Стоять в огне

Сушинский Богдан Иванович

11

 

Едва Штубер успел поужинать, как вошел Зебольд.

— Пленных расстрелять здесь или вывести из крепости?

— Почему обязательно расстреливать? — нахмурился Штубер. — Я что, отдавал такой приказ?

— Нет, такого приказа вы не отдавали. Но ведь…

— Это самые выносливые из пленных. Медицинская комиссия специально отбирала их для работы в Германии. В соответствующих документах они уже числятся в качестве надежной рабочей силы рейха. Кроме того, я обещал коменданту лагеря, что возвращу их. А пока что — тренироваться до полной темноты и полного изнеможения. Я видел, как дерутся наши люди, фельдфебель. Наблюдал это, сгорая от стыда.

— Что вы хотите, господин гауптштурмфюрер? Большинство из них не побывало ни в одном настоящем деле. Жаль, нет ребят, с которыми мы начинали здесь в сорок первом. Не говоря уже о тех, с которыми я развлекался в ночь перед нападением наших войск на Польшу. Но пленных я все-таки советовал бы ликвидировать. Они ведь знают теперь наших людей в лицо. Нам это совсем ни к чему.

— Через два дня они будут в эшелонах, — махнул рукой Штубер. — Я не могу нарушать обещание. Да и риск минимальный.

— Думаю, что отвозить их сейчас в лагерь тоже небезопасно.

— Ах, вот что вас беспокоит! — жестко улыбнулся Штубер. — Их не нужно никуда отвозить, мой фельдфебель. Загоните в подземелье. Заприте. Выставьте надежную охрану. А на рассвете доставите в лагерь. И учтите: я обещал вернуть всех. Если нам понадобятся смертники, комендант немедленно обеспечит ими.

В эту минуту резко зазвонил телефон.

Чтобы не мешать разговору, Зебольд поспешно вышел.

— Господин гауптштурмфюрер, — послышался голос унтер-офицера, старшего поста у крепостных ворот, — к вам хочет пройти господин оберштурмфюрер СС Ольбрехт.

— Ольбрехт? — недоуменно переспросил Штубер. — Никогда не слышал такой фамилии. Откуда он? Как оказался у крепости?

— Сейчас — от шефа местного абвера. А вообще — из ставки гауляйтера. У него к вам важное дело. Документы мы проверили.

— Извинитесь и пропустите.

— Его сопровождает унтер-офицер, — запоздало добавил старший поста.

— Пропустить обоих.