Танец демона. Новая империя.(сборник рассказов)

Это отдельные истории о героях Танца демона, до того, как начинается основное действие повествования.

Императорский марш

1.

— Ваше Высочество? — прохладный голос. Да и сам владелец голоса выглядел, как долгожданный свежий ветер. Светлые одежды, серые глаза, тонкие черты узкого лица и длинные-длинные волосы, светло-русого оттенка.

Беловолосый мальчик повернулся к нему. Алые глаза потеплели.

— Граф.

— Вас все ищут, мой принц.

Ледяная серенада

Часть первая: Повелитель Льда

Пролог

На ступенях, ведущих к главному входу замка, стоял мальчик. Светлые, словно выбеленные волосы разметались по плечам прямыми прядями. Призрачные, словно прозрачные, чуть раскосые глаза на необычайно смуглом лице смотрели так, словно видели что-то недоступное окружающим.

Воин не выдержал и опустил глаза. Теперь они оба смотрели на тело женщины, распластавшееся на лестнице. Искрящиеся снежной лавиной на солнце, длинные волосы служили ей простыней, ярко-синие глаза не утратили своего интенсивного цвета даже в смерти. Надменное, словно вылепленное из алебастра, лицо навсегда застыло в маске покоя. Повелительница Льда в свои последние минуты знала, что может умереть спокойно.

Мальчик наклонился и провел рукой над её лицом, не позволяя эмоциям взять вверх и закрыть ей глаза. Все Повелительницы Льда предпочитали видеть даже после смерти.

Он выпрямился и взглянул на воинов.

Мужчины, не вставая с колен, внимательно смотрели на своего нового Повелителя.

Глава первая: Полукровка

— Не нравиться мне его выражение лица. Он что-то скрывает от нас, — хмуро приговорил Лорд Дайсу, придержав своего горного кота так, чтобы оказаться рядом с сыном.

Таган кивнул:

— Я тоже это заметил. Но не забывай, низшие демоны всегда такие. Они просто орудия в руках более совершенных и более опасных созданий. А этот и вовсе пограничник.

Старший инкуб покачал головой:

— С одной стороны из твоего постоянного общения с демонами и бесами есть определенный толк, но с другой…

Глава вторая: Серенада Повелителя Льда

— Я вижу, вы потрясены, — мальчик серьезно смотрел на посланцев.

— «Потрясены» — это мало сказать, — Лорд Дайсу, прищурившись, разглядывал его. — Как твое имя?

Полукровка усмехнулся:

— А где же ваша хваленая ледяная вежливость, о которой столь часто я слышал от своей матери, уважаемый дедушка? Но я отвечу вам на вопрос. Мое имя — Хилар, по имени камня. Я — Тринадцатый Повелитель Льда и Хаоса с момента действия проклятия, тяготеющего над нашим родом.

— Разбившая Проклятие, — пошептал Таган. — Она нашла способ разбить проклятие!

Глава три: Разговор отца с сыном

Стройный, с широки плечами; гибкий словно ящерица, с тонкими красивыми чертами лица, он привлекал внимание даже среди своих сородичей. Уж кто- кто, а инкубы разбирались в красоте и соблазне. Таган был соблазном даже среди таких, как он сам. Он был гордостью клана, но однажды он допустил ошибку. Инкубы любвеобильные создания. Сама их суть — соблазн. Они — искушение для любого и привыкли к тому, какое воздействие оказывают на другие расы. Ошибка Тагана была следствием его воспитания. Как и все инкубы и суккубы, он гордился своими победами, считая их само собой разумеющимися, и поэтому склонен был недооценивать противника в этой сфере. Никто из его народа и предположить не мог, что их могут переиграть именно на этом поле.

Темные глаза инкуба внимательно смотрели на Хилара и пытались найти черты той, которая столь хладнокровно использовала оружие инкуба против него самого. Но он видел лишь серебро волос, которые очаровали его когда-то.

Мальчик поднял взгляд на него, и Таган вздрогнул. Таким же взглядом смотрела на него когда-то Алисия.

— Ваш уважаемый отец не присоединиться к нам?

Инкуб покачал головой:

Часть вторая: Ледяные пределы

Глава четвертая: Оракул

Глаза цвета молодой травы, которую эти земли никогда не видели, волосы, словно поток горной реки, почти треугольное лицо, вечно юное, вечно прекрасное. На узких запястьях звенят тяжелые браслеты, слишком громоздкие для её рук. Фигура больше напоминающая мальчишечью, чем женскую. И алый шелк одеяний.

— Новое ожерелье? — Таган опустился на подушки, раскиданные по ковру комнаты.

Она коснулась звеньев цепи на груди и согласилась:

— Новое.

Голос её шелестел, словно зимний ветер, поземкой мчащийся по снегу.

Глава пятая: Договор

Это была долгая и страшная дорога. Таган надрывался на советах, нарушал все мыслимые и немыслимые законы своего рода и расы. Он привел на Совет Оракулов полукровку, которая смеялась над ними и предсказывала, предсказывала так, как не мог ни один из них, ни даже весь Совет вместе. Повелители Кланов отказывались слушать, пока Хаос не поглотил еще два города. Хилар не церемонился, но и не торопился. Он не желал гробить свою армию на переходах, и попусту тратить свои силы. Он давал им шанс. Но и ждать Повелитель Демонов не собирался.

Таган проклинал свой народ и умолял, он не спал ночами, и когда не мог больше говорить, запирался в покоях своей сестры, где, не отрываясь, всматривался в её танцы и слушал её пророчества. Совет не желал верить полукровке, но все её пророчества сбывались, а потом она погрузилась в прошлое.

Полунагайна, полусуккуб — Оракул-полукровка нашла исток презрения к таким, как она. И долго её смех разносился по Зале Совета, прежде чем она заговорила.

— Годы и годы назад, когда еще на нашей земле бушевали воины Изначальных Демонов, было сказано, что инкубы падут, когда Полукровка решит освободить себе путь. Это было не пророчество — это было проклятие. Проклятие проклятой же демонессы. Инкубы сами навлекли на себя свою судьбу, ибо жадность и зависть одного из них, заставили его обратиться за помощью к Изначальным, чтобы проклясть одну из Ледяных Леди, Первую из двенадцати. Он не учел только одного, демоны — потомки Изначальных, их кровь единая, и на проклятие она ответила проклятием. Вы пожинаете плоды. А Изначальные заливаются хохотом в своем заточении, так как нет для них ничего слаще, чем уничтожение ничтожных. А в их понимании ничтожные — это и инкубы и демоны. Так, что решайте, инкубы, свою судьбу сами.

Они знали, что она говорит правду. И молчали.

Глава шестая: Серенада инкуба

— Что ты собираешься делать теперь, Хилар? После того, как мы больше стоим на твоем пути и не нависаем призраком над твоими плечами? — спросил Таган.

Они стояли на кромке ледяного обрыва, недалеко от лагеря и издалека за ними бдительно следили бесы Хилара и воины Тагана, которые старались держаться друг от друга подальше. Ненависть самое долгое чувство, но страх еще более долговечен. Таган прекрасно знал, что его народу долго лечиться от страха перед Повелителем Льда, а воинам от ненависти за всех погибших в этой войне.

Хилар пнул ногой комок снега и проследил, как он падает вниз. Лишь услышав далекий хлопок внизу, он повернулся к отцу:

— Собираюсь принять предложение моей Императрицы. Я собираюсь стать Первым Лордом Империи.

— Ты тщеславен.

Часть третья: Первый Лорд

Глава седьмая: Императорский дворец

Демон бежал по коридорам замка так, словно за спиной у него были крылья. Бесы шарахались с его пути. Те, кто не успевал, отбрасывались сильной рукой, не заботясь о том, будут ли какие-то последствия.

И можно было только шипеть от ярости, так как задеть любимчика Императрицы никто не решался. Парень всего два года, как прибыл во дворец, а уже в консультантах и императрица сама вызывает его, дабы испросить его мнения по некоторым вопросам. Никто не сомневался, что Хилару предназначается что-то особенное в планах Её Величества. С того самого момента, как она сама вышла встретить два года назад шестнадцатилетнего юнца, прибывшего с Северных границ. Когда в тронной зале, он по требованию советников императрицы сбросил свой меховой плащ, все были потрясены, так как никто на своей памяти не мог припомнить, что бы с Севера прибывал Повелитель Льда. Всегда, на протяжении веков — это были Повелительницы.

За два года он поднялся до невероятных высот, хотя после того, как встретив его у ворот, императрица первое время словно забыла о Повелителе Льда. Но потом он как-то незаметно, оказался возле Её Величества с весьма дельными советами урегулирования некоторых военных конфликтов на границах. Потом дальше… Он знал все обо всех и обо всем. Мало того, этот демон оказался весьма сильным противником для тех, кто решил бросить ему вызов, однако таковых было мизерное количество, так как Повелитель Льда словно обладал какой-то особенностью. Он буквально завораживал. Движениями, голосом, постановками вопросов — он словно манипулировал собеседником. А его воины и низшие были преданы ему настолько сильно, что даже заклинания не могли заставить их предать своего господина. Они предпочитали умирать, когда выхода не было. Но тогда незамедлительно следовали санкции от их хозяина. Хилар дорожил своими кадрами.

Демон одним движением снес дверь, которая была заклята на многие и многие века, разрушая мощную вязь рисунка, и оказался в комнате, залитой черной кровью.

Глава восьмая: Император Суран

Он расположился на троне, и в красных глазах полыхала насмешка над их удивлением и потрясением. Белые волосы струились по плечам и спине, удерживаемые только короной Повелителя Империи. А за спинкой его трона стояла фигура в темно-сером мундире и белом плаще. Серебристые волосы рассыпались по плечам и не сразу присутствующие опознали Повелителя Льда, потому что никто не видел этих волос распущенными, а его взгляда таким снисходительно — ледяным.

Новый Император поднялся на ноги и в его руках материализовался посох со сферой тьмы на конце — символ власти и могущества истинного наследника престола.

— Моя мать мертва, — и голос императора говорил, что никто не посмеет спросить, как умерла его предшественница. — Отныне и до самой смерти, я беру на себя её обязанности и обязательства. Её бремя теперь мое. Её власть моя. Её могущество и сила мои. По праву.

Так состоялась коронация.

А Повелитель Льда стал Первым Лордом при дворе Его Величества Сурана.

Эпилог

Зеленые раскосые глаза Оракула распахнулись, и Таган вскинул голову.

— Времена меняются, дорогой брат, — прошелестел её голос. — Осталось несколько лет, и наш повелитель призовет нас в битву. Но у нас есть еще немного времени.

Инкуб кивнул и поднялся:

— Значит надо поспешить. Эта война дала понять многим, что наш народ изрядно ослабел.

— Да, — кивнула она и взглянула на него. — Ты так и не отменил обычай — забирать полукровок.