. Украшавшая корсаж целомудренно белая роза, безжалостно смятая, стала ронять на пол нежные лепестки.

— Любит, не любит… — завороженно провожала она глазами каждый отпавший лепесток. — Любит, не любит… — Дженни затаила дыхание. — Любит!

Смешно было доверять этому наивному гаданию, но Дженни с суеверной надеждой взглянула на Нормана. Невероятно! Норман смотрел на нее с мольбой и любовью. И она вздохнула облегченно. Будто его взгляд ослабил давившие грудь тяжелые оковы. Она не слышала сентиментальных вздохов слева от себя и не видела понимающих улыбок справа. Она ничего не видела и не слышала. Напрасно отец тянул ее за руку. Дженни замерла на месте, не отрывая от Нормана глаз.

— Я люблю тебя, — произнес он одними губами. И она сразу оттаяла, встрепенулась и ожила. Присущий ей рационализм восставал против такой доверчивости, но Дженни заставила его замолчать, отбросив прочь мучительные сомнения.

— Я люблю тебя, — прошептала она в ответ так же беззвучно. И увидела, как разгладились черты его лица, видно, это признание было необходимо ему не меньше, чем ей.

Он любит ее. Она готова была жизнью поклясться, что это правда. Трепетное, почти святое обожание, которое излучал его взгляд, не могло быть поддельным. Ее тело все еще дрожало. Но огонек счастья, затеплившийся внутри, прорвался наружу прекрасной, сияющей улыбкой, осветившей все лицо.

На секунду Дженни ужаснулась, представив себе, как близка была к тому, чтобы превратить свою жизнь в холодную безотрадную пустыню. Вероятно, все обстояло не совсем так, как внушал ей отец. И странное поведение Нормана объяснялось, по-видимому, какими-то другими причинами, о которых Фрэнк и не догадывался. Со временем они с Норманом как-нибудь обстоятельно во всем разберутся.

Почувствовав себя вновь любимой и желанной, она будто освободилась от тяготевших над ней прежде злых чар. Сбросив оцепенение и обретя прежнюю легкую стать и грациозность, Дженнифер устремилась навстречу тому единственному, кто был дороже целого мира. И, к ее огромной радости, он тоже сделал несколько шагов навстречу. Словно не мог больше находиться вдали от нее. Слишком продолжительна была разлука. Их разделяли многие часы тревоги и неуверенности.

Краем глаза Дженни увидела слезы счастья на глазах матери и ее мягкую улыбку. В маленькой забавной шляпке, которую ей помогал выбирать Норман, она выглядела удивительно молодой и привлекательной. И сейчас же острая жалость кольнула Дженни: мать перевела взгляд на отца, и ее милое родное лицо исказила гримаса страдания.

Дженни мысленно дала себе обещание забыть все, что внушало ей неприязнь, неуважение к отцу. И учитывать, что после стольких лет измены и предательства он сохранил свою власть над умом и сердцем матери.

— Красавица моя. Мадонна, — ласково сказал Норман, протягивая ей руку.

От того, как он смотрел на нее, по спине у Дженни побежали мурашки. Приятные мурашки. Этот взгляд давал ей понять, что она особенная, избранная, единственная.

— Норман, — почти пропела она тихонько.

В груди у нее стало горячо. Она подняла руку, чтобы подать ее Норману, и увидела, как тот глубоко вздохнул и как заходили желваки под гладкой смуглой кожей его щек. У Дженнифер перехватило дыхание. Если бы она посмотрела вокруг, то заметила бы, что у многих глаза в этот момент повлажнели.

Сжимая протянутую руку, Норман привлек Дженни к себе. Он держал ее так крепко, как будто боялся, что ее могут у него отнять. Ни на секунду не отпуская хрупкую маленькую ладонь, он бережно повел Дженни по проходу. Она не представляла, что можно быть такой счастливой. Ощущение было так прекрасно, так необыкновенно, что Дженни закрыла на несколько мгновений глаза, чтобы навсегда сберечь его в себе. Вспомнив отчаянное волнение Нормана, она даже немного смутилась от того, что смогла внушить ему столь сильное чувство.

Норман слегка наклонился к ней.

— Дженни! — Обволакивающая нежность его голоса отозвалась сладким трепетом в каждой ее клеточке. — Ты чуть было не испугала меня, — сказал он мягко. — Я подумал даже… — он виновато улыбнулся, — что ты собиралась бросить меня.

Священник начал уже проявлять нетерпение, но Дженнифер красноречивым взглядом умолила его подождать.

— А если бы бросила? — осторожно спросила она.

— Я догнал бы тебя, обнял и целовал до тех пор, пока не добился бы капитуляции, — промурлыкал он с улыбкой. — Я люблю тебя, Джейн! — продолжил он уже совершенно серьезно. — Я люблю тебя так, что останавливается сердце.

Это было именно то, что она мечтала услышать. Подняв на него огромные, заблестевшие от слез глаза, Дженни хотела что-то сказать, но сухие губы не слушались, и она только тихо прикоснулась ладонью к его груди. Норман взял ее руку, поднес к губам и бережно поцеловал тонкие пальцы. Потом медленно повернулся к алтарю и кивнул священнику.

— Начинайте. Мы готовы.

Послышались низкие, волнующие звуки органа. Голос священника звучал проникновенно:

— Дорогие влюбленные…

Норман стиснул ее руку. Дженни старалась внимательно вслушиваться в каждое слово, каждую фразу того отрывка текста, который они вместе с Норманом выбрали в старенькой Библии ее матери. Ей хотелось удержать в памяти все неповторимые мгновения этого дня. А ведь она чуть было не отказалась от своего счастья.

Дженнифер понимала теперь ту удивительную любовь матери к Фрэнку, которую та пронесла через всю жизнь. Не каждому дано испытать настоящее чувство, но кто хоть однажды был в его власти, никогда уже не согласится вернуться в прежнее спокойное существование. Ведь любовь — это и гармония с окружающим миром, и острое ощущение неповторимости любого мгновения, и необычайное многообразие эмоциональных переживаний. Как в цветке, напоенном живительными соками, в душе раскрывается все лучшее, что в ней есть.

И любовь к Норману давала Дженни то богатство ощущений, которое делает жизнь насыщенной и прекрасной.

Она украдкой взглянула на него — широкий разлет бровей, прямой нос, тяжелый подбородок, мужественная линия скул. Обаятельный. Страстный. Загадочный.

Его истинно мужская красота вызвала у нее легкое головокружение и нежную истому. Норман бросил на нее быстрый взгляд. Его глаза сияли так торжествующе, так победоносно, как будто он достиг предела желаемого.

— …Доверять друг другу…

Слова священника вывели ее из мечтательного состояния. Неожиданно вновь нахлынули сомнения. Они собираются быть вместе, а она не уверена в искренности своего будущего мужа. Если бы не приданое, кто знает, как бы все обернулось.

От нее не укрылось, что и Норман по-особому отреагировал на эту часть молитвы. Рука его напряглась. Пожатие стало тяжелым и жестким, будто он боялся, что Дженни может вырваться и убежать.

— …Проявлять терпение, понимание.

Дженни сосредоточилась. Каждое слово должно найти отклик в сердце, навсегда отпечататься в нем. Брак совершается перед лицом Бога и не допускает легкомыслия… Какой-то резкий стук раздался сзади, там, где стояли гости Нормана. Кто-то уронил сумочку или зонтик.

Этот звук ударил по нервам Дженни. Она испуганно сжалась, перевела дыхание и выпрямилась снова. Однако теперь чувствовала себя скованно и напряженно. Сердце как будто только и ждало какого-нибудь предлога, чтобы поддаться паническому страху. Полная недобрых предчувствий, Дженни мучительно старалась преодолеть дрожь.

— А теперь… — священник сделал паузу, — если кто-нибудь знает причину, почему этот брак не может быть совершен, пусть говорит сейчас или забудет об этом навеки.

Из толпы приглашенных донесся сдавленный возглас, от которого и Дженни, и Норман невольно вздрогнули. Священник поднял голову, озадаченно вглядываясь в лица присутствующих. Норман замер. Затаил дыхание. Напрягся всем телом, как будто заранее знал, что сейчас произойдет.

— Подождите!

С тихим стоном Дженни закрыла глаза и медленно, без чувств, осела на каменные плиты пола.

Казалось, прошло не больше мгновения, прежде чем тьма начала рассеиваться. Стали слышны голоса, и через некоторое время Дженни полностью пришла в себя. Глаза ее оставались плотно закрытыми. Из-за обжигающего стыда, чувства полной безысходности ей хотелось вообще никогда их не открывать.

Полная равнодушия к тому, что происходит с ней, Дженни поняла тем не менее, что уже не лежит на холодном гладком полу церкви. Ее перенесли в какое-то мягкое удобное кресло, безжизненные руки покоились на его подлокотниках.

Бесстрастно и отрешенно, будто все это случилось с кем-то другим, она стала вспоминать сцену, предшествующую обмороку. Свадьбе хотели помешать. Грудь заныла, словно на нее давила неимоверная тяжесть. Вот и все. У Нормана, наверное, есть жена. Возможно, и дети. Куча детей. Как он мог? У нее было единственное желание — исчезнуть, спрятаться от всего, от всех…

— Прости, прости! Ты же знаешь, я никогда не желала тебе зла, — взволнованно причитал кто-то совсем рядом. Арабелла. Дженни ничем не выдала того, что сознание вернулось к ней.

— Ради бога, замолчи, — шепотом заговорил Норман. — Черт меня побери, если я не настою на продолжении церемонии. Этот брак слишком много значит для меня.

Дженни затаила дыхание, боясь выдать себя. Только сердце ее забилось с бешеной быстротой. Жесткие интонации и резкое обращение Нормана поразили ее. Прежде она не замечала, чтобы он был несдержан, неделикатен, а тем более груб. Очевидно, не хотел раньше времени обнаруживать эти стороны своего характера. Надо же было оказаться такой наивной и доверчивой. Как мало она его знала!

— Неужели ты не видишь, милый, — вкрадчиво нашептывала Арабелла, — она ведет себя странно. Может, нездорова? Ей явно не по себе. Не скажешь, что она летела к алтарю как на крыльях.

— Да, она была очень бледна, — мрачно признал Норман.

— Ты заметил? Даже под искусно наложенным макияжем. Боюсь, не потому ли, что раскрылись каким-то образом твои планы? — нарочито громко проговорила Арабелла.

Понятно, подумала Дженни. Арабелла-то, конечно, в курсе. И не смогла прошлым вечером промолчать о нечестных намерениях Нормана. Она, правда, только намекнула об этом. Ничего определенного. Дженни даже не сразу поняла, куда та клонит. Но ведь не могла же Белла открыто предать старую дружбу. Бедняжка, ее положению не позавидуешь.

— Ради бога, тише! — угрожающе прошипел Норман. — Предоставь это мне! Я сам все улажу. Ты лучше пойди к Марте, матери Джейн, и передай ей мои извинения за то, что я так настойчиво выдворял ее отсюда. Я страшно расстроен. Скажи, с Дженнифер все в порядке. Используй свое обаяние и постарайся, чтобы Марта перестала волноваться. Если не сможешь ее успокоить, я спущу с тебя шкуру.

— Нахал, — беззлобно огрызнулась Арабелла.

— И еще, Бел, попроси викария объявить, что Дженнифер скоро придет в себя. Пусть все наберутся терпения и подождут немного. Кстати, неплохо будет, если органист сыграет что-нибудь возвышенное. — Норман распоряжался как человек, привыкший к беспрекословному выполнению своих указаний.

— Мне не нравится то, что ты собираешься сделать, — безуспешно пыталась возразить Арабелла.

Норман издал угрожающий рык, и Беллу как ветром сдуло. Дженни услышала только частое цоканье каблучков по каменным плитам пола и стук тяжелой деревянной двери.

Лишь теперь Дженни осознала весь ужас своего положения. Она была по уши влюблена в Нормана. Но сама по себе, отдельно от своего приданого, ровным счетом ничего для него не значила. Ее, ставшую неожиданно богатой дурочку, оказалось очень легко обольстить. А теперь, завладев деньгами, можно относиться к ней, как к отслужившей свой век вещи. И если то, как Норман говорил с Арабеллой, было обычной манерой его обращения с женщинами, он попытается подчинить Дженни себе. Вынуждая при этом принимать как должное любые свои действия. Такого она насмотрелась достаточно. Отец и мать служили ей наглядным примером отношений между властным мужчиной и любящей женщиной.

— Джейн!

Ее пульс снова стал учащенным. Норман наклонился к ней. Она почувствовала на лице его дыхание. И знакомую нетерпеливую дрожь, какой ее тело всегда отзывалось на его приближение. Вопреки воле, грудь Дженни стала вздыматься и опускаться в такт углубившемуся дыханию.

— Черт! — он просунул руку ей под спину и, приподняв, прижал к себе. К своему ужасу, она поняла, что он нащупывает замок молнии на платье.

Мысли Дженни заметались в беспорядке — она услышала треск расстегиваемой молнии. Телу стало свободно и прохладно. Она в испуге открыла глаза и встретилась в упор с черными бездонными зрачками Нормана.

— Джейн, — с облегчением выдохнул он.

Ошеломленная, она жестом защиты поднесла руки к груди и испуганно прижала их к роскошному надушенному корсажу платья. Крылья носа Нормана затрепетали. Глаза его с томительной страстностью следили за движениями ее тонких рук, старавшихся утихомирить биение сердца.

— Не прикасайся ко мне! — выкрикнула Дженнифер, соскальзывая обратно в кресло, потому что Норман разнял руки и отпрянул, бормоча ругательства.

— Дьявол! Проклятье!..

— Как ты осмелился?! Как тебе пришло в голову такое?! Мерзкий! Отвратительный! Презренный! — с ненавистью выкрикивала она.

— Господи! — воскликнул Норман, лицо его перекосилось от гнева. — Ты думала!.. Черт побери, Джейн, я полагал, твоим легким нужен воздух. Платье затрудняло дыхание. Дорогая…

— Не называй меня «дорогая», — всхлипнула она.

— Эй! — Он нахмурился и, наклонившись к ней, легонько потряс за плечо. — Все еще не пришла в себя? Это я, Норман! Как далеко, по-твоему, я собирался зайти? — Норман выглядел глубоко оскорбленным.

— Именно это меня и интересует, — с вызовом произнесла Дженни.

Лицо его окаменело.

— Ну что ж, благодарю тебя за доверие, — натянуто сказал он.

— Доверие? — Дженни брезгливо усмехнулась. — Я должна тебе доверять?

— Боже! Что с тобой? Откуда эта язвительность, этот неприязненный тон?

Упрек смутил ее. Она неловко выпрямилась в кресле и принялась натягивать корсаж на полуобнаженную грудь. На секунду ей почудилось, что хищное выражение опять мелькнуло на лице Нормана. Но оно тут же снова стало холодным и бесстрастным.

— Где мы? — вяло поинтересовалась Дженни, пытаясь собраться с мыслями.

— В ризнице. — Он осторожно следил за ней, опасаясь нового взрыва. — У тебя есть несколько минут, чтобы привести себя в порядок. Мы должны продолжить церемонию.

— Если я захочу. — Она строптиво дернула плечом.

— Конечно, захочешь, — медленно проговорил он.

Его самодовольный тон покоробил ее. Она вскинула на него глаза и замерла, загипнотизированная спокойным, властным взглядом. От Нормана исходила такая страстная сила, что кончики пальцев Дженни начало покалывать. И привычная дрожь пробежала по телу. Что это? Любовь или жажда обладания? И даже не ею вовсе, а ее деньгами? Секунду они молча смотрели друг на друга. Тщетно искала она в его глазах ответ на свой вопрос. Лицо его вновь стало непроницаемым.

Норман первым нарушил молчание.

— Прости, — сказал он с обезоруживающей любезностью. — Ты, должно быть, испытала сильнейшее потрясение.

— Ужасное, — отрывисто бросила Дженни. — Можно мне немного воды?

— Конечно. Мне давно следовало подумать об этом. — Он был сама галантность. Взяв стакан, Норман направился к стоявшей в углу чаше с водой. Воспользовавшись моментом, Дженни занялась молнией, но та никак не хотела поддаваться.

— Позволь мне, — вежливо предложил Норман, ставя стакан на столик.

— Нет, — поспешно выкрикнула она, — не трогай меня!

— Бога ради, Джейн! Какой дьявол в тебя вселился? Говорю тебе, я сделал то, что считал необходимым. Я полагал, тебе так станет легче. Ты думаешь, я — животное? — возмутился он.

— Откуда я знаю! — устало отозвалась Дженни. Она и вправду не знала. Имея весьма небольшой опыт общения с мужчинами, она судила о них в основном по своему отцу.

Норман потерял терпение.

— Черт! — зло выкрикнул он, сжимая кулаки.

— Не вздумай поднять на меня руку, — испуганно пролепетала Дженни на всякий случай.

От возмущения он несколько мгновений не мог вымолвить ни слова. Потом перевел дыхание и произнес веско и твердо:

— Я не как твой отец. Не бью женщин, — и добавил более спокойным тоном: — Грубое обращение, которому подвергалась твоя мать…

— Не смей говорить так о моем отце! — вспыхнула она от стыда и досады. — Ты ничего не знаешь об их жизни.

Норман чуть было не вспылил снова, но сделал усилие и промолчал, стиснув зубы.

— Хорошо. В таком случае, прошу прощения за свои слова и признаю, что сказал их в запальчивости, — произнес Норман ровным, лишенным эмоций голосом. — Буду говорить только о себе. Я не бью женщин, как бы они меня ни провоцировали. Теперь слушай внимательно. Сейчас мы находимся в ризнице. В нескольких шагах отсюда, нашего появления нетерпеливо ожидают сто пятьдесят два человека — наши гости. И еще викарий и десяток мальчиков из церковного хора. Если ты думаешь, что я готов наброситься на тебя, — саркастически усмехнулся он, — этот момент нельзя назвать подходящим. У меня было гораздо больше возможностей овладеть тобой раньше, когда мы были одни — на берегу, в машине, в лесу.

Слушая этот перечень, Дженни густо покраснела. Он назвал именно те ситуации, когда ей этого действительно хотелось.

— Да, да, конечно. Я верю тебе. Это… происшествие так напугало меня. Все в голове перепуталось. — Виновато глядя на него, она поднесла дрожащую руку ко лбу. — Мне ужасно неприятно. Я обвиняла тебя, не подумав, — жалко промямлила она, из-за расстегнутой молнии чувствуя себя еще более неуютно. — Прости, пожалуйста.

Он промычал что-то неразборчивое, сочувственно следя за ее безуспешными попытками справиться с платьем. Наконец не выдержал.

— Ну что ты мучаешься? Все равно без посторонней помощи тебе не обойтись.

— Хорошо. Спасибо, — сдалась наконец Дженни, чуть не плача.

— Бедненькая моя, — хрипло пробормотал он. Ты так расстроена. Мне тяжело видеть, как ты переживаешь.

Как бы ей хотелось поверить в его искренность. А вдруг это привычная актерская игра? Раньше она гордилась тем, что смогла завоевать любовь такого блистательного мужчины. Теперь же это стало источником ее сомнений. О боже! Она побледнела. Не с таким ли точно артистизмом завоевывал ее отец сердце, руку и приданое своей второй жены?

Норман обошел кресло и остановился у нее за спиной. За те мгновения, что он стоял неподвижно, ничего не говоря и ничего не делая, озноб несколько раз пробежал по телу Дженни, и она инстинктивно вцепилась в край корсажа, прижимая его к груди. Кажется, прошла целая вечность, прежде чем он наконец отвел в сторону падавшие до плеч пряди ее волос. Его мягкое прикосновение отозвалось в ней томительной истомой. Она замерла, предвкушая, как его пальцы дотронутся до незащищенной кожи.

— Джейн… — произнес он глубоким, взволнованным голосом.

— Бога ради! Делай же что-нибудь! — нетерпеливо воскликнула Дженни. То, что она испытывала, испугало ее. Это была смесь неприязни и страстного желания. Она одновременно мучительно жаждала прикосновения его губ к своему обнаженному телу и рвалась немедленно вскочить и в ужасе бежать отсюда.

— Да, да, дорогая, — успокоил ее Норман. И она поняла, со смятением в душе, что, несмотря на все усилия быть настороже, поддается очарованию его мелодичного низкого голоса.

— Я только хотел сказать еще раз, как сильно люблю тебя. Как мне хочется обнять тебя, взять на руки. — Он усмехнулся многозначительно. — И не только это. Надеюсь, на этом мы не остановимся.

Нет, заговорило в ней чувство противоречия, не остановимся.

Пальцы Нормана ласково притронулись к ее плечу, и Дженнифер снова вздрогнула, пронзенная помимо воли именно тем желанием, о котором только что говорил Норман. Но пальцы соскользнули, и холодок от закрываемой молнии медленно пробежал вверх по ее спине. Дженни выпрямилась, чтобы лучше сходились края застежки. Ей показалось, что дело продвигается куда медленнее, чем могло бы. И она насторожилась, с замиранием сердца отслеживая постепенное, будто неохотное движение железной змейки от позвонка к позвонку. При каждом рывке застежки нервная волна прокатывалась по всему ее телу.

Возможно, не отдавая себе в том отчета, он хотел причинить ей боль, когда довольно сильно сдавил пальцами верхние края молнии, чтобы поднять замок до конца. При этом она ощутила внутри себя какое-то пронзительное, мощное, неподвластное разуму движение, которое заставило ее затрепетать от возбуждения и сгореть от стыда.

Это он нарочно, подумала Дженни, пытаясь взять себя в руки. Это у него такая манера обольщения. Она постепенно призвала на помощь трезвый рассудок и пообещала себе стойко сопротивляться его колдовскому обаянию.

— Чудесное платье, — пробормотал Норман, как бы невзначай проводя рукой сверху вниз по тонкому материалу. — У тебя такая узкая талия, — добавил он нежным чуть охрипшим голосом. — Наверное, я мог бы сомкнуть пальцы…

— Прошу тебя, замолчи, — простонала Дженни, изнемогая от бесплодных попыток сохранить самообладание.

Как-то неожиданно и бесшумно он возник прямо перед ней, протягивая стакан с холодной водой.

— Скажи мне, когда будешь готова. — Его голос так же, как и выражение лица, был бесстрастен. Он следил за ней жестким, непроницаемым взглядом. Холодный, беспощадный. И нельзя было списать все на воображение. Он действительно так смотрел: пристально, оценивающе, гипнотически. Как будто пытался определить меру своего влияния на нее.

— Твоя мама будет волноваться, — процедил он сквозь зубы.

— Ты думаешь, я этого не знаю? — воскликнула Дженни раздраженно. — Тебе нужно играть на моих нервах? Ненавижу, когда ты или отец пользуетесь одними и теми же приемами, чтобы заставить меня делать то, что вам нужно.

— Мне нужно жениться на тебе. — Его слова прозвучали веско и непреклонно. — Не это желание, я надеюсь, вызывает твое возмущение, как можно было бы предположить по твоему тону. Возможно, я был слишком настойчив. Прости. Но окажи мне любезность: не ставь меня на одну доску с отцом.

— Вы похожи. — Она посмотрела на него исподлобья и твердо встретила его сверкающий гневом взгляд.

— Ни на йоту, — свирепо ответствовал он.

Дженни изучающе вглядывалась в него. Все в нем красноречиво противоречило его словам. Никогда раньше их сходство не проступало так явно. Оба крупные мужчины. Сильные, властные, эгоистичные. Обоим присуща тонкая интуиция, безграничное обаяние и умение, используя все это, подчинить окружающих своей воле. И теперь, если она скажет ему, что не намерена выходить за него замуж? Что, интересно, он предпримет? Возьмет ее силой? Норман был настоящим богатырем. Дженнифер не помнила, чтобы когда-нибудь видела его усталым. Она убедилась в его выносливости, когда во время их длительных прогулок он сажал ее на плечи и отмахивал с ней по берегу огромные расстояния, даже не замедляя шага. У него были железные мускулы. Его руки с легкостью волочили по песку и сталкивали в воду тяжелую старую лодку. Дженни нервно передернулась.

Нет, она не может выйти замуж, неся на своем сердце тяжкий груз сомнений, подозрений, недоверия. Она очень его любила и не хотела, чтобы он женился на ней из-за денег. Лучше она подождет, пока он не захочет этого ради нее самой. Дженни била мелкая дрожь. Чтобы скрыть предательское дрожание ладоней, она постоянно сцепляла и расцепляла пальцы.

— Тебе, наверное, есть, что сказать мне? — Неожиданно для нее самой ее голос прозвучал отрывисто и глухо.

Норман замер.

Виновен! — подумала Дженни в полном отчаянии. Стакан с водой, который она взяла со столика, так явно задрожал в ее руке, что его пришлось поспешно поставить на место. Выражение лица Нормана было трудноуловимым, и она тщетно пыталась его разгадать.

— У меня есть? Не понял… Что? — спросил он медленно.

— Начнем с того, почему наше венчание было прервано, — с вызовом сказала Дженни. И добавила: — Или это прошло для тебя незамеченным?

— Не прошло, — холодно произнес он. — Так же, как и твой сарказм. Мне не нравится твой тон, Джейн.

Она вспыхнула.

— А мне не нравятся твои тайны! Ты что, не видишь, в каком я состоянии? Ответь мне просто и ясно, какая именно причина послужила помехой нашей свадьбе?

Дженни замерла в ожидании ответа, боясь признаться самой себе, что поверит любой лжи, какую только он сможет выдумать. Как она ненавидела себя за это. Она отдала ему сердце и душу. Было бы нечестно, если бы он лишил ее еще и гордости.

— Никакой помехи нет. Я не женат, не являюсь душевнобольным и не имею физических недостатков, которые не позволили бы мне вступить в брак. У меня нет инфекционных заболеваний. Мой ответ удовлетворил тебя?

— Не издевайся надо мной, Норман, — возмутилась Дженнифер.

— Я просто хотел развеять твои сомнения, — хмуро объявил он. — Не слишком-то ты мне доверяешь, не так ли? Интересно, что будет, если нам придется выдержать какое-то действительно серьезное испытание? — задумчиво добавил он. Она сверкнула на него глазами, но он сделал вид, что не заметил этого, и продолжил невозмутимо: — Не было никакой причины, чтобы останавливать церемонию. Просто бедную Арабеллу атаковал какой-то ухажер, настойчиво просивший сообщить ему ее адрес. Чтобы отвязаться от него, она воскликнула, пожалуй, слишком громко, чтобы тот подождал до конца венчания.

— И это все? Звучит не очень-то правдоподобно. — Дженнифер колебалась.

— Но это так, — твердо сказал Норман. — Мне это тоже было очень неприятно, Джейн. Я не находил себе места от волнения с тех пор, как мы расстались вчера вечером. Я не мог уснуть, думая о том, увижу ли тебя сегодня утром.

— А что, была причина, почему бы я могла не прийти? — быстро спросила Дженни.

Он поморщился.

— Сотни причин. Хотя все они, возможно, являются лишь плодом моего воображения. — Он попытался улыбнуться. — Никогда я так не сомневался в ком-нибудь, как сегодня в тебе. Я вообще с самого утра потерял уверенность. Я явился в церковь, чтобы покончить с холостой жизнью, и не обнаружил там невесты. Бывает, что я не уверен в финансовом партнере, в представителе фирмы. Но не думал, что это может относиться к моей будущей жене. — Он угрюмо ухмыльнулся.

— Я тоже не думала, — с горечью призналась Дженнифер.

— Послушай, я знаю, что был слишком напорист, слишком торопил тебя со свадьбой, но ты ведь понимаешь почему?

— Да, — растерялась она, — думаю, понимаю.

Его взгляд был полон благодарности, когда он, опустившись на пол у ее ног, положил тяжелую ладонь ей на колено. Она согревала и жгла ее даже через множество юбок. Но, несмотря на его позу, которая должна была вселить в нее уверенность в своей власти над ним, у Дженни создалось впечатление, что она попала в западню. Его мощная фигура, исходившая от него грозная сила, пронзительный взгляд — все призывало к повиновению. Дженни не хотела добиваться своего превосходства, но и оказаться в подчиненном положении она тоже не собиралась.

— Слава богу! — воскликнул Норман. Видя его сияющие глаза, его нежную улыбку, она тотчас же, проклиная себя за это, поняла, что любит его еще больше, чем раньше. — Милая! Все, что я хочу, — это быть с тобой, — проникновенно сказал он. — Я знаю, ты чувствуешь то же самое. Мне не нужен никто другой. Ты — мой лучший друг и будешь им всегда. Разве это не доказывает, что нас связывает настоящее, искреннее чувство?

Дженни окутал туман упоительных воспоминаний. Растворяясь в нем, она бессильно смежила веки. Они были так счастливы, когда гуляли по песку у кромки моря, держа друг друга за руки. Им никого не хотелось видеть рядом, они искали лишь уединения. Она желала его любви, страстно желала!

— О, Норман, — прошептала Дженнифер, сдаваясь. — Я действительно тебя люблю! Люблю, люблю, люблю! Я хочу быть с тобой до конца жизни. Только с тобой я смогу познать ее радость и красоту. И когда я пытаюсь заглушить в себе веление сердца и начинаю размышлять о том, что может помешать нам соединить наши судьбы…

— …То тебе немедленно следует прекратить размышлять! — поспешно вмешался он. — Это нас погубит. Мы нужны друг другу. Все так просто. Давай поженимся побыстрей и перестанем вести эти утомительные разговоры!

Она всхлипнула, и слезы наполнили ее большие глаза. Они приобрели цвет сочной зелени, какая бывает в джунглях, когда начинается сезон дождей.

— Если ты правда любишь меня… я выйду за тебя. Я не собираюсь бежать от своего счастья. Только я все время боюсь поверить в него. Мамин горький опыт, ее полная разочарований жизнь научили меня быть осторожной. — Дженни не могла сдержать слез, и Норман взял ее руки в свои и держал их нежно и бережно, пока она говорила.

— Я понимаю, — мягко сказал он. — Ты очень ранима. Тебе хочется полного доверия, потому что и сама ты, полюбив, готова отдать себя всю без остатка. Если ты согласна довериться мне, мы сейчас же поженимся. Если нет, только скажи, и я навсегда исчезну из твоей жизни.

— Это звучит как ультиматум. — Она не знала, как воспринимать его слова, и удивленно смотрела не него, смахивая капли с ресниц.

— Так и есть. Я предлагаю решить все сейчас. Я не намерен проходить через это по второму кругу, — подтвердил он, внимательно наблюдая за ней. — Судьба дает нам шанс. Тебе предоставляется уникальная возможность изменить мою жизнь.

Это моим деньгам предоставляется такая возможность, грустно подумала Дженни. Был бедным, станет богатым.

— Норман, — начала она, но он приложил палец к ее губам.

— Если ты сомневаешься, если сейчас откажешься от меня, второй попытки с моей стороны не последует. — Условие было сформулировано предельно ясно и жестко. Он отступил на шаг, не спуская с нее горящего взора. — Мой отец был очень гордым человеком. Я — тоже. Мне трудно признаться даже самому себе, что я люблю тебя настолько сильно, что это может разбить мое сердце. Но я иду на этот риск, потому что считаю, что любовь того стоит, дуреха ты этакая! Это мое последнее слово, — буквально прорычал он. — Да или нет?

 

3

Дженни почти не спала накануне ночью, и теперь на нее навалилась страшная усталость. Сказались постоянное напряжение и мучительные раздумья, в течение последних суток не оставлявшие ее в покое. Трудно было в таком состоянии принимать жизненно важные решения, но Дженни так хотелось поверить в прекрасную сказку. И ей нужен был Норман. И счастье, в конце концов.

Губы ее приоткрылись от волнения. В голову лезли мысли одна нелепее другой. Может быть, он незаконнорожденный? А что, если у него темное прошлое? Она этого не знала. Но если они расстанутся, она не узнает этого никогда и сможет только гадать, избежала ли горького разочарования, или лишила себя возможности счастья. Чаша весов склонилась в одну сторону, остановилась и быстро начала двигаться в обратном направлении. Он сказал, что любит ее, что ж, она поверит ему. Все равно без Нормана она не представляет себе жизни. Выбора у нее нет. Будь что будет, она выйдет за него замуж, иначе потом обязательно пожалеет, если не сделает этого.

— Да, — потерянно прошептала Дженни.

— Слава богу, — проворчал Норман с облегчением. — Приговоренный к смерти полностью оправдан. Обвинения в преступлениях сняты за отсутствием улик. — Дженни улыбнулась через силу. — Ты выглядишь не лучшим образом. Я пришлю Беллу помочь тебе привести себя в порядок.

— Нет! — испугалась она. — Я хочу Крис…

— Арабеллу! — Норман был непреклонен. — Я могу быть уверен, что она не проболтается. Она стоит на страже моих интересов. И запомни — ты просто почувствовала слабость: усталость, нервы… Твоя мать ничего не должна знать о нашем объяснении. Я объявлю всем, что ты скоро выйдешь.

Прежде чем она успела возразить, он уже открывал дверь. Едва он вышел, Дженни поднялась и направилась к зеркалу, висевшему не стене рядом с чашей для омовения. Собственный вид испугал ее. Глаза покраснели. По щекам сползали черные дорожки. На бледных губах не осталось ни следа помады. Услышав голоса Нормана и Беллы, она принялась торопливо брызгать в лицо холодной водой, чтобы смыть следы слез.

— Ну, как ты, Джейн? — участливо поинтересовалась Белла, быстро подходя к ней и ласково обнимая за плечи. — Бедняжка! Мне так неприятно, что я невольно испугала тебя. Какая ты бледная. Ну, еще бы! Наверное, ты чего только не передумала об этом распутнике. — Она лукаво посмотрела на Нормана. — Ты меня прощаешь? — продолжила Арабелла заискивающим тоном.

— Да, — не слишком уверенно ответила Дженни. — Это происшествие даже помогло нам прояснить кое-какие вопросы. — Она подняла глаза на Беллу. — Я знаю теперь, что он любит меня. — Последние слова были произнесены буднично и сухо, будто речь шла о констатации самого заурядного факта.

— Ну, конечно, любит! — прощебетала Белла, роясь в сумке. Наконец она отыскала косметичку и принялась быстро накладывать пудру и румяна на щеки Дженни. — Туши на ресницах совсем нет, — суетилась Арабелла. — Ты, видно, не привыкла к макияжу.

— Он ей и не нужен, — вмешался Норман, с обожанием глядя на невесту.

— Как это, не нужен! — фыркнула Белла. — И еще она должна сделать что-нибудь с этим оранжевым оттенком волос. Его следует как-то приглушить. Норман, прекрати ходить вокруг нее и облизываться, как кот вокруг сметаны! Послушай, Дженни… тебе надо обязательно подкрашивать ресницы. Вот так гораздо лучше. — Арабелла лучезарно улыбалась, не догадываясь о том, что ее слова встревожили Дженни. Лицо Беллы было совсем рядом, и Дженни ревниво рассматривала ее безупречную алебастровую кожу, темные, откинутые назад волосы, открывавшие прекрасный высокий лоб. Элегантная маленькая шляпка придавала ей задорный и независимый вид. Эта женщина знала о Нормане гораздо больше, чем Дженнифер.

— Оставь ее в покое! Я люблю мою маленькую ирландочку. Так бы и съел ее всю! — воскликнул Норман со счастливым смешком. — Иди ко мне.

И Дженнифер, не успев даже понять, что делает, как глупая девочка, сразу подчинилась ему, высвободившись из докучливых рук Арабеллы. Крепко обняв за талию, он прижал ее к себе всем телом. Его рот нежно и требовательно искал ее губы. И она поддалась, забыв обо всем, ее губы тоже потянулись к нему, и тело в объятиях стало мягким и податливым.

— Норман! — жалобно заныла Арабелла прямо у нее над ухом. — Ты сведешь на нет все мои усилия. От губной помады ничего не останется, дорогой!

Белла рассмеялась глубоким грудным смехом. И, шутливо, но настойчиво оттеснив локтем опешившую Дженни и сверкнув на нее глазами, чмокнула Нормана в губы. Потом повернулась к Дженнифер и принялась аккуратно обводить смазанную поцелуем линию ее рта.

— Спасибо… Все отлично… Да, Норман? — запинаясь, пролепетала Дженни, встревоженная тем, что их с Норманом разъединили.

Он посмотрел на нее с нежной улыбкой, и она утонула в бездонных, мерцающих глубинах его загадочных глаз.

— Ты очень дорога мне, — сказал он.

И не успела Дженни опомниться, привести в порядок мысли и чувства, как уже, машинально переставляя ноги, она шла под руку с Норманом к двери и дальше, мимо расступившихся мальчиков из хора, мимо матери, которая поцеловала ее, смахнув слезинку, пока не была наконец передана в руки отцу, смотревшему на нее озадаченно и с беспокойством.

— С Дженнифер все в порядке. Мы готовы, — торжественно объявил Норман.

И церемония возобновилась. Много раз Дженни представляла себе этот момент в мечтах, и вот он наступил, только все было совсем не так. Какая-то заноза засела в ее сердце. Она улыбалась в ответ на ликующие взгляды Нормана, она пыталась убедить себя, что в крайнем случае одной ее любви будет достаточно для счастья — все равно боль не утихала.

— Ты выглядишь чересчур сосредоточенной, мягко упрекнул ее Норман, когда фотографы оставили их в покое.

— Ты правда любишь меня? — Дженни чувствовала себя неловко, но ей хотелось снова и снова задавать этот вопрос. — Эй, послушай, — она попыталась взять шутливый тон, — я начинаю уже выяснять отношения как заправская жена! Я хочу сказать…

Он расхохотался, широко открыв в улыбке белозубый рот.

— Ты смотришь на меня своими чудесными зелеными глазами, я чувствую рядом твое восхитительное тело, упрятанное под роскошным нарядом, и ты еще спрашиваешь меня…

— Я имею в виду любовь, — смущенно потупилась Дженни, — не физическое влечение.

— Конечно, одной сексуальной привлекательности мало, чтобы заставить меня побежать к алтарю.

— Что же еще? — В горле у нее пересохло.

— Ну, попробуй сама догадаться, — посмеиваясь, предложил Норман. Потом продолжил более серьезно. — Мне тридцать пять, я немало повидал. Я знал многих женщин, и у меня была пара серьезных приключений. Внезапно я решаю жениться. — Он наклонился и быстро чмокнул Дженни в нос, улыбаясь ласково и умиленно. — Это тебе ни о чем не говорит, дурочка ты моя? — нежно заключил он.

— Ну… не знаю. Могло быть много причин, почему бы ты захотел жениться на мне, — неуверенно предположила Дженни.

— Я… Господи, вы не могли бы подождать? — закричал он на фотографа, и все рассмеялись, когда он подхватил Дженни на руки, прижал свой рот к ее плотно сомкнутым губам и страстно поцеловал, заставляя ее смягчиться. — Я женился на тебе потому, что ты сдержанная, спокойная, скромная и упрямая, — негромко сказал он. — Потому, что мне удивительно хорошо с тобой и кажется, будто я знаю тебя всю жизнь. Потому, что оба мы любим тишину и уединенные места и последние три недели были счастливейшими в моей жизни.

— Правда? — спросила она с надеждой.

— Правда, — подтвердил он, вновь наклоняясь и щекоча ее шею губами. — Чудесно было наслаждаться покоем с тобой наедине, вдали от городской суеты. Я тебя люблю. Пусть эти слова будут выгравированы в твоем сердце.

Голова у нее кружилась. Норман опустил ее на пол и взял в руки тонкие ладони. Они стояли, завороженно глядя друг на друга, пока не обратили внимания на внезапно установившуюся вокруг них тишину. Все, кто был рядом, перестали разговаривать и смотрели с завистью и умилением на их глуповато-восторженные, поглощенные взаимным созерцанием лица.

Так, не разнимая рук, они и направились в отель, где должен был состояться свадебный банкет. И все время, пока их поздравляли, обнимали и целовали, Дженни не в силах была согнать это сияющее выражение со своего лица. И Норман тоже.

— Ну, как, — спросил он, подводя ее к празднично накрытому столу, — ты не думаешь уже, что вышла замуж за людоеда?

— Нет! — ответила Дженнифер с улыбкой. — Но ты должен понять: я так мало знаю тебя. Не сердись, если я вдруг начала сомневаться, что поступаю правильно. Все, что я знаю о тебе точно, так это то, что ты любишь крепкий черный кофе, закаты и не ешь пирожных.

— Не только. Ты знаешь еще, что я люблю поджаренный бекон и яичницу на завтрак.

— Не признаешь ланча, и у тебя страсть к морским продуктам и хорошему вину, — подхватила она, усаживаясь на поданный ей стул. Внимательно посмотрев на Нормана, она добавила: — Не так уж много. Наверное, верх безрассудства выходить замуж, имея такой скромный запас сведений.

— Любовь почти всегда безрассудство, — сказал Норман, глядя ей прямо в глаза. — Когда отдаешь кому-то свое сердце, то доверяешь ему, а не здравому смыслу. Это риск. Но в этой нерасчетливости и заключена особая прелесть. Когда желание быть вместе с каким-то человеком настолько непреодолимо, что пересиливает обычную осторожность.

— Как-то жутко, — подавленно проговорила Дженни. — Я всегда избегала риска.

— Зато нас ожидает радость взаимного узнавания, — возразил он. — Мы созданы друг для друга. Посмотри в мои глаза, ты прочтешь там любовь. Загляни в свое сердце, там начертано мое имя.

Покоренная страстной силой, прозвучавшей в его словах, она благодарно поцеловала его и, вздохнув с облегчением, позволила тревоге умчаться прочь.

Дженнифер полностью отдалась счастью, засиявшему на ее лице неудержимой улыбкой. Эйфория блаженства не покидала ее все время банкета, даже когда слово взял отец, и Норман сидел, напряженно и неприязненно ожидая конца его речи.

Прежнее расположение духа вернулось к Норману только во время танцев. И Дженни приятно польстило, что он ни на минуту не желал расставаться с ней. Если она танцевала с кем-нибудь другим, то, как только музыка замолкала, он подходил к ним тактично, но настойчиво оттеснял кавалера в сторону, занимая его место и не давая им перемолвиться словом.

— Ты вызовешь пересуды, — с упреком заметила Дженни.

— Неважно, — ответил он, спровадив очередного кавалера. — Я не хочу, чтобы вокруг тебя толкались незнакомые мужчины.

Он обнял ее, и Дженни, стрельнув глазами и кокетливо склонив голову набок, сказала:

— Ты тоже незнакомый. А я разговариваю с тобой и даже обнимаюсь. — Она положила руку ему на плечо. — Реджи, — произнесла она, глядя ему в глаза. — Значит, моего мужа зовут Реджинальд. А я думала, что выхожу замуж за Нормана.

Он слегка улыбнулся.

— Ты могла оказаться и за Элмером. Я почти забыл остальные свои имена. — Он провел губами по ее щеке. — Не знаю, почему священник выбрал именно это имя, но когда он велел повторить за ним: «Я Реджинальд, беру тебя, Дженнифер», я чуть не оглянулся назад, чтобы посмотреть, не выстроилась ли за мной очередь еще каких-нибудь претендентов на твою руку.

Дженни от души рассмеялась.

— А потом на моего отца напал приступ кашля, и ты грозно посмотрел на него. Наверное, он тоже решил, что ты — не ты, а кто-нибудь другой.

— Я думаю, именно это и пришло ему на ум, — задумчиво пробормотал Норман.

— А ведь я могла бы никогда не встретить тебя, — тихо сказала она.

— И лишила бы себя возможности принять участие в увлекательном процессе. Процессе создания нашей с тобой совместной жизни. Кстати, что это с тобой происходило в церкви, Дженн? — небрежно поинтересовался он. — Обычный нервный срыв, которым страдают невесты?

— Все из-за одного твоего взгляда на меня, когда я шла к алтарю, — задумчиво проговорила Дженни. — Ты посмотрел так неприязненно, так враждебно. Мне стало страшно.

— Прости меня, — вздохнул он, подставляя губы для поцелуя. И снова прижал ее к себе. Неторопливо. Уверенно. — Я видел, что ты нервничаешь. У меня создалось впечатление, будто все висит на волоске. Я подумал даже, а не настроил ли тебя кто-нибудь против нашей свадьбы?

— А что, следовало бы? — спросила она, внутренне обмирая.

Норман пожал плечами.

— Иногда люди слишком много берут на себя, думая, что могут решать чужие судьбы, — пояснил он. — Ты опаздывала, и я начал волноваться. Когда ты появилась, то выглядела такой потерянной, такой беспомощной. Я не знаю, кто или что повлияло на твое состояние, но испытал острое желание защитить тебя от всех обид и неприятностей.

Как замечательно! Давно ее никто не защищал. Это она всегда заботилась о ком-то. Дженнифер рано начала заниматься домашним хозяйством, чтобы мать, приходившая усталой с работы, могла отдохнуть. И совсем еще девочкой она стала помогать ей в гостинице. Неплохо было бы для разнообразия почувствовать и себя под чьей-то опекой.

— Проклятье! Сюда идет Арабелла. Когда же наконец все оставят нас в покое! — нахмурился Норман. — Ну ничего. У нас впереди медовый месяц. Под синими небесами и качающимися кронами пальм. Только ты и я и…

— Тучи насекомых, — рассмеялась Дженни, хотя от его жаркого взгляда у нее екнуло сердце.

— Какие проблемы? Я защищу тебя от них своим телом, — пошутил он без тени улыбки.

— Норман! — возмутилась Белла, ухватившая конец их разговора. — Оставь при себе свой непристойный юмор.

— А что тут непристойного? — Он благоговейно поцеловал Дженни в лоб. — В любви такого понятия не существует. И насекомых, я думаю, мы действительно не заметим. Мы будем слишком заняты друг другом. Как сейчас, например. Да пусть хоть земля перестанет крутиться, я не обращу на это внимания.

— О, Норман! — Тронутая этими словами, Дженни легко провела ладонью по щеке мужа. — Ты романтик.

— Романтик? Норман?! — фыркнула Арабелла, разрушая поэтичность момента. — Что же такого романтичного сделал этот распутник?

Снисходительно простив Белле ее скептический тон, Дженни вызвала в памяти сцену свидания с Норманом. Они качались в лодке на волнах залива, загипнотизированные красотой теплой бархатно-черной ночи. Потом наступил неправдоподобно прекрасный рассвет, потрясший их как торжественная симфоническая музыка, прогремевшая между небом и морем. Они были переполнены ликующим звучанием, и он тогда впервые поцеловал ее.

— Он пригласил меня на ночную рыбалку, — простодушно объявила Дженни.

Брови Беллы поползли вверх. Она комично изобразила, будто падает в обморок и, изнемогая от беззвучного смеха, схватила Нормана за рукав.

— О боже! Норман! Ночная рыбалка! Ты не мог выдумать ничего оригинальнее?

— И еще мы сидели в дождь на скамье, под зонтом, — ничуть не смущенная ее реакцией продолжила Дженни, — и целовались. Пробуя вкус дождя на губах друг друга. И весь остальной мир не существовал для нас.

— Рыбалка! Дождь! — слабея от хохота, Белла воздела руку ко лбу. — Это о ком, Норман? О тебе? Насколько я помню, твоя романтичность проявлялась совсем по-другому. Изысканный обед, серебро и хрусталь, сервированные на столах орехового дерева, роскошно убранный розами отдельный кабинет и музыканты с повязками на глазах, игравшие…

— Закрой свой рот! Хорошо? — с наигранным гневом приказал Норман, устрашающе вращая глазами. Но в его голосе послышались и совсем не шуточные стальные нотки. — Дженнифер ценит в жизни простые и естественные вещи.

— Музыканты с завязанными глазами это, наверное, чудесно, — улыбнулась Дженни.

— Они будут приглашены в первую же ночь нашего медового месяца, — торжественно пообещал Норман.

Зажав ладонью рот, словно поперхнулась смехом, Арабелла удалилась, соблазнительно покачивая бедрами. Некоторое время Норман задумчиво смотрел ей вслед, потом обернулся к Дженнифер. Глядя на нее влюбленными глазами, он погладил ее по щеке, провел пальцами по нежной коже шеи, и его рука как бы невзначай соскользнула к пухлым холмикам, вздымавшимся под тканью платья. Дженни перестала дышать.

— Ты прекрасна, миссис Реджинальд, — пробормотал Норман, не в силах оторвать взгляд от гладкой, почти прозрачной кожи ее обнаженных плеч. — Я хочу, чтобы мы ушли, — настойчиво потребовал он. — Прямо сейчас.

Ее обдало жаром, улыбка вмиг сбежала с лица, ставшего испуганно-жалобным.

— Но ведь еще очень рано! — внезапно осевшим голосом пробормотала Дженни. — Все будут веселиться еще несколько часов. Ты же не хочешь лишить меня этого удовольствия? Реджи, пожалуйста!

— Не называй меня этим именем! — сказал он чуть обиженно и сдержанно объяснил: — Мне больше нравится Норман.

— Реджи идет тебе. Очень милое имя. Зачем ты поменял его? — спросила Дженнифер.

— А разве это возбраняется? — отшутился Норман и поспешил перевести разговор на другую тему. — Давай выйдем, подышим воздухом, — предложил он, мягко подталкивая ее к выходу в сад.

В беседке, увитой глициниями, он целовал ее до тех пор, пока у нее не закружилась голова. Дженни обняла его за шею, зарылась пальцами в шелк волос, вдохнула запах его кожи и позволила дурману любви захватить себя. Истома разлилась по ее телу, стеснила грудь, и ей пришлось вздохнуть так глубоко, что возникло ощущение, будто воздух обжег легкие.

— Я хочу знать все о тебе с того момента, как ты помнишь себя маленьким мальчиком, — расслабленно сказала Дженни, уткнувшись в его плечо и целуя снизу в подбородок. Подбородок показался ей каменным. Она заглянула ему в лицо. На нем появилось угрюмое, замкнутое выражение: видно, воспоминания о детстве были ему неприятны.

— Родители звали тебя Норманом? — спросила Дженнифер, не зная, как продолжить разговор.

— Нет. — Он помедлил. — Так звали меня в компании школьных друзей. Нам почему-то не нравились наши настоящие имена. Норман звучало более твердо, более мужественно. Мы считали себя взрослыми, занимались разными делами, и эти прозвища придавали нам вес в собственных глазах.

— А какими делами? — небрежно поинтересовалась Дженни.

— Ну, то тем, то этим, — неопределенно ответил Норман. — Скажем, покупали сломанные велосипеды, снимали с них детали и продавали. Были и другие дела такого рода.

— Но ведь это далеко от того, чем ты занимаешься теперь. Ты говорил, что работаешь в банке. И вряд ли в качестве кассира. — Она оценивающе оглядела его. — Для мелкого клерка ты выглядишь слишком самоуверенным. Наверное, это городской банк в Эдинбурге?

— Да. Именно так. Я веду там несколько сложных дел, — подтвердил он. — Немного рискованных. Ну, и биржевые операции.

Дженнифер понурилась, вспомнив, что сама считала себя ставкой в одной его удачной операции. Следом в голову пришла другая тревожная мысль.

— Ты играешь на бирже?

Взгляд его стал тяжелым.

— Это мой бизнес, и я знаю, что делаю. Не беспокойся, — продолжил он ледяным тоном, — ты не будешь испытывать нужду в деньгах.

Дженни опустила глаза. Ее приданого вполне хватило бы им обоим для безбедного существования. Если только в один прекрасный момент оно не исчезнет, как дым после какой-нибудь денежной махинации. А она рассчитывала, что сможет воспользоваться этими средствами, чтобы помогать матери.

— Отец всегда играл. Рисковал даже последними деньгами. Это измотало матери все нервы, — грустно вздохнула Дженни.

— Он негодяй! — прорычал Норман. — Хоть раз с тех пор, как они расстались, выплатил он твоей матери деньги на содержание?

Слезы навернулись на глаза Дженни. Боль за мать никогда не покидала ее. Но Норман! Он так переживает за нее, так возмущается непорядочным поведением отца. А сам? Всегда ли его собственные действия можно назвать честными?

— Нет, — тихо ответила она. — Ни разу.

— А между тем он богат, как Крез!

Дженни бросила на него быстрый взгляд. И продолжила неохотно:

— Женщина, к которой он ушел, предлагала нам большую сумму, но мама отказалась. Пожалуйста, не будь так враждебно настроен к Фрэнку, — попросила Дженни. — Этим ты только расстроишь маму. Она мечтает о том, чтобы снова быть с ним вместе. Знаю, что ты скажешь, — заторопилась Дженни, помня о его скептическом отношении к такой идее. — Но что бы мы ни думали по этому поводу, ее счастье для меня важнее всего. Только бы она была довольна и не болела, не нуждалась до конца жизни. Ей нельзя много работать. Я бы все отдала, чтобы дать ей возможность наконец отдохнуть, — горячо закончила она.

— Я понимаю, — сказал Норман, задумчиво глядя на Дженни. — С дочерью, по крайней мере, ей, кажется, повезло. Значит, она хочет снова быть с Фрэнком. А чего хочешь ты?

— Сделать ее жизнь легче — вот единственное, чего я хочу, — вздохнув, ответила Дженни.

Он ничего не сказал. Она посмотрела на него и удивилась странному выражению его глаз.

— А я, значит, в твоих планах вообще отсутствую? — поинтересовался Норман после долгой паузы.

Дженни покраснела.

— Нет, конечно. Прости, пожалуйста. Я думала, мы говорим только о матери. — Ей было неловко, что она невольно обидела его. — Норман, маме было так трудно…

— Я знаю. — Лицо его посуровело. — Она мне рассказывала. Отец бросил ее ради богатой вдовы, в поместье которой работали твои родители. И она вынуждена была покинуть Арран, этот чудесный шотландский остров. Потому что не могла видеть, как ее бывший муж господствует и повелевает в том самом доме, который она так любовно обихаживала чуть ли не с первого дня своей замужней жизни.

Тронутая горечью, прозвучавшей в его словах, Дженни кивнула.

— Мама обычно никому не рассказывала об этом. Но теперь ты понимаешь, почему я мечтаю, чтобы у нее все устроилось?

— И ты можешь это сделать, — с одобрением произнес Норман. — Замужество принесло тебе деньги.

— О, да. — При мысли о приданом, частью которого она сможет распоряжаться, Дженнифер мечтательно улыбнулась. — Я буду исполнять любые ее желания. Я ее еще избалую, — в восторге от роли волшебницы, которую она сможет сыграть для своей матери, Дженни счастливо рассмеялась. — Она заслужила это, Норман. Когда мама покинула Арран и прибыла в Ирландию, ей помогли ее тетки. Она тяжело переживала, что приходится пользоваться их милосердием, и, как только немного обустроилась, перестала принимать от них помощь. Она была беременна мною, когда отец бросил ее. Отказывая себе в самом необходимом, мама сумела сделать так, чтобы я ни в чем не нуждалась. Она жертвовала для меня всем. Вот почему я хочу теперь взять на себя заботу о ней. Ты ведь понимаешь меня, да? Ей надо уйти на отдых. Невыносимо видеть, как она день за днем убивает себя, выполняя тяжелую работу в гостинице. Разве не естественно, что я хочу теперь создать ей нормальные условия? Ведь сколько лет она всю себя отдавала мне!

Норман кашлянул. Его глаза сверкали, выглядел он крайне возбужденным.

— Конечно, — глухо проговорил он. — Но не является ли твое желание взять на себя это бремя искуплением за какие-нибудь не слишком этичные действия?

— Не понимаю, что ты имеешь в виду. Разве ты не сделал бы того же самого для своей матери, если бы она была жива? — воскликнула Дженни с горячностью.

Его лицо сразу стало замкнутым и суровым.

— Думаю, нам следует вернуться, — предложил Норман отрывисто. Наверное, он заметил в глазах Дженни намек на слезы, потому что вздохнул и привлек ее к себе. — Меня действительно волнует судьба твоей матери, — тихо проговорил он. — Меня бесит то, как твой отец обращался с ней. Когда мы будем в Эдинбурге, она должна приехать к нам и пробыть с нами как можно дольше. Мы будем вместе заботиться о ней, Джейн.

— О, милый! — Дженни подняла к Норману счастливое лицо. — Это будет чудесно!

— Ну, вот и хорошо, — ласково сказал он. — А теперь пойдем. Слышишь эту медленную музыку?

Однако потанцевать им не удалось. Только она положила руку на плечо мужа, как мелодичный мотив сменился быстрым зажигательным ритмом. Дженни невольно рассмеялась, увидев, какой испепеляющий взгляд Норман метнул на скрипача. Тот старательно извлекал из своего инструмента громкие звуки.

— По-моему, это инициатива Арабеллы. Кто просил ее распоряжаться музыкой! — с раздражением сказал Норман.

Дженни поискала глазами Беллу и увидела, что та действительно что-то горячо обсуждает с капельмейстером.

— По-видимому, она решила, что вечер требует оживления и гостей надо взбодрить, — попробовала Дженни объяснить ее действия. — Смотри, сколько сразу стало танцующих.

— Присоединимся к ним? — Неожиданно сильным движением он привлек ее к себе и закружил так быстро, что шары и флажки, украшавшие зал, слились в ее глазах в одну мерцающую бело-желто-голубую ленту, а лицо Нормана казалось постоянно меняющимся в неверном, колеблющемся свете люстры и канделябров. Она посмотрела ему в глаза, и все у нее в душе перевернулось. Такая мольба о любви была в них, такое гипнотически завораживающее обожание.

Пространство зала все больше заполнялось танцующими парами. Вокруг них становилось тесно, и им поневоле пришлось замедлить свое стремительное вращение.

— Я уже задыхаюсь, — весело прокричала Дженни, раскрасневшись от быстрого движения.

— Вот я поцелую тебя, тогда ты узнаешь, что значит задохнуться, — пообещал он лукаво.

Вдруг чья-то — в алом — рука, словно язычок пламени, мелькнула перед их глазами.

— Норман! Норман! — Арабелла решительно схватила его за борт пиджака.

— Белла, ты, как всегда, кстати, — недовольно проворчал он. — Ну что еще?

— Тебя к телефону! — требовательно сказала Арабелла и покосилась на Дженни. — Он, наверное, думал, что я собираюсь с ним танцевать, — насмешливо добавила она, приглашая Дженни посмеяться вместе с ней.

— Меня? К телефону? — Меньше всего на свете Нормана интересовали сейчас телефонные звонки. — Кто бы это ни был, передай ему, что я занят флиртом с замужней женщиной и не желаю, чтобы меня отвлекали. Скажи, я не расположен заниматься сегодня делами…

— Это совсем другой звонок. — Белла загадочно понизила голос. Дженнифер тактично отстранилась от них, сделав вид, что рассматривает гостей.

— Черт возьми! — возмутился Норман. — Джейн, дорогая…

— Все в порядке. — Она мило улыбнулась. — Иди, иди. Мне как раз нужно поговорить с мамой и тетями. Мама, наверное, ждет не дождется, чтобы я улучила минутку побыть с ней.

— Я не задержусь. — Норман чмокнул ее в нос. — Не вздумай сбежать. А если я застану тебя с мужчиной, то убью его.

— Дурачок! — ласково рассмеялась Дженни.

Норман наклонился и крепко поцеловал ее в губы.

— Оставляю тебя маме и ее сестрам. Смотри, чтобы я застал тебя с ними, когда вернусь. Больше ни с кем не разговаривай!

— О боже! Ну, вы скоро кончите миловаться?! Пойдем же! — от нетерпения Белла притопнула ногой.

Джейн смотрела им вслед, думая о том, какую красивую пару они могли бы составить. Она снова с завистью отметила элегантность Арабеллы, гладкие черные волосы, забранные в высокий пучок, роскошное алое платье, гордую осанку. Увы, сравнение было не в пользу Дженни. Рядом с яркой Беллой она, наверное, выглядела довольно блекло. Арабелла просунула руку под локоть Нормана. Теперь они шли рядом. Двое хорошо знающих друг друга людей. Связанных многими годами дружбы.

— На твоем месте я бы присмотрел за этой женщиной.

Дженни обернулась и оказалась лицом к лицу с отцом.

— Господи, Фрэнк! Ты, как всегда, истолковываешь все превратно, — выговорила она ему. — Арабелла — сестра Эдгара Боулинза, одного из лучших друзей Нормана. Он жил в их семье, когда был подростком. Они почти родственники.

— Ну да, как же! А ты знаешь, почему он жил у них? — с неподдельным интересом спросил Фрэнк.

— Нет. Он не рассказывал. Наверное, это произошло, когда умерли его родители, — предположила Дженнифер. — Они с Эдгаром были в школе лучшими друзьями. Разве не достойно уважения, что Боулинзы взяли мальчика к себе? Жаль, что они не смогли приехать. Белла была совсем ребенком, когда Норман попал к ним. Он стал ее кумиром, как это часто бывает у маленьких детей по отношению к более старшим, — сказала она с теплым чувством. — Как чудесно жить в нормальной семье, где все любят друг друга, — добавила Дженни и тут же прикусила язык, покраснев от своей бестактности. — Я имела в виду…

— М-да. Ну, у тебя была любящая мать, — ничуть не смутился Фрэнк, — а у Нормана — любящая Арабелла.

— Я не ревную. Он действительно любит меня, Фрэнк.

— Конечно. — Отец неуклюже потрепал ее по плечу. — Но не рассчитывай, что я тоже буду любить его.

Дженни вздохнула. Немало времени пройдет, прежде чем она сможет наладить отношения между ними. Взглянув на Фрэнка, она заметила в его глазах что-то, похожее на заботу. О, как она была признательна ему за этот намек на добрые чувства.

Дженнифер слегка погладила отца по щеке, и он не отстранился, как будто даже растрогался. Тогда она поцеловала его. И обняла. И он сделал то же самое, торопливо и неловко. Потом грубовато оттолкнул ее.

— Ох, уж эти невесты! Все их тянет на сентиментальность, — с явно наигранным неудовольствием протянул Фрэнк, поворачиваясь, чтобы уйти. Он удалился так поспешно, что это было похоже на бегство. Но не потому, что был рассержен. Просто боялся быть уличенным в проявлении нежных чувств. А Дженни, светясь от счастья, направилась к матери.

Они оживленно болтали о разных пустяках, как вдруг с беспокойством мать заметила:

— Что-то Нормана долго нет. Надеюсь, ничего не случилось.

Смех замер на устах Дженни, когда она посмотрела на часы: прошло уже целых двадцать минут, как Арабелла увела Нормана. Поглаживая бриллиантовую насечку на браслете, Дженнифер попыталась успокоить встревоженное сердце.

— Сбежал, может быть! — пошутила она, втайне надеясь, что посмеявшись над этими словами, лишит их реальной силы.

— Дуреха! — Мать мелко затряслась от смеха. — Да ведь он прилип к тебе с того момента, как увидел! И сегодня никому не давал подойти к тебе… Какие-нибудь дела, наверное.

— Белла говорила, что он иногда забывает все на свете ради работы, — сухо сказала Дженнифер. — Надеюсь, он не забыл хотя бы про свою свадьбу.

— А вот и он! — воскликнула мать. — Ну, иди к нему, доченька. Какой-то он уставший, как будто.

— Белла тоже! — удивилась Дженни несколько растрепанному виду Арабеллы. — Надеюсь, не для того же он выходил, чтобы переспать со своей секретаршей.

Развеселив всех удачной остротой, Дженни вспорхнула, подбежала к Норману, обняла за шею и прижалась щекой к его плечу. Но тот не сразу откликнулся на ласку. И ответное объятие его было каким-то неуверенным. Дженнифер заглянула Норману в лицо и погрозила пальцем:

— Забыл меня, да? Забыл свою невесту?

— Нет, конечно.

Однако в голосе его не слышалось энтузиазма. Озадаченная Дженни хотела обратиться к Белле. Но Арабелла в паре с Фрэнком уже кружилась в другом конце зала, и ее гибкое стройное тело грациозно двигалось в такт музыке.

— Какие-нибудь неприятности? — сочувственно спросила Дженни.

Его черные глаза оставались непроницаемыми. Прошло несколько секунд, прежде чем он ответил:

— Да так, пустяки. Уже все улажено.

— Арабелла такая взъерошенная. Что ты сделал с ней? — Это должно было прозвучать как шутка, а получилось похожим на подозрение.

— Она в ярости, — кратко ответил Норман. — Я получил выговор. Она говорит, что я веду себя недопустимым образом. Совершенно не уделяю внимания гостям. И ей тоже. По ее мнению, я выгляжу как влюбленный мальчишка. Она никогда не думала, что я могу настолько забыть о приличиях и такте.

Это было правдой. Мать тоже обратила внимание на то, что Норман не отходит от Дженни.

— Бедная Арабелла! Ты должен загладить свою вину. Только сейчас она все равно занята. Как насчет того, чтобы потанцевать со мной? — робко спросила Дженнифер. Норман посмотрел на нее так, будто она была где-то далеко-далеко. Дженни ничего не понимала. А ей необходима была ясность.

— Не сейчас. Не обижайся, пожалуйста. — Норман сделал попытку улыбнуться, но глаза его остались холодными. — Мне нужен глоток свежего воздуха. Через минуту я буду в порядке. Просто не слишком приятный звонок. Я хочу пройтись. А ты пока поговори с матерью насчет Эдинбурга, удобно ли ей будет приехать в следующем месяце? Я скоро вернусь.

Он поцеловал ее так, будто она была статуей. Дженни с тяжелым чувством смотрела, как он уходит. Нет сомнения, что его вывело из равновесия какое-то очень важное сообщение. Ей нужно узнать, что это был за звонок. Дженни едва дождалась, когда отец отпустил партнершу, и сейчас же бросилась к ней, потому что Белла, похоже, собиралась последовать за Норманом.

— Бел, подожди! Мне нужно поговорить с тобой, — крикнула она, задыхаясь от спешки.

— Что-то не так, дорогая? — тонкие дуги бровей поползли вверх.

— Давай отойдем. — Дженнифер завела Беллу в укромный уголок позади огромной корзины с орхидеями и лилиями. Воздух здесь был напоен густым ароматом. Сладким, тяжелым, кружащим голову. — Норман странно ведет себя, — поделилась она с Беллой своим недоумением. — У него неприятности?..

Арабелла взяла руку Дженни в свою, встретилась с ней взглядом и в смятении отвела глаза в сторону.

— Ну… это… Нет, я не могу тебе сказать.

— Пожалуйста, — взмолилась Дженнифер, — откройся мне!

— Бедное дитя, — вздохнула Белла. — Бедное, бедное дитя. — И она сочувственно погладила ладонь Дженни.

— Почему? Почему я бедное дитя? — вскричала Дженнифер с волнением.

Арабелла сделалась совсем печальной.

— Кажется, я поступаю очень глупо, — выговорила она самой себе. — Ты такая милая, нет, не верю, что он может обидеть тебя.

— Другая женщина? — Это всегда имеющееся наготове предположение сразу пришло ей в голову, и она сжала пальцы Беллы. К ужасу Дженни, та, слегка помедлив, кивнула в ответ. Земля ушла у нее из-под ног. — Этот звонок? — ловя ртом воздух, спросила Дженнифер. — Одна из его бывших любовниц?

Арабелла слегка повела плечом.

— Не совсем. Звонила Элизабет.

Это имя ничего не сказало Дженни.

— Элизабет, это кто?

— Он ничего не говорил тебе о ней? — Белла нахмурилась. — Долгое время они были знакомы. Собирались пожениться. Понимаешь, Дженни…

— Продолжай, — спокойно попросила она. Ее лицо превратилось в маску. Внутри все ныло от невыносимой боли. — Он ее сильно любил? Может быть, любит до сих пор?

— Ну что ты!

У Дженни немного отлегло от сердца. Но следующие слова Беллы вновь заставили ее встревожиться.

— Видишь ли, она сбежала от него. Прямо из-под венца.

В висках у Дженнифер глухо стучало. Неудивительно, что он так заволновался, когда она собиралась сделать то же самое.

— Почему она бросила его? — спросила Дженни, когда овладела собой.

— Элизабет — богатая наследница. Она поняла, что Норман женится на ней из-за денег.

 

4

— Нас-лед-ни-ца! — еле слышно повторила Дженнифер.

— Ну что ты так переживаешь, дорогая? — бодро сказала Белла. — С тобой совершенно другой случай. На этот раз он сделал прекрасный выбор.

Оказывается, даже Арабелла не знает всех секретов Нормана, горько подумала Джейн.

— Выходит, он привык жить за чужой счет? — мрачно спросила она.

— Все это осталось в прошлом, милочка. А раньше? О да! Выбирая женщину, он всегда тщательно взвешивал и оценивал ее капитал, — с осуждением сказала Белла. — Он думал, что сможет жениться на деньгах. Очарует какую-нибудь глупышку с баснословным состоянием и пойдет с ней и ее приданым к алтарю. Я была в восторге, когда увидела тебя, — призналась она. — Ты совсем простая!

— Спасибо, — сухо сказала Дженни.

— Только любовь могла привлечь его к тебе, — с жаром убеждала ее Белла. — Ты не так блистательна, как женщины, к которым он питал раньше интерес, в то же время ты не так богата и безобразна, как те, которым он делал предложения.

— О боже! — тихонько простонала Дженни.

— Думаю, Лиззи звонила, чтобы убедиться, что Норман не собирается обмануть еще какую-нибудь наследницу, — продолжала Арабелла. — Он объяснил ей, как все обстоит на самом деле. Хотя ему потребовалось немало усилий, чтобы уговорить ее не приезжать самой. Элизабет очень хотела встретиться с тобой. Норман был вне себя, когда повесил трубку.

— Ты же говорила, что Норман не любил эту женщину, — уточнила Дженни упавшим голосом.

— Дело не в этом. Она вовремя обнаружила, что он безумно… — Арабелла прижала ладонь ко рту. — Господи! Мой болтливый язык! Я имела в виду…

Дженни взглянула на Беллу потемневшими, как штормовое море, глазами, и та притихла.

— Не надо, Белла! Все абсолютно ясно. Норман намеревался жениться на Элизабет, потому что она была наследницей. А любил все это время другую женщину, не так ли? — подытожила Дженнифер, с трудом совладав с дрожащими губами.

— Бедняжка! Я надеялась, ты никогда не узнаешь! Теперь уже слишком поздно! Но он, должно быть, все же любит тебя. Ну и радуйся этому. Все остальное — старая история. И, пожалуйста, не передавай наш разговор Норману! — попросила Арабелла. — Он возненавидит меня. А я этого не переживу.

Дженни была бледна как полотно.

— А… та женщина, которую он по-настоящему любил… — Дженни запнулась. — Он все еще любит ее?

— Не буду скрывать, он действительно очень сильно любил ее многие годы. Но теперь обязан забыть о ней, ведь он выбрал тебя. Нельзя же тащить все это за собой в семейную жизнь.

— Да, конечно, — согласилась Дженни не слишком уверенно.

— Джейн, — вкрадчиво сказала Арабелла, — я случайно узнала, что Норман приобрел недавно приличных размеров собственность и капитал. Одному богу известно, каким образом. Вероятно, какие-нибудь сомнительные сделки. И вот что я скажу тебе. Он что-то затевает с этими деньгами. И, насколько мне известно, не собирается делиться ими с тобой. Так что ты на них особенно не рассчитывай. Правда — добавила она, глядя на Дженни ясными глазами, — ты ведь, по-моему, привыкла обходиться без денег.

Так. Вот оно что. Деньги отца участвуют в какой-то рискованной операции. Норман потеряет их, и его щедрое предложение заботиться о ее матери может оказаться пустым звуком. От бессильного гнева Дженнифер готова была скрежетать зубами.

И когда Белла дружески поцеловала ее и удалилась, первой мыслью было: интересно, сколько времени займет у него проматывание ее приданого? И как скоро возникнет у Нормана необходимость подыскивать себе более состоятельную невесту?

О, Норман! — горестно вздохнула она. Вот я и рискнула, согласившись выйти за тебя.

Любит, не любит. Она усеивала пол лепестками, снимая с платья цветок за цветком. Джейн больше не доверяла себе. Возможно, цветы окажутся мудрее и дадут правильный ответ.

— Джейн!

Она вздрогнула. Глубоко уйдя в свои мысли, Дженни не заметила, что тот, о ком она думала, стоит прямо перед ней. Норман был угрюм и мрачен.

— Нам пора, — негромко сказал он. — Где Арабелла?

— Норман, — начала Дженни, набравшись смелости. — Я хочу остаться. Я не хочу…

— Нет. Пойдем!

Не обращая внимания на возражения, он взял ее за руку и повел туда, где Белла коротала время за бокалом шампанского.

— Через секунду мы уходим, Бел, — сказал Норман, как показалось Дженни, с теплотой и нежностью, которых сама она не была удостоена.

Дженни застыла в оцепенении, а Белла одарила Нормана ослепительной улыбкой.

— Ну что, пришел, наконец, за своей женой, негодник? — спросила она игриво.

Потом на Дженни нашло какое-то наваждение. Ей казалось, что она спит и видит сцену из трагедии о собственной жизни. Поднимаясь, Арабелла ухватилась за лацканы пиджака Нормана. Они оказались совсем близко друг от друга. С упреком покачивая головой, Белла стояла к нему вплотную и не отводила глаз от его губ.

— Куда я денусь? — пробормотал Норман. — Но прежде чем нам уйти, хочу выяснить пару вопросов. — Арабелла подняла на него прозрачные глаза, и Дженни показалось, будто она и Норман обменялись безмолвными знаками. — Впрочем, это чуть позже. А пока, дорогая, — Норман кашлянул, — давай потанцуем перед уходом.

— С удовольствием. Одну секунду. — Белла сбросила алый жакет, оставшись в свободной тонкой блузке с блестками и длинной узкой юбке с глубоким разрезом.

Норман хмыкнул.

— Ну, ты сногсшибательна!

— Стараюсь. — Белла вся засветилась от удовольствия.

— Только очень ярко, прямо бьет по глазам. — Норман обернулся к Джейн. — Ты нас отпустишь, дорогая?

Джейн кивнула. Все происходило как в тумане. Мне это пригрезилось, подумала она. Разыгралось воображение, и только. Это ведь Арабелла, просто подруга его детства. Я ревную только потому, что не уверена в себе.

Она упрекала себя в мнительности, и все же не могла избавиться от мысли, что между ними существует нечто большее, чем дружеская привязанность. Это было видно по тому, как они танцевали: их тела соприкасались, руки Беллы обвились вокруг его шеи, глаза не отрывались от его глаз. И по тому, как они говорили: горячо и оживленно, как будто на свете не существовало ничего важнее слов, которые произнесет сейчас каждый из них.

Бел шептала что-то Норману на ухо. Он наклонился и тоже шепотом отвечал ей. Однажды даже ненароком скользнул губами по ее щеке, когда она неожиданно повернула голову.

Дженни стало больно. Она жевала пирожные, которые напоминали по вкусу бумагу, и пыталась побороть растущее чувство тревоги. Норман и Белла были старыми друзьями, убеждала она себя. Друзьями детства. Их многое связывает. Сейчас вот они спорят, что тоже случается между друзьями.

Однако ее сердце продолжали терзать муки ревности. Значит, в жизни Нормана было две женщины, сыгравшие в ней заметную роль. Элизабет, которую он никогда не любил, и которая сбежала от него прямо из-под венца, и та неизвестная, которую он, как говорит Белла, любил страстно. Ну в этом-то как раз не было ничего предосудительного. Вряд ли Дженни могла рассчитывать, что у физически нормального тридцатипятилетнего мужчины она окажется первой любовью.

Однако женился он все-таки на ней. Значит, именно ее он любит по-настоящему.

Но тут сомнения начали одолевать ее с новой силой. Два слова настойчиво бились в ее мозгу: «наследница», «деньги». И она безуспешно пыталась заменить их словом «любовь».

— Потрясающая женщина!

Дженнифер вздрогнула и машинально улыбнулась произнесшему эти слова пожилому господину, который был представлен ей как новый компаньон отца.

— О да. Она чуть ли не самая очаровательная женщина из всех присутствующих, — искренне согласилась Дженни.

— И все же не самая очаровательная. Самая очаровательная здесь вы, — сказал седовласый человек без всякого намека на лесть. Поймав ее недоверчивый взгляд, он добавил: — А хотите знать почему? В вас есть какое-то особое обаяние. А любовь заставляет вас прямо-таки светиться изнутри. Глядя на вас, хочется смеяться и плакать и любить весь мир. — Ее глаза благодарно вспыхнули, а щеки покрылись нежным румянцем смущения. — Ну, вот, — засмеялся он, — если бы вы видели себя сейчас, вы бы меня поняли… Я где-то встречал вашего мужа раньше. Только не могу вспомнить где. Вы не знаете… э-э… нет ли у него родственников на Арране?

— У моего мужа? — губы Дженни сжались в тонкую линию. Совсем недавно это слово значило для нее все. Теперь же… — Простите, — спохватилась она, заметив его удивленный взгляд. — Витаю в облаках. Мои отец с матерью жили когда-то на Арране. — Она заколебалась, припомнив свою странную идею о том, что Норман и мама были знакомы и раньше. Но Норман был тогда еще ребенком, мать уехала с Аррана больше двадцати лет назад. — Честно говоря, я не знаю. Я не слишком-то посвящена в подробности его прошлой жизни, — добавила Дженни извиняющимся тоном.

— Я бывал там. И сейчас почему-то думаю, что мог видеть его именно в тех местах. Впрочем, возможно, еще где-нибудь. Уж очень знакомо его лицо… Да, старею… За ваше здоровье и счастье, милая! — Он поднял бокал, улыбнулся ласково и медленно удалился.

Норман уже направлялся к ней через зал, быстро огибая танцующие пары и ведя за собой утомленную Арабеллу. Когда они подошли ближе, Дженни заметила, что Белла потеряла часть своего блеска и энергии. Может быть, на ней, как и на Дженни, начинала сказываться бессонная ночь.

— Как ты, Бел? — сочувственно спросила Дженнифер. — Устала?

— Мне грустно. Еще бы! Ты забираешь у меня моего лучшего друга. За последние несколько месяцев мы провели вместе много времени, — сказала Белла поникшим голосом. — Мне будет ужасно недоставать его.

— Все уладится, — улыбнулся Норман. — Я еще позвоню тебе.

Дженни не поверила своим ушам. Она понимала, что они близкие друзья, но звонить Арабелле во время медового месяца? Откуда? С Канарских островов?

В груди у нее стало холодно. Норман и Бел стояли перед ней, взявшись за руки. Глядя на Арабеллу, можно было подумать, что наступает последний день ее жизни. На лице Нормана ничего нельзя было прочесть, и Дженни терялась в догадках по поводу того, что он сейчас переживает. Она почувствовала себя лишней.

Белла нервно рассмеялась, и в дальнейших ее словах, обращенных к Норману, Дженни услышала вызов.

— Но ты не можешь уехать, пока мы не закончим наш спор! — Арабелла повернулась к Дженни. — Это касается применения тех денег, которые…

— Бел, замолчи, пожалуйста, — грозно прорычал Норман. — Я сделаю то, что решил. Так было всегда, и так будет.

Очевидно, Белла вела речь об отцовских деньгах, объяснила себе Дженни резкую реакцию Нормана. Будет непросто убедить Нормана не рисковать хотя бы оставшейся частью. Но она постаралась успокоиться, дав себе обещание во что бы то ни стало отговорить его от авантюры. Скоро все между ними будет по-другому. О Боже, сделай так, чтобы все пошло по-другому!

Недовольно взглянув на Беллу, Норман сказал:

— Мы уезжаем. До аэропорта путь неблизкий. Будь добра, узнай, готов ли автомобиль. И попроси, пожалуйста, шофера проверить, в полном ли порядке мотор и как с бензином. — Видя, что она не двигается с места, он сердито дернул головой. — Давай, Бел! — И шутливо похлопал ее немного пониже спины.

— Учти, Норман, Дженни не позволит тебе обращаться с ней так, как ты ведешь себя со мной, — сказала Белла, поводя пальцем перед его носом. — Никакой грубости! Никакого нахальства!

Дженни насторожилась. Провожая глазами удаляющуюся фигуру Арабеллы, она молила бога, чтобы Норман не оказался в семейных отношениях подобием ее отца. Ее возмущало то, как Фрэнк подчинил себе мать с помощью грубой и безнравственной силы. Сердце Дженни сжалось при мысли о покидаемом ею родном доме и о человеке, в руки которого она себя отдает.

— Нельзя ли нам побыть здесь еще немного? — спросила она с робкой надеждой. — Я не успела поговорить ни с кем из твоих друзей…

— Они прекрасно проведут время без нас. Давай улизнем от всех. Ты потом часто будешь с ними встречаться. Все впереди!

— Но я хотела выведать у них какие-нибудь твои секреты, — поддразнила она Нормана без всякого тайного умысла. Однако он насторожился. Это длилось всего секунду, но Дженнифер так чутко улавливала все странности его поведения, что сразу заметила беспокойство. — Уж ты-то наверняка узнал все мои тайны, — сказала она как можно более беззаботно, стараясь скрыть вновь охватившее ее подозрение в его искренности. — Я видела, вы секретничали с моей мамой. Ну и как, она поведала тебе обо всех моих грехах?

— О да, — рассеянно сказал Норман. — Мне известно теперь, что по утрам ты страдаешь дурным расположением духа.

Норман бросил взгляд в ту часть зала, где сидела ее мать. Та тоже смотрела в их сторону. Глаза матери и Нормана встретились, и он улыбнулся. Наверное, это была только игра ее воображения, иначе Дженни могла бы поклясться, что такими взглядами обмениваются только хорошо знакомые и понимающие друг друга люди. Как все странно и загадочно.

— Что ж, прекрасно! — бодро сказала Дженнифер, прогоняя прочь свои фантазии. — Теперь ты знаешь все о моих тайных пороках. Рассказывай о своих.

— Упорство.

— Разве это порок? — воскликнула она.

— Да. В такой степени, как у меня, это порок, — мрачно сказал Норман. — Но в данный момент я страдаю от другого — нетерпения, — улыбнулся он несколько скованно. — Все, не придумывай больше никаких отговорок! Мы уезжаем, — сказал он не подлежащим обсуждению тоном и повел ее к выходу.

Несколько раз их останавливали гости. Дженни, кажется, начала догадываться, почему весь вечер он не оставлял ее одну. И эта догадка испугала ее. Как только разговор с кем-нибудь из друзей Нормана выходил за рамки двух-трех банальных фраз, он извинялся, отшучивался и торопился к выходу. Фактически, за весь вечер он не дал ей поговорить ни с одним из своих гостей.

Норман прерывал их, переводя разговор на пустячную тему, если речь заходила о его личной жизни. Кроме того случая, когда он отходил вместе с Беллой к телефону, и нескольких коротких танцев с другими партнерами, он неотлучно находился при ней, принимая участие во всех беседах. Тогда это показалось ей трогательным. Теперь стало казаться, что он что-то скрывал от нее и не хотел, чтобы это случайно обнаружилось.

Стоило ей протанцевать несколько фигур с кем-нибудь другим, как Норман заявлял на нее свои права. Делал он это очень мило, но настойчиво. Он как бы давал понять, что сознает нетактичность своего поведения, но не в силах справиться с желанием ни на секунду не разлучаться с молодой женой.

По мере того как они подходили к комнатам, отведенным в отеле для новобрачных, ладони Дженни становились все более потными при мысли о том, что ей придется переодеваться в присутствии Нормана.

— Я хочу пойти одна в свою комнату, — заявила она дрогнувшим голосом.

— Куда тебе угодно, — сказал он безразличным тоном, как будто его больше не волновало, что она собирается делать. — Я направляюсь в свой номер. Буду ждать тебя здесь.

Но получилось так, что ждать пришлось ей. В новом бежевом костюме она мерила шагами просторный холл, придумывая, как будет своей любовью облагораживать и смягчать характер Нормана. И он поймет, в конце концов, какие истинные ценности он приобрел в результате брака.

Наконец он появился, бледный и хмурый. Дженнифер почувствовала укол в сердце, подошла, положила ему руки на плечи и нежно поцеловала. Норман вроде бы оттаял, однако мягко и решительно снял ее руки с плеч.

— Пора идти прощаться. — Он повел ее вниз. И был немедленно атакован подружками невесты, наперебой спешившими измазать его лицо своей губной помадой. Их решительно пыталась оттеснить Арабелла.

— Милый! Неужели ты собираешься нас оставить? — причитала она. Прорвавшись сквозь кольцо девушек, она прямо-таки упала ему в объятия, так что Норман должен был расставить руки, чтобы поймать ее.

Дженни оказалась в стороне. Теребя край жакета, она ждала, пока они закончат обниматься. Примирение друзей после очередной ссоры? Она через силу кивала и улыбалась в ответ на бесконечные пожелания и поздравления, безуспешно старалась уклониться от дождя конфетти и серпантина, то и дело летевших в нее. И пыталась угадать, какие слова нашептывает сейчас Арабелла на ухо Норману.

Норман отвел от себя руки Беллы, однако продолжал крепко держать ее за запястья, не желая, видимо, чтобы она уходила. Дженни постаралась приглушить ревность и зависть к их многолетней дружбе.

Рядом с ней оказался Эдгар Боулинз. Взглянув на серьезно беседующих Беллу и Нормана, он тепло улыбнулся Дженнифер:

— Не могут наговориться. Обсуждают, что должно быть сделано в его отсутствие. Эй! — весело крикнул он Норману. — Хватит заниматься делами. Пора уделить внимание невесте.

Дженни вспыхнула. Норман сказал что-то, отчего Белла заплакала. Потом старательно поцеловал ее в обе щеки и стер ладонью слезы с глаз.

— Норман! — не выдержала наконец Дженни. Она подошла ближе и взяла его за руку.

— Белла расстроена, — мягко объяснил он. — Это беспокоит меня.

Больше, чем то, что чувствует жена? — хотелось спросить ей с упреком. Дженни окружили подруги, спешившие пожелать ей счастья и поздравить с прекрасной партией. Поверх плеча Крис Дженни видела, что Норман, который отступил в сторонку, наблюдает за ними с недовольным выражением лица. Подруги шутили, щебетали разные глупости, упрекали ее в том, что она торопится покинуть их ради роскошной жизни в Эдинбурге.

— Я уезжаю потому, что Норман живет там. И я люблю его, — смутилась Дженни, почувствовав, что они завидуют ей.

— Да, конечно, — поддразнила ее Крис. — Расскажи кому-то другому. Уж наверняка ты вышла за него, потому что он богач.

— Дженни знает, что делает, — Арабелла посмотрела на нее с многозначительной улыбкой. — Невеста должна иметь представление о состоянии жениха. Конечно, он богач! — Она подмигнула Дженни. — Попроси, пусть подарит тебе бриллиант.

Дженни снова покраснела.

— У меня уже есть очень милые часики и цепочка, — смущенно сказала она. — Дженни показалось, что Нормана раздражает этот разговор. Во всяком случае, он поспешил закончить его. Решительно взял ее под руку и, свернув процедуру прощания, повел к дверям.

— Поехали, поехали, — поторапливал он Дженни, помогая ей сесть в машину — вместительный «мерседес» последней модели, с широким, как диван, задним сиденьем, обитым черной кожей.

…И это называют самым счастливым днем в жизни, горько подумала она. Едва ли Дженни когда-нибудь чувствовала себя более несчастной. А он? Доволен ли он своим браком по расчету?

— Норман… — неуверенно начала она.

— Помаши своей маме, Джейн, — перебил ее Норман. — Она будет ужасно скучать по тебе.

— Помаши Арабелле, — поддела его Дженни. — Она не найдет себе места в ближайшие две недели.

— Что, черт побери, ты хочешь этим сказать? — холодно осведомился он.

Дженни осеклась.

— Ничего! Просто она плачет, видимо, очень болезненно реагирует на твой отъезд…

— Перестань, — с нажимом проговорил он. — Улыбайся и маши рукой.

— Прощайте, прощайте! — повернувшись назад, Дженни продолжала махать рукой все сильнее, не в силах оторвать взгляда от близких ей людей, кого оставляла в родном городе. Ей хотелось оттянуть момент, когда они исчезнут из виду, и она окажется лицом к лицу с человеком, который с каждым часом казался ей все более непонятным и загадочным. Что ее ждет в Эдинбурге? Другой город, непривычный образ жизни, незнакомый мужчина, именуемый мужем. Как-то сложится ее будущее? — Прощайте, — прошептала она, еле сдерживая слезы.

Тело ее занемело в неудобной позе. Но Дженни оторвалась от окна только тогда, когда высокая изгородь заслонила от нее всех, с кем ей так тяжело было расстаться. Опустив глаза, Дженнифер стала старательно стряхивать с себя остатки конфетти и расправлять складки на новом костюме.

Бросив украдкой взгляд на Нормана, она подумала, не вызвано ли выражение отчужденности на его лице той же самой неуверенностью, что мучила и ее. А может быть, он вспоминал Элизабет? Или ту, которую так сильно любил когда-то.

Интересно, как проведут они ближайшие две недели, не говоря уже об остальном времени, что будут вместе? Храня вежливое молчание? Она должна первой что-то предпринять. Сделать что-то, чтобы растопить лед недоверия.

— Не так-то просто начинать новую жизнь, да? — несмело проговорила она.

— Да.

Приведенная в замешательство его односложным ответом, она провожала тоскливым взглядом проносящиеся мимо поля и рощицы родных окрестностей.

— Мне… как-то не по себе, Норман.

— Почему? — Брови его сошлись в одну линию.

Да пошевелись же ты, мысленно молила она. Обними. Скажи, что все хорошо, что ты любишь меня.

— Ну, понимаешь, — вместо этого сказала она, — я всю жизнь провела в Уиклоу. Здесь все живут очень просто, и все знают друг друга. — Дженни смущенно замолчала.

— Тебе понравится Эдинбург.

— О да. Говорят, это чудесный город, — вежливо ответила она. — Но в Уиклоу можно смело гулять по улицам даже ночью. И у нас никто не переживает, что одет не по последней моде, потому что никто и не знает ее. — Внезапно ей стало жарко. Она вспомнила вдруг, как Арабелла, наставляя ее на путь заботливой жены, перечисляла имена модных мастеров, у которых имел обыкновение одеваться Норман. Еще она сообщила ей размер его рубашек. Откуда она узнала такие подробности?

Пустое, решила Дженни. В большом городе жизнь лишена условностей. Видимо, там это никого не удивило бы. Да, ей придется трудней, чем Норману. Дикарка, вырванная из родной стихии. Многое, самое обыденное и привычное для него, будет поначалу вызывать у нее недоумение и вопросы.

Желая немного ободрить себя, Дженнифер вернулась в воспоминаниях на несколько часов назад. Отогреваясь в душе, мысленно пережила еще раз самые волнующие и трогательные моменты их свадьбы. Как они целовались в беседке, как танцевали… В ушах звучала чудесная музыка, смех друзей. Неожиданно перед глазами возник образ Беллы. Внутренне сжавшись, она снова увидела их долгий прощальный поцелуй и загадочный взгляд Нормана, обращенный к Бел.

— Слава богу, венчание наконец-то позади. — Неожиданная реплика Нормана вывела Дженни из задумчивости.

— Тебе не понравилось? — Ее неприятно удивили его слова.

Он помедлил, потом, словно решив, что сейчас это будет самое правильное, обнял ее за талию и притянул к себе.

— Не хотел ни с кем тебя делить, — угрюмо объяснил он. — Оказывается, я совершенно не выношу, когда ты танцуешь или разговариваешь с кем-нибудь другим. Просто выхожу из себя.

Насупившись, Норман перебирал выбившуюся из прически прядь ее волос, наматывал их на палец, где они блестели наподобие обручального кольца. А она размышляла, озадаченная, есть ли хоть маленькая доля правды в его словах. Один раз, во всяком случае, она точно видела любовь в его глазах. Дженни была уверена в этом.

Хватит пугать себя пустыми страхами! Пусть вначале Норманом двигала лишь жажда наживы, потом, она чувствовала это, он стал испытывать настоящее чувство к ней. К ней самой, вне зависимости от ее денег. И им было хорошо вдвоем.

Она улыбнулась, набралась смелости и прижалась к Норману. Его уютное тепло стало ласково проникать в ее тело.

— Это была настоящая ирландская свадьба, — тихо вздохнула Дженни, стараясь не думать ни о чем плохом. Все образуется. Постепенно они выяснят, что непонятно им друг в друге, и всякие сомнения отпадут сами собой. — Хорошо, что гости вели себя непринужденно и раскованно, и всем было весело, — вспомнила она со счастливой улыбкой.

— А старая мисс Джонсон так вошла в раж, что оттоптала мне все ноги, — хохотнул Норман.

Дженни устроилась поудобнее и потерлась щекой о его подбородок, радуясь тому, что атмосфера начала разряжаться.

— Она очень милая… А ты имел громкий успех. — Ей было необыкновенно приятно, что Норман понравился ее друзьям. — Я не думала, что твои и мои гости смогут найти общий язык, и была удивлена, когда они объединились в одну компанию. Твои вначале показались мне такими недоступными, высокомерными, а у нас в городке люди все больше простые и безыскусные.

— Ну так что ж. Не такие уж они и разные. Да, мои друзья в основном деловые люди. Асы в своей области. Но они стали профессионалами благодаря упорному труду. И в этом смысле ничем не отличаются от любого работяги. — Норман смотрел в окно и говорил, быстро роняя слова. — Высокомерными обычно бывают те, кто идет к вершинам успеха неправедными путями. Такие готовы душу продать, чтобы получить то, чего они вовсе не заслуживают.

— А ты бы свою мог продать? — спросила она и тут же пожалела об этом. Он напрягся. Ее голова касалась его груди, и Дженни четко слышала глухие, тяжелые удары сердца.

Норман не спешил с ответом. Потом сказал медленно и веско:

— Я думаю, у любого человека могут так сложиться обстоятельства, что он будет не гарантирован от этого…

— Но я бы не смогла! — воскликнула она с горячностью. — Никогда!

Норман хмыкнул.

— Какая самоуверенность! — насмешливо процедил он, чуть отстранившись от Дженни, и весело посмотрел на нее. — В каждом сидит какая-нибудь страсть или порок. Вынуди человека зайти слишком далеко, заставь его испытывать страх за то, что ему дороже всего на свете, и он предаст самого себя. Это вопрос выживания, Джейн. Я думаю, ты понимаешь это так же хорошо, как и я. Несмотря на все свои строгие принципы.

— Но я этого не сделаю…

— Мы оба знаем, что это не так, — убежденно сказал он.

Оскорбленная, Дженни убрала руки с его груди и отодвинулась. И Норман не стал ее останавливать.

— Ты, очевидно, судишь о людях по себе, — с легкой насмешкой сказала она.

— Мы можем сколько угодно обманывать себя на этот счет. Все зависит от того, где для каждого из нас лежит граница между откровенной подлостью и вполне извинительной слабостью. Когда дьявол начинает искушать, нужно быть очень сильным человеком, чтобы уметь противостоять ему.

— Да? — Дженни не понравился его тон.

— Представь себе, да. Когда-нибудь потом мы продолжим этот разговор, а сейчас давай сменим тему. Я немного устал. Сегодня был тяжелый день. Удивительно, мы теперь женаты. А всего несколько недель назад я даже не был с тобой знаком. Ну и как ты себя чувствуешь в качестве миссис Реджинальд? — спросил он, внимательно глядя на Дженнифер.

— Немного странно, — призналась она. — Непривычно.

— Давай я тебе помогу освоиться в новом качестве.

Не меняя сурового выражения лица, Норманн склонился к ней, чтобы поцеловать в губы, но Дженни отшатнулась с внезапным отвращением. На его губах она заметила алый след помады Арабеллы. Память об их прощальном поцелуе. Он помрачнел еще больше.

— Ты видел свое лицо? — спросила Дженни, одолеваемая приступами нервного смеха. — Оно похоже на рекламу губной помады.

Норман растерянно потрогал верхнюю губу.

— Я думал, эти женщины меня съедят, — поморщился он. И с невинным видом обратился к Дженни. — Вытри, пожалуйста.

Он вынул из корзины, стоявшей в ногах, бутылку шампанского, открыл ее аккуратными, уверенными движениями и смочил вином свой белоснежный носовой платок. Джейн покорно взяла платок и принялась старательно оттирать пятно. Однако маленькая алая полоска никак не хотела исчезать.

— Ничего не получается, — нахмурившись, сказала она.

— А ты попробуй губами, — предложил Норман, глядя на нее весело и вызывающе.

— Нет, ни за что! — Джейн уперлась ладонями ему в грудь, отчаянно сопротивляясь его сильным рукам.

— Что?

— Я не буду тебя целовать.

Норман сверкнул на нее глазами и разъял объятия.

— Как интересно, — почти брезгливо произнес он. — Меня предупреждали об этом.

Глаза Дженни расширились.

— Предупреждали? Кто предупреждал?

— Арабелла, — сказал он, как нечто само собой разумеющееся. — Ей показалось, что ты недовольна тем, как тепло мы с ней прощались. Она будто предвидела, что ты захочешь проучить меня, и просила быть снисходительным, — объяснил он скучным голосом. — Ты намерена поцеловать меня или нет?

— Нет, пока тебя украшают следы поцелуев другой женщины! — Дженни посмотрела ему прямо в глаза.

— Другой?.. Господи, но ведь это же всего только Белла, — раздраженно воскликнул Норман.

— Всего? — Голос Дженни дрогнул, и она сделала усилие, чтобы успокоиться. — Она ведь, кажется, занимает большое место в твоей жизни?

Норман хмыкнул.

— Огромное. Моя правая рука. Незаменима. У нее юридическое образование. Без нее я бы пропал.

Ну, вот. Напросилась на откровенность, подумала Дженни. Ревность с новой силой овладела ею. Белла в самом деле была изумительна. Джейн вспомнила ее безупречный вид: модную одежду, строгий макияж, тонкую шелковистую кожу рук. Она красива, элегантна, современна, умна. Ах да, еще и незаменима.

— Удивляюсь, почему ты не женился на ней, — спросила она неестественно игривым голосом. И тут же выругала себя. Идиотка! Безмозглая идиотка!

— Я хотел. Я предлагал ей, — спокойно сообщил Норман, наливая шампанское и подавая ей бокал.

Еще одна женщина в его жизни! Значит, он когда-то любил Беллу. А та тактично скрыла от нее этот факт.

— Даже так? — Дженни чуть не захлебнулась, сделав неожиданно большой глоток шампанского. — И что она ответила? — Кровь гулко стучала в висках, однако Дженни откинулась на спинку сиденья и постаралась казаться беспечной.

Он задумчиво смотрел прямо перед собой.

— Она сказала: «Не раньше, чем ты разбогатеешь, милый!» Придет время, и она сама станет очень богата.

— Я знаю. — Дженни постаралась обойти вниманием тот факт, что Норман теперь вполне мог соответствовать требованиям Беллы. — Мы долго разговаривали вчера вечером. Она наследует состояние отца только в том случае, если до тридцати лет не вступит в брак.

— Бедная Бел, — сочувственно вздохнул Норман. — Отец распорядился, если она выйдет замуж раньше, передать все его накопления благотворительному обществу. Ей осталось продержаться еще пять лет.

— Она так очаровательна. Я думаю, многие мужчины не откажутся подождать. Богатство и красота. Такое сочетание соберет, наверное, толпу претендентов, — предположила Дженни, с вызовом взглянув на Нормана.

Он поморщился.

— Вот почему она поклялась выйти замуж не меньше чем за миллионера. Когда я узнал об этом, решил попытать счастья в другом месте…

— То есть… жениться на мне… — отважилась помочь ему Дженни.

Он захохотал, и ее глаза удивленно расширились, создавая комическое сочетание с полуоткрытым ртом.

— Я надеялся, что ты станешь моим богатством. — Перестав смеяться, он пристально посмотрел на нее. — А я твоим.

— Да? — не зная, в каком смысле понимать его слова, Джейн ждала пояснений.

— Разве тебе не говорили, как выгоден для тебя этот брак?

— Выгоден? Ах, да, — вспомнила она. — Но, так как у тебя есть склонность к рискованным операциям с деньгами, я думаю, лучше будет, если я буду следить… — Норман смерил ее ледяным взглядом. Она замялась. Наступила неловкая пауза.

— Только через мой труп, — нарушил молчание его негромкий ровный голос. — А ты, оказывается, маленькая цепкая кошечка. Да, дорогая?

 

5

Дженни онемела, ошеломленная его грубым выпадом и глубоко оскорбленная. Тот, кто любит, никогда так не скажет.

В голове непрерывно вертелась одна мысль. Он намеревается ограничить ее в деньгах. Или вообще заставит обходиться без них, как поступал отец с ее матерью.

— Ну что, не будешь же ты отрицать, что мечтаешь наложить на деньги свою лапку? — презрительно уточнил Норман.

— Но ведь я имею право на часть!.. — с горячностью воскликнула Дженни. Губы ее дрожали.

— Черта с два имеешь! Ты абсолютно такая же, как и твой отец, — жестко отрезал он. Дженни совершенно потерялась от этого сравнения, которая сама использовала по отношению к Норману. — Алчность сидит у вас в крови.

— Ты соображаешь, что говоришь? — закричала она. Кровь прихлынула к ее лицу, она совершенно не понимала, почему должна оправдываться.

— Разве не так? Он ведь прямо-таки зашелся от восторга, когда увидел в церкви моих богатых гостей, — процедил Норман, изучая выражение ее лица. Дженни не знала, что сказать, потому что отчетливо вспомнила ту сцену в притворе.

— Да он просто шутил. Ну и радовался за меня, конечно, — неуверенно нашлась она наконец.

Молния сверкнула в глазах Нормана.

— Ну да, и вполне одобрил твой выбор, «умная девочка»!

Дженни почудилось, что она попала в силки и бессильно бьется в них.

— Это же было ничего не значащее замечание, и очень некрасиво, что твой друг передал его тебе, представив все в таком свете. Просто мы были действительно удивлены, когда увидели твоих состоятельных друзей. До этого нам казалось, что ты не слишком обеспеченный человек, — пробормотала она, совершенно растерявшись. Ее замешательство, конечно же, дало ему повод считать, что они с отцом все же обсуждали его денежные обстоятельства.

— Ну что ты выдумываешь? Вовсе вы не были удивлены! — уверенно заявил Норман.

— Да нет же! Я правда удивилась! — Когда тебе не верят, любое возражение кажется неубедительным. — Я раньше думала, твои друзья такие же простые люди, как и мои. Ну, ты всегда носил обыкновенную, неброскую одежду…

— Но хорошего качества.

— Ты думаешь, я интересовалась качеством твоих рубашек? — возмутилась Джейн и тут же вспомнила, что Белла-то говорила ей и об этом. — Во всяком случае, мне казалось, что ты одеваешься ничуть не лучше, чем мои знакомые.

— А разве ты не знаешь, в каких ателье я обычно заказываю костюмы?

— Ну, знаю.

— Галстуки, обувь…

— Знаю, знаю, ну и что? — Насчет всего этого ее просветили вчера вечером, и Дженни поняла, наконец, что он имеет в виду. Действительно, он пользовался услугами модных и дорогих мастерских. Боже, все в их разговоре оказывается перевернутым с ног на голову. Необходимость постоянно объясняться начинала уже приводить ее в отчаяние. — Пойми, что только в канун свадьбы Белла дала мне список твоих модельеров.

— Пусть даже так, но ты ведь должна была бы заинтересоваться, откуда у меня взялись средства на такой дорогостоящий образ жизни, — резонно заметил он.

— Подумаешь! Некоторые, я знаю, последнюю копейку отдадут, только бы выглядеть как денди. Мой папа, например. Он всегда роскошно одевался, даже тогда, когда не был еще…

— …Женат на деньгах, — помог ей Норман закончить мысль.

Прерванная в середине фразы, Дженни захлебнулась от негодования. Она внимательно посмотрела на Нормана.

— Этому наступит когда-нибудь конец? Норман, между нами происходит что-то странное. Ночью накануне свадьбы меня заботили гораздо более серьезные вопросы, чем стоимость твоего белья. Что ты ловишь меня на каждом слове?

Что бы он там ни думал, Дженни не чувствовала за собой никакой вины и решительно намеревалась внести ясность в их беспорядочную, бессмысленную перепалку.

— Меня тоже покоробило замечание отца в церкви. Но он обожает богатых людей. Блеск роскоши до сих пор приводит его в восторг, как ребенка дорогая игрушка. И почему ты упрекаешь меня в его слабостях? Наконец, хороший или плохой, но он мой отец. Можно было бы вообще не затевать разговора о той сцене, потому что вместе с ним ты пытаешься оскорбить и меня.

— Ему не следовало так явно демонстрировать свои тщеславные наклонности, — не сдавался Норман. — Зачем было расписывать свой шикарный образ жизни и рассказывать об огромном доме и поместье? Никогда в жизни не слышал такой напыщенно-хвастливой речи, да еще на свадьбе.

Дженни бросила на Нормана острый взгляд. Ее неприятно удивили его упрямое неприятие отца и жесткая беспощадность по отношению к нему.

— Он очень гордится всем этим, — мягко объяснила она, осознавая, какие громадные усилия придется ей приложить, чтобы наладить контакт между мужем и отцом. — И особая его гордость — этот дом.

— А тем способом, которым приобрел его, он тоже гордится? — усмехнулся Норман. — Конечно, обольстить одинокую вдову, чтобы из обычного шофера одним махом превратиться в хозяина громадного имения и вознестись к вершинам богатства, это дано далеко не каждому. Стать владельцем значительного состояния, не приложив никаких усилий, просто забравшись в кровать к несчастной одураченной женщине. И ведь какую выдержку надо иметь, чтобы постоянно разыгрывать влюбленного! Негодяй!

— Он всегда страдал от недостатка в средствах, — тихо сказала Дженни. — Я нисколько не оправдываю его. Но, наверное, когда ему представилась возможность стать мужем Памелы Хоксфилд и хозяином имения, он вряд ли думал о том, что это жестоко — играть на чувствах бедной вдовы.

Ее тонкие пальцы теребили край жакета. Мать очень любила эту большую старинную усадьбу. Она работала там, когда была замужем за Фрэнком. И много раз с восхищением рассказывала о тех местах. О самом доме, построенном из розоватого гранита, о чудесных садах, окружающих его, о белых песках побережья, где безутешная миссис Хоксфилд гуляла в одиночестве каждый вечер. Потому что Фрэнк, достигнув цели, перестал баловать ее своим вниманием.

— Бедный, страдающий и ослепленный страстной тягой к богатству, — саркастически подытожил Норман.

— Памела действительно любила его, — пыталась защитить свою позицию Дженни.

— Потому-то и не догадалась о настоящих причинах его безумной любви, — сурово произнес Норман.

— Да, — сказала Дженнифер, невольно ставя себя на ее место.

Норман откинулся на сиденье и смотрел в окно невидящим взглядом. Он был серьезен и сосредоточен. За окном мелькали ухоженные, разделенные на правильные прямоугольники поля, сменявшиеся чистой, словно промытой зеленью лесов, но Норману было не до красот природы.

— Это просто какой-то рок. И твой отец, и ее первый муж женились на ней из-за денег.

— Да? Господи, какая горькая судьба. Я не знала этого. — Дженни было искренне жаль вторую жену своего отца.

— Это известный факт. Такое всегда обнаруживается, рано или поздно, — произнес Норман назидательным тоном. — Хоксфилды обанкротились и могли лишиться поместья. Морису пришлось срочно подыскивать себе невесту, которая наследовала бы крупное состояние.

Дженни побледнела.

— Господи! Памела была наследницей? — Итак, она уже знает троих мужчин, которые предпочли любви брак по расчету. — Значит, это Памела унаследовала фармакологическую империю Хоксфилдов?

— И огромный животноводческий комплекс, и еще нефтяные скважины. Вот хищники и слетелись. Похоже, количество браков ради денег приобретает в наше время устрашающие размеры. — Глаза Нормана загорелись недобрым светом, уголки рта опустились. — Хотя Морис сделал это из благородных побуждений. Чтобы спасти династию, которая насчитывала десятки поколений.

Его сосредоточенный вид неожиданно навел Дженнифер на мысль, что он в данный момент отождествляет себя с Морисом, решая, подобно ему, жизненно важную для себя проблему.

— Бедная, бедная Памела, — прошептала Джейн еле слышно.

— Она тоже немало приобрела от этого брака. — Норман будто очнулся, и его тон снова стал жестким. — Положение в обществе, почтенную фамилию. Она была принята в высшем свете, что обычно недоступно богатым коммерсантам.

— Она лишила себя любви, — грустно вздохнула Джейн.

— Ну что ж. Есть люди, которые сознательно отказываются от этого. Бывает, что желание стать членом древнего рода заслоняет для человека все остальное. А многие устояли бы перед возможностью разбогатеть? — Норман изучающе следил за выражением ее лица.

— Да, — твердо сказала Дженни, прямо глядя в его холодные, непроницаемые глаза, и он отпрянул как от удара. — Да!

Когда-нибудь поместье и дом на Арране будут принадлежать ей. Значит, и ее мужу. Кто знает, не продал ли он за это душу. Она уже не находила в себе сил распутать клубок странных противоречий, связанных с Норманом, и отчаялась разобраться в том, зачем на самом деле ему нужен был этот брак.

— Нельзя осуждать того, кто прибег к браку как к единственной возможности выкарабкаться из бедности, — тихо, но настойчиво проговорил Норман. — Нельзя ведь?.. Нельзя? — повторил он с нажимом.

Дженнифер почувствовала себя неуютно. Он хотел получить у нее отпущение грехов. Он требовал, чтобы она поняла его. И оправдала.

— Но невозможно строить на этой основе совместную жизнь! — возразила она.

— Ты тысячу раз права. Невозможно, — процедил он сквозь зубы.

Дженни стало так скверно, что даже тошнота подступила к горлу. Лоб покрылся холодной испариной. Не спускавший с нее глаз Норман потянулся за носовым платком и с притворным, как показалось ей, сочувствием стал промокать влажную бледную кожу ее застывшего лица.

Дженни неприязненно отстранилась. История повторялась. И Памела, и ее мать, и она сама — все они, доверчиво поддавшись искушению любви, попались в сети отъявленных негодяев.

Хотя мать старалась не показывать этого, Джейн чувствовала, как разрушительно подействовал на нее уход мужа. Мать была унижена, уязвлена, подавлена тем, что оказалась ненужной человеку, которому хотела посвятить всю свою жизнь.

То же самое, по-видимому, ожидало и Дженни. Она хотела знать, что готовит ей семейная жизнь в ближайшее время. И собиралась выяснить это прямо сейчас.

— А как же человек, который вступил в брак по расчету?.. Как он почувствует себя, когда останется наедине с тем, кто служил лишь средством для достижения его целей? — спросила она, испытывая мучительный стыд.

— Часто это зависит просто от потребности в сексе, — цинично заявил Норман.

Дженни поежилась. Рука ее машинально поднялась к вороту блузки, запахивая его плотнее. Поздно. Она услышала, как он затаил дыхание.

— Джейн, — тихо позвал Норман, — иди ко мне.

— Нет, — испугалась она. Чувства ее были в смятении. Она увидела его плотно сжатые губы и смягчилась. — Ты забыл о шофере? — прибегла она к спасительному доводу.

Норман быстро задвинул шторки на окошке, служащем для переговоров с водителем.

— Он ничего не услышит, — отклоняясь на спинку сиденья, он привлек ее к себе. Дженни оказалась полулежащей у него на груди, зажатая в тиски его сильных рук.

— Ты помнешь мне одежду. — Ошеломленная его неожиданным нападением, она пыталась выскользнуть из его объятий и занять более безопасную позицию.

— К черту одежду, — прохрипел он, стараясь припасть губами к ее рту. — К черту все! Я хочу попробовать вкус твоего поцелуя. Ну, обними меня! Пусть провалится в ад все, что нас разделяет. Нам нужно только одно — ощущать тела друг друга, получать удовольствие от стремления одной плоти к другой.

Глаза его горели, и ей уже самой захотелось поддаться их страстному призыву.

— О, Джейн! — простонал он, зарываясь лицом в ее волосы. — Когда ты так близко, все внутри меня переворачивается.

— Перестань! Подумай, как я буду выглядеть, когда выйду из машины, — продолжала урезонивать его Дженни, изо всех сил пытаясь противостоять его желанию. Она выгибалась, упираясь ему в грудь ладонями, чтобы уклониться от его жадных губ.

— Ты, значит, так представляешь себе наши отношения? — внезапно спросил Норман, и она не поняла, шутил он или действительно был задет. — Собираешься держать меня на расстоянии вытянутой руки? А когда снизойдешь до исполнения супружеских обязанностей, то потребуешь — чего? Подарок? Драгоценностей?

— Норман, пожалуйста, не делай этого! — Дженни тяжело дышала.

Он тихонько скользнул пальцами по ее подбородку, и затем его рука медленно поползла вниз к ключицам.

— И ты очень напряжена, — произнес он, медленно растягивая слова. Дженни ойкнула, потому что Норман, легко приподняв, притянул ее к себе, так, что она теперь лежала на нем всем телом. Положив себе на плечо ее голову, он тихонько гладил и перебирал ее волосы. — Почему ты напряжена?

— Потому что был напряженный день, — устав сопротивляться, Дженни обмякла, слабея все больше с каждой новой лаской его нежных пальцев.

— Да, день был трудным для нас обоих. А могли бы все устроить попроще. Обвенчались бы безо всякого шума, гостей, банкета и подвенечного платья. И сразу из церкви отправились бы в какую-нибудь провинциальную гостиницу, сняли комнату с камином, нырнули в кровать и занялись бы делом. — Он вытянул шпильку из ее прически.

— Не надо! — Дженнифер попыталась поймать шпильку, но он мягко отвел ее руку.

— И, завернувшись в одеяло, смотрели бы потом на огонь, — продолжал бормотать он, целуя ее в лоб и, одну за другой, роняя шпильки на пол.

— Тебе не нравится моя прическа? — отдыхая от борьбы, она уютно устроилась на его груди, злясь на себя за то наслаждение, которое испытывала при этом.

— Сейчас она нам не нужна, — Норман зарывался ладонью в ее волосы и пропускал их между пальцами, испытывая явное удовольствие от прикосновения к струящемуся золотому шелку. — Волосы у тебя просто необыкновенные. Огонь и солнце! — Он поцеловал мочку ее уха и медленно провел горячей ладонью вдоль спины. Другая рука скользнула за вырез ее легкой блузки, и верхняя пуговица оказалась расстегнутой.

Дженни отпрянула, прижимая руки к груди.

— Нет! — очнувшись от колдовского дурмана, она смотрела на него тревожно и испуганно. Норман выглядел озадаченным. Волосы его растрепались, и в сочетании с растерянным выражением лица придавали ему мальчишески-трогательный вид. Дженни почувствовала к нему такую нежность, что с трудом поборола искушение тут же обнять и приласкать его.

Она рисковала потерять невинность прямо здесь, на заднем сиденье лимузина. Не говоря уже о том, что это было совсем не романтично, Дженни лишалась бы тогда некоторого имеющегося у нее преимущества. Пока это не произошло, она сохраняла над ним хоть какую-то власть. Если она отдастся ему так просто и легко, то, учитывая его наклонности, очень быстро станет игрушкой в его руках.

— Хладнокровная мучительница. — Норман помрачнел. Он сгреб ее в охапку и усадил рядом с собой. Лицо его стало отчужденным. И невозможно было понять, как он отнесся к тому, что Дженни не позволила ему исследовать сокровенные уголки своего тела. — Давай выпьем шампанского! — Норман достал бутылку из ведра со льдом, и в гробовом молчании вино было разлито по бокалам. Он насмешливо поглядывал на Дженни, отчего она чувствовала себя неловко. Влажная капля повисла на его верхней губе, и он слизнул ее кончиком языка.

— Пойми, Норман, — не выдержала Дженни. Она не отводила взгляда от его рта. — Я так не могу. Ты слишком спешишь.

— Ладно, Джейн. — Норман неопределенно хмыкнул. — Только не заставляй меня ждать слишком долго. Я скоро полезу на стенку. Быть все время так близко, видеть тебя рядом, такую соблазнительную, такую манящую…

— Ты считаешь, я соблазняю тебя? — Дженни подняла на него удивленный взгляд. — О, нет! — Она подумала невольно: ее скромный костюм отнюдь не наводит на фривольные мысли. Обычная дорожная одежда. Дженни одернула полу жакета.

— Это не зависит от того, что на тебе надето, — усмехнулся Норман, проследив за ее жестом. Потом медленно окинул ее всю тяжелым взглядом. — Искушение вызывает тело, которое живет и дышит под этой одеждой. Необычайно привлекательное тело. Сексуальное. Чувственное. Ты разве не знала этого?

— Привлекательное тело? — переспросила она. Дженни никогда не оценивала себя с этой точки зрения и не думала, что Норман воспримет ее таким образом. — Это не про меня!

Норман широко улыбнулся.

— Ты сама еще себя не знаешь. Посмотрим, что ты скажешь, когда я наконец доберусь до тебя, — с хрипотой в голосе сказал он. — Я умею разрушать преграды стыдливости. Я знаю, как заставить женщину выпустить на волю свои плотские инстинкты и вести себя настолько раскованно, насколько я захочу. Как заставить ее извиваться и стонать от желания, достигая высшей точки возбуждения. Пока она не откроет для себя наслаждение, таящееся в собственном теле.

Это было похоже на угрозу. Он что, собирается устраивать с ней оргии в постели? Он рассчитывает, что она окажется настолько искушенной в тонкостях любви, что сможет подарить ему какие-то необыкновенные ощущения? Каких он не испытывал с другими женщинами? Дженни зябко передернула плечами. Она вовсе не ожидала от себя каких-либо успехов в этой области. Она не знала даже, как преодолеет элементарное смущение. Он будет разочарован ее зажатостью и скованностью.

— Норман, — начала она стесненно. — Давай внесем ясность в этот вопрос. Не жди от меня…

Он насторожился. Сузил глаза, как дикая кошка.

— Что ты имеешь в виду? — вкрадчиво спросил он. — Что, черт побери, ты хочешь этим сказать?

Запинаясь, она смогла выдавить только:

— В кровати… — и дальше не смогла продолжить. Дженни представляла себя обнаженной под взглядом Нормана, который будет сравнивать ее с другими женщинами. А мысль о половом акте, проделанном без любви, вселяла в нее панический ужас.

— Расчетливая маленькая бестия! — сердито бросил Норман.

Дженни била мелкая дрожь. Вне всякого сомнения, она должна защищаться, чтобы не оказаться при нем в положении наложницы. Подчинив ее себе в области сексуальных отношений, он привыкнет смотреть на нее как на рабыню. Она решительно вздернула подбородок.

— Ты не можешь требовать, чтобы я…

— Я могу требовать всего! — прогремел он, сверля ее взглядом.

— Я… я не хочу… — Голос ее обрывался и пропадал. Она поднесла ко лбу холодную ладонь. Это какой-то кошмар.

Сдаться сейчас означает не только отказаться от возможности влиять на него. Это значит передать в его руки всю власть над собой, поставив себя в зависимость от его милостивой или немилостивой воли. Норман подчинит ее себе, сделает покорной и послушной. У него, видимо, буйный и вспыльчивый нрав. Что, если он обидит ее? Она окажется беззащитной. И потом сколько ни пытайся принять гордый и независимый вид, только где она, независимость? Это как прыжок со скалы. Сделал шаг в пустоту, и больше нет выбора. И нет возврата.

Низко опустив голову. Дженни перебирала пальцами браслет золотых с бриллиантами часов — его свадебный подарок. Шею ее отягощало такое же золотое с бриллиантами ожерелье. Она собрала в горсть тяжелые звенья, лежавшие на груди, и нервно сжала ладонь. Оно давило.

— Это очень дорогое ожерелье. — Его слова упали веско и тяжело, как камни на песок.

— Я догадалась. Слишком дорогое, — отозвалась она подавленно.

Ему она подарила пару очень симпатичных серебряных запонок. На них ушли почти все ее сбережения. Норман был, видимо, тронут, подарок явно доставил ему удовольствие. Но ее часы и ожерелье обошлись, наверное, в несколько тысяч, так сказала Арабелла.

— И оно стоит тех денег, которые за него заплачены, — холодно добавил он.

Дженни со злостью подумала, стоит ли таких же денег рубиновый браслет, который он подарил Арабелле? И снова ощутила укол ревности. Его неуместная, как она теперь считала, расточительность вызывала в ней раздражение. Он потратил часть денег из приданого. И зачем? Каждый раз, сверяя время по своим часам, она будет вспоминать, что они, собственно говоря, куплены на ее деньги. На те, которые отец передал Норману в качестве платы за молчание.

— Ты так думаешь? И полагаешь, что твоя щедрость должна быть вознаграждена? — вызывающе спросила она.

— Мой бог! На ком я женился? — Норман задохнулся от возмущения. Джейн смущенно пролепетала что-то, и Норман железными тисками сдавил ей запястье. — Черт тебя побери! — прорычал он. — Посмотри на меня! Посмотри! — Он взял ее за подбородок и заставил заглянуть себе в глаза.

Дженни увидела его пылающие, как угли, зрачки, и страх стал заползать ей в душу.

— Не трогай меня! Мне не нравится, когда со мной обращаются, как с куклой, — отчаянно выкрикнула она, дергая плечом. — Я не хочу, чтобы меня таскали по сиденью автомобиля и накидывались безо всякого приглашения с моей стороны!

Лоб Нормана прорезала глубокая складка.

— Надеюсь, твой выпад — просто результат нервного напряжения, — процедил он сквозь зубы. — Мы оба устали. Оба пожертвовали… — Он запнулся, будто сказал лишнее.

— Чем ты пожертвовал? — Она затаила дыхание. Пульс ее участился. Только бы не выяснилось, что он пожертвовал возможностью жениться на той, которую страстно любил.

— Ну, в том числе своей независимостью, — пробормотал он.

— Независимостью? — переспросила она. Почему он так смутился? Это ли не подтверждение самых худших ее опасений! — Но ты, кажется, получил за это щедрый выкуп от моего отца?

Ответом ей было мертвое молчание. Боже, она была права.

— Он тебе рассказал… все? — спросил наконец Норман бесцветным голосом.

В голове Дженни крутилась только одна мысль: сейчас наконец-то все прояснится.

— Да, — подтвердила она, горько скривив рот, — он мне все рассказал. — Она выждала минуту. — Нечего ответить? Никаких оправданий или пояснений? — спросила она насмешливо.

— Никаких, — жестко подтвердил Норман. Он выпрямился, тряхнул головой, откидывая назад волосы, и сидел, напрягшись и уставившись прямо перед собой застывшим взглядом. — В таком случае, ты шла на это с открытыми глазами. Могла заранее оценить стоимость своего хладнокровного, расчетливого брака.

Все верно! Слезы подступили к глазам Джейн.

— Я старалась не думать об этом, но я действительно все знала. Вот почему мне все время как-то не по себе…

— Не по себе? Так имей в виду: наш брак не исчерпывается тем, что ты черкнула свою подпись на брачном свидетельстве, — угрюмо произнес Норман. — Некоторое время назад ты дала мне понять, что не собираешься вступать со мной в интимные отношения. Вынужден тебя огорчить. — Он положил руку ей на колено и с силой сжал его. — Это будет полноценный брак. Не фиктивный. И я намерен доказать тебе это, как только мы окажемся в досягаемой близости к кровати. Или даже раньше. При малейшей возможности. Не принимая во внимание капризных отговорок, что тебя швыряют или прижимают не так, как тебе этого хотелось. — Стальная хватка пальцев переместилась выше по ее бедру, и она почувствовала жар желания, исходивший от Нормана.

Неприкрытая угроза сексуальной агрессии лишила Дженни дара речи. Пойманная в капкан его жестких пальцев, она с ужасом поняла полную беспомощность перед его непомерной физической силой.

Итак, она стала объектом купли-продажи между отцом и Норманом. Она вышла замуж ради спасения отца и для удовлетворения амбиций Нормана. И как часть выкупа Норман требовал секса. Он будет заказывать музыку, а ей придется услаждать его исполнением выбранного им танца.

— Ты собираешься принуждать меня заниматься с тобой любовью? — высокомерно спросила Дженни, презирая его за алчность, расчетливость и за то, что при всем этом он не упускает возможности потешить себя ее телом.

Тень разочарования и сожаления промелькнула в его взгляде.

— А что, нужно будет принуждать?

— Думаю, да, — с горечью отозвалась она.

— Я настолько нежеланный? — Его бровь саркастически поползла вверх. — Хорошо, что ты указала мне мое место.

Дженни вскинула ресницы и, не говоря ни слова, смотрела на него в упор, пока он, чертыхнувшись, не выпустил из железных тисков ее бедро. Оказавшись на свободе, она немедленно отскочила к другому краю сиденья. Мужья не могут силой заставлять жен заниматься сексом. Это противозаконно.

Норман был вне себя от возмущения.

— Будь я проклят! Ты спокойно сообщаешь мне, что не собираешься выполнять свои обязательства. Почему же несколько часов назад, в церкви, ты не обмолвилась об этом ни словом? О, женщина! Ты и твой отец — оба одинаково лживы, двуличны и изворотливы! Мы заключили договор…

— Вы заключили! Вы заключили договор, ты и мой отец! Без меня! — гневно вскричала Дженни.

— Ты маленькая бестия! — сказал он с издевкой. — Не поверю, что тебя было так уж трудно уговорить. Откуда взялись тогда твоя мягкость и нежность, и ласковый взор? На что ты рассчитывала? — Норман опустил руку во внутренний карман пиджака и вытащил оттуда несколько банкнот. — Не на это ли? — Она взглянула на бумажки, которые тот поднес к ее лицу, и слезы горькой обиды навернулись на глаза. — Да, они заставляют блестеть твои глаза? О, я вижу. Вот что тебя возбуждает.

— Норман, ты отвратителен! — гневно крикнула она. — Оставь меня!

— Зачем они тебе? — Норман словно не слышал ее. — А! Они дают видимость власти. Ты хочешь владеть ими, распоряжаться и представлять себя всемогущей! — Он помахал деньгами.

— Прекрати! — Дженни оттолкнула его руку. Зажмурив глаза и зажав уши, она твердила с отчаянием, пытаясь остановить эту безобразную сцену: — Прекрати, прекрати сейчас же!

Норман резко схватил ее за руку, и она метнула на него испуганный взгляд.

— На что ты пойдешь, чтобы получить их? — спросил он с притворной ласковостью, протягивая ей пачку. — Тысяча фунтов. Достаточно, чтобы положить тебя на лопатки? Или лучше чековая книжка?

— Хватит, Норман! — возмутилась Джейн. — Это переходит всякие границы! Ты переигрываешь.

— Когда я доверяю кому-то, — с нажимом сказал Норман, — и меня потом предают, мне это не нравится. Я давно не оказывался в таком глупом положении. Канули в Лету те времена, когда я не мог ответить на унижение. Никому не удастся заставить меня снова пережить эти минуты. — Он судорожно смял деньги в кулаке и швырнул их на пол машины, как ненужный сор.

Не шевелясь, Дженни ждала, чтобы он подобрал их. Но Норман, казалось, забыл и думать о них. Сумрачно глядя перед собой, он сидел неподвижно и только потирал большим пальцем обручальное кольцо. Пусть он привык швыряться деньгами, неприязненно подумала Дженни, но не слишком ли это дорогое удовольствие таким способом успокаивать нервы?

— Ты не можешь оставить их там, — не выдержала она. Деньги никогда не падали на нее с неба. Она и мать привыкли зарабатывать их тяжелым трудом. Дженнифер ни разу в жизни не приходилось держать в руках нечестных или даром доставшихся денег, и она привыкла относиться к ним серьезно и практично, без легкомыслия или брезгливости.

Оторвавшись от своих мыслей, Норман холодно оглядел ее с головы до ног.

— Так подними их, — предложил он с недоброй улыбкой.

Дженни колебалась. В конце концов, это были ее деньги. Их хватило бы, чтобы дать матери передышку на какое-то время. Гордость боролась в ней с щемящей жалостью к матери.

— А если я не возьму? — спросила она осторожно.

— Они останутся там, — ухмыльнулся Норман. — Шофер слишком честен и не решится взять их себе. Если сквозняком их не выдует в окно, они будут лежать там, пока не сгниют.

— Но это же глупо! — вся ее рациональная, разумная натура восставала против такого демонстративного жеста.

Он передернул плечами, как будто этот вопрос перестал его интересовать. Тысяча фунтов! Он только и ждет, чтобы она переступила через свою гордость, и уже внутренне посмеивается над ней. Дженни нервно барабанила пальцами по сиденью.

— Чего же ты ждешь? — подтолкнул ее Норман. — Никто бы не устоял. Я знаю, ты тоже. Зачем притворяться, что ты лучше, чем есть на самом деле?

Дженни поморщилась от его цинизма. Щеки ее начали гореть, потому что — она знала — он все равно превратно истолкует ее решение.

— Я беру их не для себя, — сказала она, с трудом шевеля задеревеневшими губами. — Это для мамы… — заставила она себя продолжить, неловко сгребая купюры.

— Избавь меня, пожалуйста, от объяснений, — неприязненно прервал ее Норман. — Просто положи в сумку, и пусть обладание ими согреет твою корыстолюбивую душу. И нечего было играть в благородство. Нужно было сразу взять, и я давно бы понял, как относиться к тебе.

— Как же? — Дженни не знала, куда деться от смущения, и отчаянно сдерживала подступавшие слезы.

— С презрением, — припечатал он. — Мне следовало послушаться доброго совета и приглядеться к тебе повнимательней.

— Чьего совета? — опешила Дженни.

— Неважно, — прорычал он. — Только мне ясно теперь, что вы с отцом — одного поля ягоды.

— Не продолжай! — Негодование враз высушило готовые брызнуть слезы.

— Почему? Разве в вас шевельнулась совесть, когда твой отец после смерти Памелы вступил во владение всем ее состоянием?

— Ну так что ж? — возмутилась она. — Кому бы еще она завещала его, как не мужу?

Будто снимая обвинение, он пробормотал задумчиво:

— Действительно, кому же? — однако в голосе его прозвучала глухая угроза.

Как бы ни оценивал Норман действия отца, видно, его лавры не давали ему покоя, если он последовал его примеру, женившись на приданом.

Норман взял ее ладонь и, держа в обеих руках, стал внимательно рассматривать обручальное кольцо, блестевшее на тонком пальце. Когда он перевел взгляд на Дженни, та отпрянула, отдернула руку, испуганная загадочным мерцанием его темных глаз.

— Скажи, Джейн, а что если я не буду делиться с тобой своими деньгами? — спокойно спросил он.

Не ожидавшая такого вопроса, Дженни удивленно вскинула брови. Так вот как оборачивается их разговор? Губы ее задрожали, но она упрямо вздернула подбородок. Она не намерена уступать своих прав.

— Это будет непорядочно, — твердо ответила она, пересилив волнение.

— А иначе я потребую взамен тебя. Всю. Это будет вполне порядочно.

— Но ведь мы не обговаривали в брачном договоре никаких условий! — выпалила Дженни в отчаянии.

— Давай сейчас договоримся, — предложил он хладнокровно. — Чем больше даешь ты, тем больше даю я. Как тебе такой договор? — И пока Дженни в совершенном смятении пыталась найти слова для ответа, Норман открыл окошко, отделявшее их от водителя. — Пожалуйста, сейчас направо. К побережью.

— Зачем это? — беспокойно спросила Дженни.

— Сделаем крюк, — кратко пояснил он. — Вижу, ты волнуешься, что опоздаешь на свой баснословно дорогой медовый месяц?

— Да нет же!

— Ну и правильно. Ведь тебе придется отрабатывать его. Каждый день и каждую ночь, — хмуро произнес он.

— То есть?

— Ты забыла, что держала недавно в своей маленькой потной ладошке? Так ведь этого не хватит надолго. Я умею считать деньги! — Он победно сверкнул глазами. — Не твои деньги, Дженни. Мои. Все, чего ты захочешь, ты должна будешь отрабатывать. На спине. Ночь за ночью. День за днем. Все понятно, милая?

 

6

Джейн была потрясена. Ее планы создания в семье уважительной, дружеской, сердечной атмосферы разбились на мелкие кусочки. Она и раньше понимала, что отношения мужчины и женщины в браке могут отличаться от тех, которые существовали между ними до свадьбы. Она согласна была смириться с тем, что ее не будут бесконечно баловать и носить на руках. Но своей мягкостью, настойчивой и кропотливой душевной работой Дженнифер собиралась приучить Нормана к взаимным уступкам, искренности и стремлению понимать друг друга. Она надеялась, что сумеет создать в доме ту обстановку, которая даже при отсутствии любви может принести супругам покой и довольство. Но тот кошмар, в который, судя по всему, собирается превратить ее жизнь Норман, не мог привидеться ей даже в страшном сне. Дженни простонала тихонько и закрыла глаза. Ей казалось, она сейчас потеряет сознание.

Она полюбила человека, которого считала сильным, нежным, заботливым. С ним было свободно и легко. Время, проведенное с ним на побережье, Дженнифер вспоминала как счастливый сон. По-детски увлеченно и без тени смущения занимались они возведением замков из песка, строительством игрушечных дамб и ловлей креветок по колено в воде в маленьких, прогретых солнцем озерцах на окраине Уиклоу.

Лицо Дженни исказилось от боли. Как она любила его в те минуты! Мать при нем помолодела, расцвела и, казалось, забыла все свои горести. Его приветливое простое обхождение, улыбка и частый заразительный смех будто солнцем осветили их дом.

Это был расчетливый маневр, подумала она. О боже! Дженни прижала руки к груди и вздохнула горько и безнадежно.

Жесткая сильная ладонь стиснула ее пальцы. Норман взял ее руку и веско накрыл своей.

— Давай кое-что проясним, — сказал он твердо. — Женитьба не делает тебя автоматически моим финансовым партнером. Здесь я не потерплю никакого посягательства на свою свободу. Я буду действовать по собственному усмотрению, понятно? Не вмешивайся в мои дела, и я не буду вмешиваться в твои.

Ее уставший, измученный мозг с трудом воспринимал смысл сказанного. Но одно слово проникло в сознание.

— Дела? Какие дела? Что ты собираешься проворачивать за моей спиной?

Норман отшатнулся.

— Великий боже! Ты, кажется, готова подозревать меня во всех смертных грехах, кроме разве что убийства! Могу ли я рассчитывать хоть на каплю доверия к себе? — с тяжелым упреком спросил он.

На глаза Дженни стали наворачиваться слезы. Он не любит ее. Никогда не любил. Благополучная семейная жизнь кончилась, не успев начаться. Несколько блаженных часов, промелькнувших как сон, и потом годы и годы отчаяния. Ей уготована доля даже более безотрадная, чем досталась матери.

— Нет, — уныло ответила она. — Боюсь, не можешь.

Норман потряс головой, будто не мог поверить, что правильно расслышал ее слова.

— Нет? Водитель! Остановите, к дьяволу, этот чертов автомобиль! — прорычал он, вцепившись руками в колени.

Ошеломленный водитель резко нажал на тормоза, не доехав несколько метров до побережья. Норманн выскочил из лимузина и размашистым шагом направился к морю. Ступни его утопали в песке, но он продолжал идти и остановился, лишь оказавшись по щиколотку в воде. Он застыл без движения, позволяя соленой волне заливаться в ботинки и трепать края дорогих брюк.

Дженнифер свернулась в клубочек в углу машины, краснея при взгляде на шофера, невольного свидетеля их бурной размолвки. Почему Норман стоит там? Море лизало его одежду, но он не обращал на это ни малейшего внимания. Джейн не знала, что ей делать, сбитая с толку его странным поведением.

— Мне… э, вернуть его, миссис Реджинальд? — тактично предложил шофер.

Растерянная, поникшая, она, чтобы не показать своего унижения, напряженно смотрела в окно.

— Нет, — выдавила Дженни с трудом. — Я сама схожу… Не затрудняйте себя.

— Все в порядке, миссис. — Шофер снова попытался прийти ей на помощь. — Я сам женат. Это не всегда розы.

— Вы правы. Встречаются и шипы. — Но ведь они-то поженились всего несколько часов назад! Хотя бы несколько месяцев, несколько недель в их сердцах должны были звучать радостные свадебные колокола.

Годы умеренной, скромной жизни приучили ее бережливо относиться к немногим своим вещам. Она не могла спокойно видеть, как морская вода портит дорогую одежду. И вообще он был одет с ног до головы в высшей степени элегантно. Невольно всплыло в памяти вскользь брошенное Беллой замечание, что нижнее белье у него отменного качества…

Дженни стояла около машины, слушая шум моря и пение птиц в кустарнике позади себя, отрешенно глядя на застывшую спину Нормана, и спрашивала себя, каким образом могла Белла знать, какое он носит белье.

Арабелла делала для него покупки, объяснила себе Джейн. Он говорил ей, что купить, и она… Или….

Чтобы не потерять равновесия, Дженни оперлась на ручку автомобиля. Все ясно как день. Прозрачно как стекло. Она сегодня весь день смотрела сквозь это стекло и умудрялась ничего не видеть. Он и Белла. Их многозначительные взгляды, ее слезы, его заботливое отношение. В жизни Нормана была женщина, которую он сильно любил. Могла ли Арабелла быть его страстной любовью? Боже мой, разубеждала себя Дженни, нет, конечно. Арабелла — добрая, милая, просто старый друг.

Но… она не могла выйти замуж, не достигнув тридцати лет. Не поэтому ли Норман нашел девушку с приданым, чтобы подождать, пока Белла вступит во владение наследством?

Джейн вспомнила долгий горячий взгляд Беллы, обращенный к Норману, и чуть не разрыдалась, проклиная свою слепоту. Нет сомнения, Арабелла и Норман любили друг друга.

Подсознательно она давно все понимала, но малодушно отгоняла от себя эту мысль. Арабелла и Норман все знали друг о друге. Белла без запинки могла ответить, какую он любит музыку, живопись, еду, напитки. Она даже утром, когда накрыли стол к праздничному завтраку, заставила убрать авокадо, которого он терпеть не мог. И заменила его заранее приготовленным ею в гостиничной кухне блюдом из креветок.

— Я знаю, как ты это любишь, — проворковала она ему на ухо. И он благодарно улыбнулся в ответ.

В тот момент они были очень похожи на любовников.

Голова Дженни гудела от услышанных ею сегодня возгласов и обрывков фраз, будто только и ждавших этой минуты, чтобы слететься и атаковать ее. «Когда мы с Норманом ездили во Флориду… Однажды, когда мы были на островах, он отказался возвращаться, представляете? Я еле вытащила его… Раз в неделю мы обязательно ездим верхом, где бы мы ни были…»

Но ведь это могут быть просто дружеские отношения. Возможно, она сходит с ума? Самым ужасным было то, что, если он действительно любит Беллу, Дженни не смогла бы осудить его. Она обладала столькими достоинствами! Она занимательно и непринужденно вела беседу, употребляя в разговоре слова и термины, значения которых Дженни даже не понимала. Она могла помочь Норману в делах, разбиралась в театре, судила о новых направлениях в живописи, компетентно рассуждала о музыке. Во время ужина оказалось, Белла знает массу забавных историй, и все были очарованы ее остроумием и находчивостью.

Рядом с блистательной неподражаемой Арабеллой Дженни чувствовала себя неуклюжей и провинциальной.

Она попыталась взглянуть на себя со стороны. Стройная, но не такая высокая, как Арабелла, не такая ухоженная. Бежевый костюм Дженни смотрелся мило, но, приглядевшись, можно было заметить, что не все в нем идеально, потому что его делал не профессиональный портной, а мама.

Наверное, первый раз в жизни Дженнифер устыдилась своей бедности, но тут же укорила себя за это. Если Норман действительно любит, то ее саму, а не ее одежду.

Арабелла одевалась всегда потрясающе. Дженни плохо разбиралась в моде, однако могла оценить, что костюмы и шляпки Арабеллы выглядели очень изысканно. Уж наверное, ей был хорошо известен вкус Нормана. Белла знала его целую вечность. Что она говорила вчера вечером? Ноги у Дженни начали подкашиваться.

— Конечно, — рассеянно рассуждала Арабелла накануне вечером, опрокидывая очередную рюмку бренди, — Норман человек жесткий. Я думаю, поэтому он так преуспевает в бизнесе. Не делает никому уступок, не интересуется никакими объяснениями. Он бессердечный. — Белла хихикнула, хмель давал о себе знать. — Норман умеет крутить женщинами, как хочет. Ой! Зачем я тебе это говорю? — Ловко опорожнив еще одну рюмку, она продолжала лениво: — Вот почему они только и мечтают о том, чтобы забраться к нему в постель. Женщины любят жестких мужчин.

— Разве? — спросила Дженни с бешено бьющимся сердцем.

Белла беспечно рассмеялась, но глаза у нее были печальные.

— Я-то знаю. Сама люблю такого. Только бы он был свободен, когда я смогу позволить себе выйти замуж.

Дженни зябко поежилась, вспоминая ее несчастное лицо. Ничего не видя перед собой, она сделала несколько шагов по направлению к морю.

Неужели он настолько расчетлив и циничен? Иначе как он мог решиться вступить в брак, зная с самого начала, что не собирается хранить верность. Значит, он думает, что несколько лет потерпит рядом с собой нелюбимую жену, зато потом получит все, чего хотел: деньги, а с их помощью и Арабеллу.

Она споткнулась о камень, бессмысленно посмотрела себе под ноги, скользнула глазами по белому песку. Потом рассеянно перевела их на море и уперлась взглядом в одинокую фигуру у кромки берега.

— Ненавижу его, ненавижу, ненавижу! — Дженни стиснула кулаки так сильно, что ногти врезались в кожу.

Почему не прислушалась она к предостережениям, почему так упорно не желала понимать довольно прозрачные намеки?

Ты получишь потрясающий секс, говорила Белла, и, наверное, знала, что говорит. Дженни представила себе, как тяжело будет Арабелле сознавать, что Норман находится в объятиях другой. Потому-то так болезненно и переживала она расставание с ним… Дженни остановилась. Теперь она поняла, почему телефонный разговор занял у Нормана столько времени. И почему Белла была так возбуждена. Они занимались любовью. Прямо на ее свадьбе!

Дженни уронила руки и тихо всхлипнула, признавая свое полное поражение. Слепо бредя вперед, подавленная и уничтоженная, она плакала над обломками того, что должно было стать ее семейной жизнью.

Тонкие каблуки зарывались в песок, и Джейн сбросила туфли. Потом, после минутного колебания, засунула руку за пояс юбки и, одну за другой, расстегнула все застежки пояса. Аккуратно стянув чулки, она пошла по песку босиком, раздумывая на ходу, что же ей остается теперь делать. Она поговорит с Норманом. Скажет, что он может уйти к Арабелле. Должен, если они любят друг друга. Ступни Дженни утопали в теплом песке. Глотая слезы, она пыталась взять себя в руки.

Правда, которая ей открылась, сразу лишила ее сил. Дженни могла бы сражаться за свою любовь, она знала: ее стойкость и мужество были бы безграничны. Но она не пошевелит и пальцем, чтобы бороться против любви.

— Прощай, — шепотом произнесла она, грустно глядя Норману в спину. — Ты испортишь брюки, — хрипло сказала Дженни вслух, и горло у нее перехватило.

Обернувшись через плечо, Норман смерил ее долгим изучающим взглядом.

— Это все, что ты желаешь мне сказать?

Дженни не ответила. Ей не хотелось начинать серьезный разговор. Рана была слишком свежа. Она боялась, что от волнения начнет запинаться, расплачется, и холодный или равнодушный взгляд Нормана добьет ее. Это будет их последнее объяснение. Она намерена как следует подготовится. Тогда ее разбитое сердце, возможно, утешит то, что в решающий момент она не проявила малодушия и смогла с достоинством выйти из игры. Норман продолжал пристально смотреть на нее. Чтобы не молчать, Дженни выдавила из себя:

— Дорогой костюм. Жалко будет, если…

— Ну и что? — раздраженно оборвал ее Норман. — В жизни есть более важные вещи, чем одежда. — Широким взмахом он обвел рукой горизонт. — Море. Ветер. Свобода… Любовь.

— Я знаю. — Дженни опустила глаза, чтобы не выдать своей боли. — Я только хотела предупредить: останутся следы.

— Давай не будем больше обсуждать эту тему, — поморщился Норман. Несколько секунд оба молчали. — Я предполагал, — сказал он наконец, глядя в сторону, — что мне не следовало решаться на этот шаг. Все, чего я хотел… — Он сделал паузу.

— Чего же? — поторопила она.

— Быть с женщиной, которую любил, — закончил Норман сумрачно. — Быть всегда. Хотел, чтобы она меня тоже любила.

Дженни судорожно вздохнула. Он поделился с ней своей горечью. Дженни с ужасом поняла: она любит его с такой силой, что готова принять в свое сердце все его страдания, забывая, вытесняя, отбрасывая прочь свои собственные. Какое счастье, что она знает, как ему помочь.

— Я предлагаю нам развестись, — сказала она дрожащим голосом. — Только у меня есть одно условие…

Одним прыжком Норман оказался рядом с ней. Охватив Дженни за талию, он оторвал ее от земли и, тяжело дыша, выкрикнул прямо в лицо:

— Ни за что! Как бы я ни относился к этой идее, мы с тобой связаны обязательствами. Я не хочу остаться ни с чем. Я хочу получить все, на что рассчитывал.

— Но зачем? — растерялась Дженни. — Без любви, какой смысл? — Безуспешно пытаясь высвободиться из его рук, она воскликнула нетерпеливо: — Что, наконец, ты имеешь в виду?

— А то, маленькая изворотливая кошечка, что, если мы расстанемся, я лишусь возможности получить то, чего хотел.

— Что? — Дженни замерла и с ненавистью уставилась на Нормана. Отец обязал его оставаться с ней? Такое ей никогда не приходило в голову. И Норман хладнокровно согласился на это? А она добровольно позволила обречь себя на вечную каторгу?

Он медленно опустил ее, и она замерла в оцепенении. Пока не обнаружила, что холодно ногам. Тогда Дженни посмотрела вниз и увидела, как вода омывает подол ее юбки.

— О-о-о! — вскрикнула она. — Мой костюм! Что же теперь…

Ей не удалось договорить. Крепкие ладони Нормана прижали Дженни к сильной широкой груди так, что у нее перехватило дыхание. Оторвавшись от настойчивого длительного поцелуя, она схватила ртом воздух, вновь была поймана не утолившими свою жажду губами и слабо застонала.

Дженни яростно сопротивлялась, молотя Нормана кулаками, извиваясь и кусаясь, пока не была схвачена вся, целиком, так что не могла даже шевельнуться. Теперь он получил ее губы в свое полное распоряжение и тут же впился в них, с силой надавив, чтобы проникнуть внутрь. Дженни ощутила влажную мякоть его языка и не знала, испытывает ли сейчас отвращение или наслаждение. Ей казалось, что она перестала дышать, не успевая отвечать поцелуями на страстные поцелуи, выталкивая и впуская обратно его ненасытный язык, ловя и исследуя горячие губы.

Упоительная нега разлилась по ее телу. Дженни вскинула руки, обняла его за плечи, сама теперь требуя более крепких объятий, торопя, раздразнивая и приглашая к самым неистовым ласкам его алчущий рот. Норман сжимал ее немилосердно, отрываясь от полуоткрытых припухших губ лишь на мгновение, чтобы осыпать быстрыми, свирепыми поцелуями глаза, лоб, волосы. Горячие ладони беспощадно вдавливались в ее безвольно-податливое тело, но она, казалось, перестала ощущать его, желая полного слияния с любимым.

— Норман, — взмолилась она наконец, бессильно обмякнув в его руках. — Пощади…

— Я хочу тебя, — хрипло пробормотал он. Норман забрался пальцами в ее волосы, и Дженни простонала, с новой силой стремясь утолить жажду своих губ его беспорядочными поцелуями. Это была не она. В ней рождалась какая-то другая женщина, настойчивая, требовательная, страстная.

— Ненавижу тебя, — прошептала Дженни, изнемогая от желания.

— Замечательно, — ответил он еле внятно, щекоча ее своим дыханием.

— Грубый! Жестокий!

— Обними меня! — приказал он. — Сильнее. Поцелуй. Еще сильнее!

Он насильно раскрыл ей рот, и она непроизвольно выгнулась, плотнее прижимаясь к нему. Норман затеял своим языком неистовую пляску, и Дженни ответила вторжением на вторжение. Она проскользнула ему под рубашку и припала ладонями к горячей коже спины.

Это была отчаянная, страстная потребность одной плоти в другой, и это не было любовью. До них донеслись резкие крики чаек, и Дженни на секунду пришла в себя, с замешательством вспомнив о поджидавшем их шофере.

— Норман! — Она отклонила голову, уворачиваясь от жаждущих губ, увидела его черные бездонные страдающие глаза и не смогла отказаться от нового прикосновения. Он поцеловал ее… о, так нежно, так чарующе мягко, что она расплакалась.

Норман целовал ее ресницы, и успокаивал, гладя губами пылающие щеки. Обессилевшая, она с удовольствием отдыхала в его объятиях. Была ли она побеждена? Наверное. Во всяком случае, Дженни хотелось снова и снова слышать его жаркий шепот, видеть, как горят его глаза. Пусть не любовью, а только желанием. Дженни согласна была обманывать себя, представляя, что это любовь, но она жаждала, чтобы это повторилось.

— Шофер… — пробормотала она чуть слышно.

— Бедный малый. — Норман поцеловал Дженни в кончик носа. — Он, верно, хочет побыстрей попасть домой. Пойдем.

Она и не думала вести себя так. Дженнифер покраснела до корней волос. Не зная, куда деваться от стыда, она опустила голову и увидела промокший подол своей юбки.

— Это единственная моя хорошая вещь! — расстроилась Дженни. — Ты представляешь себе, сколько стоит материал?

— Можно догадаться, — улыбнулся Норман. Наденем джинсы. — Он положил руку ей на плечо и привлек к себе. — Зато теперь мы оба знаем, что нам нужно.

— Нет! — воскликнула она. — Нет, Норман. Просто я была взбешена!

— Глупышка, — снисходительно усмехнулся он. — Это была не ярость! Это была обыкновенная нормальная страсть. Наши тела сказали друг другу больше, чем любые слова, которые мы могли бы произнести. — В доказательство он провел ладонью по ее спине, и Дженни напряглась, почувствовав тяжесть в бедрах. — Вулкан! — пробормотал Норман. Он взял ее за талию, и она прикрыла глаза, пытаясь противостоять сладкому току желания, заструившемуся по всем жилам.

— Презираю тебя, — прошептала Дженни.

— Понятно. Но твоей плоти это глубоко безразлично. — Норман наклонился к ней и коснулся краешка рта.

— Я не понимаю этого! — Дженни попыталась вырваться. Ее зеленые глаза расширились, губы мелко задрожали. — Пусти меня! — закричала она. — Оставь меня, Норман!

Дженни попыталась отвернуться, но поцелуй настиг ее, заставив замолчать, и она снова сдалась, проклиная себя за негу и блаженство, которые при этом испытывала. Дженни любила Нормана и одновременно ненавидела. Она хотела владеть всем, что составляло его сущность: его мыслями, телом, переживаниями, страстями. Но вынуждена была, к своему стыду, признаться, что согласилась бы и на что-нибудь одно. Лишь бы иметь хоть частичку его в своей власти.

— Ты не можешь уйти, — мягко сказал Норман, щекоча мочку ее уха. — Мы не можем расстаться. Ты должна быть со мной, Джейн. И ты знаешь, что хочешь этого. Одному богу известно, как распутаем мы этот клубок, но мы нужны друг другу.

— Нет, — возмутилась она. — Я не могу жить во лжи.

— Придется спасаться сексом.

— И одним сексом я жить тоже не могу.

— Ты нужна мне, — тихо сказал он, целуя ее в висок.

Дженнифер бессильно закрыла глаза.

— Норман, — неуверенно начала она, преодолевая щемящую жалость к себе. — Ничего не выйдет. Мы должны расстаться. Между нами нет любви. Нашего брака не существует.

— Он умер и похоронен под обломками бесконечных разговоров, — без улыбки пошутил Норман. Горькие складки пролегли в углах его рта.

Дженни вновь взяла себя в руки.

— Мы найдем способ выйти из этой ужасной ситуации, — продолжила она. — Конечно, предстоят кое-какие неприятные моменты, но зато каждый из нас получит то, чего хочет.

— Потрясен твоей рассудительностью. — Норман сощурился. — Джейн, я не перестаю делать в тебе все новые и новые открытия.

Они стояли, глядя в глаза друг другу. Чужие. Вежливые. Спокойные. Унесенные за тысячу световых лет от того, что происходило с ними несколько минут назад.

— По-моему, это будет самый короткий брак, который только может быть. И самый цивилизованный развод. — Дженни нервно усмехнулась.

Норман тоже ухмыльнулся невесело.

— Жаль, что нельзя получить всего. — Он провел пальцем по ее щеке. — В постели ты бы была потрясающа. Невосполнимая потеря.

Дженни поморщилась.

— Ну, что же мы будем делать? Я… не могу вернуться сейчас домой. Не хочу никого видеть, — сказала она с тоской в голосе.

— Я тоже, — скривился Норман. — Могу представить, что нас там ожидает: сплетни, ухмылочки, косые взгляды. Хуже всего — понимающие кивки, дружеские похлопывания по плечу и море сочувствия.

— Не надо, Норман, прошу тебя. — Дженни зябко повела плечами. Она не могла встретиться сейчас с удивленными, любопытствующими глазами подруг. Мама? О, мама, милая. Она постарается скрыть свое потрясение, станет гладить по голове и заваривать успокоительный чай, а потом плакать украдкой о своей бедной девочке, и ее добрые натруженные руки будут дрожать. С собственным горем она уже сжилась, притерпелась к постоянной тупой боли, поселившейся в сердце. Выдержит ли оно новый удар? Мама так радовалась счастью Дженнифер! В ее душе воцарились покой и умиротворение. Она была уверена, что за дочь можно теперь не волноваться. И тут Дженни вернется… Она медленно покачала головой. Невыносимо даже думать об этом. Не сразу, но постепенно Дженни подготовит ее.

— Ты чего бы хотела? — отрывисто спросил Норман, нарушив наконец тягостное молчание.

— Спрятаться, исчезнуть.

Он задумался на мгновение.

— Нет проблем. Можем поселиться на время в каком-нибудь отеле.

— В отеле? — Дженни с надеждой взглянула на него. — Но где? И… — она мучительно покраснела, — у меня почти нет денег.

— Я заплачу, — сказал он, глядя в сторону.

— О да! — насмешливо проговорила Дженни. — Я думаю, ты должен заплатить! Но будем жить в разных номерах. Лучше даже в разных отелях. А еще лучше — в разных городах.

— Это само собой разумеется. Я думаю, каждому из нас хочется побыть одному. Может быть, остановимся где-нибудь поблизости, например, в Арклоу? Нас там никто не знает.

— Все равно, — устало ответила Дженни.

Он помедлил.

— Правда, нельзя гарантировать, что мы не наткнемся на кого-нибудь из знакомых. А ведь у нас обоих есть возможность отложить объяснения с друзьями и родственниками. — Норман бросил на нее быстрый взгляд. — Мы можем скрыться от всех ненадолго. Прийти в себя, привести в порядок нервы и спокойно подумать, точно зная, что нас никто не потревожит. Есть на свете уголок, где мы можем найти приют. Там нас уже ждут.

— Ты имеешь в виду коттедж на Канарах? — неуверенно спросила Дженни. — Но ведь мы наверняка опоздали на самолет.

— Не опоздали, — хмуро успокоил ее Норман. — Он не улетит без нас. Я нанял его. Мы его единственные пассажиры.

— Ты… нанял его! — Джейн онемела. — Реактивный самолет? Боже, Норман! Ты бросаешься такими суммами…

Его глаза потемнели от гнева.

— Он оплачен, и мы можем им воспользоваться.

— Я не хочу быть рядом с тобой, — холодно отрезала Дженни.

Норман пожал плечами.

— Остров большой, всем хватит места. Подумай, Джейн. Солнечное побережье, пустой пляж. Уютная вилла с тремя отдельными комнатами и молчаливой прислугой. Мы можем избегать друг друга до тех пор, пока не будем готовы обсудить все формальности. — Норман говорил очень убедительно. — Это даст нам передышку после сегодняшнего безумного дня. Не знаю, как ты, а я ужасно устал от него.

— Я тоже, — задумчиво согласилась Дженни.

Норман положил руку ей на плечо.

— В головах и сердцах у нас царит сейчас полный беспорядок. И ни у кого нет настроения разговаривать друг с другом. Но рано или поздно нам все равно придется обсудить, как быть дальше. Мы должны обговорить процедуру развода, раздел имущества, всякие такие вопросы.

Раздел имущества? Интересно, насколько он искренен. Что-то слишком быстро Норман сдался. Или это просто еще одна уловка? Когда-то он давал обещание, что они возьмут на себя заботу о матери Дженни. На ее содержание потребуются деньги. Собирается ли он сдержать слово? Во всяком случае, не мешает при случае напомнить ему об этом.

— Там будет видно, — покачала головой Дженни.

— Если ты решилась, то у меня будет небольшая просьба.

— Какая? — Снова страстный призыв в его глазах. Дженни провела кончиком языка по сухим губам. Рука Нормана скользнула по ее спине и остановилась на талии.

— Тебе это существенно поможет в переговорах по поводу нашего капитала. Меня легко уговорить.

— Нет! — с негодованием воскликнула Дженни. Однако не сделала попытки избежать его прикосновения.

Норман улыбнулся.

— Многого я не потребую. Дружеская беседа вечером, купание на закате, прогулка утром по пляжу. Ничего особенного.

— Дай мне подумать.

Она не обманывалась насчет предложения Нормана. Он снова пытается повести Дженни по той дороге, которую выбрал для нее. И он, и она прекрасно понимают всю нереальность этой платонической идиллии. Норман страстно желает ее. Дженнифер взглянула на него, поймала лихорадочный блеск угольно-черных глаз. И она тоже хочет его, с такой же силой страсти. В ту же секунду она поняла, что согласится на любые условия.

 

7

Его участившееся дыхание раздавалось над самым ухом Дженни.

— Соблазнительно, не так ли? — вкрадчиво проговорил Норман.

— Соблазнительно, — согласилась Дженни без особого энтузиазма.

Они были женаты, они ненавидели друг друга, она презирала его. И любила. Как такое возможно, Дженни не знала, но так было, и она ничего не могла с этим поделать. Норман украл ее сердце. И ей совсем не хотелось отдавать его Арабелле. В конце концов, они муж и жена, у них медовый месяц и они едут отдыхать.

Нет, Дженни обманывала себя. Но у нее была неясная, зыбкая надежда, что, когда они останутся одни, она, отдав ему свою любовь, сможет получить в ответ его.

Никогда она не вела себя так глупо и непоследовательно. Как своевольный ветер направляет послушный флюгер, так и Норман вертел ею, как хотел. И каждый раз она подчинялась ему. Потому что он похитил ее сердце и взял в плен душу. Куда девались ее гордость, ее самолюбие.

— Значит, в аэропорт, — небрежно сказал Норман. Но напряженная линия рта выдала его неуверенность.

— Я не знаю.

— Нет, знаешь, — жестко проговорил Норман. Мы должны переодеться. — Он распахнул дверцу машины. — Так. Нам нужны джинсы. Вот твои вещи. — Он поставил чемодан на сиденье и открыл крышку. — Где бы они тут могли быть?

Они склонились над аккуратно уложенной стопкой одежды. Головы их соприкасались, пальцы задевали друг друга, и каждый раз огонь пробегал по телу Дженни.

— Вот, — облегченно пробормотала Дженни, вытягивая брюки из-под мягкого белоснежного свитера.

— И свитер тоже возьми. — Он улучил момент и поцеловал ее в губы. Ей невыносимо захотелось ответить ему тем же, но она остановила себя. Скоро этот человек исчезнет из ее жизни. Слезы бессилия покатились по щекам Дженни.

— Не надо, — прошептал он, не отрываясь от ее губ. — Аэропорт. И на острова. — Он словно вдыхал в нее эти слова, проговаривая их прямо в ее полуоткрытый рот и сопровождая их нежным и настойчивым взглядом.

— Что, вот так, в джинсах? — сказала Дженни первое, что пришло в голову, лишь бы звуком своего голоса разрушить чары. — Не думаю…

Он резко отстранился от нее.

— Хотелось бы мне, чтобы ты вообще перестала думать. Было бы лучше, если бы ты следовала своим естественным потребностям. Джейн, нам нельзя упускать этот шанс, — горячился Норман. — Мы должны быть вместе. Как долго, выяснится потом. Но сейчас мы не можем расстаться.

— Что же нам помешает? Неудовлетворенное желание? — горько спросила Дженни.

— Да! — глаза его сверкнули. — Сейчас оно жжет нас изнутри, не давая возможности думать ни о чем другом. Мы должны выпустить этого демона, потому что иначе он не даст нам покоя.

— О, Норман. — Дженни тяжело вздохнула.

— Поедем, Джейн. Мы будем бродить под звездами. Я расскажу тебе историю моей жизни, а ты расскажешь мне свою. Мы станем друзьями. Возможно, это и есть наша судьба.

Дженни колебалась.

— Мы будем вдали от цивилизации. Теплое море, хорошая еда. Поедем. Укроемся от всех и будем зализывать наши раны.

— Я… я, конечно, хотела бы уехать куда-нибудь, — задумчиво произнесла Дженнифер. — И я не вижу, почему бы не согласиться, только…

— Ну, и я не вижу, — быстро проговорил Норман. — Переоденься в машине. Я скоро присоединюсь к тебе. — И, прежде чем она успела возразить, решительно усадил Дженнифер на сиденье.

Шофер, будто только что очнувшийся от глубокого сна, расправил плечи и произнес бодрым голосом:

— Я тут поспал немного. Куда ехать, сэр? — спросил он невинно.

— В аэропорт, после того как мы переоденемся. — Норман схватил руку Дженни и прижал к своим губам. — Ты ведь не откажешься от такого приключения, дорогая? — промурлыкал он.

Дженни медленно склонила голову. Она понимала, что потерпела поражение, но ничего не могла поделать с желанием остаться с Норманом вдвоем. Норман взглянул на нее, нырнул в машину и зацеловал до потери дыхания.

— Увидимся через секунду, — сказал он, победно сверкая глазами, и выскользнул из машины.

Дженни сидела некоторое время без движения, пытаясь понять, на что же все-таки она согласилась. Потом взяла джинсы промямлила шоферу в окошко: «Извините, я переоденусь», закрыла его и задернула все шторки, которые только имелись в салоне. Ей хотелось остаться на минуту одной в замкнутом пространстве. Она стянула жакет, однако застежка юбки никак не хотела поддаваться. Пальцы Дженни дрожали. Наконец она оставила в покое застежку и, свернувшись клубочком, прикорнула на сиденье, измученная до предела переживаниями этого дня. В таком положении и нашел ее Норман.

— Поехали, — сказал он водителю в переговорное устройство и тут же выключил его. Глаза Дженни были закрыты, однако она знала, что он смотрит на нее, и не удивилась, когда Норман обнял ее и привлек к себе. Он тихо гладил ее большой горячей ладонью, и Дженни покорно прижалась к нему.

Он хотел ее, и Дженни не понимала, испытывает ли от этого гордость или стыд.

Она отнимает его у Арабеллы. Надолго ли? Не окажется ли по окончании этих двух недель секса, что он вернется к Белле так же легко, как и покинул? Дженни нужно сделаться такой же привлекательной и сексуальной, как Арабелла.

— Поцелуй меня! — потребовала она, набравшись храбрости. — Поцелуй меня скорее!

Норман исполнил ее приказание. Горячие губы обожгли Дженни, и она поняла, что не сможет отказать ему ни в чем. Его ладони скользили по ее груди, пробуждая в ней жгучее желание. Голова закружилась, все унеслось куда-то, остались только его мускулистое тело, чуткие пальцы, требовательные губы.

Бретельки лифчика сползли с плеч, и он выпустил ее грудь на волю и стал целовать с такой неистовой нежностью, будто ничего прекраснее на свете не видел.

Я люблю его, с трепетом подумала Дженни, проводя пальцами по густым черным волосам Нормана. Он ласкал и раздразнивал каждый ее сосок, и они стали темно-розовыми и набухли, как бутоны. Потом он остановился.

— Пожалуйста, еще, — выдохнула Дженни, прежде чем успела что-нибудь подумать.

Его черные глаза были похожи на два дымящихся угля. Опалив Дженни взглядом, он припал к груди губами, и все ее существо наполнилось невыразимым блаженством. Я люблю его, люблю, люблю, повторяла она исступленно.

— Я готов съесть тебя всю, кусочек за кусочком, — прорычал Норман. — Он пробежал пальцами по ее плечам, соскользнул в углубления над ключицами, сопровождая каждое свое движение глазами. И ртом. И языком.

Она вздрагивала от пронзительного удовольствия.

— Замечательно, — пробормотала Дженни пересохшим ртом.

— Замечательно, — согласился Норман, любуясь ее требовательно торчащими сосками.

Ощущения Дженни говорили ей, что оба они делают именно то, что нужно. Норман ни разу не спугнул ее неосторожной лаской, не сделал ни одного неверного движения. Он был чуток, нежен и внимателен. Неужели он действительно хочет взять ее здесь, в машине? Хватит ли им времени? Дженни нахмурилась.

— Норман…

— Х-мм. Наслаждайся. Не думай ни о чем…

— Но…

— Не волнуйся. Прислушивайся к себе. Я хочу тебя, — прерывисто проговорил он.

Его руки проникли под сбившуюся комом над коленями юбку и сдернули с Дженни очаровательные бикини, которые подарила ей Крис. Он надавил пальцами на кожу вокруг сосков, и Дженни выгнулась всем телом, застонав от изнеможения. Она плыла и растворялась в океане томительно-сладких впечатлений. Глаза ее временами бессильно закрывались.

— О боже, — прохрипел Норман, зарываясь лицом в ее грудь. Все в Дженни трепетало и ныло от непрерывного возраставшего желания, требовавшего выхода. Пальцы то плавно, то быстро, будто исполняя какую-то неведомую ей самой мелодию, летали по плечам, спине, груди Нормана. Кожа его была упругой, ровной и очень приятной на ощупь, но мощные бугры мышц говорили о силе, скрывавшейся под этой шелковистой гладью.

— Я не хотел, чтобы все произошло здесь, — задыхаясь проговорил Норман. — Я считал, что тебя в такой момент должны окружать музыка, цветы, экзотические ароматы.

Дженнифер обняла его и почувствовала, что в Нормане произошла перемена. Он достиг той точки возбуждения, откуда нет возврата. Дженни поняла это интуитивно, с чуткостью женщины, только что познавшей богатство и глубину ощущений собственного тела.

Ее сердце отозвалось на это резким толчком. Она будет принадлежать ему. С каждым поцелуем Норман становился все более требовательным, дыхание его сделалось лихорадочным и обжигало ее обнаженное тело.

— Я хочу тебя, — умоляюще прошептал он. — Моя чудная, дорогая, неподражаемая Дженнифер. Я безумно тебя хочу.

С затуманившимся взглядом он мгновенно сбросил с себя рубашку, расстегнул ремень. Ее лицо оказалось в плену любимых рук, и на секунду Джейн попробовала представить себе, что это не просто страсть, что это любовь. Норман поцеловал ее так бережно, так осторожно, будто просил прощения за свое охваченное невыносимой жаждой тело.

Дженни робко улыбнулась ему, однако неуверенно взялась за край скомканной юбки и попыталась одернуть ее.

— Оставь это, — с жаром проговорил он, одним быстрым движением вздергивая юбку обратно на талию. — Оставь. Я не могу ждать. Я хочу тебя. Пока я еще могу быть тактичным. Но скоро потеряю контроль над собой. Сейчас, Джейн. Сейчас.

Она не смогла заставить себя произнести ни слова. Однако ее расширившиеся зрачки и полуоткрытый рот как бы сказали ему «да», избавив тем самым от сомнений. Дотронувшись кончиками пальцев до ее босой ступни, Норман начал медленными волнообразными движениями подниматься вверх.

— О, Норман, — выдохнула она, уткнувшись ему в плечо. Мучительно медленно, раздразнивая каждую клеточку нежной кожи, он ласкал ее бедра. Неистовый, алчный огонь разгорался внизу живота, волны упоительного желания захлестывали ее все чаще. Однако он намеревался довести ее тело до такого состояния, чтобы оно стало безвольно-податливым и абсолютно послушным, покорно принимающим все его требования.

— Скажи… скажи мне что-нибудь нежное, — проговорила Дженни, безнадежно осознавая, что, какую бы ложь он ни сказал, она никогда не простит себе того, что с ней сейчас происходит.

Он замер и посмотрел ей в глаза.

— Ты хочешь услышать признание в любви? — тихо спросил Норман. — Нет, Дженни, мы ведь все уже выяснили. Это не имеет ничего общего с любовью. Ты хотела отдаться и, наверное, не собираешься притворяться, что тобою двигало другое, более глубокое чувство. Не требуй этого и от меня. Смирись с тем, что это вожделение. Желание. Но не любовь.

— Негодяй! — Дженнифер попыталась освободиться.

Но он придавил ей плечи и вошел наконец в ее горячую пульсирующую плоть, мучительно жаждавшую этого проникновения. Несколько упоительных содроганий потрясли ее тело, и их мощь поразила саму Дженни.

— Я скажу тебе, что ты прекрасна, потому что это правда! — прохрипел Норман в нескольких сантиметрах от ее лица. — Что при виде тебя я начинаю испытывать столь сильное желание, что мне приходится все время сдерживаться. Что возможность овладеть девственницей добавила этому желанию изысканность и остроту, что твоя кожа бесподобна, а колдовские зеленые глаза сводят меня с ума. Я могу сказать, что ты безумно возбуждаешь меня, И я готов брать тебя снова и снова, что и собираюсь делать. Твое тело изумительное, гибкое и мягкое, а когда ты двигаешься, это получается так сексуально, что у меня мутится разум. Но я не стану говорить, что люблю. Тебе придется смириться, и давай не возвращаться к подобным разговорам, — закончил он сурово.

Дженни была ошеломлена его резкой отповедью, между тем тело ее продолжало испытывать необычайное наслаждение, послушно вздрагивая при каждом движении его плоти. Норман дернулся последний раз, и горячий поток выплеснулся на кремовый шелковый пояс Дженни. Тяжело дыша, он поцеловал ее губы, мочку уха, шею — благодарно и нежно. Руки Нормана продолжали свои ласковые и настойчивые ухаживания, доводя желание Дженни до немыслимого предела.

Громогласный телефонный звонок резко ударил по барабанным перепонкам.

— Норман, — прохрипела Дженни, с трудом пытаясь понять смысл звука. — Телефон? О боже, телефон!

— Черт! — прорычал Норман. Требовательное дребезжание не прекращалось, и они растерянно смотрели друг на друга, не совсем еще понимая, где находятся. Наконец Норман протянул руку к телефону.

— М-м! — рявкнул он в трубку.

На несколько секунд закрыл глаза, сосредоточиваясь, потом открыл их, провел языком по верхней губе и отвернулся.

Дженни сгребла в охапку свою одежду. Что-то случилось. Видимо, что-то неприятное. Краснея от стыда, она судорожно натянула джинсы, еле справляясь дрожащими руками с застежкой, вытерла пот с лица и почувствовала, что телефонный разговор сильно озадачивает Нормана. Он осторожно скользнул по Дженни глазами и снова отвел их в сторону.

После ряда односложных ответов Норман положил трубку и так и остался сидеть с взглядом, обращенным внутрь себя.

Затем поднял руки к лицу и промолвил тихо:

— О боже!

Тон, которым он это произнес, заставил ее сердце, забыв обо всем, рвануться навстречу ему в горячем сочувствии.

— Что это, Норман? Кто это был?

Медленно, очень медленно он повернул голову и уставился на нее невидящими глазами:

— Арабелла.

— Нет! Нет! — Дженни задохнулась. — Только не Арабелла! — проговорила она сдавленно. — Когда же она оставит нас в покое!

— Это был очень важный деловой звонок, — раздраженно объявил он. Лицо его под темным загаром сделалось серым.

Раскаивается, что с такой легкостью изменил ей, истерически подумала Дженнифер.

— Деловой звонок? — спросила она с сарказмом. — Во время медового месяца?

— Я же говорил тебе, что затеял одно исключительно серьезное дело, — строгим голосом сказал он.

Нервы Дженни не выдержали. Она разразилась рыданиями. Это был поистине день слез. Норман угрюмо наблюдал за ней, а Джейн никак не могла остановиться, беспомощно всхлипывая, переводя дыхание и вновь заходясь в плаче при виде его окаменевшего лица.

Ей было неприятно предстать перед ним размазней, у которой глаза вечно на мокром месте, но Дженни ничего не могла с собой поделать. Норман был причиной этих слез, и только он один смог бы остановить их, но, кажется, не собирался этого делать.

— Не знаю, как это вышло у нас, — слабо проговорила Дженнифер, запрокидывая голову и жадно втягивая воздух полуоткрытым ртом, изо всех сил стараясь загнать слезы обратно и перебороть непроизвольные всхлипывания, — но я ощущаю себя просто девкой.

— Не преувеличивай, Джейн! Мы женаты.

— Формально! Только формально! — взвилась Дженни. — Наши сердца не заключили этого союза. Наши души не стремились соединиться. Как должна я относиться к себе после того, что произошло? Я чувствую себя раздавленной, униженной. — Она снова начала жалко всхлипывать.

— Нет! — веско произнес он. — В этом не было ничего противоестественного. Мы оба хотели друг друга.

— Да, твоя плоть в этот момент настоятельно хотела женщину, и, окажись на моем месте любая другая, ты не стал бы привередничать, — выпалила Дженни. — Мы занимались грубым животным сексом. И не нужно искать оправданий. — Дженни говорила теперь почти спокойно, изредка останавливаясь, чтобы глубоко вздохнуть. — Урвать несколько минут половых сношений на заднем сиденье автомобиля это не совсем то, к чему я стремилась всю жизнь. — И добавила уже ровным голосом: — Я не буду той, кого ты хочешь видеть во мне…

— Я хочу видеть в тебе жену…

— И ты смеешь говорить это? Ты хочешь сразу все — и женщину, которую ты любишь, и жену, чтобы была под рукой, когда тебе нужно удовлетворить свои инстинкты, и деньги…

— Да, именно такая ты мне и нужна, — перебил ее Норман, и Дженни увидела, что он начинает выходить из себя.

— Ты не должен относиться ко мне подобным образом! Норман, я не могу больше этого выносить! — Дженни захлебывалась от рыданий.

— Я тоже больше не могу, черт побери. Так не может продолжаться! Джейн… — Он схватил ее за руку, и знакомый алчный огонек снова загорелся в его глазах.

— Нет! — потрясенно выкрикнула она, пытаясь ускользнуть. Что-то непонятное отразилось на его лице, какое-то странное движение души. То ли осознание вины за влечение, которое он испытывает к нелюбимой женщине, то ли желание представить себе Арабеллу на месте Дженни…

А ведь он действительно получил все, что хотел. И Дженни, как марионетка, оказалась вовлеченной в эту дикую игру. И будет продолжать в ней участвовать. Хотя бы на вторых ролях, раз в любви ей отказано. Она прижала пальцы к вискам. Ее внутренний мир, всегда полный ясности, чистоты и достоинства, рассыпался в прах. Ее душу пытались втоптать в грязь.

— Этого больше не повторится, — сказала она твердо.

— Но мы же договорились. Мы уезжаем отдыхать.

— Да, — подтвердила она обессиленно. — Отдыхать. Я хочу отдохнуть. И никакой агрессии с твоей стороны. Никакого секса! Я так устала. Я хочу тишины и покоя. И мне нужно побыть одной, — отчаянно всхлипнула она. — Норман, оставь меня одну!

Он отпустил ее руку и сначала смотрел, как Дженни плакала, а потом отвернулся к окну, то ли страдая от вида ее слез, то ли полный равнодушия к ним.

Дженнифер откинула голову на спинку сиденья. Не в силах бороться с наступившей апатией, она закрыла глаза, мысленно представляя себе холодную безжизненную пустыню, в которую превратится теперь ее жизнь…

— Через десять минут будем в аэропорту, — как сквозь туман донесся до нее знакомый голос. Дженни открыла глаза. Норман хмуро боролся с пуговицей на рукаве рубашки.

— Мне все равно. Я хочу спать, — прошептала она.

— Ну и спи, — проскрежетал он.

Его мысли были, наверное, слишком заняты Беллой, чтобы уделять внимание Дженни. Она не интересовала его в данный момент, она могла провалиться в преисподнюю — он бы и не заметил. За что я люблю его? — безнадежно подумала Дженни, смежая ресницы, чтобы Норман не видел тоски в ее глазах.

Две недели отдыха. Ни о чем не думать, никого не видеть. Наверное, она заснула, потому что ей снилось, что Норман гладит ее по голове, перебирает и ласкает пряди волос. Дженни не решилась открыть глаза из опасения, что это все-таки сон. И тогда она рискует встретиться взглядом с его холодными, равнодушными глазами.

Потом сон продолжился еще более удивительным образом. Ее подняли на руки и куда-то понесли, и ощущение бережных рук было настолько сладким, что Дженни захотелось представить себе, что это Норман. Что это он щекочет ей ухо, шепча что-то трогательно-милое. И покачивает, как ребенка.

Потом она действительно услышала его голос, звучавший наяву более настойчиво. Дженнифер сидела в кресле в зале ожидания. Вокруг них сновали и суетились люди.

— Хочешь, тебе подкатят кресло-каталку? — участливо предложил Норман, заметив, что она проснулась.

— У меня голова не в порядке, а не ноги, — Дженнифер скользнула по нему холодным взглядом.

Норман сжал губы и ничего не сказал. И на протяжении всех последующих таможенных процедур обращался с ней как с хрустальной вазой. Он был вежлив, заботлив и предупредителен.

Нащупывает пути к примирению, озадаченно подумала Дженни. Каждый раз, когда он случайно касался ее, она отдергивалась, как от удара током. Любое проявление слабости с ее стороны может быть использовано Норманом в своих интересах. Ему бы только заниматься с ней любовью. От стыда Дженни бросило в жар.

— Черт! — выругался Норман. — Я совсем забыл. — Они уже подъезжали к частным ангарам. Она проследила глазами за его взглядом и замерла. На носу ближайшего к ним самолета гордо красовался огромный серебряный бант.

— Это что? Наш самолет? — изумилась она. — Господи, кому в голову пришла такая дурацкая идея?

— Действительно дурацкая. — Норман отстраненно смотрел куда-то мимо нее. — Правда, несколько дней назад казалось, что это будет очень забавно. — Хью, — обратился он к водителю, — попросите, пожалуйста, чтобы сняли этот несуразный бантик.

Как-то они с Норманом смеялись над подобными свадебными украшениями, будучи едины во мнении, что те выглядят весьма глупо. Теперь это воплощение самодовольной пошлости, да еще увеличенное до гигантских размеров, невинно взирало на них с их свадебного самолета.

— Это ты так издеваешься или подлизываешься? — строго спросила она.

Норман схватил ее за плечи и повернул лицом к себе.

— Можешь ты хотя бы притвориться счастливой, как всякая нормальная невеста, или нет? — процедил он сквозь зубы.

— Нет. — Ей безразлично, как он будет выглядеть в глазах экипажа, угрюмо подумала Дженни. Она не собирается, оберегая его авторитет, принимать участие в этом спектакле.

— Понятно! — Норман повернулся к команде, ожидавшей их на верхних ступеньках трапа, и крикнул непринужденно: — Привет! — Его голос, даже его осанка изменились. Комедиант! Он искоса взглянул на нее. — Если тебе нужна эта поездка, если ты хочешь скрыться от всех и прийти в себя после этого безумного дня, тебе придется подыграть мне. Постарайся казаться веселой, — прошипел он, — иначе я отменю полет.

— Я не могу включать или выключать по требованию то печаль, то радость, — возмутилась Дженни.

— Ладно, пусть так. Ты выглядишь усталой. Но можешь же ты хотя бы взмахнуть ресницами и несколько раз посмотреть на меня своими потрясающими зелеными глазами, как будто никого кроме меня на земле не существует?

— Нет, — прошептала она, покусывая нижнюю губу.

Он наклонился к ней, и команде могло показаться, — будто они целуются. Действительно его губы почти касались ее лица, он тяжело дышал, глаза метали молнии.

— Ты позволишь понести тебя на руках по трапу? — с угрозой спросил он.

— Нет, — пробормотала Дженни. Поцелуй стал реальностью. Не обращая внимания на ее слабое сопротивление, Норман все-таки взял ее на руки и начал поднимать по ступенькам. Какая разница, вяло подумала Дженни, уткнувшись ему в плечо.

На последней ступеньке трапа Норман отпустил ее. Перед глазами замелькали лица — любопытные, улыбающиеся, растроганные. Дженни потупилась и, бросив из-под полуопущенных век сердитый взгляд на Нормана, прошептала:

— Во всяком случае, не жди, что я буду изображать восторг и паясничать перед экипажем.

Послышались радушные возгласы:

— Добро пожаловать, сэр! Добро пожаловать, миссис Реджинальд! Рады видеть вас на борту!

— Благодарю вас, — сказала Джейн со слабой улыбкой. Она не собиралась облегчать положение Нормана, просто не хотела обижать этих милых, приветливых людей.

— К сожалению, — обратился к команде Норман, — миссис Реджинальд устала и чувствует себя не слишком хорошо. — Дженни стало неловко, когда лучезарные улыбки сменились выражением сострадания на лицах, и она быстро опустила голову. — Ей хочется побыть одной, день был очень напряженным. Надеюсь, вы нас извините.

— Конечно, сэр, конечно. Позвоните, пожалуйста, если что-нибудь будет нужно, — сказала симпатичная молодая стюардесса, дружески прикасаясь к руке Дженни. — Надеюсь, вам понравится салон, миссис Реджинальд.

 

8

Перешагнув порог салона, Дженни остановилась, потрясенная. Огромные красные воздушные шары в форме сердца плавали в воздухе, и она не знала, куда деть глаза от бесчисленных «Я тебя люблю», написанных на них золотыми буквами. Иллюминаторы были обрамлены голубыми лентами, а к стенам прикреплены такого же цвета пышные банты. Воздух шуршал от разноцветного серпантина. В серебряных ведерках со льдом терпеливо ожидали своего часа запотевшие бутылки шампанского. Нежная темно-красная клубника горками лежала на небольших, тонкого фарфора блюдах. Роскошные розы всех оттенков красного стояли в тяжелых хрустальных вазах, и от их тягучего сладкого аромата у Дженнифер закружилась голова.

— Очень мило. — Дженни заставила себя повернуться к экипажу и одарить всех благодарной улыбкой. При других обстоятельствах это очаровало бы ее, горько призналась она себе. — Чудесно, благодарю вас. О, и мой любимый шоколад! — Дженни не смогла удержаться от радостного восклицания, заметив красивую коробку на боковом столике.

— Мы только выполняли указания мистера Реджинальда, — ослепительно улыбаясь, ответила стюардесса, глядя на Нормана так, как взирают на божество. Этот взгляд больно кольнул Дженни, ей захотелось развеять иллюзии молоденькой девушки, объяснив той, что Норман продал душу дьяволу.

— Все сделано замечательно, Мэри. Выглядит потрясающе, — хрипло сказал Норман. — Вы постарались на славу. А этот смешной бант на самолете просто привел Джейн в восторг, не так ли, дорогая? — он подмигнул ей. Дженнифер промолчала, хотя Норман больно сдавил ей плечо.

Мэри засияла от удовольствия.

— Вы же знаете, нет ничего такого, чего бы мы не сделали для вас. Мы очень рады, что вы наконец нашли свое счастье, — серьезно проговорила она. — Однако я оставлю вас. Миссис Реджинальд, если будет что-нибудь нужно — лекарства от головной боли, салфетки для компресса, — все есть в ванной комнате. Если почувствуете себя хуже, вызовите меня.

— Спасибо. — Дженни тронула ее искренняя забота.

— Благодарю, Мэри, — Норман ласково улыбнулся. Девушка вышла, и они остались одни. Некоторое время Дженни стояла, уставившись на дверь. Она не спешила обернуться, боясь оказаться лицом к лицу с Норманом. А когда наконец посмотрела на него, вздохнула с облегчением. Тот стоял в стороне и равнодушно скользил глазами по салону.

— Что касается всех этих украшений, — он досадливо поморщился, — я мшу все убрать, если хочешь.

— Нет. Оставь, пожалуйста, ты расстроишь Мэри, — проговорила она с каменным лицом, но под конец губы ее дрогнули и голос сорвался. Какую радость доставила бы ей каждая милая выдумка, каждая деталь, каждый пустяк в оформлении салона, если бы…

— Да, действительно. Ты сядь где-нибудь. Во время взлета нужно будет пристегнуться, — холодно предупредил он.

Дженни кивнула и села у иллюминатора. В уши ей вливалась нежная музыка. Она услышала ее только сейчас. Тихие мелодии сменяли одна другую. Ее любимые мелодии. Не салон, а любовное гнездышко: мягкий свет, диванчик у стены, подушки, валяющиеся там и сям на полу… Чего только не придумано, и все для того, чтобы воздействовать на ее чувственность, создать атмосферу обольщения.

— По-моему, ты забыл слепых музыкантов, — ехидно заметила она.

— Не трогай этого, — вспыхнул он. — Забудь. — Норман резко опустился в кресло и пристегнулся ремнем. В дверь тихонько постучали. — Войдите! — отозвался он, нацепив на лицо приветливую улыбку.

— Сейчас будем взлетать. И еще. Мы только что получили телеграмму от мисс Арабеллы. Она шлет поздравления и поцелуи. — Дженни вцепилась руками в колени и заставила себя дослушать. — И просила передать, что миссис Марта Бримсли переехала к мистеру Фрэнку Бримсли в его дом на Арране.

— В поместье? — заскрипел зубами Норман. Потом кашлянул и продолжил нормальным голосом.

— Так. Хорошо. Спасибо, Мэри. Мы готовы.

— Счастливого полета, — стюардесса закрыла за собой дверь.

— Ты, конечно, можешь сердиться сколько угодно, но я очень рада за маму, — робко сказала Дженни, завороженно наблюдая за тем, как Норман яростно сцепляет и расцепляет пальцы. — Она действительно любит отца.

— Одному богу известно за что, — прорычал он.

— Иногда женщины ошибаются в своих избранниках, — тихо промолвила Дженни.

— И наоборот, — парировал он холодно.

— И я хочу, — Дженни с вызовом вскинула голову, — позвонить ей, когда мы приземлимся, и пожелать счастья. — К ее удивлению, Норман сильно побледнел. — Я знаю, ты настроен против него, но…

— Он снова сделает ее несчастной, — уверенно проговорил Норман. — Ты думаешь, он пригласил ее в поместье для того, чтобы восстановить разрушенную семью?

— Почему бы и нет? — возмущенно выкрикнула Джейн, пытаясь перекрыть рев двигателей. — Почему ты ждешь от него только плохого?

— Имел возможность изучить его. — Норман презрительно усмехнулся. — И не обманывай себя романтическими надеждами. В истории их взаимоотношений невозможен счастливый конец. У твоей матери есть только один способ избежать новых разочарований: открыть наконец глаза и увидеть Фрэнка Бримсли таким, каков он есть. Подлым и лживым ловеласом, до безумия любящим себя и то удовольствие, которое могут принести ему деньги. — Норман смерил Дженни недобрым взглядом. — Твоя мать наделена столькими прекрасными качествами. Жаль, что ты унаследовала характер отца.

— Я? — от изумления Дженнифер открыла рот. — Ну, знаешь ли, — прошипела она, когда обрела дар речи. — Почему ты все время унижаешь меня? Почему позволяешь себе оскорбительные высказывания? Я не давала тебе повода…

— Что-о-о? — взвился Норман. И, если бы не ремень, безопасности, он бы набросился на Дженни — так велика была его ярость. — Прикидываешься невинным ягненком? Ты душу мне растоптала. Ты подорвала мою веру в людей. Человеческое сердце не игрушка, чтобы пинать его, как футбольный мяч.

— А я то тут при чем? — гневно воскликнула Дженни. — Какое я имею отношение к твоему сердцу?

— Я любил тебя, — выкрикнул он, — а ты безжалостно отшвырнула мою любовь.

— Ничего подобного. Я знаю, что ты никогда не любил меня. Ты страстно влюблен в Арабеллу.

— В Арабеллу? — Норман ошарашенно уставился на Дженни. — Ты что, с ума сошла?

— Вовсе нет. Я знаю, ты любишь Арабеллу, — убежденно повторила Дженнифер.

— Как ты могла предположить такое? Трудно представить себе более дикую мысль. Любовь с Арабеллой! Мы бы довели друг друга до самоубийства, — с негодованием возразил он. — Я отношусь к ней как к сестре, и у меня никогда не возникало идеи воспринимать ее как-нибудь по-другому.

— Не делай из меня ребенка, — с усмешкой промолвила Дженни. — Глупо отрицать. Мы никуда дальше не продвинемся, если ты станешь уверять, что женился на мне по любви.

— Подожди, подожди, — какая-то догадка озарила его. Ярость мгновенно испарилась. — Не знаю, кто внушил тебе эту странную мысль, но относительно Беллы могу сказать тебе совершенно точно — она не интересует меня как женщина.

— Ну конечно! — Дженни сжала подлокотники кресла так, что побелели костяшки пальцев. — Я не слепая. Она красива, обаятельна и чувственна…

— Конечно, красива, — прервал ее Норман, — как десятки других женщин, которых я встречал. Но ни в одной из них не было твоей чистоты.

— Моей наивности, — язвительно возразила Дженнифер, вздергивая подбородок. Прядь волос упала ей на лицо. Она нетерпеливо убрала ее. Наверное, она выглядит жалкой, растрепанной, неуверенной в себе… Норман не отрывает от нее глаз. Рассматривает, оценивает, сравнивает, подумала Дженни. — Моя проклятая наивность, — продолжала она, горько вздохнув. — Провинциальная девочка, неискушенная…

— Это тоже было о-о-очень привлекательно. — Его циничная улыбка подлила масла в огонь, Дженни кипела от негодования. — Все-таки есть что-то трогательное и привлекательное в том, чтобы ухаживать за девственницей, — с легкой иронией в голосе заметил Норман.

— Охота за беззащитным созданием горячила тебе кровь, не так ли? — Дженнифер презрительно скривила рот.

— Ты потрясла меня до глубины души, — сказал Норман, уже совершенно серьезно, медленно выговаривая каждое слово.

— О, Норман, не надо, пожалуйста! — взмолилась Дженни, готовая разрыдаться.

— Молчи и слушай, — с нажимом проговорил Норман. — Я долго искал такую, как ты. Нет, — сказал он, не давая ей возможности прервать его, — совсем не потому, что ты наследовала состояние. Со временем я все объясню тебе, а сейчас просто поверь.

— Объясни сейчас, — потребовала она.

— Нет, Джейн. Я не могу сказать тебе всего.

— Все пошло к черту! Сердца разбиты! Наш брак лопнул как мыльный пузырь, а ты продолжаешь напускать какую-то таинственность, — возмутилась Дженни.

— Вернемся к вопросу об Арабелле, — мягко предложил Норман.

— Ну, давай вернемся. — Дженни устало вздохнула.

— Ты ведь не знаешь, кто такая Белла. Она дама полусвета, и мне никогда не приходило в голову иметь с ней связь.

— Что это значит? — недоуменно спросила Дженни.

— Это означает даму, которая основывает свою карьеру на связях с богатыми любовниками, — сухо объяснил Норман.

— Ты имеешь в виду, что она э… э…

— Что-то вроде проститутки, — подсказал он недрогнувшим голосом.

— Как ты можешь так говорить о ней? — Дженни была неприятно поражена. — Это непорядочно.

— Я бы и не говорил, если бы не возникло необходимости. Не сказав этого сейчас, я разрушу свое будущее. А потом, я ведь знаю, что дальше тебя это никуда не пойдет. Так вот, Белла совсем не такая, как ты. Она и умна, и прекрасный собеседник, и проявляет море терпения, околачиваясь по приемам, ресторанам, холлам отелей, поджидая очередную жертву. А потом купается в деньгах, заставляя мужчин носить себя на руках, и при этом выглядит победителем. Говорят, в постели она похожа на дикую кошку. Мне не доставляет удовольствия передавать тебе салонные сплетни, Джейн. Прошу, поверь мне, что я лично не знаком с ее сексуальным поведением.

Вот так. Разом снял все подозрения. Прямой, откровенный, беспощадно искренний. Однако…

— Вы находились слишком близко друг к другу, когда танцевали… И это нежное «прощай», объятия и поцелуи, — запинаясь, проговорила Дженни.

— Конечно были! — воскликнул Норман. — Белла расстроилась. Она вообще очень тяжело переживала, когда я сообщил ей, что собираюсь жениться, — терпеливо объяснил он.

— Потому что вы были любовниками, — не сдавалась Дженни.

— Нет. Никогда. — Норман говорил с ней, как с неразумным младенцем. — Наши отношения имеют долгую историю. И очень специфичны. Она привыкла к ним. Взгляни на все ее глазами, и ты поймешь ее переживания. Однако мы оба знаем, что брак между нами невозможен. Даже если бы это случилось, мы бы оба проиграли. Я всегда уделял ей много внимания, и я первый человек, к кому она обращается, попадая в трудное положение. Конечно, она не безразлична мне, Джейн.

— Да, но… Это выглядело тогда совсем по-другому.

— Ничего похожего на то, что ты имеешь в виду. Все происходит только в твоем воображении. Результат твоих невесть откуда взявшихся страхов и опасений. — Норман ласково улыбнулся. — Так вот чем объясняется твое странное поведение!

— Мне казалось очевидным, что вы влюблены друг в друга.

— Ну все, сколько можно, — устало проговорил Норман.

Дженни нервно покусывала губы.

— Не знаю, что и думать, — растерянно пробормотала она. Голова у нее разболелась, и она приложила ко лбу холодную ладонь. — Действительно, не знаю.

— Я влюбился в тебя с того момента, как впервые увидел, — с жаром продолжал Норман. — Влюбился с первого взгляда. Ты ведь знаешь это, Джейн. Ты не могла не почувствовать, какое впечатление произвела на меня, — мечтательно проговорил он. — Это было, Джейн. На это нам нужно опираться. Нельзя, чтобы между нами возникало недоверие.

— Я хочу поверить, — прошептала она.

Несколько минут он изучал выражение ее лица, и Дженни показалось, что Норман смотрит на нее, как на человека, выздоравливающего после тяжелой болезни. Сомнения разрывали Дженни сердце.

— Давай, я расскажу тебе, кем для меня были Боулинзы, семья Арабеллы, — осторожно предложил он.

— Да, пожалуйста, — согласилась она с облегчением.

— С чего начать?

— Расскажи мне про детство.

— Хорошо. — Он помолчал, собираясь с мыслями. Брови его сбежались к переносице. Он машинально отстегнул ремень безопасности, как будто это была преграда, мешавшая ему проникнуть в прошлое, и глубоко вздохнул. — Честно говоря, это был ад. И дома, и в школе. Я не был очаровательным ребенком. И не был любимым.

Дженни тоже нахмурилась.

— Трудно себе представить.

— Я был тощим, нескладным и болезненным, спокойно констатировал Норман.

— Ты? — удивилась Дженни. — Ну хорошо, и все же почему ты был нелюбимым?

Норман дернул плечом.

— Родители вообще обращали на меня мало внимания. Они были несчастливы. Им было не до сына. К тому же, как я уже пояснил, я не походил на ребенка, который одним своим видом вызывает умиление. А внешняя непривлекательность иногда внушает людям даже большее отвращение, чем внутренняя.

— Если бы это было действительно так.

— Очень часто это именно так.

Дженни поняла: для него это стало частью горького детского опыта. Сколько бы ни опровергала в дальнейшем жизнь это утверждение, в его сознании оно навсегда оставило свой след.

— Ты очень изменился с тех пор. — Дженни скользнула взглядом по его волевому, полному достоинства лицу, остановилась на мощной линии плеч, сильных руках. — Никто из тех, кто видел тебя тогда, ни за что бы, наверное, сейчас не узнал.

— Ты права. Вряд ли кто-нибудь узнал бы. — Он снова улыбнулся ей. — Мы еще вернемся к этому, но тогда я был полон жалости к себе. И ничего удивительного, что я мало с кем водил дружбу. Моим единственным товарищем был Эдгар Боулинз. Он, черт бы его побрал, увидел во мне что-то достойное уважения, а может быть, сочувствия, я не знаю. Во всяком случае, все школьные каникулы я проводил в его семье.

— Он очень милый, это сразу видно, — заметила Дженни с теплотой в голосе. — Он мне понравился. Помнишь, как он кружил миссис Блендоу в ее кресле-каталке по залу. Как она взвизгивала на крутых виражах, и они оба смеялись.

— Эдгар мне как брат, — с чувством сказал Норман. — Боулинзы стали мне второй семьей — еще даже раньше, чем умерли мой родной отец, а затем и мать.

— А как родители относились к тому, что ты предпочитал чужой дом своему собственному?

Он покачал головой, его голос, когда он заговорил о своей семье, снова стал тусклым.

— Иногда даже не замечали, что я постоянно пропадаю у Боулинзов, а когда вспоминали обо мне, начинались упреки и ругань. Им становилось неловко, что я столько времени провожу у посторонних людей. — Норман помрачнел и замолчал.

— Тебе, наверное, трудно говорить об этом, — мягко заметила Дженни. — Не надо, может быть…

— Нет, я должен рассказать. О некоторых вещах, по крайней мере. Чтобы ты поняла, чем я им обязан. — Он глубоко вздохнул. — Когда мне исполнилось пятнадцать лет, я перешел к ним жить.

— Тебе было очень одиноко. Как это тяжело, должно быть. А меня всегда окружали любовью и заботой. Все вокруг.

— Все, кроме твоего отца.

Дженни смутилась, вспоминая его редкие визиты и то горькое ощущение, которое они оставляли после себя.

— С годами он стал лучше, — после долгой паузы сказала она. Да, она знала, что такое быть отвергнутым ребенком. И как тяжело воздействует на детское сердце равнодушие и брезгливая снисходительность близкого человека.

Однако сейчас ее волновало другое.

— Бел была, наверное, совсем маленькой девочкой, когда ты переехал к Боулинзам. Сколько ей было? Пять? — предположила Джейн, внимательно вглядываясь в Нормана, чтобы уловить малейшие изменения в его лице, которые вызовет это имя.

— Очаровательная маленькая бестия. — Норман хмыкнул, вспоминая крошечное забавное существо, которым была когда-то Арабелла. — Шестой ребенок в семье, единственная девочка. Пятеро старших братьев бесконечно баловали сестренку, потакали ей во всем, и потворствовали шалостям. Но никто не воспринимал ее всерьез. И это бесило строптивую девчонку.

— Но замечал это только ты один, — лукаво подсказала Дженни.

— Я был единственным, кто разговаривал с ней на равных и относился с должным уважением к ее мнению, — согласился Норман. — Со мной она переставала чувствовать себя только милой куклой, какой была для всех остальных. В результате она страшно привязалась ко мне, бродила за мной повсюду как тень.

Наверное, и он не остался равнодушен к этому слепому обожанию. Может быть, ему льстила та роль, которую он играл в ее жизни. Не из этого ли чувства признательности рождается порой любовь?

— Жизнь в нормальной семье, наверное, изменила тебя? — Дженни хотелось узнать о нем как можно больше. Зная его прошлое, она научилась бы понимать его так же хорошо, как понимала его Арабелла.

— В какой-то степени. Они поддерживали меня в моем желании физически окрепнуть. Я стал заниматься спортом. Они подбадривали меня и помогали преодолеть неуверенность в себе. Я перестал бояться трудностей, потому что увидел, что могу добиться того, что раньше казалось мне невозможным. В их семье я становился другим человеком, и мне хотелось сделать что-нибудь для них. Белла все время тянулась ко мне, она действительно испытывала потребность в моем внимании, и я стал для нее старшим другом, поверенным в ее детских делах, защитником, если нужно.

— А потом влюбился и сделал ей предложение, — проговорила Дженни потерянным голосом.

Норман ошарашенно уставился на нее.

— Да, я сделал ей предложение. — Он смотрел на нее, не отрываясь, смешинки бегали в его глазах. Много лет назад. До сих пор воспоминание об этом эпизоде доставляет нам массу удовольствия. Я думаю, ты не это имела в виду? — Он стал серьезным. — А если говорить о прошлой любви, то, действительно, был человек, которого, как мне казалось, я по-настоящему любил. Мы собирались пожениться, и в день свадьбы она сбежала от меня.

— Богатая наследница Элизабет, — резко, как обвинение, бросила Дженни.

— Да, — удивился Норман. — А откуда тебе о ней известно?

— Арабелла сказала.

— Белла так помогла мне тогда. Взяла на себя все заботы, успокаивала, утешала. Она была так добра, так внимательна, что в благодарность я сделал ей предложение.

— И она отвергла тебя, потому, что ты не был миллионером, — сухо закончила Дженни.

— И слава богу. Я благодарен ей за то, что у нее хватило здравого смысла не воспользоваться моим поспешным предложением. Потому что единственной причиной, почему я это сделал, было оскорбленное самолюбие. Когда Элизабет бросила меня, моя гордость восприняла это болезненнее, чем сердце. К счастью, Белла всегда держит в уме свои материальные интересы. Никакие переживания не могут заставить ее забыть о них. К тому времени она привыкла вести весьма дорогостоящий образ жизни, источником которого служили ее богатые друзья, а я не смог бы обеспечить ей достаточного содержания.

— Но… если вы любили друг друга… — Дженни смешалась.

— Мы не любили друг друга. Неужели не понятно? Иначе она сказала бы «да». Но она этого не сказала. И, чтобы забыть о поражениях на любовном фронте, я с головой погрузился в дела. Здесь мне повезло гораздо больше, и я сделал неплохую карьеру. Я люблю тебя, Джейн. И сейчас подойду и докажу тебе это.

Дженни торопливо отстегнулась от кресла и вскочила.

— Не подходи, — предупредила она. — Я… я не уверена…

— Ну, хорошо, — глаза Нормана потемнели. Он сел обратно в кресло. — Сейчас, может быть, слишком рано. Но я буду признаваться тебе в любви много раз, днем и, если будет такая возможность, ночью. Разве ты сама не видишь, что это правда?

— Не знаю, могу ли я тебе верить? Я не доверяю даже своим собственным чувствам, — растерянно проговорила Дженнифер.

— Со временем сможешь поверить. Потому что я собираюсь доказывать тебе свою любовь постоянно. Я не прикоснусь к тебе, пока ты сама не захочешь. Но когда захочешь, я буду рядом. Я вообще буду рядом всегда. Потому что ты нужна мне.

Дженни затаила дыхание. Норман взял один из алых шаров, повертел в руках и протянул ей.

— Видишь, что тут написано? Я люблю тебя. Неужели ты думаешь, я ломаю комедию перед тобой, перед командой и перед собой, не испытывая ничего подобного на самом деле? Наоборот, скорее я бы постеснялся выглядеть перед лицом экипажа излишне сентиментальным. Просто важнее того, что они подумают обо мне, было желание тронуть твое сердце, согреть его своей любовью, — смущенно закончил он.

— Но…

— Да оглянись же вокруг! — нетерпеливо воскликнул Норман. — Неужели ты не видишь, с какой любовью продумывалась каждая деталь. Посмотри на эти незабудки на подушках. Я заказал эту вышивку самой умелой мастерице в Уиклоу. Сентиментальный дурак! Мне хотелось, чтобы тебя окружали символы верной любви. Я знаю, ты любишь полевые цветы. Букеты из них стоят в вазах и кувшинах там, в спальне, в заднем салоне. Надеюсь, они еще не потеряли своего аромата…

— В спальне? — Дженнифер испуганно покосилась на указанную Норманом дверь.

— Можешь отдохнуть там, если устанешь во время полета, — спокойно объяснил Норман. — Тебя там никто не потревожит.

При упоминании о спальне Дженни покраснела и поспешила переменить тему.

— Значит, незабудки и дикие цветы. А желтые цветы измены там, случайно, не расставлены? — спросила она с неловкой усмешкой.

— Надеюсь, нет. — Тень печали легла на лицо Нормана. — Я нашел тебя, Джейн. И не хочу, чтобы какие-то нелепые причины разъединили нас, — сказал он с болью в голосе. — Я отношусь к этому слишком серьезно, чтобы так легко капитулировать. И постараюсь сделать все, чтобы не потерять тебя.

Дженни не могла больше сопротивляться. Она видела, что он говорит искренне. Могут обмануть мимолетный взгляд или вскользь брошенное слово. Но, раскрывая душу, очень трудно предъявлять чувства, которых нет на самом деле. Она с трудом сдерживала слезы.

— Если ты действительно не хочешь потерять меня, — сказала она, немного успокоившись, — позаботься, пожалуйста, о том, чтобы для начала я не умерла с голода.

— Сию минуту! — восторженно крикнул он.

Вот сюда, пожалуйста. Давай я помогу. Обопрись на мою руку. Нет, ты не дойдешь, лучше я понесу тебя.

— О, Норман, — простонала она и со смехом стала отбиваться от его неистового натиска. — О…

Он не дал ей договорить. Он любит меня, счастливо подумала она, задыхаясь от настойчивого поцелуя.

Дженнифер закрыла глаза, отдавшись во власть его нежных рук. После всего, что мы выстрадали, я верю, он любит меня.

 

9

Это был их последний день на острове. Дженни вытянула загорелую руку и опустила ее в воду. Она тихонько покачивала большой гамак, следя за тем, как вода серебряными ручейками струится между пальцами.

— Завтра уезжаем, — вздохнула она.

— Х-мм.

Дженни улыбнулась. Солнце превратило кожу Нормана в темное золото. Он лежал рядом с ней, надвинув на лицо соломенную шляпу. Его рука создавала для Дженни уютное гнездышко, в котором она и пристроилась, опустив голову ему на плечо. Раскачивался гамак, теплая вода ласково щекотала ладонь, тяжелые листья пальмы колыхались над их головами.

— Я никогда не забуду этот берег. — Джейн, сощурившись, смотрела на вздымавшийся и опускавшийся горизонт.

— Х-мм.

Медленно и осторожно Дженни высвободила руки и ухватилась ими за ствол пальмы, к которой был прикреплен гамак. Изогнутые стволы двух кокосовых пальм дугами нависали над головой. Устроенный под ними гамак служил им любимым прибежищем после купания все время, пока они находились на острове. Пальмы росли на краю лагуны с кристально чистой изумрудной водой, отделенной от океана коралловым рифом.

Несколько минут назад Норман, наплававшись до изнеможения, забрался в гамак и лежал теперь, разморенный солнцем, не имея сил ни двигаться, ни думать, ни говорить.

С коварной улыбкой Дженни уперлась руками в ствол пальмы и вдруг резким сильным движением оттолкнула ногой край гамака.

— О-о-о-о-о! — Бронзовое горячее тело Нормана полетело в океан, и оглушительный всплеск оборвал его негодующие вопли. Через секунду, вздымая фонтаны брызг и отфыркиваясь, он снова появился над водой, отбросил со лба мокрые волосы и, делая короткие резкие гребки, поплыл к Дженни.

— Помогите! — взвизгнула она. Царапая в спешке ладони о кору дерева, она соскочила с гамака и с выражением притворного ужаса на лице помчалась по белому, накаленному солнцем песку, огибая попадавшиеся на пути пальмы и вспугивая мирно дремавших под ними пернатых обитателей острова. — Помогите! Спасите меня кто-нибудь!

— Негодница!

— О, помогите! — крикнула она, задыхаясь от быстрого бега, когда он нагнал ее и схватил за плечи.

— Негодница… — пробормотал он, прижимаясь к ней солеными губами. — Один ноль в твою пользу. Теперь моя очередь. — Он крепко взял ее за талию. — Стой так. Не двигайся. Ничего не делай.

— Да, Норман, — покорно согласилась Дженнифер. Счастливая улыбка осветила ее лицо. Торопливые поцелуи Нормана доставляли ей неимоверное удовольствие. Ни разу за все две недели на острове они не любили друг друга. Но теперь, нежась в его сильных объятиях, Дженни понимала, что добровольному воздержанию приходит конец. Она выгнулась и прижалась к нему всем телом, ощутив его ответную дрожь.

— Ты совсем другая, — мурлыкал Норман, целуя ее загорелое плечо.

— Что, более шоколадная? Или более горячая? — весело спросила Дженни.

— Спокойная, уверенная, — нежно сказал Норман. Дженни кокетливо прищурилась и встретилась взглядом с такими черными, такими сияющими и полными любви глазами, что у нее перехватило дыхание. — Как ты думаешь, почему это?

— Ты дал мне время, — спокойно объяснила она. — Ты имел такт и терпение, и я благодарна тебе за это. Ты не был настойчив и требователен, а только внимателен и ласков. Ты не проявлял недовольства, если я хотела побыть одна, ты уважал мою независимость, и у меня была возможность подумать обо всем вдали от тебя. Мне было это необходимо. Ты ждал, пока все в моей душе успокоится и встанет на свои места, хотя мог вместо этого постоянно искушать и соблазнять меня.

— Исправлял допущенные ошибки. Я и так чуть было не поплатился за свое нетерпение слишком дорого, — голос Нормана дрогнул. — Ты стоишь того, чтобы подождать.

— Даже в медовый месяц? — Дженни медленно водила пальцами по его плечам и спине. Ей было необычайно приятно чувствовать так близко от себя его большое сильное тело. Норман был прекрасен. Теперь Дженнифер не испытывала никакого страха перед близостью с ним. Она не сомневалась, что и сама — отдохнувшая, загоревшая, счастливая — прекрасна как никогда. И его завороженный взгляд подтверждал это.

— Я слышал, медовый месяц считается недействительным, если используется только как предлог для секса, — усмехнулся он. — После всех наших сомнений, опасений и недопонимания единственно верным было начать все сначала.

— Мне кажется, сомнения рассеялись, — прошептала Дженни.

Его рука соскользнула с ее плеча вниз, опустилась по позвоночнику до талии и задрожала, переместившись на бедро. Дыхание участилось.

— Я всегда мечтал о том, чтобы ты хотела меня так же сильно, как и я тебя. И чтобы ты знала, для меня нет ничего на свете дороже тебя, — проговорил он, щекоча губами ее ухо.

— Я теперь знаю это. — Губы Дженни пытались сложиться в улыбку, но предательски задергались от волнения, и уголки их жалко опустились вниз.

И он поцеловал эти трепещущие краешки губ, прежде чем спросил:

— Тебя уже перестал тревожить вопрос об Арабелле?

— Да. Я верю тебе, — твердо сказала Дженни. — И я точно знаю, что хочу быть с тобой. Я не сомневаюсь, что ты мой друг. Я могу говорить с тобой обо всем, делиться любыми своими переживаниями. Надеюсь, что и ты скоро сможешь свободно обсуждать со мной свое прошлое. По-моему, тебя что-то тревожит, и я хочу, чтобы ты не боялся доверить мне свои проблемы. — И добавила, открыто глядя ему в глаза: — Нам с тобой не нужен миллионный счет в банке. Только то, что необходимо, чтобы не испытывать нужду. И не устраивай мне дорогостоящих развлечений и не дари мне роскошных подарков. Мне достаточно того, что у меня есть ты.

— Но…

— Норман! — Дженни осторожно потянула его за руку. — Пойдем в дом. Я хочу попросить тебя об огромном одолжении.

— Все, что только будет в моих силах.

Они пошли по тропинке, по обеим сторонам которой густые заросли тропических растений образовали живую изгородь. Дженнифер была очарована этим коралловым островком, лежащим, как драгоценность, на синем бархате океана. Там, за рифами, ревели и пенились волны, а здесь, рядом с Норманом, она чувствовала себя в полной безопасности.

— Я так люблю тебя, — сказала она, глубоко вздохнув.

Норман задержался, чтобы сорвать белую орхидею и воткнуть ее в волосы Дженни.

— И я люблю тебя, Джейн. Потому, что твои волосы цвета солнца, глаза у тебя зеленые, как море, а кожа такая же нежная, как лепестки этого цветка. И потому, что ты добрая, тактичная, искренняя. И еще потому, что материальная сторона жизни не заслоняет от тебя саму жизнь. — Норман остановился, чтобы сорвать еще один цветок, кремовый, догнал Дженни и, поместив его рядом с первым, полюбовался на свою работу. — Потому что мы могли бы быть счастливы с тобой даже в шалаше и…

— Да, — прервала она его, — вот, что я хотела сказать. По поводу приданого.

Норман помрачнел.

— Что? — настороженно спросил он.

Дженни повернулась к нему и ласково притронулась пальцами к его губам, заставляя их улыбнуться.

— Не оставляй его у себя, — просто сказала она. — Давай отдадим его обратно отцу.

— Нет.

Отказ прозвучал жестко и безапелляционно. Но ведь он любил ее. Поэтому Дженни продолжала мягко, но настойчиво.

— Я не хочу, чтобы мы были чем-то обязаны ему, — объяснила она. — Мы вернем эти деньги и никому ничего не будем должны.

— Мне нечего возвращать, — рассмеялся Норман. — От приданого ничего не осталось.

— Норман! — Ошеломленная, Дженни заглянула ему в лицо, надеясь убедиться, что он шутит. Она вспомнила, как Арабелла говорила об операциях, которые Норман собирался провести с этими деньгами. — Ты потерял их на сомнительных операциях?

— Нет, — сказал он ровным голосом. — Я передал их твоей матери. И если ты будешь продолжать держать свой очаровательный ротик открытым, какое-нибудь экзотическое насекомое обязательно залетит туда. — Норман хмыкнул. — Это удивляет тебя? Разве я неправильно поступил?

— Да… Да! Безусловно, ты все правильно сделал. Но… как же?.. — Дженнифер уставилась на его смеющееся лицо. Потом обхватила за шею и, уткнувшись ему в грудь, проговорила тихо: — Ты милый, ты потрясающий, ты невозможно очаровательный!

Норман отстранил ее от себя и заглянул в глаза, чтобы насладиться еще раз произведенным эффектом. И поцеловал эти глаза, зажмурившиеся от удовольствия.

— Они нужны ей больше, чем нам. Теперь, раз уж мы заговорили о деньгах…

— Не беспокойся. — Дженни поднялась на цыпочки и чмокнула его в нос. И заговорила торопливо, не давая ему возможности перебить себя: — У тебя есть работа в банке, и я тоже буду работать. Не пропадем! Я умею не выходить за рамки бюджета. И я могу наняться на две работы, я уже так делала. И я очень экономная хозяйка, готовлю хорошо…

— Джейн! — Норман высоко поднял брови. — Ты о чем говоришь? У меня куча денег! Арабелла ведь объясняла тебе…

— Арабелла? Напротив, она дала мне понять, что ты очень стеснен в средствах. И что тебя привлекала возможность поправить свои дела за счет приданого…

— Ты чего-то не поняла, — боясь обидеть ее, Норман говорил с ней осторожно, как с непонятливым ребенком. — Я очень богат. И Арабелле это прекрасно известно и, я полагал, тебе тоже. — Дженни в изумлении округлила глаза, и Норман смутился. — Как же может быть, чтобы ты не знала этого? Ведь я даже некоторое время сомневался, не выходишь ли ты за меня из-за денег…

— Я… из-за твоих денег? — на секунду Дженни потеряла дар речи. Она ловила ртом воздух, не в силах издать ни звука.

— Ты еще говорила, — Норман встревожился не на шутку из-за возникшего между ними недоразумения, — что хочешь помочь матери. И я думал, тебя привлекает возможность обеспечить ей с помощью моего состояния нормальные условия.

— Ты достаточно привлекателен сам по себе, — сухо сказала Дженни, сразу придя в себя.

— Но ведь ты не можешь отделять меня от моих денег! — настаивал Норман. — Большинство женщин мечтают о браке с миллионером. Я уверен, что это делает меня более привлекательным в твоих глазах.

— Миллио… — слабо пискнула Дженни и не смогла продолжать. Это невозможно. Она вышла замуж за миллио… — Нет, выкрикнула она в панике. — Нет!

Кажется, Норман наконец понял, в чем дело.

— Ты действительно не знала? — сочувственно спросил он.

— Нет, — в смятении проговорила она.

— Похоже, эта новость не слишком обрадовала тебе, — холодно констатировал Норман.

— Нет, Норман! Я не могу быть женой миллионера! — Дженнифер помедлила. — Дикость какая-то. Как я буду чувствовать себя в компании миллионеров? — Дженни покачала головой, представив себе эту сцену. — Бедная, нищая, осчастливленная провинциалка, — усмехнувшись, добавила она.

— Ты уже попробовала быть женой миллионера, и у тебя это прекрасно получилось. И с моими друзьями ты общалась весьма непринужденно, — напомнил ей Норман.

— Нет, нет, нет! — Дженни замотала головой, будто отмахивалась от назойливой мухи. Ей припомнился разговор об одежде Нормана. Да, конечно, сплошь громкие названия фирм. Так позволяют себе одеваться только очень обеспеченные люди. — Быть женой миллионера? — продолжала она. — Это означает роскошные приемы и танцы, всякие там фуршеты. Красивые остроумные люди, говорящие друг другу красивые остроумные слова. К этому привыкают с детства, Норман! И все будут обсуждать мое платье и мой выговор! Нет, Норман, я не смогу, — честно призналась она. — И если ты не шутишь, я не знаю, что мне делать. Признайся, что это просто розыгрыш!

— Не могу, Джейн. Откуда тогда, подумай, мог бы взяться у меня собственный самолет, и собственный экипаж, и собственный… Так, по-моему, сейчас ты упадешь в обморок. Пойдем-ка быстрей домой, ты должна выпить глоточек вина. — Он заботливо поддерживал ее за плечи. — Или, пожалуй, пять глоточков, чтобы наверняка восстановить свои силы.

— Норман, мне было так хорошо пребывать в неведении, — с сожалением вздохнула Дженни.

— И сейчас все очень хорошо. Я так даже чувствую себя еще лучше. Ты меня любишь. Меня самого, отдельно от моих денег.

Что-то коснулось ее ноги, и Дженни рассеянно посмотрела вниз. Ручной голубь, распустив перламутровые перья, безуспешно пытался выдернуть ниточку, торчавшую из обшлага холщевых брюк Нормана. Брюки были самыми обычными, по крайней мере, на вид.

Он вообще старался не выделяться. И в общении с людьми держал себя очень просто. Так, что любой чувствовал себя с ним легко и непринужденно. И очень трудно было предположить в нем богача, который мог купить весь их городок целиком.

— Уж, конечно, я полюбила тебя не за твои деньги. Да и как я могла предположить их у тебя? Я же не рассматривала этикетки на твоей одежде, — язвительно сказала Дженни. — Мне не показалось, что ты как-то по-особому одет. Остановился ты во второразрядном отеле, и я не заметила, чтобы ты разбрасывал деньги направо и налево. Я совсем ничего не понимаю, — пожаловалась она.

— Я тебе все расскажу, — успокоил ее Норман. — Только я люблю тебя все больше и больше. Мое сердце просто тает от любви. Ты — это что-то потрясающее. — Он прижался щекой к ее волосам, вдохнул их аромат, взял ее за руку и повел по тропинке к дому. Дженнифер шла, механически переставляя ноги, мимо банановых деревьев, папайи и пышных кустов жасмина.

— Но почему все-таки… — Дженни остановилась, прижав руку к груди. Ее мысли и чувства находились в полном беспорядке. — О, столько всяких «почему», что я не знаю, с какого начать, — с грустным вздохом сказала она.

— Сядем на скамеечку на веранде, и я все тебе расскажу, — пообещал Норман, растроганно наблюдая ее замешательство.

Когда они уселись на широкую скамью из ротанга, со стаканами запотевшего ананасового сока в руках, он обнял ее, прижал к себе и с наслаждением вытянул свои длинные ноги.

— Я начинал, не имея ничего, на что мог бы опереться, и рядом не было никого, кто мог бы мне помочь, — обстоятельно начал он. — Не отказывался от любой работы и вкалывал как одержимый, как будто мне был отпущен жизнью короткий срок. Я хотел доказать, что могу добиться всего, чего захочу.

— В первую очередь родителям, наверное? — спросила Дженни осторожно.

Губы Нормана сжались, и он не ответил. А Дженни не стала настаивать. Тяжело вспоминать о прошлых обидах. Да и почему он должен был доказывать что-то родителям? Может быть, он хотел самому себе доказать, что представляет собой личность.

— Банк, в котором я сейчас работаю, принадлежит Боулинзам. Сначала я был там простым служащим, продолжал Норман, отпивая сок. — Теперь я полноправный компаньон, руковожу Эдинбургским отделением. Когда я говорил, что моя работа связана с денежным риском, это была правда. Я принимаю решение о финансировании того или иного клиента или компании. Основываясь на своем опыте и компетенции, я оцениваю их надежность. И если ошибусь, это будет дорого стоить банку. До сих пор, впрочем, я не ошибался. В общем, банк процветает. В результате ряда удачных операций его капитал увеличился в несколько раз. Словом, я не подвел своего приемного отца. Благодаря мне он стал даже намного богаче.

— Теперь понятно. Слава богу, ты не играешь на бирже, — облегченно вздохнула Дженни. — Но… та наследница… Она отказалась от тебя, когда ты еще не был достаточно богат?

— Нет, наши состояния оценивались примерно одинаково.

Дженни вскинула брови. Да, с той несостоявшейся свадьбой Арабелла здорово напутала.

— Но тогда… почему же она оставила тебя?

— Не знаю. Я не понимаю до сих пор, что произошло. — Норман пожал плечами. — Она убежала прямо с венчания, и я ничего о ней больше не слышал. До того момента, когда она вдруг нашла меня на нашей свадьбе. Ей в голову пришла бредовая идея, что я женюсь из-за денег на баснословно богатой невесте и собираюсь воспользоваться се состоянием, оставив бедную девушку ни с чем. — Норман невесело усмехнулся. — Она грозила закатить небывалый скандал.

— Ты любил ее? — спросила Дженни робко.

— Пожалуй, нет. Но она мне нравилась. Я только теперь понимаю, что значит любить по-настоящему. Но тогда казалось, что мое чувство достаточно глубоко. И она обожала меня! Нам было хорошо друг с другом. К тому времени каждый из нас уже приобрел печальный опыт общения со своеобразным типом людей — охотниками за богатством. — Норман досадливо поморщился. — И нас устраивало, что ни один из нас не ищет выгоды в этом браке. Жизнь учит осторожности, знаешь ли.

— Так вот почему при встрече со мной ты ни единым словом не обмолвился о своем богатстве! — Дженни сосредоточенно потягивала холодный сок. Ну что ж, Нормана можно понять. Он боялся очередного разочарования. На нее навалилось столько новых сведений, что она и не пыталась осмыслить их все сразу. Потом все встанет на свои места. Однако собственное положение продолжало тревожить ее. Как-то теперь сложится их судьба?

— Ну, это совсем не так, — поправил ее Норман. — Вообще-то я приехал в Ирландию просто отдохнуть. В бесконечных делах и погоне за новыми миллионами я вдруг понял, что начинаю что-то терять. Радость жизни. Ощущение простоты и естественности.

Дженни показалось, что он что-то недоговаривает. Норман выглядел грустным и замкнутым. Она разочарованно подумала, что он все-таки не до конца доверяет ей.

— Я спешил все время, и само существо жизни, ее стержень стали ускользать от меня. — Норман улыбнулся. — Зато в вашем городке я нашел все, чего мне недоставало. Вот хотя бы давно забытое удовольствие беспечной болтовни с незнакомыми прохожими. Ведь я почти разучился говорить о милых пустяках: о погоде, о ценах на рыбу, предстоящей ярмарке. Не помню даже, когда до этого я говорил с кем-нибудь просто так, не о деле. Я настолько привык ценить время, что перестал ценить все остальное. А там я наконец остановился. И огляделся вокруг. И вспомнил, что море пахнет водорослями и рыбой, и какое это удовольствие бродить босиком по берегу и рыбачить в дождь с близким другом. С тобой. — Норман склонился к Дженни и поцеловал ее в висок. — И что дружбу не купишь никакими деньгами. И как это чудесно — почувствовать приближение любви и мечтать о том, чтобы быть всегда вместе. А потом уже серьезно и с умилением думать о девушке, как о будущей жене. И — никуда от этого не денешься — мечтать о детях. Именно это мне и было нужно. — Норман сжал ее плечо, не замечая, что делает ей больно. — Я убежден в этом, как никогда прежде.

— Отец сказал, я часть выкупа… — Дженни безжалостно спустила Нормана с романтических высот.

Он скривил рот в горькой усмешке.

— Ну, это я так ему объяснил. Мне нужна была только ты…

— Почему тогда ты угрожал мне? Говорил, что не отпустишь, потому что иначе останешься ни с чем?

— Но так оно и есть! — воскликнул Норман. — Я бы лишился любви, и твоей нежности, и дружбы, и возможности обожать тебя, и надежды на мир в своей душе.

— О, Норман! — Дженни никак не ожидала получить такое простое объяснение казавшимся ей такими сложными обстоятельствам. — Так ты это имел в виду?

— Конечно. Но разве твой отец смог бы это понять? — Норман покачал головой. — Он ведь был в курсе моего финансового положения, и я взял с него слово молчать до поры до времени под страхом самых неприятных для него последствий. Он очень боялся разоблачения своих таможенных операций. Тогда, кстати, он бы потерял все.

— Так вот почему отец так настойчиво уговаривал меня. И почему я оказалась все-таки «умной девочкой», — вспомнила Дженни с неприятным чувством.

— Пустяки. Не придавай значения. — Норман ласково погладил Дженни по голове. — И как Фрэнк обрадовался, когда я предложил ему отдать только половину — в качестве приданого! Только я вовсе не его пожалел, а твою мать. — Норман посуровел. У губ пролегла горькая складка. — Скандал тяжело отразился бы на ней. А она и так достаточно вынесла от твоего отца, чтобы страдать еще и из-за этого. Твое приданое с самого начала предназначалось ей. А иначе бы я и не взял этих денег. Я давно в курсе многих дел Фрэнка Бримсли. И достаточно хорошо знаю его биографию. Меня всегда возмущала несправедливость, допущенная им по отношению к твоей матери. Я говорил с ней и убедил, что эти деньги должны принадлежать ей по праву.

— Ты добился невозможного, — медленно произнесла Дженни. — Мама никогда и ни от кого не соглашалась принимать помощь.

— Я умею настоять на своем. — Норман хитро посмотрел на Дженни. — У меня талант убеждения. Но у твоей матери были, я думаю, свои причины согласиться взять эту сумму. Она становилась равной Фрэнку. Обретала некоторую независимость. Это позволило ей по-другому оценивать себя.

— Ты такой проницательный! — восхищенно воскликнула Дженни. — Ты снял камень с души мамы.

— Не уверен, — вздохнул Норман. — Но, будем надеяться, все у нее будет хорошо. Что касается нас, Джейн… Осталось еще одно дело, которое я обязательно должен довести до конца. А потом — прощай вся эта суета. Я начинаю жить по-настоящему.

— Начинаешь… Что значит жить по-настоящему? — удивилась Дженни.

— Жить с тобой. Мне кажется, я вообще понял, в чем смысл моего существования, только после того, как мы познакомились. И без тебя не представляю себе…

— Почему без меня? — Дженни меланхолично водила большим пальцем босой ноги по деревянному полу террасы. — У меня тоже только одно сердце, и оно принадлежит тебе. Не знаю, как мы все это преодолеем… Но почему ты не признался раньше?

— Сначала просто наслаждался, и мне не приходило в голову портить себе отдых и вместо того, чтобы слушать тебя и море, говорить о своем материальном положении. Ну а потом испугался. Столько раз бывал обманут, что уже перестал верить в удачу. А вдруг ты такая же, как твой отец? Как десятки других женщин, пытавшихся околдовать меня. Я ведь чуть было не потерял тебя. И я думал, ты сама все поняла после разговора с Арабеллой.

Дженни смотрела на стайку красных кардиналов, сидевших на пальме и напоминавших гроздь экзотических фруктов.

— Я не пыталась околдовать тебя, и я ничего не поняла из разговора с Беллой. Удивительно, что мы все-таки не расстались. Кажется, все было против нас. — Дженнифер подумала о матери и о том, сможет ли та быть снова счастлива. — Боюсь только, отец теперь может сойти с круга, — сказала она грустно.

— Это его дело, — резко ответил Норман.

Дженни укоризненно покачала головой.

— Почему ты так жесток к нему?

— Он того заслуживает. — Норман потянулся за соком, взял в руки стакан и неприязненно посмотрел на него, как будто увидел там лицо Фрэнка Бримсли. — Твой отец обратился в наш банк за займом. Я знал, что он прогорит. Если бы я отказал ему в кредите, он не решился бы начать ту рискованную операцию. Однако я дал ему кредит.

Дженни выпрямилась.

— Говори все, раз начал. Не просто же так ты это сделал?

— Старые счеты.

— В конце концов, он мой отец. Могу я узнать, чем он провинился перед тобой?

Глядя прямо перед собой, Норман осушил стакан, повертел его в руках, поставил на столик и глубоко вздохнул.

— Фрэнк сделал несчастной мою мать. — Слова эти он буквально выдавил из себя.

— Норман! — Как ей хотелось облегчить его боль! Дженни обняла его и, тихонько поглаживая по плечу, долго молчала. — Мне жаль, — сказала она, почувствовав, что его тело расслабляется от ласки. — Он встал между твоими родителями, да? И послужил причиной твоих несчастий?

— Да, в общем.

— Мне так жаль, милый, — Дженнифер колебалась, потом решилась. Они должны быть честными друг с другом и высказывать откровенно, что у каждого на душе. — Я знаю, ты ненавидишь его. Ты что-то задумал. Прошу тебя, остановись. Не надо больше мстить ему, — взмолилась Дженни. — Ради меня, ради моей мамы.

— Ты защищаешь его после всего того, что он сделал с тобой, с твоей матерью? — тяжело проговорил Норман.

— Он мой отец, — ответила она просто. — Несмотря ни на что, мне всегда хотелось заслужить его доверие. Наверное, потому, что я никогда не удостаивалась его. Он отвергал меня так же бесчувственно, как отверг мать. — Дженни вздохнула. — Я всегда так болезненно переживала, когда он приезжал к нам.

— А он часто приезжал? — мягко спросил Норман.

— Первый раз, когда мне было четыре года, а потом наведывался, когда я была уже подростком. Мама носилась по квартире, как ветер, наводя чистоту и порядок. Примеряла нам обеим платья, выдумывала прически. И я была очень мила. Он поцеловал меня, а потом качал на коленях. Но конфеты, которые он мне дал, оказали непредвиденное действие на мой организм, меня стошнило прямо на его белоснежные брюки!

Норман сочувственно потрепал Дженни по плечу.

— Он был в ярости?

— Просто взбесился. Стряхнул меня с колен, как котенка. Но хуже всего то, что я испортила маме праздник. Отец умудрялся сделать так, что мы все время чувствовали себя виноватыми. Как хорошо, что у нас все по-другому! — Дженнифер признательно посмотрела на Нормана. — Благодаря тебе. Мы с тобой счастливы. У нас есть то, чего нет у многих людей. Мы можем быть великодушными. Не надо больше преследовать его, ладно?

— Обещаю тебе, — пробормотал Норман, водя подбородком по ее волосам, — если он останется с твоей матерью и будет относиться к ней с должным уважением, я не буду требовать возвращения займа и не нашлю на него таможенников. Но он висит на волоске. Однако я не буду его трогать. Довольна?

— Да, — с чувством сказала Дженни, — спасибо тебе, Норман.

Он тихо вздохнул и поцеловал ее в лоб.

— Вон ловится наш ужин, — сказал он, вглядываясь в далекий силуэт маленькой лодки на ослепительно сверкающей водной глади. — Я думаю, не пора ли нам уже переодеваться к столу? — закончил он странно дрогнувшим голосом.

— Но… у нас еще целых три часа… — удивилась Дженни и зажмурилась от удовольствия, когда он, запрокинув ей голову, проложил нежную дорожку поцелуев от ямки на шее до подбородка. — Да, — прошептала она еле слышно, поняв теперь, что он имеет в виду. — Трех часов нам будет достаточно…

Не дожидаясь, пока она скажет еще что-нибудь, Норман подхватил ее на руки и понес в большую спальню, которую они еще ни разу не делили вместе.

— Не бойся, — нежно сказал он ей на ухо.

— Я не боюсь, — пробормотала Дженни. — Я люблю тебя.

Она полностью доверилась его мягким движениям, испытывая, в свою очередь, огромное наслаждение от прикосновений к совершенному мужскому телу. Терпеливо и бережно, преодолевая ее скованность и застенчивость, Норман вел ее по пути чувственных открытий, пока Дженни по страстности и силе желания не сравнялась с ним. Вся она целиком, ее сердце, ее душа принадлежали ему. Его любовь, весь его внутренний мир принадлежали ей. Каким бы необыкновенно острым ни было впечатление от физической близости, оно не могло сравниться по полноте ощущений с этим наполнившим все ее существо сознанием духовного обладания.

Потом Они лежали, прижавшись друг к другу, на необъятной старинной кровати, сохранившейся, наверное, еще с колониальных времен, и лениво наблюдали, как шевелится от теплого ветра край белой занавески. Им не нужны были слова. Дженни и так знала, что они будут счастливы.

Снаружи донеслись голоса. Рыбаки вернулись с лагуны и перебрасывались шутками с Норой, женщиной, которая приходила готовить им замечательную еду с местными экзотическими приправами. Дженнифер высвободила ладонь из пальцев Нормана и закинула руку за голову.

— Осталась только одна ночь, — задумчиво проговорила она.

— Мы можем приехать сюда еще раз. Я буду изображать Робинзона, а ты — Пятницу. Или сразу все дни недели. Это мой остров. Можем привезти сюда твою мать, — сонно пробормотал он, поворачиваясь к ней и прижимая к себе желанное тело.

— Целый остров? — Дженни чуть не подскочила. — Нет, — она в изнеможении откинулась на подушки, — ты положительно решил добить меня.

— Все, больше не буду.

Дженнифер насторожилась. В его тоне была сухость, не располагающая к откровенности. Она собралась расспросить его поподробнее, но не успела. Норман рывком поднялся с кровати и стал торопливо одеваться. Дженни почувствовала себя неуютно, глядя на его напряженную спину.

— Норман! — позвала она.

Он повернулся и внимательно посмотрел на нее своими черными загадочными глазами.

— Нужно переодеться к ужину, — сказал он ровным голосом. — Я попросил Нору накрыть на берегу. Это наш последний вечер. Я заказал рыбу эль фреско. Будем есть, смотреть на звезды и на ночное море.

Дженни не хотелось портить очарование этого дня. Не хочет, пусть не говорит. Значит, у него есть причина умалчивать о чем-то. Потом расскажет, может быть, по дороге в Эдинбург. Между ними не должно быть секретов. Внезапно лицо ее потускнело. Дженни вспомнила, как Арабелла расписывала романтический обед с Норманом.

— Что-то не так? — спросил Норман, внимательно наблюдавший за ней.

— Мне почему-то пришло на память… — Она растерянно подняла на него зеленые, как море, глаза. — Обед при свечах. С серебряными приборами, хрустальными бокалами на столе красного дерева.

— А, это Арабелла устроила как-то такой обед. Чтобы поразить мое воображение, — сказал Норман, смущенно хихикнув. — А я, увидев все это, не смог удержаться от смеха. Арабелла обиделась. У нее осело суфле из сыра, и с досады то ли на него, то ли на меня она выбросила его в окно.

Дженни скупо улыбнулась.

— А мы можем зажечь свечи? — спросила она, предпочитая не продолжать дальше тему Арабеллы.

— Свечи? — произнес Норман с видимым облегчением. — Слепые музыканты были бы еще лучше.

Они занимались любовью прямо на берегу, под звездами, неистово, жадно. Дженни долго лежала потом на песке, раскинув руки, не в силах пошевелиться, утомленная бешеным любовным шквалом. И в самолете, по дороге в Эдинбург, они все никак не могли насладиться друг другом. Открыв для себя мир чувственных ощущений, Дженни удивлялась, насколько физическая близость делает любовь более насыщенной. Она лежала рядом, поглаживая его руку. Никогда она не думала, что возможно такое полное слияние одного человека с другим.

Норман сладко потянулся.

— Пойду переговорю с пилотом. Нужно уточнить программу полета.

— Не ходи, — лениво попросила Дженни.

— Я не задержусь.

Он чмокнул ее в нос и выскользнул из-под одеяла. Дженни уснула и проснулась от того, что он, сидя на кровати, яростно сбрасывал с себя одежду, нетерпеливо стремясь снова обладать ею. Она расслабленно следила за его движениями. Ее тело еще горело от предыдущих поцелуев. И вновь наступили минуты неизъяснимого блаженства.

— Норман, — сказала Дженнифер слабым голосом. — По-моему, ты сексуальный маньяк.

— Что, я был груб, дорогая? — тревожно спросил он. — Но я все время так хочу тебя.

— Я заметила, — смущенно улыбнулась она и нежно поцеловала золотистую кожу его груди. Однако Норман продолжал лежать, по-прежнему напряженно вытянувшись, и никак не ответил на ее ласку. Озадаченная, Дженни подняла голову и посмотрела ему в лицо. — Все в порядке? — спросила она. — Ты похож сейчас на тигра, изготовившегося к прыжку.

— Никогда в жизни мне не было так хорошо, — воскликнул Норман, все так же не шевелясь. Дженни рассмеялась. — Да, наш маршрут изменился, — продолжил он небрежным тоном. — Мы направляемся в Арран. Есть одно дело, которое я должен закончить там, прежде чем мы отправимся в Эдинбург. Хорошо?

— А, так вот что возбудило тебя? Вот что заставило сверкать твои глаза? Значит дело, а? — поддразнила его Дженни.

Он сгреб ее в охапку и прижался лицом к волосам.

— Это не займет много времени. После этого я весь твой.

В аэропорту на Арране она сошла по трапу за руку с Норманом со счастливой улыбкой на лице, не замечая ничего вокруг. Пока не поняла, что ладонь Нормана пытается высвободиться из ее руки. Он обогнал ее на шаг, оставил позади, почти побежал…

Около здания вокзала их ждала выглядевшая как всегда потрясающе Арабелла.

 

10

Дженни остановилась в замешательстве. Ее не удивило появление Арабеллы. Ее смутила та радость, с которой Норман рванулся навстречу Бел. Память услужливо подсунула Дженни еще одну деталь. Она вспомнила, каким возбужденным Норман вернулся после переговоров с пилотом об изменении маршрута. Так вот что взбудоражило его. Он знал, что увидит Арабеллу. Именно предстоящая встреча воспламенила его чувства.

Дальше — больше. Когда Дженнифер обрела наконец способность воспринимать какие-либо звуки, первое, что донеслось до нее, было восклицание Арабеллы:

— Скажи ей! Мы должны сказать!

— Нет, — резко оборвал ее Норман.

— Что вы должны мне сказать? — Дженни почувствовала, что кровь отхлынула от лица, и бледность, наверное, видна даже сквозь загар. Она поняла это по встревоженному лицу Нормана.

Он попытался сказать что-то, но закашлялся.

— Дорогая, — начал Норман чуть охрипшим голосом.

Она стряхнула с плеча его заботливую руку.

— Что вы должны сказать мне?

— Черт, но не здесь же!

— Здесь! Сейчас! — потребовала Дженнифер. Сердце ее стучало так громко, что, казалось, она оглохнет. — Если есть какие-то проблемы, если я должна лететь домой…

— Дорогая! Ты вовсе не должна лететь домой! — успокаивающе сказал Норман, одарив ее нежным взглядом. — Если ты снова подозреваешь меня и Беллу…

— Начинается! — Арабелла картинно закатила глаза.

— Я все объясню по дороге, — заверил Норман. — Только сделаю пару звонков, и мы поедем. Я провожу вас обеих к машине, и вы там подождете. А пока, Бел, расскажи, какие новости здесь, в Шотландии.

Арабелла начала с истории об одном эдинбургском банкире, которую прочла в утренней газете.

— Представляешь, — щебетала она, — шестнадцать лет он содержал любовницу, и только недавно его жена и пятеро детей с удивлением узнали об этом!

Сердце Дженни сжалось. Жены так легко обманываются насчет своих мужей.

Они подошли к машине, женщины уселись на заднее сиденье, и Норман, закрыв за ними дверь, энергично зашагал в сторону аэровокзала.

— Я так рада видеть его, — вздохнула Белла, пожирая глазами удаляющуюся фигуру. Она потянулась, изогнув красивое тело, устроилась поудобнее и расправила кремовую юбку элегантного костюма. — И он тоже. Мы соскучились друг по другу.

— Да, конечно, — чуть слышно пролепетала Дженни. — Ведь вы старые друзья.

— Друзья! Не только! Ты должна наконец узнать. — Арабелла нарочито громко рассмеялась, взглянув на окаменевшее лицо Дженни. — Могла бы догадаться, милочка. Каждый раз, когда вы занимались любовью, он думал обо мне. Норману ты нужна лишь для того, чтобы удовлетворить похоть. А любит он меня! Мы любим друг друга Долгие годы.

— Я так не думаю, — потрясенно пробормотала Дженни. Она дружески положила руку на ладонь Беллы. — Я понимаю, что ты испытываешь к нему…

— Нет, не понимаешь! — зло выкрикнула Арабелла, сбрасывая руку Дженни. — Мы любим друг друга. Какая же ты дуреха! Когда ты поймешь наконец, что попалась на удочку…

— Когда же ты поймешь, что мы только что вернулись из чудесного романтического путешествия, и мы…

— Простушка! — с презрением и жалостью крикнула Белла, перекрывая возмущенный голос Дженни. — Он занимается этим направо и налево. Все только для того, чтобы позлить меня. Ему нравится щекотать мне нервы. По отношению к женщинам он просто негодяй! Ему нужны перемены. Но он всегда возвращается ко мне.

— Замолчи! Не хочу тебя слушать! — пронзительно закричала Дженни. — Я знаю, что он любит меня.

Арабелла схватила Дженни за запястье и больно сжала его.

— Он ничего тебе не сказал? Нет? — Белла тяжело дышала. — Я знаю его тело лучше, чем ты! Я разбираюсь в сексе. Кого из нас, ты думаешь, предпочтет такой искушенный в любовных делах мужчина, как он? Наивную скромницу, имеющую смутное представление о том, где что расположено, или опытную женщину, знающую сотни способов, как доставить мужчине удовольствие и довести его до экстаза!

— Ты дьявол! — в ужасе прошептала Дженни.

— Потому-то мы и подходим друг другу, — торжествующе провозгласила Арабелла. — Я не знаю, почему он женился на тебе. Не из-за любви, нет! У него была совсем другая причина.

— Так скажи мне, — холодно предложила Дженнифер.

— Месть!

— Ему не за что мстить мне! — Дженни была в недоумении.

— Тебе — нет. Он мстит твоему отцу, — победоносно посмотрела на нее Арабелла. — Бедняжка! Конечно, разве твой бедный провинциальный ум мог додуматься до этого! Его зовут Поль! Он сын Памелы и Мориса Хоксфилдов! Поль Хоксфилд. — Алый рот Беллы кривился в злой ухмылке перед затуманенным взором Джейн. — Твой отец сделал несчастной его мать.

У Дженнифер перехватило дыхание. Арабелла злорадно посмотрела на соперницу. Конечно, вспомнила Дженни, Норман рассказывал о трагедии своей матери, правда, не называя имен.

— И это еще не все! — прошипела Белла. — Фрэнк Бримсли лишил Нормана наследства. Норман был тогда еще зеленым юнцом и поклялся отомстить ему. Теперь ты мне веришь?

Дженнифер почувствовала слабость, голова ее словно налилась свинцом. Норман. Поль Хоксфилд. Самая уважаемая фамилия на Арране. Старинный почтенный род. Он сказал, что есть еще одно дело, которое ему нужно закончить.

Месть семье Бримсли.

— Выходи из машины! Быстрее! — Арабелла буквально выталкивала Дженни холодной ладонью. — Беги от него, пока он не завершил своего жестокого плана. У него накопилось столько ненависти к Бримсли, что он не пощадит и тебя. Беги! — настойчиво твердила она. — Да, вот, возьми это. — Джейн тупо уставилась на деньги, которые протягивала ей Арабелла. — Следующим же самолетом улетай домой, в Уиклоу. Сидите там с матерью тихо, как мышки. Забудьте о нем. Даст бог, и он, возможно, забудет о вас, выместив свою злобу на Фрэнке.

Одно слово проникло в сознание Дженни.

— С матерью? Но моя мама здесь, на Арране.

— Нет! — Белла звонко хлопнула рукой по сиденью. — Твой отец уже успел вышвырнуть ее вон.

— Мама, бедная.

— Ей повезло, я считаю. Избежит новых скандалов с Бримсли. И ты беги. Уезжай домой! — Арабелла перегнулась через Дженни и распахнула дверцу автомобиля.

Первым побуждением Дженни было скрыться отсюда как можно скорее. От Беллы, Нормана и всего, что связано с ними. Приехать к маме, уткнуться в ее теплое плечо и забыть как страшный сон свое неудавшееся замужество. Она уже опустила ногу на тротуар, но тут мысль ее заработала в обратном порядке. Дженни заставила себя успокоиться, и все обдуманно взвесить. После небольшого раздумья она решительно вернула Бел деньги.

— Торопись! — взвизгнула Белла. — Он может возвратиться с минуты на минуту. О боже!

— Замолчи! — выкрикнула Дженнифер нервно. — Не мешай. Я должна понять…

— Нет времени!

К своему удивлению, Дженни повернулась к Белле, взяла ее за плечи и встряхнула с силой, которую не подозревала в себе.

— Послушай меня, — угрожающе проговорила она. — Закрой свой рот на некоторое время, или я окончательно потеряю терпение, приму грех на душу и просто придушу тебя.

Она с отвращением оттолкнула от себя Беллу и перестала обращать на нее внимания. Ее волновали вещи гораздо более серьезные, чем жалобные всхлипывания испуганной Арабеллы. Дженни постаралась вызвать в памяти образ Нормана. Не того Нормана, о котором рассказывала Белла, а которого она знала сама. Как звучал его голос. Как он держал себя. Как смотрел на Дженни, что говорил, как дотрагивался до нее.

Неужели все это было ложью? Кто из них ошибался — она или Арабелла? Из всего, что сказала Бел, только один факт можно считать достоверным. Норман скрыл от Дженнифер свое происхождение. Но на это у него могли существовать веские причины. Зачем ей слушать Арабеллу? Пусть Норман сам все объяснит. Ведь многое из того, что сообщила о нем Бел, абсолютно бездоказательно. Нет, будет разумнее выслушать самого Нормана. Раз существуют сомнения, разрешить их может лишь правдивое объяснение. Она предоставит ему шанс.

Гордо выпрямившись, Дженни произнесла спокойно и твердо:

— Он любит меня, и я люблю его. Не знаю, почему ты так жестока ко мне, хотя я не сделала тебе ничего плохого.

— Значит, война? — прорычала Арабелла.

— Война, — кивнула Дженни.

— Еще ни одной из женщин не удавалось отнять его у меня.

— Потому что ты пичкала их ложью, — презрительно сказала Дженни, и Арабелла вздрогнула. Эта женщина очень опасна, сделала окончательный вывод Дженнифер. Она с огорчением подумала, что бесполезно ожидать объективности от Нормана. Он слеп в своем безоговорочном обожании подруги детства и не видит, что за существо находится рядом с ним. Он может не поверить ничему, что скажет о ней Дженни. Но она не намерена сдаваться. А вот и он, спешит к ним с того конца площади.

— Все улажено. Передай ключи, Бел. — Норман улыбнулся им обеим и уселся на водительское место. — Ты даже не предполагаешь, Дженни, куда мы сейчас направимся. Дорогая, пересядь ко мне. — Когда обе они — и Дженнифер, и Арабелла — открыли свои дверцы, чтобы перейти к нему, Норман рассмеялся. — Придется мне придумать для тебя какое-нибудь другое слово, Бел. «Дорогая» принадлежит теперь Джейн. Как тебе понравится «крошка»? — снисходительно спросил он.

— Никак не понравится. — Глядя на мило улыбающуюся Беллу, трудно было предположить какая сцена разыгралась здесь несколько минут назад. — Уверена, — сказала она, когда Дженни, поцеловав Нормана, уселась с ним рядом, — когда ты узнаешь об одном дельце, которое я провернула, мы с Дженни поменяемся местами.

Норман был занят сложным маневрированием при выезде со стоянки и слушал Арабеллу не слишком внимательно.

— Что? — рассеянно спросил он.

— Узнаешь, когда доберемся до места.

Чувство тревоги охватило Дженни. Однако она старалась не выдать беспокойства и продолжала беззаботно болтать с Норманом, восхищаться чудесными окрестностями. А мозг сверлила одна и та же мысль: что-то снова угрожает ее счастью.

Только она не позволит разрушить его. Дженни будет отстаивать свое право на Нормана. И любой, любой, кто встанет на ее пути, узнает, как она умеет сражаться за свою любовь.

Глаза Дженнифер блестели, как изумрудная трава Аррана. Она даст бой. Она и Арабелла будут сражаться, и Норман даже не догадается об этом. Она уверена, что победит.

Норман рассказывал ей об истории острова. Пожалуй, с большим пафосом, чем предполагали обстоятельства. Дженни не часто видела его таким возбужденным. Она не сбивала его вопросами. Ее любопытство подождет. Скоро она поймет, почему он так взволнован.

— Видишь, здесь совсем другой берег, — сказал Норман, одной рукой держа руль, а другой показывая на бескрайний золотой пляж. — Как прекрасно!

— Да, — согласилась Дженни, поглаживая его руку, которая опустилась на ее бедро. — Как вы думаете, может быть, мы сможем погулять, прежде чем настанет время… переодеваться к ужину? — с невинным видом спросила она.

Норман вздрогнул. Дженни заметила, что он попался на ее провокацию и наверняка подумал о том же, о чем и она. Как они в последний раз «переодевались к ужину».

— Х-мм, — прорычал Норман, свирепо взглянув на нее. — Я не могу ни о чем думать. Могу только действовать.

— Ты можешь сообщить, куда мы направляемся? — поинтересовалась Дженнифер.

Он поднес ее ладонь к губам и поцеловал.

— Да, дорогая. Теперь могу. Мы приближаемся к дому, который я любил всю жизнь. Дому, о котором я мечтал больше, чем о чем бы то ни было, к которому стремился всем существом.

— К дому? — разочарованно переспросила Дженни. Она с удивлением увидела, как восторженно блестят его глаза.

— Это не совсем обычный дом, — объяснил Норман с теплотой в голосе. — И поэтому я сейчас как на иголках. Я близок к осуществлению своей мечты. Мечты, которую лелеял на протяжении целых двадцати лет. Это дом моего отца.

— Понимаю, — прошептала Дженни. Он говорил о поместье. Дженни затаила дыхание. Ведь она уже знала, кто он.

— Мой дом великолепен! — с чувством продолжал Норман. — Весь из розового гранита. Крутая крыша с высокими трубами, белые ставни и роскошный сад. Он находится на самом краю поместья. Его территория тоже сказочно прекрасна. Несколько километров побережья, девственный лес, в котором прячется маленькая резвая речушка. Там есть старая голубятня, похожая на огромный каменный барабан. В ней спокойно могли бы расположиться четыре сотни голубей. А какие в лесу поляны! Солнечные, душистые, усыпанные фиалками, маргаритками, барвинком. Сколько там земляники! И голова кружится от запаха шиповника. В саду, между роз, старый-старый фонтан…

— По-моему, она получила общее представление, — прервала его Белла.

Дженни и так прекрасно знала, как выглядит это поместье. Мама часто рассказывала ей о нем, наверное, сотни раз. Дженни казалось, что она может представить себе каждый камень в фундаменте дома, каждую травинку, пробившуюся сквозь плиты ведущей к нему дорожки. Теперь ей стало ясно, почему с таким угрюмым выражением Норман слушал полную бахвальства речь отца на свадебном обеде, когда тот расписывал «свой» дом.

Значит, надо полагать, Норман вступает во владение домом? Она углубилась в размышления о том, как это событие скажется на их жизни, и не обратила внимания, что Бел и Норман что-то очень весело обсуждают.

— Ты чудо, — сказал он Арабелле.

— Заслужила я награду?

— Подожди, пока мы остановимся, — пригрозил Норман. — Я тебя так расцелую, что ты потеряешь сознание.

— Норман! — погрозила ему пальцем Дженни.

— Мы почти приехали. — Он даже не обратил внимания на ее жест. — Да понимаете ли вы, что это значит для меня! Это же…

— Все, к чему ты стремился, — подсказала ему Арабелла.

У Дженни заныло в груди. Норман остановил машину прямо перед внушительной каменной аркой. Наверху было выложено белым кирпичом: 1623. А ниже большими медными буквами выписана фамилия хозяина усадьбы.

— Хоксфилд, — прошептала она.

— Да! — Он повернулся к Дженни. — Я…

— Я знаю, — нахмурилась Дженни. — Арабелла мне сказала.

— Зачем, Бел? — упрекнул ее Норман, не слишком, впрочем, сурово. В нем бурлила и кипела радость.

— Мой отец знает? — поинтересовалась Дженнифер.

— Нет. Это должно было оставаться в тайне до тех пор, пока я не вырву имение из его хищных лап. Ему никогда и в голову не приходило, что я и есть тот хилый тщедушный мальчишка, который вечно путался у него под ногами. По-моему, когда я был ребенком, он даже ни разу не взглянул на меня. Он проводил со мной и матерью ничтожно мало времени, так что неудивительно, что спустя двадцать лет не узнал меня.

Норман проехал под аркой, и они оказались в саду. Впереди виднелся большой дом. Его обаяние сразу подействовало на Дженни. Это полное достоинства старинное родовое гнездо, построенное с заботой и любовью, хранимое и лелеемое многими поколениями одной семьи, его гармония с окружающей природой завоевали сердце Дженнифер, околдовали ее. Но чувство тревоги не проходило. И виной тому была Арабелла. Дженни интуитивно ожидала от Арабеллы какого-нибудь неприятного сюрприза.

Интересно, как поведет себя Норман? Когда она выходила за него замуж, имение принадлежало Фрэнку. Теперь каким-то образом оно должно было перейти к Норману. Он обещал ей не преследовать отца. Какова во всем этом ее роль? Может быть, действительно, он использовал ее лишь для плана по восстановлению своих прав на владение поместьем? Может быть, она больше уже не нужна ему?

— После стольких трудных лет я достиг всего, чего хотел, — глаза Нормана лихорадочно блестели. — Мои предки обосновались на Арране почти тысячу лет назад. Этот дом был построен гораздо позже. Теперь он снова принадлежит Хоксфилдам. Джейн, ты понимаешь, что это значит для меня?! Представляю, как вытянется лицо Бримсли, когда он все узнает.

В тот момент, когда автомобиль затормозил у парадного подъезда, чувства Дженни так обострились, что ей почудилось, будто какая-то зловещая тень заслоняет ее от Нормана. Дженни стала задыхаться. Распахнув дверь, она выскочила из машины.

— Давайте погуляем на свежем воздухе, — предложила она дрожащим голосом.

— Нет! — жестко отрезала Арабелла, выбираясь из автомобиля. — Никто никуда не пойдет.

Дженни замерла.

— Что?

— Бел… — озадачено начал Норман.

— Решай, Норман. Или она, или я. Выбирай сейчас.

— Что за шутки, Бел? Что на тебя нашло? — Норман попытался рассмеяться.

— Когда ты звонил мне с борта самолета, я сказала тебе, что уговорила Фрэнка Бримсли продать имение. И ты сразу сделал несколько поспешных выводов, — язвительно заметила Арабелла. — Во-первых, ты ошибался насчет Фрэнка и матери Дженнифер…

— Где они? — встревоженно перебил ее Норман. — Фрэнк должен подписать документы!

— Подожди. Выслушай до конца, — высокомерно продолжала Бел. — Фрэнк связался с одной местной проституткой, и Марта Бримсли уехала от него, вернулась домой. Я рассказала об этом Дженнифер. Она знает.

Арабелла с вызовом вздернула подбородок, следя за тем, как Норман жестом сочувствия положил руку на плечо Дженни. Та даже не шевельнулась. Бел удовлетворенно ухмыльнулась.

— Я знаю, ты огорчена, — сказал Норман, гладя Дженни по плечу. — А я рад, что у твоей матери нашлись силы, чтобы уйти от него. Наконец-то она поняла, что он из себя представляет.

— Продолжай, Арабелла, — холодно потребовала Дженни.

— Торопишь свое поражение? — проворковала Арабелла. — Видишь ли, Норман, я убедила Фрэнка продать имение…

— Ну, говори же скорей! — занервничал Норман. — В чем проблема?

— Проблема в том, что оно продано. Но только не тебе.

Норман отшатнулся, лицо его стало пепельно-серым. Он любит это место больше жизни, подумала Дженнифер.

— Кому? — глухо спросил он. — Кто купил его, Бел? Я удвою цену. — Губы Нормана побелели от напряжения. — Я предложу все, чего они хотят. Хоксфилд должно принадлежать мне.

Алый рот Беллы сложился в самодовольную улыбку.

— Тебе не нужно волноваться, дорогой. Это я вложила деньги. Хоксфилд принадлежит мне.

— О боже! — прошептала Дженни. Она поняла, какой козырь приберегла Белла. Имение служит приманкой. Размахивая ею перед носом Нормана, она намеревается увести его от Дженни. Так вот перед каким выбором поставлен Норман. Простушка Дженни и Эдинбург или блистательная Арабелла и Хоксфилд.

Норман молчал. Он переводил потухший взгляд с застывшей Дженни на торжествующую Арабеллу. Потом медленно повернулся и с болью посмотрел на дом.

Все в Дженни оборвалось: тяжелыми шагами Норман направился к дому, остановился в нерешительности перед массивной дубовой дверью, любовно погладил отполированную сотнями ладоней фигурную ручку. Ликующе сверкнув на Дженнифер глазами, Арабелла подлетела к Норману, отперла дверь и распахнула ее приглашающим жестом.

— Я люблю тебя, Норман, — беззвучно, одними губами прошептала Дженни, с отчаянием глядя на его широкую ссутулившуюся спину. — И буду любить всегда, как бы ни сложилась твоя судьба. — Ее сердце рвалось к нему, но ноги будто приросли к земле. Сквозь пелену слез все вокруг виделось нечетким, размытым. Мир потерял реальные очертания, и только одно она знала точно: они должны быть вместе. Всю свою тоску и нежность она обратила в немой призыв к нему. Будто почувствовав его, Норман напрягся, плечи его распрямились.

— Мы будем счастливы с тобой здесь, — возбужденно щебетала Арабелла. — Ты знаешь, я всегда любила тебя.

— О, Бел, — хрипло пробормотал Норман. Он оперся рукой о стену и прикрыл глаза. Никогда раньше не испытывала Дженни такого гнетущего страха. Прежде, когда в ее жизни не было Нормана, она знала, что у нее хватит сил преодолеть любые трудности. Теперь она не знала ничего. — Зайди в дом, Арабелла. Мне нужно поговорить с Джейн.

— Конечно. Только не задерживайся, дорогой. Я хочу, чтобы мы сегодня осмотрели наше владение.

— Иди, Бел, иди, — повысив голос, повторил Норман. Послав ему воздушный поцелуй, Арабелла впорхнула в дом.

— Норман… — голос изменил Дженни. Слова застревали в горле. Не может быть, чтобы он отказался от нее.

— Не могу поверить в то, что случилось, — тяжело произнес он. — Всю жизнь я мечтал о том, чтобы жениться, поселиться здесь и стать продолжателем династии.

Дженнифер вдруг сразу нашла нужные слова.

— Как твой отец? — заговорила она. — Морис Хоксфилд вынужден был жениться без любви, чтобы сохранить за вашим родом фамильное имение. Но разве твои родители были счастливы? Ты, их единственное дитя, рос без теплоты и ласки.

— Вот почему всю свою нежность я перенес на дом, — мягко сказал Норман, поглаживая ладонью резной каменный рисунок колонны, подпиравшей портик. — Он был в детстве моим единственным другом. И еще твоя мать. — Дженни в изумлении уставилась на него. — Да, да, — улыбнулся Норман, — она одаривала меня заботой и вниманием, какого я никогда не видел от отца и матери. Она держала меня на коленях, нашептывала мне разные сказки и жалела меня, если я падал и ушибался, залечивала мои царапины. Когда она помогала на кухне, я прибегал туда к ней, и она учила меня делать пирожные, и мы вместе добирали остатки праздничного крема со дна миски. Она баловала меня, как родного ребенка.

— Бедный мой! — Дженни представила себе маленькое, заброшенное, никому не нужное существо, чувствующее себя одиноко и неприкаянно в огромном роскошном доме.

— Потом я догадался, что она пережила какое-то страшное потрясение, хотя никогда не говорила об этом. Но она часто плакала украдкой, и я, как мог, по-детски, старался утешить ее. Тебе понятно теперь, почему я так возненавидел твоего отца? — жестко сказал Норман. — Когда он женился на моей матери, я знал, что он не любит ее. И этот подлец видел, что я все понимаю, но был уверен, что я никогда не решусь развеять ее иллюзии. Он даже получал от этого какое-то извращенное удовольствие. Фрэнк изнывал от скуки, если вынужден был находиться в обществе матери, и развлекался иногда тем, что заговорщицки подмигивал мне, намекая на наше союзничество. Если бы ты знала, какие страдания испытывал я тогда.

— Ужасно, — всхлипнула Дженни. Она знала, что глаза и нос у нее покраснели, и она выгладит некрасивой, но не могла остановить безудержно капавших слез.

— Мать замкнулась в себе, — тихо продолжал Норман. — Всю жизнь она чувствовала себя несчастной и стала равнодушной ко всему. Она просто начала медленно убивать себя. Незадолго до ее смерти я понял, что у нее не осталось уже никаких сил, чтобы продолжать ставшее бессмысленным существование.

— Несчастная женщина.

— Безусловно, она догадывалась о неверности твоего отца. — Норман прислонился к колонне и запрокинул голову. Он избегал встречаться с Дженни глазами. — Теперь, по прошествии стольких лет, я думаю, что смог бы помочь ей. Если бы мы больше доверяли друг другу, если бы постарались понять. Но я был нелюдим и слишком занят своими проблемами. Я считал, что сам нуждаюсь в жалости. И все же главным виновником я считаю твоего отца, — добавил он сквозь зубы.

Месть. Вот что двигало им. Ненависть глубоко засела в сердце Нормана. Как никогда он был близок к осуществлению своей мечты. Он не будет уничтожать ее отца, но должен стать хозяином в доме, который принадлежал ему по праву Тогда Фрэнк Бримсли увидит, кем на самом деле является мальчишка, которого он не ставил ни в грош. И его постоянно будет мучить мысль о том, что имение снова находится в руках того, кого он хотел этого права лишить. Норман никогда не откажется от своего дома. Еще и потому, что иначе его триумф над Фрэнком будет неполным.

— Ты продаешь душу дьяволу, — потерянно прошептала Дженнифер.

— Я никогда не отдам того, что ценю в жизни больше всего.

— Я тоже, — выкрикнула она. — Не ты один умеешь быть упорным.

— Норман! — раздался крик Арабеллы откуда-то сверху. — Ты еще не закончил?

— Да. Мы закончили. Джейн…

— Нет! — сказала Дженни, вкладывая в это слово всю силу своих чувств. — Ты не можешь уйти к ней! Мы любим друг друга. Ты знаешь это так же хорошо, как и я. Я не дам тебе разрушить твою и мою жизни. — Она буквально пылала гневом. — Как ты смеешь отказаться от единственного шанса на счастье? Я стою сотни таких, как Арабелла. Ты считаешь, что она твоя правая рука? Как бы не так! Эта хитрая змея, пользуясь ложью и лестью, держит тебя в своих руках. Ее ядовитое жало разит всех, кто встает ей поперек дороги. Ты не видишь этого, потому что слепо веришь. Стоит тебе прозреть, и это жало не пощадит тебя.

— Джейн, — пытался остановить ее Норман. Челюсть его чуть отвисла, что придавало ему несколько глуповатый вид.

— Не перебивай! — сорвалась на крик Дженни. — Или ты вернешься со мной в Ирландию…

— Или… — подсказал Норман.

— Или… или я сейчас стукну тебя по голове со всей силы, чтобы ты пришел наконец в себя, — закончила Дженни, прожигая его гневным взглядом.

— Ну как можно не подчиниться! — Норман развел руками. — Хорошо. Я согласен. Тем более что не собирался отказываться от тебя. — Он улыбнулся внезапно остолбеневшей Дженни. — Прощай, Хоксфилд! Да хранит тебя Бог! — Кончиками пальцев он коснулся еще раз шероховатой поверхности камня.

— Нор… Нор… — Дженни была в шоке.

— Н-о-р-м-а-н, — проговорил он по слогам. — Норман, которого ты любишь. Вспомнила? Человек, жизнь которого изменилась с того самого момента, как он тебя увидел. Который с того времени не знает покоя. — Норман поцеловал ее в морщинку на лбу. — Но теперь все. Страхи, сомнения, все позади. Бедная Арабелла. Она теряет своего лучшего друга.

— Ты выбираешь меня? — уточнила Дженни, не совсем еще уверенная, что правильно понимает его слова.

Норман усмехнулся.

— А разве я мог не сделать этого? С самого начала ты стала для меня всем. То время, которое я провел с тобой, называется счастьем. И только ты дала мне понять, что это такое. — Норман провел губами по ее волосам. — Если бы ты знала, Джейн, что со мной было, когда я подумал, что ты и твой отец были в сговоре, и ты согласилась на эту свадьбу, чтобы спасти его от полиции. И заодно наложить лапу на мое состояние.

— Ничего, ты зато получил хорошую плату за свои переживания, — укоризненно покачала головой Дженни. — Когда требовал, чтобы за твои деньги я занималась с тобой сексом.

— Я намеревался получить все, на что имел права. И если меня не удостоили любви, я смирился с тем, что получу хотя бы секс. Ну что, угоним у Арабеллы машину и отправимся в аэропорт? Я, кажется, знаю, как нам убить время в полете. Я хочу проверить, насколько упорна может быть моя жена в достижении своей цели.

Дженнифер покраснела.

— По-моему, ты уже убедился, что упорства у меня не меньше, чем у тебя. А почему я должна была отдавать тебя без боя, если ты для меня тоже дороже всего на свете?

Норман рассмеялся.

— Одинаковые темпераменты. Взаимная любовь. Джейн, мы просто обязаны быть счастливыми. Я хочу построить дом на побережье. Мы сможем бродить по пляжу, ветер будет трепать наши волосы, дождь будет поливать, если он пойдет, конечно.

— Чудесно! И наши дети будут возиться на песке, и мы с ними вместе будем строить дамбы и замки.

— Да, дети! Конечно! Твоя мама будет отличной бабушкой.

— А ты будешь великолепным отцом.

— Да, я думаю, — сказал он, самодовольно улыбаясь. — Только мне надо будет потренироваться.

— Поедем домой, — сказала она тихо. — Домой, в Уиклоу.

 

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.